фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Арута положил руку на плечо скандалисту:
— Отпусти мальчика.
Лонгли свободной рукой отмахнулся и сбил принца с ног.
Роальд и Мартин обменялись встревоженными взглядами, а Джимми быстро вытащил кинжал из-за голенища. Никто не успел двинуться, а Джимми уже упер кончик кинжала в ребра Лонгли.
— Поискал бы ты другой стол, приятель.
Громадный воин, глянув на мелкого воришку, а потом на его кинжал сверху вниз, гулко захохотал.
— Малыш, какой ты забавный, — свободной рукой он с неожиданным проворством ухватил Джимми за кисть руки. Применив небольшое усилие, он вырвал кинжал.
Лицо Джимми покрылось бусинами пота — он пытался вырваться из железного захвата рыжебородого. В дальнем углу пел Лори, не зная, что происходит за столом его друзей. Люди, сидевшие поблизости, привыкли к беспорядкам портовых таверн и уже освобождали место для затевающейся драки. Арута сидел на полу, голова его все еще немного кружилась после удара, но вот он потянулся и вытащил из ножен рапиру.
Роальд кивнул Мартину, и оба медленно встали, явно давая понять, что не пытаются вытащить оружие. Роальд сказал:
— Послушай, мы никому не хотим зла. Знай мы, что это твой любимый стол, мы бы ни за что его не заняли. Мы поищем другой. Отпусти мальчика.
Человек расхохотался:
— Ха! Думаю, я его оставлю себе! Толстый купец из Квега даст мне сотню золотых за такого красивого мальчишку. — Внезапно нахмурившись, он оглядел стол, а потом взглянул на Роальда: — Ты уйди. Мальчишка попросит прощения за то, что тыкал Лонгли под ребра, а потом я его отпущу. А может, отведу купцу.
Арута медленно поднялся. Трудно было сказать, всерьез ли нарывался на неприятности Лонгли, но Арута, получив удар по голове, не собирался более строить предположений. Посетители явно знали Лонгли, и если он просто хотел подраться, то Арута, первым вытащив оружие, сильно охладит его пыл. Компаньоны толстого Лонгли осторожно оглядывались.
Роальд, обменявшись взглядом с Мартином, поднял кружку, словно собрался допить эль. Внезапным взмахом он выплеснул остатки эля в лицо Лонгли и кружкой заехал по голове человеку с кинжалами. Третий, которого отвлекло резкое движение Роальда, не заметил кулак Мартина; герцог отвесил ему хороший удар, от которого компаньон Лонгли перелетел через соседний стол. Завидев драку, наиболее благоразумные посетители начали пробираться к выходу. Лори перестал петь и привстал, чтобы посмотреть, в чем дело.
Один из барменов, не интересуясь, кто начал драку, прыгнул через стойку на ближайшего драчуна, которым оказался Мартин. Лонгли крепко держал Джимми за руку, вытирая эль с лица. Лори аккуратно положил лютню и, одним прыжком перемахнув с помоста на стол, навалился на спину Лонгли. Обвив руки вокруг горла толстяка, певец стал душить его.
Лонгли от толчка качнулся вперед, а потом снова выпрямился. Лори не отпускал его. Не обращая внимания на певца, Лонгли глянул на Роальда, готового к драке.
— Не надо было тебе плескать элем в Лонгли. Теперь я зол.
Лицо Джимми побелело от боли — так крепко ухватил его здоровяк.
— Помогите мне, кто-нибудь! У него бревно, а не шея, — сказал Лори.
В тот момент, когда Роальд ударил Лонгли по лицу, Арута прыгнул вправо. Здоровяк заморгал, а потом пихнул Джимми на Роальда, и они сшибли Аруту. Все трое упали. Другую руку Лонгли протянул назад и ухватил Лори за тунику. Перекинув певца через голову, он бросил его на стол. Ножка стола подломилась, и Лори свалился на Джимми, Роальда и Аруту, которые пытались встать. Мартин, боровшийся с барменом, завершил схватку, перебросив того обратно через стойку. Потом он, потянувшись, схватил Лонгли за плечо, разворачивая его к себе. Глаза рыжебородого засияли при виде противника, примерно равного ему по силам. Мартин, ростом шесть футов четыре дюйма, был выше, но уступал по весу. Лонгли, радостно завопив, вцепился в Мартина. Они сошлись, по-борцовски облапив друг друга, и стояли, выискивая возможность ударить.
Лори сел, тряся головой.
— Так нельзя, — Тут он заметил, что сидит поверх Роальда и Аруты, и слез с них.
Джимми, покачиваясь, поднялся на ноги. Лори посмотрел на него, и в это время поднялся Арута.
— Чего ты добивался, вытащив кинжал? Чтобы нас всех поубивали? — спросил Лори у воришки.
Джимми со злостью посмотрел туда, где боролись мужчины.
— Никто не смеет так разговаривать со мной. Я не игрушка для хлыщей.
— Не принимай так близко к сердцу, — сказал Лори. Он попытался встать. — Ему просто захотелось позабавиться. — Колени Лори подогнулись, и ему пришлось схватиться за Джимми, чтобы не упасть. — Наверное.
Лонгли начал потихоньку, ворча, уступать Мартину. Герцог молчал. Он подался вперед, навалившись всем весом на Лонгли. То, что начиналось, как кровопролитие, постепенно перешло в дружескую потасовку, хотя и довольно грубую. Лонгли внезапно отшатнулся, но Мартин просто подался за ним, отпустив шею бородача, по-прежнему держа его за руку. Сделав шаг, он оказался за спиной толстяка, болезненно завернув ему руку за голову. Вояка скривился от боли, а Мартин усиливал нажим, заставляя того опускаться на колени.
Лори помог Роальду встать, тот тряс головой, пытаясь прийти в себя. Он сказал Лори:
— Ему, наверное, неудобно.
— Наверное, поэтому он и покраснел, — сказал Джимми.
Роальд хотел ему ответить, но что-то заставило его повернуть голову в сторону Аруты. Джимми и Лори тоже посмотрели туда, и внезапно их лица вытянулись.
Арута, видя, что все трое пристально смотрят на него, резко обернулся. Пока драка разгоралась, к самому их столу ухитрился пробраться человек в черном плаще. Он замер перед Арутой, занеся кинжал для удара, губы его медленно шевелились.
Арута, выбросив руку вперед, выбил кинжал и увидел того, кто стоял позади человека в черном. Воин хадати, которого Джимми и Мартин заметили у городских ворот, молча ударил наемного убийцу мечом, предупредив атаку принца. Умирающий осел на пол, а хадати, быстро убрав меч, сказал:
— Идем, за ним придут другие.
Джимми быстро осмотрел убитого и нашел черного ястреба на цепочке. Арута повернулся к Мартину:
— Мартин! Ночные ястребы! Уходим!
Мартин кивнул брату и, дернув так, что рука у рыжебородого чуть не выскочила из плеча, заставил его опуститься на колени. Лонгли взглянул снизу вверх на Мартина и закрыл глаза, увидев, что Мартин занес руку для удара.
— К чему? — сказал Мартин, не ударив, и оттолкнул Лонгли.
Здоровяк упал лицом на пол и сел, потирая плечо.
— Ха! — громко засмеялся он. — Заходи как-нибудь, охотник. Славно ты отделал Лонгли!
Спутники Аруты выскочили из таверны к конюшням. Мальчишка при лошадях чуть не лишился чувств, увидев толпу вооруженных людей, бегущих к нему.
— Где наши лошади? — спросил Арута. Мальчик указал в дальний конец конюшни.
— Они не вынесут дальней дороги, — сказал Мартин.
Увидев других лошадей, отдохнувших и сытых, Арута спросил:
— А эти чьи?
— Эти принадлежат моему хозяину, — ответил мальчик. — Их продадут через неделю с аукциона.
Арута приказал своим друзьям, чтобы они седлали свежих лошадей. В глазах мальчика появились слезы:
— Пожалуйста, не убивайте меня.
— Мы не убьем тебя, мальчик, — заверил его Арута.
Мальчик отошел в сторону, а они принялись седлать лошадей. Воин хадати взял седло, которое тоже, по-видимому, принадлежало хозяину, и оседлал шестую лошадь. Арута, вскочив в седло, бросил мальчишке кошелек:
— Скажи хозяину, пусть продаст наших лошадей, а разницу покроет из этого кошелька. Оставь и себе что-нибудь.
Выехали они со двора таверны в узкую улочку. Если поднимется тревога, городские ворота скоро будут закрыты. Смерть в драке случалась часто, и неизвестно, будут ли их преследовать, — это зависело от того, какой начальник стражи заступил сегодня в ночь, а также от многих других обстоятельств. Арута решил не рисковать, и они направились к западным воротам города.
Городская стража не обратила внимания на шестерых всадников, которые галопом проскочили мимо ворот и исчезли за поворотом дороги, ведущей к Вольным городам. Тревога объявлена не была.
Они неслись по дороге, пока огни Илита не превратились в отдаленное сияние на горизонте. Тогда Арута велел остановиться.
— Мы должны поговорить, — обратился он к хадати.
Они спешились, и Мартин отвел всех к небольшой прогалине в стороне от дороги. Джимми занялся лошадьми.
— Кто ты? — спросил Арута.
— Я Бару по прозвищу Победитель Змея, — ответил хадати.
— Это славное имя, — заметил Лори и пояснил Аруте: — Чтобы получить это имя. Бару убил уиверна.
Арута взглянул на Мартина, который склонил голову в знак уважения.
— Чтобы охотиться на драконье племя, требуется мужество, твердая рука и удача.
Уиверны были близкими родственниками драконов и отличались от них только размерами. Встреча с уиверном означала встречу с вихрем когтей, клыков, крыльев. И вихрь этот имел двенадцать футов росту.
Хадати улыбнулся:
— Ты и сам охотник, как показывает твой лук, герцог Мартин. Да, удача не помешает.
Роальд посмотрел на Мартина круглыми глазами:
— Герцог Мартин… -Он повернулся к Аруте. — Значит, ты…
— Он принц Арута, сын лорда Боуррика и брат короля. Разве ты не знал?
— сказал хадати.
Роальд выразительно покачал головой и посмотрел на Лори:
— Наверное, впервые в жизни ты рассказал мне не всю историю.
— Она длинная и гораздо необычнее той, — ответил ему Лори. Обращаясь к Бару, он заметил: — Я вижу, ты северянин, но я не знаю твоего клана.
Хадати указал на свой плед:
— Я из семьи Ордвин, клан Железные горы. Мой народ живет неподалеку от того места, которое городские люди называют Небесным озером.
— Ты на тропе кровной мести?
Хадати показал на свернутый шарф:
— Да. Я следопыт.
— Он некоторым образом фигура священная… гм-м, ваше высочество, — вмешался в разговор Роальд.
— Воин без страха, — сказал Лори. — На шарфе написаны имена всех его предков. Они не упокоятся, пока он не завершит свое дело. Он поклялся свершить месть или умереть.
— Откуда ты меня знаешь? — спросил Арута.
— В конце войны я видел, как ты ехал на мирную встречу с цурани. Мало что из тех дней будет предано забвению моим кланом. — Он смотрел в ночь. — Когда король призвал нас, мы вышли на бой с цурани, и девять лет бились с ними. Они были сильными врагами, они умирали с честью, они знали, где их место на Колесе. Это была достойная борьба. Потом, весной последнего года войны, пришли новые цурани, их было много. Мы сражались три дня и три ночи, оставив им землю на Великом берегу. На третий день мы, пришедшие с Железных гор, были окружены. Мало нас оставалось. И мы бы погибли все до одного, если бы лорд Боуррик не увидел, что мы в опасности. Не отважься твой отец на вылазку, чтобы спасти нас, наши имена теперь знал бы только вчерашний ветер.
Арута вспомнил, что в письме Лиама о смерти отца упоминалось о хадати.
— Но какое отношение имеет ко мне поступок моего отца?
Бару пожал плечами.
— Не знаю. У ворот я хотел разузнать то, что мне было нужно. Многие там проходят, и я расспрашивал. Тогда я и увидел вас. Я подумал — интересно, почему принц Крондорский въезжает в один из своих городов под видом простого солдата. Это помогло бы мне убить время, пока я ждал. Потом появился убийца, и я не мог стоять и смотреть, как он собирается расправиться с тобой. Твой отец спас мой народ, я спас тебе жизнь. Может быть, я теперь должен тебе немного меньше. Кто знает, как повернется Колесо?
Арута спросил:
— Ты говоришь, в таверне были и другие?
— Человек, который хотел убить тебя, выследил тебя до таверны, немного понаблюдал за тобой и вышел. Там он поговорил с уличным мальчишкой, дал ему денег и мальчишка убежал. Он видел тех троих, которые дрались с вами, и остановил их, когда они проходили мимо. Я не слышал, о чем они разговаривали, но он указал на таверну, и эти трое вошли в нее.
— Значит, драка была подстроена.
— Скорее всего он знал характер Лонгли и просто убедил его, что чужаки заняли его любимый стол, — сказал Джимми. — Лонгли мог направляться и в другое место.
— Наверное, он хотел удержать нас на месте, пока ждал подкрепления, потом решил, что не стоит упускать возможности, — предположил Лори.
— Если бы не Бару, возможность и впрямь была очень хороша, — заметил Арута.
Хадати решил, что они благодарят его, и ответил:
— Вы ничего мне не должны. Это я выплачиваю свой долг.
— Ну, похоже, вы все выяснили, — вступил в разговор Роальд. — И я теперь могу возвращаться в Илит.
Арута переглянулся с Лори.
— Роальд, дружище, боюсь, тебе придется переменить планы, — сказал менестрель.
— Что?
— Тебя видели с принцем. Когда началась драка, в таверне было человек тридцать или сорок. Возможно, те, кто его ищет, могут решить, что надо порасспросить тебя.
С напускной бравадой Роальд ответил:
— Ну, пусть попробуют.
— Лучше не надо, — ответил Мартин. — Они могут быть очень настойчивы. Я уже имел дело с моррелами, и знаю, что они не очень нежны в обращении.
Роальд посмотрел на него широко раскрытыми глазами:
— Братство Темной Тропы?
Мартин кивнул, а Лори прибавил:
— И потом, у тебя все равно сейчас нет работы.
— Я и собираюсь пожить свободно.
— Неужели ты откажешь своему принцу? — попробовал зайти с другой стороны Арута.
— Это не есть неуважение, ваше высочество. Я — свободный человек, не состою у тебя на службе и никаких законов не нарушал. Ты не можешь мне приказывать.
— Послушай, — сказал Лори, — очень может быть, что убийцы станут искать всех, кого видели рядом с нами, и даже если, насколько мне известно, ты крепкий орешек, я видел, на что они способны, и не стал бы рисковать попасть им в лапы.
Решимость Роальда казалась непоколебимой.
— Мы возьмем тебя на службу, — предложил тогда Мартин.
— Сколько? — просияв, спросил Роальд.
— Оставайся с нами до конца, и я заплачу тебе… сотню золотых соверенов! — предложил Арута.
Роальд не колебался:
— Годится!
Это была плата четырех месяцев службы даже очень опытного охранника караванов.
Арута взглянул на Бару:
— Ты говорил, что собираешь сведения. Можем ли мы тебе помочь?
— Мне нужен один из тех, кого вы зовете братьями Темной Тропы.
Брови Мартина поползли вверх:
— Зачем тебе моррелы?
— Я ищу большого моррела с Вабонских холмов, у которого на макушке — хвост волос, — хадати изобразил рукой, — и по три шрама на щеках. Мне сказали, что он поехал на юг, чтобы вершить черные дела. Я надеялся, что расспрошу о нем путешественников — его легко узнать среди южных моррелов.
— Если у него нет языка, значит, это он напал на нас по дороге в Сарт, — сказал Арута.
— Это он, — ответил Бару. — Его зовут Мурад. Он глава клана Ворона, это кровные враги моего народа с незапамятных времен. Даже его собственный народ боится его. Шрамы на щеках говорят о договоре с темными силами, но кроме этого мне ничего не известно. Его не видели многие годы. Последний раз он появился перед началом Войны Врат, когда моховые моррелы собирались в армию у горных границ Вабона. Он и есть цель моей мести. Его видели два месяца назад — он вел отряд воинов в черных доспехах мимо наших земель. Без всякой причины он разрушил деревню, сжег дома и убил всех, кроме мальчика-пастушка, который и рассказал мне о нем. Это была моя деревня. — С некоторой неохотой он продолжал: — Если он был возле Сарта, значит, я должен идти туда. Этот моррел слишком долго прожил на свете.
— Знаешь, Бару, — сказал Лори, — если ты останешься с нами, ты гораздо скорее встретишься с ним.
Бару вопросительно посмотрел на принца, и Арута рассказал ему о Мурмандрамасе и его слугах и поисках лекарства для Аниты.
Когда он закончил рассказ, хадати усмехнулся, но не было веселья в его усмешке.
— Раз уж судьба свела нас, я буду служить вашему высочеству, если ты согласен. На тебя охотится мой враг, и я получу его голову прежде, чем он получит твою.
— Хорошо, — сказал Арута, — мы рады тебе, потому что нас ждет опасная дорога.
Мартин вдруг замер, и в тот же миг Бару вскочил, направившись к деревьям вслед за герцогом. Мартин сделал знак, призывающий хранить тишину, и исчез в зарослях вместе с горцем. Остальные зашевелились, но Арута махнул рукой, чтобы все притихли. Стоя в темноте, они услышали звуки, которые насторожили Мартина и хадати, — на дороге из Илита раздавался стук копыт. Кто-то ехал вслед за ними.
Прошли долгие мгновения, и вот шум, миновав их, замер вдали, в направлении юго-запада. Вскоре появились Мартин и Бару.
— Всадники, больше десятка. Неслись так, словно от демонов убегали, — прошептал Мартин.
— Черные доспехи? — спросил Арута.
— Нет, это были люди, и хотя в темноте плохо видно, все же я решил, что это просто разбойники.
— Ночные ястребы могли нанять и людей. Илит — тот еще город, — сказал Лори.
— Может быть, только один или два были ночными ястребами, но любители убивают так же быстро, как и другие, — согласился Джимми.
— Они поехали к Вольным городам, — сказал Бару.
— Они вернутся, — заметил Роальд. Арута повернулся к наемнику, но едва мог разглядеть его лицо при неярком свете. — Твой барон Таланк поставил на дороге новый таможенный пост в пяти милях отсюда. Сегодня утром мы с караваном останавливались там. Они узнают у стражников, что никто не проезжал, и вернутся.
— Тогда надо ехать, — сказал Арута. — Давайте решать, как мы доберемся до Эльвандара. Я думал, мы поедем на север по дороге в Вабон, а потом повернем на запад.
— К северу от Илита ты можешь встретить тех, кто помнит тебя с войны, принц. Особенно вокруг Ламута. Если бы у меня была башка на плечах, я бы быстро догадался, — сказал ему Роальд.
— Тогда куда? — спросил принц.
— Мы можем прямо отсюда поехать на запад, ответил Мартин. — Свернуть на южную тропу, а потом мимо западных склонов Серых Башен через Зеленое Сердце. Это опасно, но…
— Но гоблины и тролли — привычные враги, сказал Арута. — Так и поедем. В путь!
Мартин показывал дорогу. Направляясь на запад, они медленно пробирались по темным молчаливым лесам. Арута сдерживал гнев. Спокойный путь из Сарта в Илит разбаловал его, и он забыл об опасностях. Но засада в таверне и погоня заставили его вспомнить о них снова. Может быть, приспешники Мурмандрамаса и оставили попытки выследить его при помощи магии, но сети их были раскинуты широко, и Арута чуть не попался в них.
Джимми ехал последним, он то и дело оборачивался, но их никто не преследовал. Вскоре дорога пропала из виду, и парнишка обратил взор на спины Роальда и Лори — больше ему ничего не было видно.
Глава тринадцатая. ЗВЕЗДНАЯ ПРИСТАНЬ
На гребнях волн ветер взбивал белую пену. Гардан смотрел на далекий берег. К сожалению, он не мог добраться туда верхом, значит, придется вверить свою судьбу какой-то барже и уповать на то, что она поплывет кверху палубой, а не килем. Гардану доводилось плавать по морям, но, всю жизнь проведя в приморском городе, он терпеть не мог путешествовать по воде, хотя никогда не признался бы в этом.
Они покинули Крондор на корабле и шли вдоль берега, а затем узкими проливами из Горького моря в Море Грез, которое было скорее огромным соленым озером, чем морем. В Шамате они наняли лошадей и поднялись по реке Доулин до ее истока — до Большого Звездного озера. Теперь они дожидались подхода баржи, которая могла бы перевезти их на остров. Баржу толкали шестами два человека в домотканых штанах и туниках, судя по виду местные крестьяне. Гардан, брат Доминик, Касами и шесть воинов цурани собирались отправиться на ней на остров Звездная Пристань, который лежал в миле от берега.
Гардан поежился — ветер был не по сезону холодным.
— Я тоже уроженец жарких земель, капитан, — посмеиваясь, сказал Касами.
— Да, здесь холодно, но дело не в погоде, — серьезно ответил ему Гардан. — С тех пор как я уехал от принца, меня одолевает тревога.
Брат Доминик ничего не сказал, но по его лицу было ясно, что и он ощущает то же самое.
Касами остался в Крондоре, поскольку отряд цурани обеспечивал охрану короля, а когда пришли вести от Аруты, Лиам отправил его с Гарданом и ишапианским монахом в Звездную Пристань. Касами был рад возможности еще раз повидать Пага, а кроме того, было понятно, что король считает безопасность монаха жизненно важным делом.
Баржа причалила, и один из перевозчиков соскочил на берег.
— Чтобы перевезти лошадей, надо сделать два рейса, сэр, — сказал он.
Касами, который командовал отрядом, согласился:
— Хорошо. — Он указал на пятерых своих солдат: — Они поедут первыми. Мы за ними.
Гардан не стал возражать — он вовсе не рвался быть первым. Воины молча завели лошадей на борт. Какие бы мысли о поездке на утлом суденышке ни посетили их, они попрежнему сохраняли невозмутимое спокойствие.
Баржа отошла от берега, Гардан смотрел ей след. Весь южный берег Большого Звездного озера казался необитаемым, и только на острове можно было заметить признаки жизни. И почему, думал Гардан, люди решили жить в таком уединении? Легенда гласила, что озеро образовалось, когда с неба упала большая звезда, но по какой-то причине на его берегах никто не селился.
Оставшийся на суше воин цурани сказал что-то на своем языке, указывая на северо-восток. Касами взглянул туда, Гардан и Доминик тоже. Над самым горизонтом, опережая надвигающуюся ночь, на быстрых крыльях к ним летели какие-то существа.
— Кто это? — сказал Касами. — В вашем мире я не видел таких больших птиц. Они размером почти с человека.
Гардан прищурился.
— Ишап милосердный! Все на берег! — вдруг закричал монах.
Перевозчики, медленно, но верно отдалявшиеся от берега, оглянулись. Увидев, что Гардан и его спутники схватились за оружие, они быстро повернули обратно. Один из паромщиков в страхе кричал и молился Дале.
Огромные существа были похожи на мужчин с синей кожей, с головами лысых обезьян, мускулистыми торсами и длинными цепкими хвостами. Плечевые и грудные мускулы сокращались, приводя в движение огромные перепончатые крылья. Гардан сосчитал — их оказалось двенадцать. Издавая тонкие крики, летуны спикировали на людей.
Лошадь Гардана шарахнулась, он свесился на сторону, с трудом увернувшись от когтей одного из летунов. Сзади раздался крик, и Гардан увидел, как противоестественное создание уносит перевозчика, схватив его за голову. С ликующим криком оно склонилось, разодрало человеку горло и разжало когти. Перевозчик, весь залитый кровью, упал в воду.
Гардану пришлось отбиваться от другой твари, которая пыталась схватить таким же образом и его. Он ударил крылатое существо мечом по лицу, но оно только взмахнуло крыльями, подавшись назад, а там, куда ударил меч, не осталось даже отметины. Существо поморщилось, тряхнуло головой и опять бросилось на человека. Гардан упал на спину, сосредоточившись на протянутых к нему длинных руках: человеческие пальцы заканчивались птичьими когтями, царапавшими клинок Гардана. Капитан пожалел, что лошадь убежала вместе с привязанным к седлу щитом.
— Что это за создания? — крикнул Касами.
Откуда-то сзади раздался голос Доминика:
— Это существа, сотворенные при помощи черной магии из природных стихий. Наше оружие против них бесполезно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике