фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но вместо образа сестры Мэгги в объятиях своего приятеля по сбору фондов он увидел цепочку вспыхнувших заглавных букв:
НАДЕЮСЬ, ТЫ НЕ ЗАБЫЛ СДЕЛАТЬ ДУБЛИКАТЫ!
Где фотографии? Он закрыл этот файл, перешел к следующему — и увидел то же послание.
— О господи!
Ричи Кордова принялся открывать файлы один за другим, и во рту пересыхало все больше по мере того, как на экране раз за разом возникали те же слова. Он перешел к другим папкам, но все файлы содержали одно и то же послание. Он попытался открыть пару других файлов — но и вместо них было то же самое! Все проклятые файлы в его компьютере были начисто стерты, уступив место издевательскому посланию!
Поднявшись, он сжал голову руками:
— Этого не может быть! Да провалиться мне, этого не может быть!
Эдди просунула голову в дверь:
— Какие-то неприятности, Ричи?
— Мой компьютер! Кто-то влез сюда и взломал мой компьютер! Все стерто!
— Разве это возможно?
Он подошел к окнам и на каждом проверил контакты. Никаких следов взлома. Оба были заперты изнутри.
— Не знаю. Я... — Ричи ткнул в секретаршу указательным пальцем. — Должно быть, ты забыла включить охрану.
Эдди с оскорбленным видом покачала головой:
— Ни в коем случае. Включила, как всегда включаю. И когда пришла утром, с охраной все было в полном порядке.
— Дерьмо собачье! — заорал Ричи. Ей пришлось отскочить от дверей, чтобы пропустить его. — Если это правда, то как он добрался до моей машины?
В приемной их ждала та же история: окна были нетронуты. Да что тут произошло?
— А может, никого и не было, — предположила Эдди. — Может, это был... как их называют?., и он вломился... Я слышала, что они могут залезать даже в правительственные компьютеры... так почему бы и не в ваш?
Ричи не очень разбирался в хакерстве, но одно знал точно:
— Чтобы влезть в компьютер, он должен быть включен, а я свой каждый вечер выключаю.
Он вернулся к себе в кабинет.
— Даже не знаю, что тебе сказать, — сообщила Эдди, — кроме того, что система защиты там стояла. — Она нахмурилась. — А теперь ты должен спросить себя: зачем кому-то понадобилось взламывать твой компьютер? В своем я храню всю корреспонденцию и счета. И если кто-то хочет пустить ко дну твой бизнес, то он, конечно, займется твоей машиной, не так ли. А вот с моей все прекрасно.
На это Ричи не мог ответить. И вдруг он вспомнил о конверте.
— О'кей, о'кей, мы теряем время на пустую болтовню. Найди-ка номер компьютерной мастерской, что внизу по улице. Позвони мастеру и скажи, что у меня авария и он мне нужен как можно скорее.
— Будет сделано.
Как только за Эдди закрылась дверь, он кинулся к радиатору. Конверт был на месте. Ричи торопливо вытащил его и проверил деньги — все в целости и сохранности. Он положил конверт на место и, спотыкаясь, вернулся к своему креслу.
А может, никто сюда и не вламывался. От этой мысли стало как-то легче. Он перенес свой компьютер сюда, поближе к системе безопасности. Примитивная, но все же она была лучше, чем ничего. А поскольку от наличия охраны зависела арендная плата, это было дешевле, чем устанавливать систему защиты.
Он схватил «Пост» и погрузился в изучение страницы с гороскопом.
Близнецы (21 мая — 21 июня). Получите преимущество, взяв на себя дополнительную ответственность. Дополнительные часы работы обеспечат будущую финансовую безопасность. Если вы ведете переговоры, то сейчас в курсе дела, что другая сторона относится к ним не так серьезно, как вы.
Ну, он всегда вел какие-то финансовые переговоры, и эта сука монахиня в самом деле относилась к ситуации не так серьезно, как ей полагалось бы, но в гороскопе нет ни слова относительно невезения или необходимости остерегаться. Со свойственной ему обстоятельностью он принялся за другой гороскоп.
Рак (22 июня — 22 июля). Ваш сегодняшний стиль — умение оказаться в нужное время в нужном месте. Вас ждет признание за хорошо сделанную работу. Трудовые обязанности сочетаются с общественными. Отпразднуйте сегодняшний день, пусть даже вам придется придумать причину.
Тут тоже — никаких предупреждений. Но ему понравилась та часть, где говорилось о нужном времени и нужном месте. Это никогда не помешает. Хотя и не спасло его файлы.
Он посмотрел на экран, где продолжали блестеть слова:
НАДЕЮСЬ, ТЫ НЕ ЗАБЫЛ СДЕЛАТЬ ДУБЛИКАТЫ!
Ричи с силой ткнул в клавишу отключения, и экран почернел.
— Имел я тебя!
Еще бы ему не помнить о дубликатах. Копии всех файлов хранились в надежном месте.
6
Джек нашел по соседству небольшой безымянный бар и заслужил ряд удивленных взглядов, поскольку оказался в нем единственным белым. В прейскуранте значились преимущественно разные сорта «Будвайзера» и «Миллера», но он заказал бутылку «Короны» и кусок пирога. Со своим заказом Джек устроился у окна, откуда открывался хороший вид на офис Кордовы.
Тротуары были заполнены людьми, а проезжая часть машинами. Похоже, не меньше трети из них составляли черные «линкольн-континентали» или «таункары» с яркими наклейками на бамперах.
«Корона» была хороша, а вот во вкус пирога он вдаваться не стал. И правильно сделал, потому что микроволновка, стоящая в задней комнате, запекла сыр на корке в упругую несъедобную массу. Было трудно разобраться, где кончается одна субстанция и начинается другая.
Впрочем, это его не волновало. Он ел лишь для того, чтобы потом не чувствовать голода. Мысль о том, что теперь его физиономия красуется в компьютере у дорменталистов, явно не способствовала аппетиту. Он вообще не хотел фиксации своего образа. Ни в каком виде.
Но в данном случае он был бессилен. Джек прикидывал, не удастся ли еще пообщаться с персоной, обреченной на столь странное существование, но у него было чувство, что от Дженсена не отделаться. Тот был явно не дурак, и Джек понимал, что Дженсен может доставить ему неприятности.
Может, они уже рядом. Снова следят. Тот же тип, который таскался за ним вчера, пытался сесть ему на хвост и сегодня. Джек без труда оторвался от него в толчее Рокфеллеровского центра и оттуда прямиком направился в Бронкс.
Слежку следовало оценить лишь как доказательство, что Дженсен не купился на историю Джейсона Амурри. Может, все дело было в его натуре: видно было, что Дженсен отнюдь не отличался доверчивостью и конечно же большая часть его работы заключалась в том, чтобы вынюхивать грядущие неприятности и устранять их. Да и кроме того, появление Джека заставило его насторожиться. Скорее всего, он старался предстать в лучшем свете в глазах своего босса.
Поэтому Джек и не возражал против фотографирования. И что же теперь делать? Он должен что-то придумать. Может, Рассу удастся справиться с этой ситуацией, хотя он наверняка будет уклоняться от серьезного проникновения в чужой компьютер, опасаясь, что это скажется на условиях его досрочного освобождения.
Джек посмотрел на часы. Почти полдень. Кордова, наверно, уже колотится над своим компьютером. Ему безумно хотелось превратиться в мушку на стене и наблюдать, как Ричи откроет первый файл, как его лицо исказится ужасом, когда он поймет, что память компьютера начисто стерта.
Он уже съел половину пирога и выпил две трети «Короны», когда увидел Кордову, выскочившего на тротуар и прижимавшего к объемистому животу системный блок. Когда тот торопливо двинулся в гору, Джек одним глотком допил остатки пива и направился к дверям.
Чтобы пробраться сквозь толпу, высыпавшую во время ленча, времени ему потребовалось больше, чем он предполагал, — обстановка напоминала день полной распродажи, когда магазины выставляют на улицу одежды, электроники и всего прочего больше, чем есть в самом магазине. Кордовы нигде не было видно.
Что за...
Неужто толстяк успел прыгнуть в такси? Джек уже был готов безжалостно осудить себя, как за несколько дверей слева от себя заметил вывеску: «Компьютерный доктор».
— Остается надеяться, — пробормотал Джек, перебираясь через улицу.
Он остановился перед витриной, делая вид, что рассматривает выкладку мониторов, клавиатур и различных жестких дисков. Бросив беглый взгляд, он убедился, что Кордова у стойки размахивает руками, что-то объясняет клерку в белом халате.
Джек испустил длинный вздох облегчения и удалился в дальний конец улицы — наблюдать и ждать.
7
— Я уже могу поставить вам диагноз, — сказал клерк после того, как Ричи объяснил, что случилось.
Ричи жутко хотелось стереть гнусную ухмылку с этой прыщавой физиономии — лучше всего мотком колючей проволоки. Белый халат свисал с узких костлявых плеч; у клерка была бритая голова и много серег. Просто куча. Ричи досчитал до шести и остановился.
— Да? И какой же?
— Ваш компьютер простудился.
Что там несет эта ослиная задница?
— Откуда вы это знаете? Вы в него даже не заглянули.
Ухмылка на лице отвратного типа стала еще шире, когда он ткнул большим пальцем в табличку на лацкане белого халата. Она гласила: «Доктор Марта».
— Врач и так знает. Вы пришли в правильное место. Куда лучше нести компьютер с вирусом, как не к «Компьютерному доктору»?
— С вирусом? Откуда он у меня взялся?
— У вас стоит антивирусная программа?
— Нет.
Доктор Марти закатил глаза.
— И вы входите в Интернет?
— Ну да. — Этому клоуну лучше не спрашивать, куда именно.
— Даже что-то скачиваете из него — куски, программы, файлы?
— Да, иногда случается.
Ничего себе иногда. Ричи не знал, что такое «куски», но он скачивал тысячи файлов с изображениями упругих молодых тел, от вида которых у него перехватывало дыхание и...
— Вот так вы, скорее всего, что-то и подхватили. Или через электронную почту.
— То есть это не значит, что кто-то влез в мой офис и сунул эту гадость в мою машину?
— Вы имеете в виду, будто кто-то физически загрузил вирус в ваш компьютер? — расхохотался доктор Марти. — Вот это вряд ли! На дворе двадцать первый век! Стоит вам открыть дверь вашего компьютера, и в нее тут же врывается Интернет.
Ну, хоть с этим легче. В какой-то мере.
Теперь доктор Марти пустился рассказывать о некоем вирусе, который и несет ответственность за состояние машины Ричи.
— Вы можете разобраться с ним?
— Конечно. Я поставлю антивирусную программу и проведу диагностику.
— Сколько времени это займет?
— Дайте мне пару часов. Оставьте номер своего телефона, и я позвоню, когда все почищу. — Прыщеватый покачал головой. — Хотя часть ваших файлов уже не восстановить. Они мертвы и уничтожены. Этот вирус не берет пленных.
— Все в порядке. У меня есть дубли.
Доктор Марти показал ему большой палец:
— Какой молодец!
— Эй, а что, если эта штука... ну, вирус влез и в мои дубли?
— Ни в коем случае. Если вы хранили дубли на лазерном или на компакт-диске, то...
Ричи выслушал все, что ему было необходимо.
— Отлично. Буду ждать вашего звонка.
8
Когда Кордова вышел, Джек уже был в полной готовности. Но вместо того чтобы вернуться в свой офис, Ричи двинулся в противоположном направлении.
Хороший знак. Джек был совершенно уверен, что Кордова не держит дубли в своем офисе; может быть, он как раз и направляется за ними.
Держась на противоположной стороне улицы, он проследовал за ним целых три квартала до местного отделения банка Моргана. Зайдя вслед за Кордовой внутрь, Джек увидел, как он обратился к одной из сотрудниц и вместе с ней проследовал в глубь банковского помещения.
Джек кивнул. Там располагаются индивидуальные ячейки.
Он проверил часы работы банка: прием заканчивается в три часа. Отлично. Чтобы привести в порядок технику Кордовы, «Компьютерному доктору» потребуется время — и уж тем более его не хватит на то, чтобы Кордова успел забрать компьютер и, подключив его, восстановить файлы, а потом до закрытия банка вернуть в него диск.
Так что, скорее всего, диск останется на ночь в офисе.
Ну и что? Джек может снова ночью влезть в кабинет Ричи и опять инсталлировать вирус, но что делать с запасным диском? Он может просто украсть его, но тогда у Кордовы будет неопровержимое доказательство, что его офис подвергся нападению.
Джек решил, что на худой конец придется это пережить, хотя он бы предпочел, чтобы толстяк обращал свои проклятия в адрес Небес, веря, что несчастья объясняются грузом дурной кармы, которую он наработал на свою голову.
Словом, необходим еще один визит к Рассу, дабы выяснить, как можно изуродовать копии, чтобы никто о том не догадался.
Но первым делом он должен посетить Бикман-Плейс.
9
— Вы видели его? С ним все в порядке?
На опухшем лице Марии Роселли сияли темные глаза. Она не сводила их с Джека.
Как и в прошлый раз, Эстебан объявил о его появлении, ротвейлер Бенно встретил у дверей, хозяйка дома предложила чай, но Джек отказался и сразу сообщил:
— Выглядит он здоровым. — Утверждать, что у сыщика чистый и ухоженный вид, он не стал, но, с другой стороны, истощенным парень тоже не был. — Похоже, он отращивает бороду.
Женщина нахмурилась:
— В самом деле? Как-то он попробовал, но сказал, что она все время чешется и сводит его с ума. — Она отмахнулась. — Впрочем, это совершенно не важно. — Что он ответил, когда вы ему сказали позвонить матери?
— Я не успел. Кажется, он был... м-м-м... наказан.
— Что? — Быстрое движение руки ко рту. — Что вы имеете в виду?
— Я не знаю, что он сделал, но ему не разрешено говорить с другими дорменталистами, и они тоже не имеют права говорить с ним.
— Какая глупость! Не могу поверить, что Джонни позволил так унижать себя. Он должен немедленно покинуть это заведение.
— Это зависит от него. Поскольку мне пришлось изображать новоиспеченного дорменталиста, в храме я не мог с ним поговорить. Посему постараюсь выяснить, где он живет, перехвачу его за пределами храма и передам ему ваши слова.
— Сколько времени, по вашему мнению, это займет? Может, вы его встретите завтра?
Джек пожал плечами:
— Хотел бы. Но едва ли можно на это рассчитывать.
— Но вы и так многого добились за столь короткое время.
— Просто повезло.
Счастливое совпадение. Опять это слово на "с". Неужели ситуация искусственно создана? Не похоже. Но одна из тех пожилых дам с собакой сказала ему, что совпадений в его жизни больше не будет.
Он поднялся и сверху вниз посмотрел на Марию:
— Вы уверены, что не знаете Аню Манди?
— Женщину, о которой вы упоминали в тот день? Помнится, я сказала вам, что нет, не знаю.
— Да, так вы и сказали, — вздохнул Джек. — Если мне снова повезет, я увижу Джонни и прослежу его до дому. Если нет, постараюсь добраться до членских списков.
Первый вариант предпочтительней. Завтра он попробует оказаться на Уровне Общения примерно в то же время, что и сегодня. Если Джонни Роселли придерживается определенных привычек, то Джек сам позаботится о совпадении.
Когда он покидал дом Марии Роселли, Эстебан улыбнулся и придержал для него парадную дверь. Двинувшись по направлению к Первой авеню, Джек осознал, что целый день не видел Джиа. Он от нее в нескольких минутах. Почему бы не заскочить?
10
Джиа посмотрела в дверной глазок и улыбнулась. Джек. Как раз тот тоник, который ей нужен.
Она распахнула дверь:
— Привет, незнакомец.
Джек расплылся в улыбке:
— Эй, не прошло и двадцати четырех часов.
— Знаю. — Она втянула его внутрь и повисла у него на шее. — А казалось, что неделя.
В объятиях Джека Джиа почувствовала, как ее отпускает напряжение, которое весь день давило на нее. Утро длилось невыносимо долго, и она с трудом дотянула до полудня. Она собиралась поработать над своим последним полотном — новый вариант серии мостов Пятьдесят девятой улицы, — но ею овладела такая слабость, что просто не было сил стоять у мольберта. Наверно, это последствия кровотечения, подумала она.
Но пусть даже энергия, как обычно, била бы в ней ключом, Джиа сомневалась, что ей удалось бы много сделать. Почему-то ей совершенно не хотелось возиться с красками — и вовсе не из-за слабости.
Она едва не потеряла ребенка. Доктор Иглтон заверила ее, что все обошлось как нельзя лучше, но не было гарантии, что это не повторится снова. Ее первая беременность до Вики кончилась выкидышем. Кто может ручаться, что этого больше не случится?
Этого ребенка, может, и не планировали, но он уже существовал — Джиа не знала, можно ли его называть «он», но никем иным его себе не представляла, — и она не могла дождаться того дня, когда возьмет его на руки и глянет в его личико. Две недели назад она почувствовала его первые движения, и с тех пор он не переставал бушевать. Особенно после кровотечения, что ее только радовало.
Но она не могла отделаться от ощущения, что над ней занесен топор.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил Джек.
— Прекрасно. Отлично.
Говоря по правде, она испытывала легкое головокружение, но не хотела сообщать Джеку о нем. Он избавил ее от всех забот, нанял домработницу и настаивал, чтобы она оставалась в постели. А она не хотела вести такой образ жизни.
— Вид у тебя как у привидения.
— Мне нужно восстановить гемоглобин. Доктор Иглтон прописала железо.
Лицо Джека выразило озабоченность.
— Почему бы нам не посидеть рядом?
Я уж думала, ты никогда этого не предложишь.
— Конечно. Если хочешь.
Они перебрались в уютную гостиную, обставленную во вкусе пожилых английских тетушек, потому что дом числился за тетушками Вики — Грейс и Нелли. Этих двух милых созданий уже не было среди живых, но, кроме Джиа и Джека, об этом никто не знал.
— Спасибо, что заботился о Вики, — сказала Джиа, садясь, и услышала в ответ:
— Во-первых, ты никогда не должна меня благодарить за заботы о Вики. Никогда.
— Знаю. Просто я...
— И второе — это она заботилась обо мне. Восхитительный ребенок.
— Да, она такая.
Они сидели на диванчике, тесно прижавшись друг к другу, но она чувствовала его напряжение.
— Ведь тебе надо идти, да?
Он кивнул:
— К сожалению. Должен встретиться с человеком по поводу диска.
Она еще больше прижалась к нему:
— Только будь осторожен.
— Я всегда осторожен.
— Вовсе нет. Это меня и волнует.
Она всегда беспокоилась о нем.
11
— Ты хочешь уничтожить лазерный диск? — уточнил Расс. На нем были те же майка и джинсы, что и во время двух последних визитов Джека. — Легче легкого. Супь диск в микропечку и поджаривай его, пока он не пойдет трещинами, как старое зеркало.
Джек начал этот недвусмысленный разговор, едва только явился, — чтобы не дать Рассу времени увязнуть в бессмысленном обсуждении обстоятельств дела. Набор из шести бутылочек, который Джек прихватил с собой, тоже должен был отвлечь его от академических прений.
— Расс, идея в том, чтобы сделать диск нечитаемым, — но владелец не должен даже догадываться, что с ним кто-то имел дело.
— Тогда это совсем другая история. — Расс отпил пива. — Я предполагаю, что мы имеем дело с компакт-диском для однократной записи, и это прекрасно, потому что их куда легче уничтожить, чем коммерческую разновидность.
— А я думал, что диск есть диск.
— В определенном смысле да. Оба они используют лазерный луч, чтобы считывать с диска комбинации единиц и нулей, но...
— Как насчет музыки?
— То же самое: единицы и нули. Двоичный код, друг мой.
— Минутку. Ты хочешь сказать, что, когда я слушаю, скажем, басовую партию Джека Брюса в «Перекрестке», это всего лишь сочетание нулей и единиц?
— Именно. Музыка переводится в двоичный код, который записывается на диске, а плеер переводит его обратно.
Джек изумленно покачал головой:
— А я всегда думал...
И тут только он понял, что на самом деле никогда об этом не думал. Он вставлял лазерный диск в щель и нажимал кнопку. И больше ничего ему не нужно было знать. До сегодняшнего дня.
— Давай-ка я преподам тебе краткий курс о компакт-диске и компакт-дисковом запоминающем устройстве. У них обоих единственная непрерывная спиральная линия, шириной в половину микрона. Она раскручивается от центра к периферии.
— У виниловых пластинок наоборот.
— Именно. У лазерного диска эта линия тянется на три с половиной мили. Ноли и единицы представляют собой провалы и ровные участки. Провалы — это единицы, а ровные участки — это нули. Лазер считывает эти сочетания — и ты или получаешь данные на своем компьютере, или слышишь музыку. Со скоростью четыреста пятьдесят оборотов в секунду.
— Ого. До чего сложно.
— Считывание еще сложнее, но мы не будем в него углубляться.
— Благодарю.
Расс улыбнулся:
— Речь идет о коммерческих компакт-дисках. Но есть и несколько иная технология, которая имеет дело не с провалами и подъемами, а с помощью более мощного лазера выжигает серию точек в красочном слое пластика. Тепло меняет их отражающую способность, создавая этакие виртуальные провалы.
— Так на чем мне остановиться?
— Поскольку ты не хочешь оставлять по себе следы, такие варианты, как, скажем, поцарапать, оставить какую-то отметину или капнуть кислотой, отвергаются. Так что я вижу два других варианта. Для первого ты берешь десантный нож и пускаешь его в ход, чтобы расширить центральное отверстие, точку вращения — но лишь чуть-чуть. Много не требуется. Даже еле заметное изменение диаметра заставит диск болтаться, а когда это происходит при скорости вращения в четыреста пятьдесят оборотов в секунду, система считывания сходит с ума, то есть лазерный луч скачет как сумасшедший с дорожки на дорожку — а их отделяет друг от друга всего полтора микрона, — и оптическое воспроизведение встает на уши. Иными словами, «Секс пистолс» звучат как «У Джейн был козленочек».
И, опрокинув в горло очередную бутылку пива, он сделал выразительный жест свободной рукой.
— Но тем не менее, данные остаются на диске, не так ли? — уточнил Джек. — Значит, если кто-то заметит, что произошло с центральным отверстием, и исправит его, данными можно будет воспользоваться.
— Если поймут, что с дыркой поработали, если смогут безупречно восстановить ее. И то и другое очень — и весьма — сомнительно.
— Но возможно.
Расс вздохнул:
— Да, возможно.
— А есть другие варианты?
— Взять с собой электрическую плитку и поджарить диск так, чтобы он чуть-чуть покоробился. Скажем, на шестнадцатую долю дюйма. Или еще меньше. В любом случае лазерный луч собьется с наводки.
— Но ведь можно...
— Исправить коробление? Ни в коем случае.
Он сковырнул крышечку с очередной бутылки и протянул ее Джеку, который отмахнулся.
— Уверен?
Расс торжественно кивнул:
— Однажды покоробившись, пластик никогда не обретет заново безукоризненно плоскую форму, и бороздки никогда не выстроятся параллельными рядами.
Это Джеку понравилось. Именно такой вариант: простой и технически несложный.
— Кстати, у тебя тут где-нибудь не завалялась электроплитка?
12
Сидя в темноте кухни, Мэгги облегченно застонала, когда сняла с бедра докрасна раскаленное распятие. Она думала, что с каждым новым ожогом боль будет переносить все легче, но в этот раз она была нестерпимой. И ожидание страданий, длившееся весь день, было почти столь же невыносимым, как сама боль.
Теперь пять. Осталось еще два. Очередной в пятницу и затем последний — завершающий — в воскресенье, в Господень день.
На нее накатила совсем другая боль, и горло свело спазмом. Она оглядела воспаленные волдыри на бедрах и вознесла молитву:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике