фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— Давайте осмотрим их.
— Хорошо. Веди нас, Джимми. Давайте вернемся в ту пещеру, откуда отходит много ходов, ты выберешь какойнибудь, и посмотрим, куда он ведет.
В третьем тоннеле они нашли лестницу, ведущую вниз. Она вывела их в большой зал, очень древний, если судить по известковым натекам на полу.
— Сколько же веков не ступала здесь ничья нога! — оглядевшись, сказал Бару.
Топнув по полу ногой, Мартин согласился с ним:
— Да, немало.
Джимми вел их под огромными сводами, из которых торчали покрытые пылью держатели для факелов, давно проржавевшие. В дальнем конце прохода они обнаружили комнату. Роальд обратил внимание на огромные железные дверные петли, превратившиеся в наросты ржавчины — с трудом можно было понять, что это такое. Когда-то здесь висела необъятная дверь.
Джимми, пройдя в дверь, воскликнул:
— Смотрите!
Они оказались в большом зале, где по углам гуляло забытое эхо. На стенах висели гобелены, от которых теперь не осталось ничего, кроме бесцветных лохмотьев. Факелы отбрасывали на стены колеблющиеся тени, и воспоминания о глубокой древности словно оживали после невообразимо долгого сна. По залу были разбросаны кучи мусора, который когда-то был самыми разными вещами. Деревянные щепки, перекрученный кусок железа, золотая проволочка — теперь и не узнать, чем это было. Единственным предметом, который не тронуло время, оказался огромный каменный трон, помещавшийся на возвышении. Мартин, подойдя к нему, дотронулся до старого камня.
— Когда-то валкеру восседал здесь. Это был его трон. — Словно вспомнив сон, все опять подумали, до чего чуждо им это место. Прошли тысячелетия, но сила Повелителя Драконов еще ощущалась здесь. Ошибки быть не могло — они стояли в самом сердце царства древней и могучей расы. Здесь был источник грез моррелов, одно из священных мест Темной Тропы.
— Тут немногое уцелело, — сказал Роальд. — Кто это сделал? Мародеры? Темное Братство?
Мартин огляделся, словно озирая столетия, о которых говорила пыль на стенах.
— Вряд ли. Насколько я помню из преданий, все это могло остаться со времен Войн Хаоса. Они сражались, оседлав драконов, они бросили вызов богам. Но, возможно, это всего лишь легенды. Немного свидетельств той битвы дошло до нас. Вероятно, мы уже никогда не узнаем правду.
Джимми бродил по залу, заглядывая то туда, то сюда. Наконец он вернулся и сказал:
— Здесь ничего не растет.
— Где же тогда терн серебристый? — горько спросил Арута. — Мы везде посмотрели.
Все долго молчали. Наконец Джимми сказал:
— Не везде. Мы искали вокруг озера и, — он обвел рукой зал, — под озером. Но в озере мы не смотрели.
— В озере? — переспросил Мартин.
— Калин и Галейн говорили, что он растет у самой воды. А никто не узнал у эльфов — не было ли этой весной в горах обильных дождей?
— Вода в озере поднялась! — воскликнул Мартин.
— Кто хочет поплавать? — спросил Джимми.
Джимми отдернул ногу.
— Холодно, — прошептал он.
— Городской мальчишка, — констатировал Мартин, обращаясь к Бару. — Он в горах на высоте восемь тысяч футов и удивляется, что вода холодная.
Мартин медленно, чтобы не плескать, вошел в воду. За ним — Бару. Джимми, глубоко вдохнув, шагнул вслед за Бару, морщась на каждом шагу, а вода поднималась все выше и выше. Оступившись, он сразу погрузился по грудь и раскрыл рот, задохнувшись от холода. С берега сочувственно подмигивал Лори. Арута и Роальд следили за мостом. Все трое, согнувшись, прятались за покатым спуском к воде. Ночь была тихой — почти все моррелы спали на дальнем конце моста. Арута решил выбрать предрассветный час. Скорее всего в такую пору стражники, если это люди, будут в полусонном состоянии, да и моррелы тоже.
Едва слышные звуки передвижений по воде сменились вдохом — Джимми, набрав воздуху, нырнул и тут же снова высунул голову из воды, глотнув воздуха, и снова исчез. Как и остальные, он шарил наугад. Вдруг Джимми отдернул руку — среди покрытых мхом камней он наткнулся на что-то острое. Он выскочил из воды с заметным, как ему показалось, шумом, но на мосту никто не встревожился. Снова нырнув, Джимми начал обшаривать скользкие камни. Опять уколовшись, он нашел шипастое растение, но на этот раз не стал подпрыгивать. Джимми укололся еще два раза, схватив растение за стебель и дернув его, и оно подалось. Вынырнув, он прошептал:
— Что-то есть.
Улыбаясь, он поднял над водой растение, которое в свете малой луны казалось почти белым. Красные ягоды висели на розовом стебле с серебряными шипами. Джимми вертел ветку, рассматривая ее. Он торжествующим шепотом сказал:
— Нашел!
К нему подошли Мартин и Бару и посмотрели на ветку.
— Этого хватит? — спросил хадати.
— Эльфы не сказали, — ответил Арута. — Если сможете, найдите еще, но через несколько минут надо будет уходить. — Принц бережно обернул растение тканью и положил в сумку.
За десять минут они нашли еще три растения. Арута решил, что этого хватит, и дал сигнал возвращаться в пещеру. Джимми, Мартин и Бару, мокрые и дрожащие, кинулись к трещине, остальные остались на страже.
В пещере Арута в слабом свете факела разглядывал добычу. Все поняли — принц возродился. Джимми, стуча зубами, улыбался Мартину. Арута не мог отвести взгляда от терна. Он наслаждался странными ощущениями, бродившими по его телу, когда вертел в руках ветки с серебряными шипами, красными ягодами и зелеными листьями. Только ему было видно место, скрытое за этими ветвями, место, где снова раздастся радостный смех и мягкая ладонь погладит его по щеке; воплощение счастья, которое ему довелось изведать, снова будет с ним.
Джимми взглянул на Лори:
— Разрази меня гром, если мы не справимся.
Лори бросил Джимми тунику:
— Теперь всего-то и осталось — вернуться домой.
— Одевайтесь быстрее, — поднял голову Арута. — Выходим сейчас же.
Когда Арута выбрался на край каньона, Галейн сказал:
— Я уже хотел убрать веревки. Молодец, принц Арута.
— Я решил, что лучше спуститься с гор поскорее, не дожидаясь следующего дня.
— Не могу с этим спорить, — согласился эльф. — Вчера вечером главарь бандитов поругался с главарями моррелов. Я был не очень близко и всего не слышал, но раз темные и люди не очень ладят между собой, видимо, скоро их объединению придет конец. Если это случится, Мурад может решить, что хватит караулить и пора заняться поисками.
— Тогда нам надо поскорее убираться отсюда как можно дальше.
Небо уже приобрело серый оттенок — занимался рассвет. Удача была с ними, потому что с их стороны еще лежали глубокие тени, и было где укрыться до самого восхода. Этого, конечно, мало, но они радовались и малому.
Мартин, Бару и Роальд быстро поднялись по веревкам. Лори пришлось побарахтаться — он не умел лазить по отвесным стенам, о чем совершенно забыл сказать друзьям. Те, жестикулируя, подбадривали и подгоняли его и он благополучно добрался до края обрыва.
Джимми проворно полез вверх. Становилось все светлее. Джимми опасался, что кто-нибудь с моста посмотрит в эту сторону и заметит его на фоне скальной стены. В спешке он поскользнулся на выступе — из-под ноги выскочил камешек. Джимми успел схватиться за веревку, съехал вниз на несколько футов и заворчал, ударившись о стену каньона. Боль полоснула его по боку, и он с трудом удержался от крика. Осторожно вдохнув, он повернулся к стене каньона спиной, с трудов обмотал веревку вокруг левой руки и крепко в нее вцепился. Осторожно просунув руку за пазуху, он нащупал нож, который взял у покойника в доме. Вместо того чтобы положить нож в мешок, одеваясь, Джимми второпях сунул его обратно за пазуху. Теперь же чуть ли не два дюйма стали оказались в его боку. Сдерживаясь, чтобы не закричать, он прошептал:
— Вытащите меня.
Когда веревка дернулась вверх, он чуть не разжал руку от резко нахлынувшей боли и стиснул зубы. Но вот наконец и край.
— Что случилось? — спросил принц.
— Я был неосторожен, — ответил парнишка. — Поднимите тунику.
Лори задрал тунику и выругался. Мартин вопросительно поднял брови, и Джимми кивнул ему в ответ. Мартин вытащил нож, и Джимми чуть не потерял сознание. Отрезав кусок плаща, Мартин перевязал рану. Потом он дал знак Лори и Роальду, они подхватили парнишку и, поддерживая его с двух сторон, пошли прочь от каньона. Они торопливо шагали, заря разгоралась, и Лори сказал:
— Нельзя ведь, чтобы совсем ничего не случилось, правда, Джимми?
Первую половину дня, даже таща на себе Джимми, им удалось остаться незамеченными. Моррелы все еще не знали, что люди побывали в Морелине, и ждали с юга тех, кто теперь хотел уйти.
Моррел-часовой устроился на скальном выступе, который причинил людям Аруты так много неудобств по дороге к озеру; теперь им снова надо было пройти мимо этого места. Время близилось к полудню, и путники спрятались в маленькой лощине. Мартин сделал Галейну знак, предлагая эльфу выбор — идти первым или вторым. Эльф отправился первым, Мартин за ним. День выдался тихим — ни малейшего ветерка, который помог бы заглушить шорох шагов, как это было три дня назад. Теперь же Мартину и эльфу потребовалось все их умение, чтобы преодолеть какие-то двадцать футов, не спугнув часового.
Мартин натянул лук и прицелился через плечо Галейна. Галейн, вытащив охотничий нож, неслышно встал за спиной стражника и похлопал его по плечу. Моррел от неожиданности резко обернулся, и Галейн полоснул его ножом по горлу. Моррел попятился, и стрела Мартина пробила ему грудь. Галейн снова усадил моррела на место, и выдернул стрелу Мартина. В несколько мгновений часовой был убит, но издали казалось, что он застыл на посту.
Мартин и Галейн вернулись к ожидавшим их товарищам:
— Через несколько часов его найдут. Сначала они решат, что мы идем к озеру, и будут искать нас там, но потом спустятся по склону вниз. Мы должны бежать сломя голову. Если не останавливаться, за два дня можно добраться до границ эльфийских лесов. Идем.
Он начали спускаться по тропе. Джимми, которого Лори почти нес, морщился при каждом шаге.
— Если лошади нас еще ждут, — пробормотал Роальд.
— Если и не ждут, все равно под горку идти легче, — слабым голосом отозвался Джимми.
Они останавливались только для того, чтобы дать лошадям самый короткий отдых, какой только был возможен при скачках по пересеченной местности. Скорее всего после такой гонки лошади падут, но у людей не было выбора. Теперь, когда Арута раздобыл средство, способное спасти Аниту, ничто не могло задержать его. Совсем недавно он был на краю отчаяния, теперь же в его душе пылало пламя, которое он никому не позволит погасить. Ехали они и ночью.
Изможденные всадники гнали покрытых пеной, тяжело дышавших лошадей вниз по лесной тропе. Они уже добрались до густого леса у подножия гор, который был совсем близко от территории эльфов. Джимми от потери крови, боли и усталости впал в полубеспамятство. Этой ночью рана опять открылась, Джимми схватился за бок, его глаза закатились, и он упал на тропу лицом вниз.
Придя в себя, он обнаружил, что сидит, поддерживаемый Лори и Бару, а Мартин и Роальд накладывают свежую повязку, вырезанную из плаща Мартина.
— Этого хватит доехать до Эльвандара, — сказал Мартин.
— Если рана опять откроется, скажи нам, — обратился Арута к Джимми. — Галейн, возьми его к себе в седло и смотри, чтобы он не упал.
Они опять сели в седла и возобновили кошмарную скачку.
Вечером второго дня пала первая лошадь.
— Я пробегусь, — сказал Мартин.
Герцог бежал на протяжении трех миль. Хотя уставшие лошади бежали медленнее, чем обычно, все же поспевать за ними было нелегко. Мартина сменил Бару, потом Галейн, но все равно все были уже на пределе сил. Лошади перешли на неторопливую рысь. Потом пошли шагом.
Они молча продвигались вперед в темноте, считая пройденные ярды, с каждой минутой приближаясь к безопасным местам, зная, что где-то позади за ними следуют черные убийцы во главе со своим немым командиром. Уже почти наступило утро, когда они пересекли небольшую тропу и Мартин объявил:
— Здесь им придется разделиться, потому что они не будут знать, куда мы едем. Эта тропа ведет на восток к Каменной Горе.
— Всем спешиться, — велел Арута. — Мартин, отведи лошадей недалеко по тропе в сторону Каменной Горы и отпусти их. А мы пойдем пешком.
Мартин так и сделал, а Бару замаскировал следы. Мартин догнал маленький отряд через час. Подбежав к ним, он сказал:
— Кажется, что-то слышно сзади, хотя я не уверен. Поднимается ветер, а шум был очень слабый.
— Идем в Эльвандар, но высматривайте место, где можно будет обороняться. — Арута шатаясь, пошел вперед, остальные последовали за ним, Мартин поддерживал Джимми.
Они то бежали, то шли нетвердым шагом почти час, когда по лесу разнеслись звуки погони. Страх придал им сил. Они пробежали еще немного, когда Арута увидел небольшую россыпь камней полукруглой формы — устроенное самой природой оборонительное сооружение.
— Сколько нам осталось идти до владений эльфов? — спросил Арута у Галейна.
— Мы почти на границе наших лесов. Мой народ будет ждать вас в часе пути отсюда, может быть, в двух.
Арута передал эльфу сверток с красными ягодами.
— Возьми с собой Джимми. А мы будем их держать здесь до твоего возвращения.
Все поняли — Арута отдал эльфу сверток с терном на случай, если эльф не успеет вернуться вовремя. Анита будет спасена.
Джимми сел на скалу.
— Не смеши. Из-за меня он пойдет в два раза медленнее. Отбиваться стоя мне удобнее, чем бежать. — С этими словами он сполз за камень и вытащил кинжал.
Арута посмотрел на парнишку. У Джимми опять открылось кровотечение, он чуть не падал от усталости, но все же улыбнулся принцу. Арута кивнул, и эльф убежал. Они быстро попрятались за камни, приготовили оружие и стали ждать.
Некоторое время они сидели, пригнувшись, за камнями. Каждая минута увеличивала их шансы на спасение. С каждым вздохом спасение — и смерть — приближались к ним. Им оставалось полагаться только на удачу. Если Калин со своими воинами был у границы леса и если Галейну удастся быстро их найти — была надежда на спасение. Если нет — надежды никакой. Звук верховой погони вдали стал громче. Медленно тянулось время, мучение ожидания нарастало. Еще мгновение — и их обнаружат. Почти с радостью они услышали крики: моррелы повернули к ним.
Мартин поднялся с уже натянутым луком и тут же выстрелил: первый всадник, который их увидел, был выбит из седла стрелой, вошедшей ему в грудь. Арута дал команду приготовиться к бою. Десяток всадников завертелся, ошеломленный внезапным дождем стрел. Мартин тем временем сбил еще одного. Трое повернулись и ускакали, но остальные бросились в атаку. Скалистый холм позади отряда Аруты расширялся и круто уходил вверх, так что всадники не могли перепрыгнуть укрепление, но тем не менее пустили лошадей в галоп, и копыта глухо застучали по сырой земле. Они прижимались к шеям лошадей, однако Мартину удалось сбить еще двоих, прежде чем они приблизились к каменному редуту. Бару вскочил на камни, и взмахи его меча превратились в сверкающий круг. Один из моррелов упал, его отрубленная рука отлетела в сторону.
Арута, тоже вскочив на камень, стащил одного из черных убийц с седла и прикончил его ножом. На принца налетел другой всадник, но Арута, резко повернувшись, выхватил из ножен рапиру и стоял, не двигаясь. Он отскочил в последний миг и, взмахнув рапирой, сбил моррела с седла. Быстрый выпад — и моррел был убит.
Роальду тоже удалось стащить одного с седла, и они оба покатились по камням. Джимми дождался, пока они докатятся до него, затем примерился, и еще один темный брат погиб под его кинжалом.
Оставшиеся двое, увидев, что Лори и Мартин готовы напасть на них, повернули коней назад, но уйти им не удалось: лук Мартина дважды пропел смертельную песню в утреннем лесу. Как только моррелы попадали на землю, Мартин выскочил из укрытия и быстро обшарил тела. Он вернулся с малым луком и двумя колчанами стрел.
— Мои почти кончились, — пояснил он, показывая опустевший колчан. — Может быть, они коротковаты для моего лука, но я вполне управлюсь и этими.
Арута огляделся.
— Скоро подоспеют другие.
— Побежим? — спросил Джимми.
— Нет. Далеко нам убежать не удастся, а такого удобного места мы можем больше и не найти. Подождем здесь.
Прошло несколько минут, все ждали, устремив взгляды на тропу.
— Беги, Галейн, беги, — шептал Лори.
Лес молчал, кажется, целую вечность. Потом под громкий топот копыт показались всадники.
Немой гигант Мурад ехал впереди, за ним — дюжина черных убийц, следом
— еще моррелы и люди. Мурад натянул поводья, дав знак остальным остановиться.
— Да их тут сотня, — застонал Джимми.
— Не сотня, десятка три, — поправил его Роальд.
— Нам хватит, — сказал Лори.
— Мы продержимся всего несколько минут. — Арута понимал, что надежды у них не было.
Бару поднялся во весь рост, никто не успел его удержать. Он кричал что-то моррелу на языке, которого ни принц, ни Мартин, ни Джимми не знали. Лори и Роальд покачали головами.
Арута хотел урезонить горца, но Лори остановил его:
— Не надо. Он вызывает Myрада сразиться с ним один на один. Дело чести.
— Неужели моррел примет его вызов?
Роальд пожал плечами:
— Их не поймешь. Мне случалось сражаться с темными братьями. Некоторые из них — просто головорезы. Но большинство свято чтит честь, обряды и все такое. Зависит от того, с кем ты столкнулся. Если это толпа болотных жителей с Вабона, так они просто нападут без разговоров. Но если Мурад командует отрядом темных братьев из лесных чащ, которые живут по древним заповедям, ему не поздоровится, если он сейчас откажется. Если он хочет показать, что его поддерживают колдовские силы, он не может отказаться — тогда он потеряет их уважение. Но больше всего это зависит от того, что сам Мурад думает о делах чести.
— Чем бы это все ни кончилось, Бару заставил их задуматься, — заметил Мартин.
Арута видел, как моррелы ждут, а Мурад бесстрастно смотрит на Бару. Потом Мурад махнул рукой в сторону Бару. Вперед выехал моррел в плаще с капюшоном и что-то спросил.
Немой махнул рукой еще раз, а моррел, стоявший перед ним, указал в другую сторону. Всадники-моррелы, за исключением тех, что были в черных доспехах, отвели лошадей на несколько ярдов назад. Вперед выехал один из людей и развернул свою лошадь перед Мурадом. Он что-то прокричал предводителю моррелов, и остальные люди поддержали его.
— Мартин, — сказал Арута, — ты слышишь, что они говорят?
— Нет. Но, что бы там ни было, ничего приятного для нас, это точно.
Вдруг Мурад вытащил меч и ударил человека. Другой человек в толпе тоже закричал что-то и хотел выехать вперед, но два моррела перехватили его, и он вернулся на место.
Мурад еще раз махнул в сторону Бару и тронул лошадь.
Бару соскочил с камней и бросился вперед, чтобы занять удобное место. Он встал, приготовив меч. Когда лошадь уже, казалось, нависла над ним. Бару сделал шаг в сторону, одновременно ударив мечом, и лошадь, споткнувшись, закричала от боли.
Раненое животное упало. Myрад скатился с него и вскочил, сжимая меч. Он вовремя повернулся, чтобы отбить атаку Бару. Воины сошлись в схватке, и сталь зазвенела о сталь.
Все глаза были прикованы к поединку.
— Будьте настороже, — сказал Мартин. — Как бы бой ни кончился, они все равно атакуют нас.
— Я хотя бы дух успею перевести, — сказал Джимми.
К ним приближались еще два десятка моррелов. Бару купил им время, может быть, ценой своей жизни, думал Арута.
Мурад ударил и получил ответный удар. Через несколько минут бойцы покрылись кровоточащими ранами. Каждый пытался нанести смертельный удар, но это ему не удавалось. Битва продолжалась. Хадати был такого же роста, что и моррел, но темный эльф весил больше. Мурад, один за другим нанося удары сверху вниз, начал теснить Бару.
Мартин натянул лук:
— Бару устал. Скоро бой кончится.
Но, как танцор, держащий музыкальный темп. Бару заставил Мурада производить однообразные движения. Меч поднимался и опускался, потом он поднялся, а Бару, вместо того чтобы отступить, шагнул вперед и в сторону. И ударом наотмашь полоснул по ребрам Мурада. Рана была очень глубокой — обильно потекла кровь.
— Вот это сюрприз, — тихо сказал Мартин.
— Ну и удар, — восхитился Роальд как знаток.
Но неожиданный удар не прикончил Мурада. Он развернулся и схватился за эфес меча хадати. Он падал, увлекая Бару за собой. Они сцепились и покатились вниз по склону туда, где стоял Арута. Оружие выпало из скользких от крови рук, и воины теперь лупили друг друга кулаками.
Вот они опять поднялись, Мурад держал руки на поясе Бару. Подняв горца в воздух, моррел сдвинул руки, пытаясь сломать ему позвоночник. Бару, запрокинув голову, закричал и изо всех сил ударил моррела ладонями по ушам, разбив ему барабанные перепонки.
Мурад, издав булькающий крик, выпустил Бару и прикрыл уши руками, на миг ослепленный болью. Бару замахнулся и ударил моррела в лицо с такой силой, что сломал тому нос, выбил несколько зубов и рассек губу.
Бару ударил его еще раз, еще и еще. Голова Мурада запрокинулась. Казалось, хадати забьет противника до смерти, но Мурад схватил Бару за запястье, дернул руку вниз, и они снова, сцепившись, покатились по земле.
Мурад оказался поверх Бару — оба дотянулись до горла противника. Хрипя и ворча, они душили друг друга.
Джимми, нагнувшись, вытащил из сапога нож мертвого бандита взамен своего кинжала.
— Скоро, скоро, — сказал Мартин.
Мурад навалился всем телом, его лицо покраснело; покраснело и лицо Бару. Никто не мог вздохнуть и оставалось только решать, кто задохнется первым. Бару был придавлен тяжелым телом моррела, но у Мурада в боку была глубокая рана, которая с каждой минутой ослабляла его.
Вздохнув и зарычав, моррел повалился на хадати. Наступила долгая тишина, — и Мурад пошевелился. Он скатился с Бару. Хадати медленно поднялся. Вытащив нож изза пояса моррела. Бару перерезал ему горло. Потом он сел на корточки и тяжело вздохнул. Затем, не думая о возможности спасти свою жизнь, он вогнал кинжал в грудь мертвеца.
— Что он делает? — спросил Роальд.
Мартин сказал:
— Помнишь, что Тэйтар говорил про черных убийц? Бару вырезает сердце Мурада, чтобы он не ожил.
Моррелов и бандитов, наблюдавших за схваткой, прибавилось. Уже более пятидесяти всадников наблюдали, как хадати разделывает главу их кланов. Сделав глубокий разрез в грудной клетке. Бару погрузил туда руку и одним рывком вырвал сердце Мурада. Подняв руку так, чтобы всем было видно, он показал собравшимся, что сердце их предводителя больше не бьется. Потом отбросил его, и шатаясь, поднялся на ноги.
Нетвердо держась на ногах, он попытался добежать до камней, лежавших всего в десяти ярдах от него. Всадникморрел хотел напасть на него сбоку, и Джимми метнул кинжал. Лезвие воткнулось моррелу в глаз, он закричал и повалился из седла назад. Но другой, догнав Бару, ударил его мечом. Хадати упал.
— Проклятье! — закричал Джимми чуть ли не сквозь слезы. — Он же победил! — Он метнул свой кинжал, но всадник пригнулся, затем застыл и повернулся. Из его спины торчала стрела. Один из моррелов, наблюдавших за поединком, что-то закричал, отбрасывая лук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике