фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Кроме того, у Джимми будет доход и покой, пока жив Арута, хотя обеспечить последнее, невесело подумал Джимми, может оказаться не так-то просто.
Пока Джимми разглядывал свою грамоту, Арута, в свою очередь, разглядывал его. Уличный мальчишка — упрямый, жизнерадостный, находчивый, иногда жестокий. Арута незаметно улыбнулся. При дворе он будет как дома.
Джимми свернул грамоту.
— Твой бывший мастер работает со рвением! — сказал Арута, затем обратился к остальным: — Вот у меня его сообщение — он почти отыскал гнездо ночных ястребов. Он сообщает, что в любой момент может прислать мне весточку и сожалеет, что не может предложить явную помощь, чтобы выкурить их из гнезда. Джимми, что ты на это скажешь?
Джимми ухмыльнулся:
— Хозяин знает правила игры. Если вы уничтожите ночных ястребов, дела пойдут, как прежде. Если не удастся — никому и в голову не придет, что он вам помогал. В любом случае он не в проигрыше. — Более серьезным тоном он прибавил: — Еще он опасается других предательств среди пересмешников. Если его опасения подтвердятся, участие пересмешников поставит все дело под угрозу.
Арута понял, о чем хотел сказать паренек:
— Все так серьезно?
— Скорее всего, ваше высочество. Всего три или четыре человека могут встречаться с самим Хозяином. Он доверяет только им. Мне кажется, у него могут быть свои шпионы за пределами гильдии, никому, кроме его ближайших помощников, не известные, а может быть, не известные и им. Наверное, их он использует, чтобы выследить ночных ястребов. Пересмешников всего около двух сотен, а нищих и попрошаек — в два раза больше, и каждый из них может оказаться ушами или глазами гильдии смерти.
Арута улыбнулся своей обычной полуулыбкой.
— Вы неплохо рассуждаете, сквайр Джеймс, — заметил Волней. — Похоже, вы станете находкой для двора его высочества.
Джимми скривился так, словно попробовал что-то кислое:
— Сквайр Джеймс?
Арута, казалось, не обратил внимания на унылый тон Джимми.
— Нам всем надо бы отдохнуть. Пока не придут вести от Хозяина, лучшее, что мы можем сделать, — это попытаться оправиться от потрясений последних дней. — Он поднялся. — Желаю всем спокойной ночи.
Арута быстро покинул кабинет, а Волней, собрав со стола бумаги, заторопился по своим делам. К Джимми обратился Лори:
— Пожалуй, мне надо взять тебя на буксир, юнец. Кто-то должен научить тебя галантному обращению.
К ним подошел Гардан.
— Да мальчишка и так лучше некуда. Только портить.
Лори вздохнул.
— Вот, пожалуйста, — обратился он к Джимми, — на человека можно надеть кучу знаков различий, но подметальщик бараков так им и останется.
— Подметальщик бараков! — вскричал Гардан в притворном гневе. — Певец, я заставлю тебя запомнить, что все мои предки были героями…
Джимми вздохнул, шагая по коридору за мужчинами. Неделю назад жизнь была куда как проще. Он попытался приободриться, но как ни старался, все же сам себе напоминал упавшего в сметану кота, который не знает — то ли ему лакать ее, то ли попробовать из нее вылезти.
Глава пятая. УНИЧТОЖЕНИЕ
Посланец Хозяина ждал, пока принц прочтет письмо. Арута разглядывал старого вора.
— Ты знаешь, о чем тут написано?
— Всего не знаю. Тот, кто меня отправил, дал подробные указания. — Старый вор, с возрастом утративший былую ловкость, почесал лысую макушку.
— Он велел передать, что парнишка без труда отведет ваше высочество в указанное место. Еще он сказал, что о мальчишке уже всем известно, и пересмешники считают дело закрытым. — Вор бросил быстрый взгляд на Джимми и подмигнул. Стоявший неподалеку Джимми, услышав новость, с облегчением вздохнул. Подмигивание означало — Джимми никогда уже не быть пересмешником, но ему не запрещено появляться на улицах города, а старый Альварни Быстрый остается его другом.
— Передай хозяину, что я рад столь скорому решению, — сказал Арута. — Сегодня ночью мы собираемся покончить с этим делом. Он поймет. — Арута махнул рукой стражнику, чтобы тот проводил Альварни, и повернулся к Гардану: — Собери самых надежных своих людей и всех следопытов, какие у тебя есть. Ни одного из тех, кто служит недавно, не брать. Каждому лично вели на закате прийти к задним воротам. Отправляй их в город парами и по одному, пусть идут разными улицами и позаботятся, чтобы их не выследили. Побродят, пообедают, словно у них увольнение, но никакой выпивки — это только повредит. К полуночи все должны собраться у
.
Гардан вышел, отдав честь.
— Ты наверное думаешь, что я не очень хорошо поступил с тобой? — сказал Арута, оставшись с парнишкой наедине.
Лицо Джимми выдало его удивление.
— Нет, ваше высочество. Мне просто все это показалось немного странным, и только. В конце концов, я обязан вам жизнью.
— Я боялся, что ты не захочешь покидать единственную родную тебе семью.
Джимми пожал плечами, словно не совсем соглашаясь.
— А что касается жизни… — Принц откинулся в кресле и улыбнулся. — Мы квиты, сквайр Джеймс. Если бы не твоя своевременная помощь, в ту далекую ночь я лишился бы головы.
Оба улыбнулись. Джимми спросил:
— Если мы квиты, почему я при дворе?
Арута вспомнил обещание, которое он дал Хозяину.
— Положим, это делается для того, чтобы держать тебя под присмотром. Ты волен приходить и уходить, когда захочешь, если при этом должным образом будешь исполнять свои обязанности, но как только я замечу, что из буфета пропадают золотые кубки, я лично отволоку тебя в темницу. — Джимми снова засмеялся, но Арута продолжал уже более серьезным тоном: — В начале этой недели, если ты помнишь, с крыши дома некоего сукновала сбросили какого-то убийцу. А ты так и не сказал, почему решил прийти ко мне, вместо того чтобы, как полагалось, докладывать мастеру. Ты-то хорошо знал, какое наказание тебе грозит.
Джимми смотрел на Аруту взглядом взрослого человека, не вяжущимся с его мальчишеским лицом. Наконец он сказал:
— В ту ночь, когда ты с принцессой бежал из Крондора, толпа черных всадников Гая догнала меня на пристани. Ты отдал мне свою рапиру, когда еще не знал, удастся ли тебе самому спастись. А когда мы сидели в запертом доме, учил меня сабельному делу. Ты всегда был со мной добр так же, как с другими… У меня… у меня мало друзей, ваше высочество.
Арута понимающе кивнул:
— Я тоже считаю друзьями немногих — свою семью, чародеев Пага и Кулгана, отца Тулли и Гардана. — Лицо его стало грустным. — Лори повел себя не как обычный придворный, и я надеюсь, что из него тоже получится друг. Я даже осмелюсь назвать другом старого пирата Амоса Траска. Ну а если Амос может быть другом принца Крондора, почему им не может быть Джимми Рука?
Джимми ухмыльнулся, но в уголках его глаз заблестела влага.
— И впрямь — почему бы и нет? — Он проглотил комок в горле и продолжал уже обычным голосом: — А что случилось с Амосом?
Арута поудобнее устроился в кресле.
— Когда я видел его в последний раз, он пытался украсть корабль короля.
Джимми прыснул.
— С тех пор мы о нем ничего не знаем. Я бы многое отдал, чтобы этот головорез оказался сегодня ночью рядом со мной.
Джимми перестал улыбаться:
— Может быть, не надо об этом говорить, но что если мы опять столкнемся с таким вот существом, которое не умирает?
— Натан думает, что этого не произойдет. Он считает, так случилось потому, что жрица призвала его назад из царства смерти. Кроме того, я не могу ждать, пока храмы разрешат мне начать действовать. Только Джулиан, один из жрецов богини смерти, предложил свою помощь.
— А мы уже видели, чем нам могут помочь жрецы ЛимсКрагмы, — кисло заметил Джимми. — Будем надеяться, что отец Натан знает, о чем говорит.
Арута поднялся:
— Идем, отдохнем хоть немного. Ночь может оказаться тяжелой.
В ночной темноте небольшие компании солдат, одетых, как обычные наемники, бродили по улицам Крондора. Встречаясь, они не подавали виду, что знакомы, и вот спустя три часа после полуночи в
собралось более сотни человек. Некоторые еще вытаскивали из объемистых мешков плащи со знаками различий — во время операции солдаты опять должны были носить цвета принца, — когда появился Джимми в сопровождении двух солдат, одетых, как лесные наемники. Это были ребята из отборной роты разведчиков Аруты, королевские следопыты. Старший из них отсалютовал находившимся в таверне:
— У этого юнца глаза, как у кошки, ваше высочество. Он трижды замечал, что за нашими людьми, шедшими к таверне, следят.
Арута вопросительно посмотрел на Джимми, и тот пояснил:
— Двоих из них я знал — это бродяги, их легко было обнаружить, но третий… Может быть, он просто шел следом за солдатами, заинтересовавшись, не затевается ли чего. Однако, когда мы перекрыли ему путь, — незаметно для остальных, можешь быть уверен, — он просто развернулся и ушел в другую сторону. Может, это ничего и не значит.
— Если это и означает что-то, — сказал Арута, — мы сейчас ничего не можем изменить, и если даже ночные ястребы догадались, что мы что-то затеваем, они все равно не знают, что именно. Взгляни сюда, — сказал он Джимми, указывая на карту, разложенную на столе. — Это я получил от королевского зодчего. Она старая, но он считает, что сточные канавы и туннели на ней указаны верно.
Джимми посмотрел на карту.
— Может, с десяток лет назад она и была точной. — Он указал на одно место на карте, потом на другое: — Вот здесь обвалилась стена, вода там течет по-прежнему, но человеку сейчас не пройти. А здесь — новый туннель, его выкопал красильщик, которому нужен был хороший сток для отходов. — Джимми еще раз посмотрел на карту и спросил: — Есть перо и чернила или уголек?
Ему дали уголек, и он принялся ставить отметки на карте.
— У друга Лукаса есть лазейка из подвала в сточные туннели.
Владелец за стойкой разинул рот.
— Что? А ты откуда знаешь?
Джимми ухмыльнулся:
— Дорога воров — не только крыши. Отсюда, — он указал на карту, — группы людей могут подойти к этим двум точкам. Выходы из подвала того дома, где окопались ночные ястребы, расположены очень хитроумно: каждый выходит в туннель, который не сообщается с остальными напрямую. Двери отстоят одна от другой всего на несколько ярдов, но вот это — сплошные стены из кирпича и камня, и если захочешь добраться от одной двери до другой, нужно прошагать по туннелям не одну милю. Совсем другое дело — третий выход. Он выводит на большую площадку, откуда в разные стороны разбегаются не меньше дюжины туннелей, их все не перекрыть.
Гардан, заглянув через плечо Джимми, сказал:
— Значит, нужно нападать одновременно с трех сторон. Джимми, если в одну дверь ломятся, а ты находишься у другой, тебе будет что-нибудь слышно?
— Думаю, да. Вы не поверите, как хорошо шум с улиц проникает вниз даже днем, а уж ночью…
Арута спросил у следопытов:
— Вы можете найти эти места по карте?
Оба кивнули.
— Хорошо. Каждый из вас поведет по трети отряда к этим двум выходам. Остальные пойдут со мной и Гарданом. Нас поведет Джимми. Вы расставите людей, но в подвал не входите, если вас не обнаружат раньше. Когда услышите, что мы вошли, идите и вы. Гардан, те, кто на улицах, уже должны быть на месте. Они знают, что делать?
— Я сам разговаривал с каждым, — ответил Гардан. — При первых признаках заварушки никого из дома не выпустят, кроме тех, кто одет в форменный плащ, или тех, кого знают в лицо. Я расставил на крышах тридцать лучников, чтобы отрезать ястребам возможность бегства. Трубач протрубит тревогу, и две роты всадников галопом вылетят из дворца. Они будут на месте через пять минут. На улице любой человек не из наших тут же будет уложен на землю — таков приказ.
Арута поспешно надел плащ, его примеру последовали Джимми и Лори. Когда все были одеты в форму цветов принца -пурпурный с черным -Арута сказал:
— Пора.
Следопыты повели солдат в подвал под таверной. Через некоторое время выступил и отряд принца. Джимми показал лазейку в стене за пустой бочкой, и по узкой лестнице все спустились в туннели. Некоторые солдаты ахали и тихо ругались, учуяв вонь, но одно-единственное замечание Гардана восстановило тишину. Зажгли несколько фонарей. Джимми показал, чтобы солдаты выстроились гуськом, и повел их по запутанным ходам.
Примерно после получаса ходьбы мимо зловонных отходов и мусора, медленно плывущих по каналам в залив, они подошли к большой площадке. Арута приказал закрыть лампы. Джимми пошел вперед. Арута попытался проследить за ним, но обнаружил, что ничего не видит. Он напрягся, желая услышать шаги парнишки, но тот двигался совершенно бесшумно. Тишина, нарушаемая только плеском неспешно текущей воды, притаившимся в ожидании солдатам казалась просто удивительной. Каждый позаботился о том, чтобы доспехи и оружие не звякали, так что, появись ночные ястребы, они бы не встревожились.
Скоро вернулся Джимми и доложил, что на нижней ступеньке лестницы, ведущей в дом, всего один часовой. Он прошептал в самое ухо Аруты:
— Из твоих людей никто не подберется к нему незаметно — он сразу поднимет шум. Я один могу попробовать. А вы, как только услышите, что драка началась, — бегите.
Джимми вытащил кинжал из сапога и скользнул в темноту. Раздался болезненный вскрик, и солдаты кинулись вперед, забыв об осторожности. Принц первым оказался возле парнишки, который боролся с могучим стражником. Мальчишка подобрался к часовому сзади, прыгнул ему на спину, но, целя в горло кинжалом, только ранил его. Человек уже синел от удушья, но пытался раздавить Джимми о каменную стену. Арута завершил схватку одним взмахом клинка, и ястреб осел на лестницу. Джимми высвободился и слабо улыбнулся: схватка далась ему нелегко. Арута прошептал ему:
— Побудь здесь, — и махнул рукой солдатам, чтобы те шли за ним.
Забыв о своем обещании Волнею, что атаку возглавит Гардан, Арута быстро, но бесшумно поднялся по лестнице. Он остановился у деревянной двери с единственным засовом, приложил к ней ухо и прислушался. Услышав приглушенные голоса, он предупреждающе поднял руку. Гардан и остальные замедлили шаг.
Арута тихо выдвинул засов и, осторожно толкнув дверь, заглянул в большой, хорошо освещенный подвал. Вокруг трех столов расположился десяток вооруженных людей. Еще несколько человек чистили доспехи и оружие, словно дело происходило в солдатской казарме. Для Аруты еще более невероятным казалось то, что это был подвал самого роскошного и популярного городского борделя
, который нередко посещали богатые купцы и многие дворяне Крондора. Теперь Аруте было понятно, каким образом ночные ястребы могли так много знать о дворце и его собственных перемещениях. Некоторые придворные не прочь были похвастать своей осведомленностью перед шлюхами. На прошлой неделе хватило бы и случайного упоминания о том, что Гардан собирается выехать к восточным воротам встречать принца, и убийца легко мог догадаться, где проедет Арута.
Внезапно Арута увидел такое, отчего у него перехватило дыхание. К человеку, который точил широкий клинок меча, подошел воин-моррел и тихо заговорил с ним о чем-то. Человек кивал, слушая темного брата, потом он резко повернулся, указал прямо на дверь и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но Арута не стал больше ждать. Он крикнул
— и ворвался в комнату.
В подвале поднялся страшный переполох. Те, кто только что праздно сидел за столами, схватив оружие, бросились отражать атаку. Другие распахнули двери, которые вели наверх в бордель и вниз в другие туннели. Сверху раздались визги и крики — всполошились клиенты. Те, кто попытался бежать через туннели, были немедленно отброшены назад в подвал другими отрядами солдат Аруты.
Арута, нырнув, уклонился от удара моррела и прыгнул влево, а солдаты пробивались в центр помещения, отделяя принца от темного брата. Убийцы, защищая подвал, бросались на солдат Аруты, нисколько не заботясь о сохранении собственной жизни, вынуждая солдат убивать их. Единственным исключением был моррел, который во что бы то ни стало пытался добраться до Аруты. Арута крикнул:
— Возьмите его живым!
Вскоре моррел остался единственным живым Ночным ястребом в подвале — его прижали к стене и крепко держали. Арута посмотрел в глаза черному эльфу — беспредельная ненависть была во взгляде лесного существа. Он позволил разоружить себя, когда принц убрал меч в ножны. Арута впервые видел живого моррела так близко: не возникало сомнений в его родстве с эльфами, хотя глаза и волосы у эльфов были светлее. Прав был Мартин, не раз утверждавший, что моррелы красивый народ, правда, с черной душой. И тут, когда один из стражников наклонился, чтобы проверить, нет ли у пленника оружия за голенищем сапога, темное существо ударило человека коленом в лицо, оттолкнуло другого в сторону и прыгнуло на Аруту. У Аруты оказалось лишь мгновение, чтобы уклониться от когтей, метивших ему в лицо. Он отскочил и увидел, как замер нападавший, — клинок Лори вошел ему в грудь. Моррел повалился на пол, но и в последних конвульсиях попытался вцепиться Аруте когтями в ногу. Лори ударил сапогом по руке, все еще скребущей пол.
— Посмотри на его когти. Я видел, как они блестели, когда его разоружали.
Арута внимательно рассмотрел руку мертвого моррела.
— Осторожно, — предупредил Лори.
В когти темного брата были вживлены тонкие иглы, на конце каждой блестело пятно.
Лори пояснил:
— Это старая уловка шлюх, хотя ее могут себе позволить только те, у кого много золота и есть искусный лекарь. Если клиент хочет уйти, не заплатив, или поколачивает девок, одна царапина — и он больше никому не сможет сделать ничего плохого.
Арута глянул на певца:
— Теперь я твой должник.
— Храни нас Банат?
Арута и Гардан повернулись и увидели, что Джимми остановился над одним из убитых — красивым, хорошо одетым — и пристально смотрит на покойника.
— Золотой, — тихо сказал Джимми.
— Ты его знаешь? — спросил Арута.
— Он был пересмешником. Я бы его в жизни не заподозрил!
— Неужели никого не осталось в живых? — требовательно спросил принц: он приказывал взять как можно больше пленников.
Гардан, принимавший сообщения от своих людей, ответил:
— Ваше высочество, в подвале и в комнатах наверху оказалось тридцать пять убийц. Все они либо сражались так, что наши люди были вынуждены убивать их, чтобы уцелеть самим, либо убивали друг друга, а потом бросались на собственные мечи. — Гардан что-то протянул принцу. — Вот что у них у всех было, ваше высочество. — На его ладони лежала цепочка с подвеской в виде ястреба из черного дерева.
Внезапно подвал окутала тишина. Словно нечто тяжелое, давящее заполнило вдруг комнату, нечто такое, в чем гасли все звуки. Казалось, Арута и его люди на краткий миг полностью оглохли. Потом по комнате потянуло холодом. Арута ощутил, как на голове зашевелились волосы и в душу заполз необъяснимый животный страх. В комнате появилось нечто чуждое, невидимое, но ощутимое зло. Арута повернулся, чтобы что-то сказать Гардану, но в этот момент один из солдат воскликнул:
— Ваше высочество, кажется, этот жив. Он шевельнулся!
— И этот тоже! — закричал второй.
Арута увидел, как солдаты склонились над поверженными ястребами.
Один из трупов сел, выбросил вверх руку и схватил наклонившегося над ним солдата за горло и поднял над собой. Страшный хруст ломаемой гортани гулко прозвучал по всей комнате. Вскочил и второй труп, запустив зубы в шею другого стражника, а Арута и его товарищи оцепенели от ужаса. Первый мертвый убийца отбросил в сторону задыхающегося солдата и повернулся. Устремив молочно-белые глаза на принца, покойник оскалил зубы в улыбке. Из разверстой пасти, словно издалека, послышался голос:
— Вот мы и встретились снова. Владыка Запада. А теперь мои слуги схватят тебя, потому что сегодня нет поблизости твоих суетливых жрецов. Вставайте, о вставайте, дети мои! Вставайте и убивайте!
По всей комнате задергались и зашевелились трупы, и солдаты принялись вслух взывать к Титу, богу войны. Один, сообразив, снес мечом голову одному из поднимавшихся трупов. Безголовое тело покачнулось и упало, но снова начало подниматься, а катящаяся голова изрыгала беззвучные проклятия. Как огромные марионетки, управляемые безумным кукловодом, покойники, дергаясь и извиваясь, вставали на ноги. Джимми срывающимся голосом произнес:
— Наверное, надо было дождаться одобрения из храмов.
— Прикройте принца! — крикнул Гардан, и солдаты кинулись к ожившим трупам. Как озверевшие мясники в загоне для скота, солдаты принялись рубить направо и налево. Стены и люди были забрызганы сгустками спекшейся крови, но тела продолжали подниматься.
Солдаты скользили в крови, холодные, липкие руки хватали их, мертвые пальцы смыкались на глотках, зубы впивались в тела. Солдаты принца Крондора рубили наотмашь и отрубленные конечности летели во все стороны, но руки, падавшие на пол, бешено прыгали, как окровавленные рыбы, выброшенные из воды. Арута почувствовал, что его теребят за ногу, и, глянув вниз, увидел — отрубленная кисть схватила его за лодыжку. Арута пнул ее хорошенько, и она, перелетев через всю комнату, шлепнулась о дальнюю стену.
— Выходите и заприте дверь! — крикнул он. Солдаты, ругаясь, прорубали себе дорогу к выходу. Многие закаленные ветераны были близки к панике. Никакие военные испытания не могли подготовить их к тому, с чем довелось столкнуться в этом подвале.
Арута раньше других добрался до ближайшей двери, ведущей из подвала наверх. За ним следовали Джимми и Лори. Принц разрубил надвое поднимавшийся труп, и Джимми проскочил мимо него. Он первым достиг двери, распахнул ее и выругался, выглянув на лестницу. Ковыляя по ступенькам, к ним спускалась прелестная женщина в полупрозрачном, разодранном на груди одеянии, на лифе которого расползалось кровавое пятно. Взгляд ее пустых белых глаз устремился на Аруту, стоявшего на нижней площадке лестницы, и она издала ликующий крик. Джимми нырнул под ее неловко занесенную руку, и, ударив плечом в окровавленный живот женщины, крикнул:
— Осторожнее на лестнице!
Они оба свалились вниз, но он первый поднялся на ноги и вскарабкался по ступенькам.
Арута глянул назад, в подвал, и увидел, что с каждой минутой его людей становится все меньше. Гардан и несколько человек с ним были в безопасности — они добрались до дальней двери из подвала и теперь пытались закрыть ее снаружи, а солдаты, пробивавшиеся к ним, падали, чтобы больше уже не подняться. Несколько отчаянных гвардейцев помогали им, стараясь закрыть дверь изнутри, пренебрегая угрозой неминуемой смерти. Море запекшейся крови покрывало пол, солдаты оскальзывались, падали и гибли. Части разрубленных тел соединялись, и трупы опять поднимались. Вспомнив, каким образом то существо во дворце набиралось сил, Арута крикнул:
— Заприте двери!
Лори атаковал скалящуюся шлюху, снова поднявшуюся на ноги. Светловолосая женская голова прокатилась мимо Аруты, когда он бежал вверх по лестнице вслед за Джимми и певцом.
Поднявшись на первый этаж
, Арута и его товарищи обнаружили, что и здесь солдаты бьются с ожившими трупами. Прибыли всадники, они расчистили улицы и ворвались в здание. Но они, как и солдаты в подвале, не были готовы к встрече с подобным кошмаром. Снаружи, у главного входа, несколько тел, утыканных стрелами, пытались встать на ноги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике