фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Вебер Дэвид Марк

Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта?


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? автора, которого зовут Вебер Дэвид Марк. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Вебер Дэвид Марк - Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? = 111 KB

Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? - Вебер Дэвид Марк => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Хонор Харрингтон. Миры Хонор – 2


Оригинал: David Weber, “What price dreams?”, 1999
Перевод: , Д. Л. Горбачев
Дэвид Вебер
Чего стоит мечта?
Глава первая
— Как вы думаете, а котов мы увидим?
Адриенна Мишель Аориана Елизавета Винтон, наследная принцесса Звездного Королевства Мантикоры, казалась значительно моложе своих двадцати одного земного года, выглядывая в окно и задавая вопрос через плечо.
Подполковник Элвин Тудев улыбнулся ее тоске. Интересно, знает ли она, что выдала свое желание? Он подозревал, что знает, и почувствовал себя польщенным, хотя и не без примеси грусти. Никому больше она не позволила бы это услышать, но телохранителей для королевской семьи набирали из королевского гвардейского полка, при поддержке дворцовой охраны, и подполковник возглавлял охрану наследницы с тех пор, как ей исполнилось одиннадцать. Он знал, что она считает его чем-то вроде любимого дядюшки. Тудев дорожил их отношениями, и не только — и даже не в первую очередь — потому, что у него хватило честолюбия подняться на самый верх в избранной им профессии. Принцессу Адриенну легко полюбить, подумал он, и тут же почувствовал, что его улыбка гаснет, потому что это не была единственная причина, по которой она настолько сблизилась с ним. Отчуждение между ней и ее отцом тщательно скрывалось и дворцовыми служащими, и службами новостей Звездного королевства, но Элвин Тудев был в курсе всего, что касалось любого в доме Винтонов.
Включая горькое одиночество наследницы.
— Не знаю, ваше высочество, — через минуту ответил он. — Говорят, что коты довольно неуловимы. А Лесная служба невероятно опекает их.
— Знаю, — вздохнула Адриенна. — Папа… обсуждал это со мной вчера вечером. Он не очень любит Лесную службу.
— Мне известно об этом, — согласился Тудев. — Но следует ли сообщать мне об этом, ваше высочество? — добавил он мягче.
— О чем? О том, что постоянные ссоры друг с другом — единственное, что у нас с отцом осталось общего? Или о том, что мы спорим друг с другом постоянно , а не только тогда, когда мне доведется встретиться с ним, если он соизволит вспомнить о моем существовании, когда ему это для чего-то нужно?
Адриенна обернулась, и от ее тоски не осталось и следа. Молодая женщина, глядевшая на Тудева, теперь казалось не моложе, а гораздо старше своих лет, а ее карие глаза излучали смесь грусти и нелегко давшейся зрелости.
— Да вы ведь и так все знаете, Элвин. Так что если я не могу обсудить все с вами, то с кем тогда?
— Я не уверен, что вы вообще должны это обсуждать, ваше высочество. Я польщен тем, что вы положились на мою осмотрительность, но вы не должны говорить такие вещи никому . Желаете вы того, или нет, но вы вторая по значимости политическая фигура в Звездном королевстве… и вы не можете позволить себе ошибиться в том, кому вы доверяете щекотливые вопросы.
— Конечно, ведь видимость нежных отношений между королем и его любимой дочерью должна поддерживаться любой ценой, не так ли? — выдала Адриенна с такой ледяной, тихой яростью, что Тудев поморщился.
— Адриенна, — медленно произнес он, опуская «высочество», о котором старался никогда не забывать, — я не могу ответить на это. — Он печально улыбнулся. — Я не знаю верного ответа… а если бы и думал, что знал, было бы неприлично — и неразумно — говорить его вам. Я армейский офицер, а не политический советник. Я верен конституции, короне и наследнице, именно в таком порядке, и не мне соглашаться или спорить со всеми решениями, в которые я посвящен благодаря моей должности. К сожалению, как командующий отрядом по вашей защите, я предан наследной принцессе Адриенне, а не просто Адриенне-человеку. А это значит, что мне совершенно определенно не пристало иметь свое мнение о том, как специалистам по связям с общественностью лучше показывать ваши отношения с его величеством.
— Знаю. — Адриенна вернулась в окну, глядя на дворцовые угодья возле массивной башни короля Майкла, и тяжело вздохнула. — Простите меня, Элвин. Мне не следовало ставить вас в неудобное положение, спрашивая о подобных вещах. Просто… — она замолчала, все еще смотря в окно, и глубоко вздохнула. — Так или иначе, вы, кажется, довольны организацией поездки?
— Да, ваше высочество. — Тудев с облегчением занялся не такой глубоко личной темой, хотя постарался не выдать свою благодарность. Он посмотрел на прямую как палка спину своей будущей королевы и кивнул себе. Возможно, он все-таки сможет кое-что сделать для этой одинокой девушки, при этом не влезая (официально, во всяком случае) в дела, которые не должны касаться офицера на королевской службе.
— Ах да, есть еще один вопрос, — сказал он, и Адриенна отвернулась от окна, заметив странный тон его голоса. — Мы все еще не разобрались с неувязкой в графике, — сообщил он.
— Неувязкой в графике?
— Вы не помните, ваше высочество? Торговая палата Йавата Кроссинг желает видеть вас на открытии новой жилой высотки, но Твин Форкс послал заявку на то, чтобы вы посетили город и открыли новое административное крыло ЛСС в то же самое время. — Адриенна вопросительно подняла бровь, и он нахмурился. — Прошу прощения, ваше высочество. Разве леди Гароун не обсудила это с вами?
— Прошу вас, подполковник Тудев, освежить мне память, — предложила она, и он пожал плечами.
— Как начальник вашей охраны, ваше высочество, я получил копии оригинальных заявок по армейским каналам. Если верить заголовку, леди Гароун и служба по связям с общественностью получила копии одновременно. Я подумал, что они сообщили вам, — сказал он без всякого выражения, — и как заведующий вашей охраной я решил, что сохраню немного времени, если уточню окончательное решение прямо у вас. Как вы знаете, очень важно, что бы мы знали ваш график как можно раньше, чтобы полностью принять все необходимые меры заранее.
— Понятно, — Адриенна серьезно разглядывало его, но в глазах заиграли чертики. Нассоа Гароун, ее личный секретарь, весьма красноречиво не сказала о запросе Твин Форкс, когда начали планировать ее официальный визит на Сфинкс… впрочем, как и все остальные. Что в общем-то совсем неудивительно, подумала она, учитывая отношение отца к Лесной Службе Сфинкса и древесным котам в целом. Как и Нассоа, большинство дворцовых служащих слишком хорошо знали о том, как отнесется его величество к идее о том, что его дочь окажется поблизости от планетарной штаб-квартиры Лесной службы, этот рассадника симпатий к древесным котам. Собственно говоря, Тудев пошел на огромный риск даже упомянув о заявке. Надо отдать должное отцу (а Адриенна знала, что делать это ей становится все тяжелее), он терпеть не мог использовать политическую власть для того, чтобы одаривать подлиз и наказывать людей, выказывавших независимость. Следовательно, он вряд ли бы потребовал отставки Тудева… но зато вполне вероятно, что устранил бы подполковника с его нынешней должности, если бы узнал, кто сказал Адриенне о Твин Форкс. Разумеется, требование о замене Тудева было бы тщательно составлено таким образом, чтобы не выглядеть как приказ о приостановке дальнейшего продвижения Тудева по службе, но именно так его бы восприняли начальники подполковника, и не важно, какие слова там были. Возможно, что армия и не стала бы обращать внимания на подтекст, но гораздо вероятнее, что ему бы «посодействовали» в ранней отставке, и он бы закончил свою карьеру подполковником.
«С другой стороны, нет причин, чтобы кто-то когда-нибудь обнаружил, откуда пришла информация — или каким образом, во всяком случае» — рассуждала она про себя. Одной из немногих привилегий наследницы было право выбирать между несовместимыми событиями во время официальных визитов. Этим правом пользовались не очень часто, потому что на деле наследнице не полагалось знать о том, когда возникали такие противоречия. Никто не смог бы справиться со всем потоком поступавших заявок в одиночку — поэтому у Адриенны была личный секретарь и поэтому штат Нассоу был пятым по численности во дворце на Королевской горе — а принцесса редко интересовалась своим распорядком настолько, чтобы активно заняться его составлением. Гораздо легче позволить леди Гароун хлопотать о деталях и просто говорить наследнице, куда направляться, когда приходит время.
Но Елизавета I специально наделила своего сына Майкла правом управлять своим маршрутом в качестве своего наследника, и с тех пор это стало нерушимой традицией в королевской семье. Даже ее отец не смог бы отрицать это… не то чтобы она собиралась дать ему знать о своих намерениях до тех пор, пока он еще может попытаться отрицать это право. А Тудев был очень осторожен в своем «откровении». Она могла бы свидетельствовать под присягой , что он «обмолвился» и сообщил об этом как об обычной просьбе. Слишком хорошо зная своего телохранителя, Адриенна и не предполагала, что он стал бы лгать своему руководству, если бы его спросили подробно о том, как это произошло. Но еще она знала, что ему не зададут никаких вопросов после того, как она поведает свою версию событий. Слово наследной принцессы Мантикоры не ставится под сомнение. Если она скажет, что это была обмолвка, значит, это была обмолвка, и на этом все и закончится, если только ее отец лично не потребует ответа.
«А этого он не сделает, — подумала она со знакомой болью от обиды и потери. — Он никогда и ни за что не сделает ничего, что может поставить под сомнение мои действия. В конце концов, однажды я стану королевой. Не пристало давать кому-нибудь повод ставить под сомнение священную честь Дома Винтонов!»
Адриенна подавила боль и улыбнулась Тудеву.
— Ах да. Та неувязка, — сказала она. — Я решила, подполковник, что мы отправимся в Твин Форкс. Он меньше и уютнее, чем Йавата Кроссинг. Кроме того, в Йавате я уже была пять месяцев назад… и по-моему, отец тоже там был три месяца назад.
— Отлично, ваше высочество. Добавлю это в Альфа-список.
Список Альфа, насколько знала Адриенна, и есть настоящий маршрут ее визита на Сфинкс. В качестве рутинной предосторожности только Тудев и его непосредственный начальник, бригадный генерал Хэллоуэлл, командир Полка Королевской Гвардии, будут иметь доступ к списку Альфа до того, как она отбудет на Сфинкс. Даже леди Гароун не будет знать точно его содержимое, а списков возможных мест ее посещения существовало несколько. В каждом из них будут находиться охранники в полной парадной форме, но большинство мест будет ложными. Такой порядок завели десять земных лет назад, сразу после смерти матери Адриенны, как дополнительные меры предосторожности.
Эта мысль вызвала новый, яростный до слез приступ боли, но она не подала и виду. Принцесса уже неплохо наловчилась скрывать свою боль.
— Спасибо, подполковник Тудев, — поблагодарила она и наградила его улыбкой.
Глава вторая
Смазанная полоса кремово-серого меха взлетела вверх по стволу дерева, которое люди называли частокольным. Достигнув верхних ветвей она притормозила и обернулась древесным котом… достаточно маленьким для самца. Он был немногим длиннее человеческого метра от носа до кончика цепкого хвоста, и на этом хвосте было только шесть возрастных колец. У самцов первое кольцо появлялось в конце четвертого Сфинксианского года жизни, а последующие добавлялись каждый год, таким образом ему было девять местных лет — чуть меньше сорока семи земных. Для вида, которому был отпущен срок впятеро длиннее, это означало самое начало взрослой жизни, но двигался он с уверенностью, не характерной для его молодости. Что было странно, поскольку дерево, по которому он взбирался, принадлежало самой старшей из певиц памяти всего мира. Хуже того, он не принадлежал к ее клану… и хотя он надеялся, что его ждут, приглашения он не получал.
Он достиг очередного пересечения ветвей и обнаружил себя лицом к лицу с другим самцом, заметно более крупным чем он сам и с уверенными повадками охотника-ветерана. Старший кот окинул его долгим оценивающим взглядом, но юноша не поколебался. Он дернул ушами в достаточно уважительном салюте, но продолжил свой подъем с прежней, умеренной скоростью, и охотник пропустил его.
Ага, подумал пришелец. Весть о его прибытии была передана, как Ткачиха-Песен и обещала. Уже что-то. На самом деле это было даже больше, чем он позволял себе предположить, потому что практически ожидал, что старейшины его клана надавят на молодую певицу памяти, чтобы она «забыла» о своем обещании. При этой мысли он дернул усами в эквиваленте человеческого фырканья и продолжил свой путь подстегиваемый чувством праведного негодования, уже проведшим его через половину континента навстречу этой встрече.
Но когда он достиг искомой развилки ветвей, он обнаружил, что резко сбавил ход. Одно дело отправиться даже в самое долгое путешествие будучи уверенным в собственных правоте и предназначении. Совсем другое, внезапно обнаружил он, достичь его финиша и наяву предстать перед самым уважаемым из ныне живущих представителей его вида.
Он помедлил у большого, комфортабельного гнезда устроенного в верхних ветвях высочайшего дерева в самом сердце центрального поселения клана Яркой Воды, и где-то внутри него юный котенок обнаружил, что необъяснимо хочет забыть о своей наглости, развернуться и отправиться домой. Но пауза была краткой. Он зашел слишком далеко, чтобы колебаться сейчас. Он встряхнулся и приблизился ко входу в гнездо. Снова остановился там и потянулся ударить одной из передних лап по пустотелой деревянной трубе, подвешенной у входа. Когти предыдущих поколений оставили не ней свои следы и бессчетные удары о ствол оставили на твердой коре частокольного дерева глубокую вмятину, но родившаяся при ударе резонирующая музыкальная нота была достаточно громкой для чутких ушей.
Мгновение юноша думал, что уши той, кого он искал утратили свою чуткость, поскольку реакции не было. Но затем явился мыслеголос и его собственные уши встали торчком от удивления когда его раскаты отозвались в нем.
«Итак, ты прибыл, юный Искатель-Мечты. Я ждала тебя быстрее»
Искатель-Мечты — которого называли Танцующим-на-Деревьях до тех пор, пока старшая певица памяти его клана не переименовала его в насмешку после его последнего язвительного выступления перед старейшинами — замер, пробуя спокойствие и забавляющийся, снисходительный смешок мыслесвета, породившего этот невероятно богатый и живой мыслеголос. Всю его юную жизнь он знал, что певица памяти, которую называли Поющей-Истинно, была самой могучей и опытной певицей памяти мира. На деле она была одной из трех или четырех самых могучих певиц за тысячи смен сезонов сохранившихся в памяти Народа. Но раньше это было знанием, не опытом. Теперь его наполняли сила и красота ее мыслеголоса, многоцветного как драгоценность и прозрачного как стоячая вода, но ограненного огромной силой каждого мыслеголоса, которого она когда-либо коснулась и воспроизвела, когда пела память Народа сквозь паутину времени. Все они были в нем, звучали как колокола и цимбалы двуногих в тембре ее мыслеголоса. От него потребовалось собрать воедино всю свою смелость, чтобы наконец ответить.
«Да, певица памяти, — сказал он. — Я пришел. Сожалею, что путешествие заняло больше времени, чем ты ожидала. Оно было долгим, но я шел так быстро, как только мог».
«Так и есть. — Поющая-Истинно послала еще один всплеск тонкого веселья. — Просто когда Ткачиха-Песен предупредила меня о твоем походе, я подумала, что ты появишься во вспышке света и раскатах грома, подобно небесной машине двуногих. По меньшей мере, я ожидала что твоя шерсть будет подпалена от скорости!»
Уши Искателя-Мечты дернулись от острого смущения, и то, что он знал, что Поющая-Истинно почувствует это — и то, что он почувствует в ответ нарастание ее веселья — не облегчили ситуации. Но кроме того, он чувствовал и ее ободрение, и искреннее приветствие.
«Если бы у меня было небесное яйцо двуногих, я бы использовал его, певица памяти, — признал он через мгновение. — Но у меня есть только собственные лапы и хвост. Хотя, полагаю, я мог подпалить мой хвост раскачиваясь на нем, когда пересекал последний участок прямого леса за горами»
«Без сомнения. Что ж, заходи, котенок. Ты проделал слишком долгий путь, чтобы оставаться сидеть снаружи, пока на тебя не прольется дождь»
«Благодарю, певица памяти», — ответил он со всей искренностью, которой заслуживала такая вежливость, выпрямил свое гибкое тело и вошел в плотно свитое гнездо.
Большинство из Народа предпочитало уютные гнезда не более чем в две собственные длины тела и по нескольким причинам. Во-первых, меньшие гнезда были существенно теплее в холодные дни. Во-вторых, взрослые сами занимались поддержанием гнезда в порядке, а за состоянием меньшей крыши следить было проще. Супружеские пары обычно расширяли свое гнездо, особенно когда растили котят, но все равно возвращались к меньшему, более удобному размеру при первой возможности.
Но гнездо Поющей-Истинно было гигантским, в нем бы смогли разместиться минимум три руки взрослых. Когда глаза Искателя-Мечты привыкли к сумраку он моргнул от удивления, что кто-то затащил камни на верхушку дерева, чтобы сложить из них очаг в центре гнезда. Подобная роскошь была неслыханной, учитывая опасность, которую представлял бы для живущих на деревьях существ вырвавшийся на свободу огонь, но удивление прошло столь же быстро, как и возникло. Это было гнездо Поющей-Истинно , и если кто-то из Народа и заслуживал подобного, то именно она.
Затем что-то протрещало, он обернулся и с удивлением увидел, как Поющая-Истинно отодвинула занавес и вышла из-за него. Занавес был из материала, которого он раньше не встречал. Вспышка изумления сопровождала осознание, что он должен был быть соткан двуногими. Или, по крайней мере, сделан двуногими, поскольку материал совсем не выглядел тканым. Скорее он был цельным, с мягкой и пушистой внутренней поверхностью, и, на его взгляд, был даже лучшим утеплителем, чем одеяла и драпировки, которые Народ ткал из собственной, выпадающей во время линьки, зимней шерсти.
Он бросил беглый взгляд на заметно меньшее помещение за занавесом и понял, что это было ее спальное место, но в тот момент это даже не осознавалось. Причиной этого было не только удивление материалу занавеса: он никогда не слышал о гнездах, которые бы внутри делились на части, и новизна подобного ошеломила его. Но, подумав, он признал разумность такого устройства для большого гнезда. Народу не было нужды возводить стены для «уединения»; это была специфическая концепция двуногих, но для представителя Народа было буквально невозможно не ощущать мыслесвет других на столь близкой дистанции. Однако внутренние стены и занавеси делили гнездо на меньшие секции, каждая из которых была бы заметно теплее в дни холода.
«Итак, ты одобряешь мой занавес? — Поющая-Истинно склонила голову. — Не все думают также. На деле некоторые полагают его еще одним знаком того, что мой пост вверг меня в гордыню. — Она рассмеялась. — Большинство предусмотрительно не говорят этого, но их мыслесвет их выдает»
«Конечно нет!» — запротестовал Искатель-Мечты.
«Котенок, я не просто певица памяти клана Яркой Воды, — сказала она ему щедро окрасив мысль весельем. — Я еще и старая Поющая-Истинно, тетушка, кузина или почтенная бабушка для каждого из членов клана. Они не намерены позволить мне забыть это, а я и не возражаю. Кроме того… — еще один смешок — сомневаюсь что знала бы как поступить, если бы не нашлось хоть кого-то осуждающего меня!»
«Но кто посмеет?» — поразился Искатель-Мечты; усы его вздрогнули от смущения, когда она мягко рассмеялась при виде его пылкого возмущения. Что ж, она могла себе позволить посмеяться над ним, но это не делало его вопрос менее естественным. Она была Поющей-Истинно, певицей из певиц памяти, именно той, чье прозрение свело вместе Народ и двуногих!
«Ты еще котенок» — наконец сказала она ему мягким мыслеголосом, затем вышла на центр гнезда и Искатель-Мечты, наконец ясно рассмотрев ее, испытал шок. Ее сильный, красивый мыслеголос и такой же мыслесвет могли бы принадлежать юной женщине, только начинающей жить, но певицу памяти, которая предстала перед ним возраст не пощадил. Ее испещренный пятнами коричневый мех поседел настолько, что выглядел таким же серым, как и его; среднюю и заднюю левые лапы она при ходьбе приволакивала. Усы ее с возрастом обвисли, она потеряла правый верхний клык и теперь, когда он присмотрелся пристальнее, он ощущал постоянную фоновую боль в негнущихся суставах и ноющих связках ставшую неотъемлемой частью ее жизни. Это было настолько ясно теперь, когда он осознал эту боль, что он был в недоумении как же упустил ее в начале, но только до тех пор, пока не понял, что не обратил на это внимания, поскольку она не обращала. Боль была фактом ее жизни, который она не могла отрицать, но и концентрироваться на ней она резона не видела. В ее травянисто-зеленых глазах светилась воля которой немощь очевидно дряхлеющего тела была не более чем неудобством.
«Итак, юноша бегущий за мечтой , — произнесла она. — Ты сказал, что проделал столь долгий путь, чтобы посоветоваться со мной. Чем может помочь тебе древняя певица памяти?»
«Я…» — начал было он, но остановился, пораженный собственным безрассудством. Он был только юнцом, получившим право голоса перед старейшинами клана Танцующих Красных Листьев менее половины смены сезонов назад. Как заметила Хозяйка-Песен, это вряд ли давало ему право оспаривать общее решение этих самых старейшин.
На мгновение ему захотелось просто развернуться и отправиться восвояси, не демонстрируя свою незрелость и не унижая свой клан, оспаривая волю старейшин. Но затем он вспомнил песни о Лазающем-Быстро и действиях Поющей-Истинно когда она стала старшей певицей клана Яркой Воды, и его решимость укрепилась. Если кто-то во всем мире и поймет потребность оспорить запреты, то это безусловно будет Поющая-Истинно!
«Я пришел за твоей поддержкой, Певица Памяти» , — сказал он с достоинством слегка удивившим его самого.
«За моей поддержкой… — повторила Поющая-Истинно и ее обвислые усы зашевелились от горьких и в то же время счастливых воспоминаний. — Был уже в Народе разведчик просивший меня о поддержке , — сказала она Искателю-Мечты. — Он ее получил… и она его едва не погубила. На самом деле погубила, в конце концов. Ты хочешь, чтобы я это повторила?»
«Да» , — ответил Искатель-Мечты, и на этот раз без колебаний или сомнений. Он взглянул ей прямо в глаза, позволяя оценить свою искренность, и она вздохнула.
«Ваши старейшины правы, Искатель-Мечты , — наконец сказала она. — Ты слишком молод. Отправляйся домой. Подожди. Поживи дольше, прежде чем отправиться навстречу темноте»
«Не могу , — просто ответил он. — Я вслушивался в песни, Певица Памяти, и в них ощущал мыслесвет двуногих, подобный огню в снежную и ветреную ночь. Он наполняет мои сны, я стремлюсь ощутить его яснее — ощутить самому, погрузится в него. И я хочу узнать больше о мире двуногих, об их орудиях, обо всех их чудесах. Нужда и жажда наполняют меня и я не могу превозмочь или отбросить их»
«А если ты утолишь эту жажду, ты умрешь , — мягко сказала она и хлестнула хвостом, прерывая его, было начавшего отвечать. — О, не сразу, младший брат. Но люди — и именно так они называют себя;

Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? - Вебер Дэвид Марк => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? писателя-фантаста Вебер Дэвид Марк понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта? своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Вебер Дэвид Марк - Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта?.
Ключевые слова страницы: Хонор Харрингтон. Миры Хонор - 2. Чего стоит мечта?; Вебер Дэвид Марк, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов