фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Обычай утвердился, и теперь этого праздника ждали, словно дополнительного дня равноденствия.
Все преступники получали прощение; дела чести считались разрешенными, дуэли запрещались на неделю и один день, следующие за Первым Приветствием, все долги, накопленные со дня прошлого Приветствия — когда девятнадцать лет назад родилась Анита, — прощались. В этот день можно было не обращать внимания на звания и титулы; простолюдины ели за одним столом с дворянами.
Когда Джимми занял свое место за герольдами, он понял, что кто-то всегда должен работать: приготовить всю ту еду, которая будет подаваться сегодня, убирать дворец после праздника. А он должен быть готовым услужить Аруте и Аните, если им это понадобится. Вздохнув про себя, он опять подумал о своих обязанностях, которые, казалось, настигали его, сколько бы он ни увиливал.
Локлир что-то тихо напевал, пока герольды занимали свои места. За ними следовал отряд личной охраны Аруты. Когда появились Гардан, рыцарь-маршал Крондора, и граф Волней, исполняющий обязанности лорда-канцлера, стало ясно, что церемония скоро начнется.
Темнокожий седой Гардан кивнул представительному канцлеру и дал знак мастеру де Лейси начинать. Мастер церемоний ударил жезлом о землю, и трубачи и барабанщики заиграли приветственный марш. Толпа притихла. Мастер церемоний ударил оземь еще раз, и герольд объявил:
— Слушайте меня! Слушайте! Его высочество, Арута кон Дуан, принц Крондора, Правитель Западных земель Королевства, Наследник Трона Рилланона!
Толпа приветствовала его громкими возгласами, хотя крики раздавались скорее формы ради, а не из-за искренней радости: Арута вызывал у простонародья глубокое уважение и восхищение, но не привязанность.
Вышел высокий, стройный темноволосый мужчина, одетый в богатый коричневый наряд с красной мантией на плечах — знака его положения. Он остановился, и карие глаза его прищурились, когда герольд провозгласил появление принцессы. Стройная красавица с копной золотых волос присоединилась к мужу, и веселый огонек зеленых глаз вызвал улыбку на его губах, а толпа воистину возликовала: это была любимица горожан Анита, дочь Эрланда, предшественника Ару ты.
Сама церемония была довольно короткой, но выход знатных гостей принца обещал затянуться: почти все они имели право на публичное представление.
— Их светлости герцог и герцогиня Саладорские.
Высокий блондин предложил руку темноволосой даме. Лори, бывший менестрель и путешественник, а ныне герцог Саладорский и муж принцессы Каролины, подвел красавицу-жену к ее брату. Они прибыли в Крондор неделей раньше, чтобы познакомиться с племянниками, и собирались остаться еще на неделю.
Герольды трубили, знатные лица друг за другом выходили на площадь перед дворцом. Наконец настала очередь приезжих сановников. Посланник Империи Великого Кеша Абдур Рахман Хазар-хан появился в сопровождении всего лишь четверых охранников, что не соответствовало обычной для Кеша страсти к помпезности. На посланнике был наряд кочевника из Джал-Пура: головной убор, оставляющий открытыми только глаза, длинный плащ синего цвета поверх белой туники и штаны, заправленные в черные сапоги, доходящие до середины икры. Охранники были с головы до ног одеты в черное.
Затем де Лейси вышел вперед и громко воззвал:
— Пусть подойдет народ!
Несколько сотен мужчин и женщин разного звания, от беднейшего попрошайки-нищего до самого богатого купца, собрались у ступеней дворца.
Арута сказал слова, предписанные ритуалом Первого Приветствия:
— Сегодня в триста десятый день второго года правления нашего повелителя короля Лиама Первого, мы представляем народу наших сыновей.
Де Лейси ударил жезлом оземь, и герольд возгласил:
— Их королевские высочества принцы Боуррик и Эрланд!
Толпа взорвалась криками. Сыновья Аруты и Аниты, близнецы, родившиеся месяц назад, впервые слышали громкие возгласы приветствий. Няня, которой поручили заботиться о мальчиках, вышла вперед и передала малышей отцу и матери. Арута взял на руки Боуррика, названного так в честь его отца, а Анита — тезку своего отца. Оба малыша стойко перенесли публичный показ, хотя Эрланду не все понравилось: он был готов раскричаться. Толпа продолжала ликовать даже после того, как Арута и Анита вернули сыновей няне. Арута удостоил собравшихся одной из своих редких улыбок.
— Мои сыновья здоровы и сильны, они родились без каких-либо недостатков и смогут править городом. Принимаете ли вы их как членов королевского дома?
Собравшиеся криками выразили свое одобрение. Анита тоже улыбалась. Арута помахал толпе рукой:
— Благодарю вас, мои добрые горожане. Приглашаю всех к праздничному пиру.
Церемония была окончена. Джимми поспешил к Аруте, как и предписывали его обязанности, а Локлир подошел поближе к Аните. По званию Локлир был младшим сквайром, но он так часто прислуживал принцессе, что неофициально считался членом ее свиты. Джимми подозревал, что де Лейси старался не разлучать его с Локлиром, чтобы за ними легче было присматривать. Принц рассеянно улыбнулся Джимми, наблюдая за тем, как его жена и — сестра возятся с близнецами.
Посланник Кеша поднял с лица традиционное покрывало и улыбался, глядя на эту сцену; четверо его охранников ждали поблизости.
— Ваше высочество, — сказал кешианец, — вы трижды благословенны. Здоровые дети, к тому же мальчики, и их двое.
Арута не мог отвести глаз от жены, казалось, Анита, стоя рядом с няней и мальчиками, излучала сияние.
— Спасибо, милорд. Для нас ваш визит — приятная неожиданность.
— В этом году в Дурбине ужасная погода, — ответил посол рассеянно, корча рожицы маленькому Боуррику. Внезапно он вспомнил о своем положении и более официально пояснил:
— Кроме того, ваше высочество, нам необходимо закончить разговор по поводу одного небольшого дела, касающегося новой границы здесь, на Западе.
Арута засмеялся:
— С вами, мой дорогой Абдур, небольшие дела оборачиваются большими проблемами. Не могу сказать, что с нетерпением жду возможности опять встретиться с вами за столом переговоров. Но я передам любые ваши предложения его величеству.
— К услугам вашего высочества, — поклонился кешианец.
Арута, казалось, только сейчас заметил охранников посла.
— Я не вижу с вами ни ваших сыновей, ни лорда Дауд-хана.
— Они заняты делами, которыми обычно в Джал-Пуре занимаюсь я.
— А это кто? — спросил Арута, указывая на охранников в черном: черными были даже ножны их ятаганов. По покрою одежда напоминала одеяния других кочевников, но подобного костюма у кешианцев Аруте видеть не доводилось.
— Это измали, ваше высочество. Они всего лишь личная охрана.
Арута ничего не ответил. Измали были известны как великолепные телохранители, лучшая охрана, которую могла себе позволить знать Империи Великого Кеша. Однако ходили слухи, что их использовали и как шпионов, а иногда и как наемных убийц. Об их уникальных способностях слагались легенды. Считалось, что измали могут появляться и исчезать совершенно незамеченными, как привидения. Аруте не нравилось, что люди, которые немногим отличались от профессиональных убийц, находятся в его доме, но Абдур имел право на личную охрану, поэтому Арута рассудил, что посланник Кеша вряд ли приведет в Крондор людей, чье присутствие представляет опасность для Королевства. Если не считать его самого, добавил он про себя.
— Нам еще надо поговорить о последнем запросе из Квега относительно права заходить в порты Королевства, — сказал посол.
На лице Аруты было написано изумление. Однако оно быстро сменилось раздражением.
— Я так понимаю, что какой-нибудь проплывающий рыбак или моряк упомянул об этом в разговоре с вами, когда вы высаживались в порту?
— У Кеша везде есть друзья, ваше высочество, — ответил Хазар-хан, заискивающе улыбаясь.
— Что ж, делать комментарии по поводу работы кешианской службы разведки не имеет смысла, ведь оба мы знаем, что… — Хазар-хан присоединился к нему, и они закончили хором:
— …такой службы не существует.
Абдур Рахман Хазар-хан поклонился:
— С вашего позволения, ваше высочество.
Арута слегка наклонил голову, прощаясь с кешианцем, затем повернулся к Джимми.
— Что такое? Вы оба попали сегодня на дежурство? — Джимми пожал плечами, всем видом показывая, что это была не его идея. Арута слушал, как его жена давала указания няне отнести близнецов в детскую. — Должно быть, вы что-нибудь натворили, если заслужили такую немилость де Лейси. Однако нельзя же, чтобы вы пропустили все самое интересное. Насколько я знаю, после обеда будет захватывающая игра в мяч.
Лицо Локлира просветлело, однако Джимми притворился, что очень удивлен.
— Да, наверное, — сказал он уклончиво. Придворные уже направлялись во дворец, и, сделав мальчикам знак следовать за собой, Арута сказал:
— Ну что ж, придется заглянуть туда и посмотреть, как идут дела. — Джимми подмигнул Локлиру. А Арута добавил:
— К тому же, если вы, ребята, проиграете, то другие сквайры зададут вам такую трепку, что за ваши головы не дадут и ломаного гроша.
Джимми ничего не ответил, и они двинулись в зал, где проводился прием для знати, в то время как простой народ пировал во дворе. Позже он шепнул Локлиру:
— У этого человека отвратительная привычка быть в курсе всего, что происходит вокруг.
Праздник был в полном разгаре; во дворе замка веселились дворяне и простолюдины. Длинные столы ломились от еды и питья, и для многих пришедших на праздник это была лучшая трапеза за весь год. Все формальности были отброшены, но простые люди почтительно кланялись Аруте и его окружению и, обращаясь к ним, использовали официальные титулы. Джимми и Локлир находились поблизости на случай, если понадобятся их услуги.
Каролина и Лори, держась за руки, шли позади Аруты и Аниты. После свадьбы новый герцог и герцогиня Саладорские немного остепенились, как бы компенсируя бурный роман, который развивался на глазах у всего королевского двора. Анита повернулась к невестке:
— Я рада, что вы смогли приехать на целых две недели. Здесь, в Крондоре, одни только мужчины. А теперь с рождением двух мальчиков…
— Станет еще хуже, — закончила за нее Каролина. — Меня воспитывали отец и двое братьев, так что я понимаю, что ты имеешь в виду.
Арута взглянул на Лори через плечо и сказал:
— Она имеет в виду, что ее баловали самым невероятным образом.
Лори засмеялся, но увидев прищуренные голубые глаза Жены, удержался от комментария. Анита сказала:
— В следующий раз будет дочь.
— Чтобы ее избаловать самым невероятным образом, — добавил Лори.
— А когда у вас будут дети? — спросила Анита. Арута взял со стола кувшин эля и наполнил кружки себе и Лори. Слуга поспешил передать дамам кубки с вином.
— У нас они будут тогда, когда будут, — ответила Каролина. — Можешь мне поверить, их нет не потому, что мы мало стараемся.
Анита прикрыла улыбку рукой, а Арута и Лори переглянулись. Каролина посмотрела на обоих и сказала:
— Да вы никак покраснели! — И добавила для Аниты:
— Мужчины!
— В последнем послании Лиам намекнул, что королева Магда, возможно, ожидает ребенка. Думаю, когда получим очередную пачку депеш, это станет известным наверняка.
— Бедный Лиам, — заметила Каролина. — Он всегда имел такой успех у женщин, а женился по государственной необходимости. Однако она славная, хотя и немного вялая, и он, похоже, доволен.
Арута возразил:
— Королева вовсе не вялая. По сравнению с тобой вялой покажется даже банда налетчиков из Квега. — Лори ничего не сказал, но в его голубых глазах читалось полное согласие со словами Аруты. Я лишь надеюсь, что у них будет сын.
Анита улыбнулась:
— Арута очень хочет, чтобы принцем Крондора стал кто-нибудь другой.
Каролина с пониманием посмотрела на брата:
— Тебе все равно не удастся покончить с государственными делами. Теперь, когда умер Келдрик, Лиам еще больше будет надеяться на тебя и на Мартина.
Келдрик, герцог Рилланонский, умер вскоре после женитьбы короля на принцессе Магде из Ролдема, оставив вакантной должность королевского канцлера — первого советника короля.
Арута пожал плечами и принялся за еду.
— Думаю, что желающих занять этот пост будет предостаточно.
Лори заметил:
— В том-то и дело. Слишком многие захотят получить преимущество над соседями. У нас на Востоке уже было три пограничных стычки между баронами. Не слишком серьезных, чтобы Лиам послал для их усмирения войска, но достаточно шумных, чтобы вызвать беспокойство у всех, кто живет восточнее Малак-Кросса. Вот почему в Бас-Тайре до сих пор нет герцога. Это герцогство слишком могущественно, чтобы отдать его первому встречному. Если ты будешь неосторожен, то как только Магда родит мальчика, ты окажешься герцогом Рилланона или Бас-Тайры.
— Достаточно, — сказала Каролина. — У нас праздник. Оставим политику на другое время.
Анита взяла Аруту за руку:
— Пойдем. Мы хорошо пообедали, праздник в самом разгаре, а дети блаженно спят. Кроме того, — добавила она со смехом, — завтра мы начнем беспокоиться о том, как заплатить за этот пир, ведь в следующем месяце будет Банапис. А сегодня можно просто радоваться.
Джимми подобрался поближе к принцу:
— Может быть ваши высочества хотят посмотреть состязания?
Они с Локлиром озабоченно переглянулись, так как время начала соревнований уже прошло.
Анита вопросительно взглянула на мужа.
— Я обещал Джимми, что мы пойдем посмотреть на игру в мяч, которую он устроил сегодня, — объяснил Арута.
Лори поддержал его:
— Это может оказаться интереснее, чем еще одно представление жонглеров и актеров.
— Ты говоришь так только потому, что полжизни провел среди жонглеров и актеров, — сказала Каролина. — В детстве самым интересным для нас, девочек, было каждый шестой день недели сидеть и смотреть за тем, как мальчишки избивают друг друга до полусмерти во время игры в мяч, при этом делая вид, что мы на них вовсе не смотрим. Так что я за актеров и жонглеров.
— А почему бы вам двоим не пойти с мальчиками, — вмешалась Анита. — Сегодня все делается не по протоколу. Встретимся в зале на вечернем представлении.
Лори и Арута согласились и вместе с мальчиками начали пробираться сквозь толпу. Они пересекли дворцовый двор и прошли по анфиладе залов, соединяющих главное здание дворцового комплекса с другими постройками. Сразу за дворцом располагался каретный двор, где проходили учения дворцовой стражи. Там собралась большая толпа, которая самозабвенно кричала, когда подошел Арута с сопровождающими. Толкаясь, они пробрались в первый ряд. Люди в гневе оборачивались, но при виде принца замолкали.
Им освободили место за сквайрами, сидящими в запасе. Ару та помахал рукой Гардану, который стоял по другую сторону поля с отрядом свободных от дежурства солдат. Лори несколько минут наблюдал за игрой, а потом сказал:
— Все стало намного организованней, чем в мое время.
— Это дело рук де Лейси, — пояснил Арута. — Он жаловался мне, что после игры мальчики слишком избиты, чтобы работать. Поэтому он составил правила игры. Видишь того человека с песочными часами? — Он показал на него рукой. — Он следит за временем. Теперь игра длится час. Одновременно играет только двенадцать человек с каждой стороны, и они не заходят за вон те отмеченные мелом черты. Джимми, какие еще есть правила?
Джимми в это время снимал пояс с ножнами, готовясь выйти на поле. Он сказал:
— Как всегда, никаких рук. Когда команда забивает мяч, она отходит за центровую линию, а другая достает мяч. Нельзя кусаться, захватывать противника и применять оружие.
— Никакого оружия? — переспросил Лори. — Похоже, игра стала слишком цивилизованной.
Локлир уже снял верхнюю одежду и пояс и хлопнул одного из сквайров по плечу:
— Какой счет?
Сквайр не отрывал глаз от игры. Помощника конюха, который вел перед собой ногами мяч, искусно сбил с йог один из товарищей Джимми по команде, но ученик пекаря перехватил мяч и ловко отправил его в одну из двух корзин, стоящих по разные стороны поля. Сквайр застонал:
— Теперь они ведут четыре — два. И играть осталось всего четверть часа.
Джимми и Локлир взглянули на Аруту. Тот кивнул, и они бросились на поле, заменив двух грязных, окровавленных приятелей.
Джимми взял мяч у одного из двух судей — это было еще одно нововведение де Лейси — и выбросил его на центровую линию. Локлир, заранее занявший там позицию, быстро отбил его обратно Джимми, на удивление уже набросившихся на него подмастерьев. Прежде чем они успели опомниться, Джимми как молния пронесся мимо, поднырнув под локоть, направленный на его голову, и оказался у самой корзины. Мяч ударился о край и откатился, но Локлир, освободившись от нападающих, забил его в корзину. Сквайры и мелкое дворянство в восторге вскочили на ноги. Теперь подмастерья выигрывали только одно очко.
Началась небольшая драка, но в нее быстро вмешались судьи. Никто сильно не пострадал, и игра возобновилась. Подмастерья ввели мяч в игру; Локлир и Джимми отошли подальше. Один из самых рослых сквайров поставил мощный заслон, сбив с ног поваренка, бегущего с мячом. Джимми как тигр бросился к мячу и послал его Локлиру. Сквайр поменьше провел его вперед, передав другому игроку, который быстро перебросил его своим, в то время как на него набросились несколько подмастерьев. Высокий помощник конюха устремился к Локлиру. Он даже не пытался выбить мяч, а просто наклонился и перетащил Локлира вместе с мячом через границу поля. Сразу же завязалась драка, и после того, как судьи разняли дерущихся, они помогли Локлиру подняться на ноги. Мальчик был слишком избит, чтобы продолжать играть, и его место занял другой. Поскольку оба игрока были за пределами площадки, мяч по правилам вбросили на середину поля. Обе команды попытались овладеть им с помощью локтей, коленей и кулаков.
— Вот это больше похоже на игру в мяч, — прокомментировал Лори.
Неожиданно помощник конюха вырвался вперед, между ним и корзиной сквайров никого не оказалось. Джимми бросился за ним, но видя, что надежды перехватить мяч никакой, прыгнул на него, применив тот же прием, что был использован против Локлира. Судья опять назначил свободное вбрасывание, и опять в середине поля началась борьба за мяч.
Затем сквайр Пол завладел мячом и с неожиданным мастерством начал продвигаться к корзине подмастерьев. Два огромных ученика пекаря перехватили его, но он успел передать мяч за секунду до того, как его сбили с ног. Мяч попал к сквайру Фридерику, а тот отдал пас Джимми. Джимми ожидал еще одной атаки подмастерьев и был удивлен, когда те отошли назад. Это была новая тактика, направленная против молниеносных проходов, которые принесли в игру Джимми и Локлир.
Сквайры, стоящие на линии, подбадривали игроков. Один закричал:
— Осталось несколько минут.
Джимми подозвал к себе Фридерика, дал быстрые указания и отбежал. Он прошел по левому флангу и отбросил мяч назад Фридерику, который отправился обратно к центровой линии. Джимми перешел на правый фланг, затем принял точный пас от Фридерика, увернулся от противников и забил мяч в корзину.
Толпа одобрительно закричала. Этот матч вводил нечто новое в игру: тактику и приемы. В обычно жесткую игру привносился элемент искусства.
Вскоре опять Началась драка. Судьи бросились разнимать ее, но подмастерья не были расположены заканчивать потасовку. Локлир, у которого в ушах перестало, наконец, звенеть, сказал Лори и Аруте:
— Они пытаются дотянуть драку до тех пор, пока время игры не выйдет. Понимают, что если мяч попадет к нам, то мы выиграем.
Наконец порядок был восстановлен. Локлир посчитал, что в состоянии вернуться на поле, и заменил игрока, раненного в потасовке. Джимми отозвал сквайров назад, быстро прошептал указания Локлиру, в то время как подмастерья не спеша ввели мяч в игру. Они попытались применить проход, показанный Джимми, Фридериком и Локлиром, но не очень удачно. Дважды они чуть не выбили мяч за пределы площадки, пока не справились с хаотичными пасами. Тут ударили Джимми и Локлир. Локлир сымитировал атаку на владеющего мячом игрока, заставив того передать пас, а затем бросился к корзине. Джимми пронесся сзади, используя других игроков как щит, перехватил плохо поданный пас и послал мяч Локлиру. Тот его принял и помчался к корзине. Один из защитников попытался перехватить его, но не смог поймать более ловкого противника. Тогда подмастерье вынул что-то из кармана рубашки и бросил в Локлира.
Удивленным зрителям показалось, что мальчик просто упал лицом вниз, а мяч выкатился за пределы площадки. Джимми наклонился к товарищу, но вдруг поднялся и бросился за подмастерьем, который пытался вынести мяч на площадку. Не пытаясь сделать вид, что продолжает играть, Джимми ударил его в лицо, сбив с ног. Опять началась драка, но на этот раз в ней участвовали также несколько подмастерьев и сквайров, стоящих на линии.
Арута повернулся к Лори:
— Это может плохо кончиться. Может, мне вмешаться?
Лори наблюдал за разгоравшейся потасовкой.
— Пожалуй, если хочешь, чтобы завтра хоть один сквайр смог выполнять свои обязанности.
Арута дал сигнал Гардану, который приказал солдатам выйти на площадку. Закаленные в боях солдаты, быстро восстановили порядок. Арута пересек поле и наклонился к Джимми, который сидел, держа голову Локлира на коленях.
— Этот подонок ударил его по затылку куском свинца. Парень без сознания.
Арута приказал Гардану:
— Отнесите его домой и пусть его осмотрит лекарь. — Он повернулся к судье с часами:
— Эта игра окончена.
Джимми открыл рот, чтобы запротестовать, но потом передумал.
— Счет остался по четыре очка у каждой команды. Победителей нет, — крикнул судья.
— Побежденных тоже, — вздохнул Джимми.
Стражники унесли Локлира.
— Игра все еще очень жестока, — заметил Арута.
Бывший менестрель кивнул:
— Де Лейси нужно будет ввести еще несколько правил, чтобы они перестали кроить друг другу головы.
Джимми вернулся к скамье, где лежали его одежда и пояс. Арута и Лори последовали за ним. Толпа начала расходиться.
— Мы попробуем еще раз, — пообещал сквайр.
— Это будет интересно, — сказал Арута. — Теперь они знают о твоем приеме и будут готовы.
— Тогда нам придется придумать что-нибудь еще.
— Ну тогда, я думаю, можно будет назначить еще один матч. Через неделю-другую, — Арута положил руку на плечо Джимми. — Думаю, Мне надо будет взглянуть на эти правила де Лейси. Лори прав. Если уж вы так хотите бегать по полю, то нельзя позволять кидаться свинцом.
Джимми, казалось, потерял интерес к игре. Что-то в толпе привлекло его внимание.
— Видите того парня? Того, что в голубой тунике и сером колпаке?
Принц посмотрел в указанном направлении.
— Нет.
— Он спрятался, когда вы посмотрели. Это знакомый. Можно я пойду узнаю, в чем дело?
По голосу Джимми Арута понял, что это не обычная уловка, чтобы улизнуть.
— Иди. Но не надолго. Мы с Лори пойдем в Большой зал.
Джимми побежал туда, где в последний раз мелькнул заинтересовавший его человек. Он остановился, посмотрел по сторонам и заметил знакомую фигуру около узкой лестницы у бокового входа во дворец: человек стоял, прислонившись к стене в тени, и ел что-то с деревянной тарелки. Когда Джимми подошел поближе, он поднял глаза:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике