фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Она попыталась осознать, не сделали ли они с ней еще что-нибудь, но если даже и да, то она ничего не чувствовала...
Она потеряла способность соображать, когда осознала, что ее руки, ноги да и само тело накрепко привязаны к дюжине, а то и больше металлических стержней... а сама она, связанная, подвешена в нескольких футах от земли... в трубе.
Джейми попыталась успокоиться. Должно быть, это сон, очень плохой сон, потому что на самом деле этого не может быть. Такое не может случаться с людьми, особенно с ней. Это какой-то сюрреалистический бред, не имеющий ничего общего с действительностью...
Взять, например, внутреннюю поверхность этого цилиндра... все эти странные, геометрически строгие линии, которые под углами уходят вверх, вниз и во все стороны. Ничего подобного она раньше не видела.
Это сон...
Что это было? Где она оказалась? И почему?
И тут в памяти всплыл кусок из ее интервью с Бласко. Та часть, где речь шла о колоннах, которые Брейди погребает по всему миру. Казалось, прошли годы и годы с того дня, когда она печатала эти слова на экране своего компьютера...
...на изготовление этой колонны должен идти лишь специальный песок, а сама колонна расписана разными странными символами...
Она, связанная по рукам и ногам, подвешена внутри одной из колонн Брейди. Но, ради всех святых, зачем?..
Объяснение крылось в следующем предположении Бласко, от которого у нее пошел мороз по коже.
...кроме того, прежде чем захоронить ее, внутрь что-то вкладывают...
Старик не знал, что это могло быть, но теперь Джейми все поняла.
Кляп заглушил ее крик.
18
— Где мы, черт возьми? — пробормотал Джек, следуя за Брейди по темным и извилистым окраинным улочкам Джерси.
«Мерседес» Брейди держался за старым потрепанным пикапом и перед «таурусом». Джек ехал за «таурусом», не вырываясь вперед.
Нигде ни одного указателя, хотя это не имело значения. Места вокруг были незнакомые.
Но не для Брейди. Он явно знал, куда направляется. Съехав с магистрали, он без малейшего колебания прокладывал путь среди пологих возвышенностей.
Очередной поворот застал Джека врасплох. На перекрестке Брейди резко свернул влево и исчез. Джек сбросил скорость, но не остановился — вдруг Брейди проверяет, нет ли за ним хвоста. Он бросил взгляд на открытое пространство между деревьями, к которому вел бетонный съезд с асфальта дороги — а дальше ничего, кроме ночного неба.
Оставив за собой четверть мили, Джек нашел место, где можно развернуться, и поехал обратно. Подъехав к забетонированному съезду, он выключил фары и увидел что-то вроде ямы, над которой широко простиралось звездное небо; глубина проема в земле составляла футов семьдесят или восемьдесят, а у ближайшей стенки высились какие-то странные сооружения. Из нескольких окон самой высокой конструкции пробивался свет; тут же стояли три или четыре машины.
Джек сдал назад, съехал вниз по склону и развернулся на сто восемьдесят градусов. Машину он отогнал с дороги и поставил между двумя соснами, после чего пешком вернулся обратно. Вдоль стенки провала шла крутая бетонная дорожка. Он спустился по ней. Внизу стояли бетономешалки. На каждой дверце надпись, которую Джек принял за название компании. Над надписью красовался рисунок. Он и заставил Джека приблизиться к машинам. Прикрываясь корпусом одной из них, он рискнул на мгновение включить карманный фонарик.
В центре дверцы было изображение вроде бы черного солнца или черного цветка. А ниже...
«Уильям Благден и сыновья, инкорпорейтед».
Этот рисунок и это название он уже видел раньше. Но где?
И тут он вспомнил: пару месяцев назад, в Новетоне во Флориде, на дверце кабины грузовика.
Водитель сказал, что возит песок в Нью-Джерси. Джек было подумал, что это довольно странно — песка в Джерси более чем хватает, — и решил поинтересоваться по возвращении. Но в те дни в его жизни произошло столько событий, что до песка так и не дошли руки.
И вот теперь он оказался на рабочей площадке фирмы «Благден и сыновья».
Джек снова почувствовал себя не лучшим образом. Нет, это не случайное совпадение. В его жизни больше не будет места совпадениям...
В сентябре грузовик Благдена и сыновей, возивший песок, был украден и сбил машину его отца. А сейчас, в ноябре, он, выслеживая Лютера Брейди, оказался в карьере Благдена и сыновей. Или как там называется место, где месят бетон.
А при чем тут песок? А при том, что песок — главная составная часть бетона, и всего двадцать четыре часа назад покойный Купер Бласко рассказывал о деле всей жизни Брейди, на которое тот пускал все средства церкви, — и как он хоронил бетонные колонны в особых местах по всему земному шару... в соответствии с рисунком на коже погибшей женщины.
Но это лишь часть большой картины, которая по-прежнему остается непонятной.
Джек знал, что он не оказался бы в данный момент в этой точке, если бы другая женщина, обитающая на Бикман-Плейс, не вынудила его заниматься дорменталистами.
Им продолжают манипулировать. На каждом шагу...
Он осознавал, что собственная жизнь все меньше и меньше принадлежит ему, и проклял эту мысль. Но пусть даже в нем росла и крепла ярость, он не видел, что делать с этой ситуацией, черт бы ее побрал.
Джек решительно подавил раздражение и все внимание уделил основному вопросу: здесь ли Джейми Грант?
Тщательно соблюдая меры предосторожности, оставаясь в тени, он все ближе и ближе подбирался к строению. Ни следа охраны. Плохо. Он был бы только рад, попади ему в руки один из Паладинов Храма, у которого он бы уж точно выжал сведения о местонахождении Джейми.
Подобравшись к строению, он узнал «таункар» Дженсена рядом с «мерседесом» Брейди; копы явно еще не занялись Великим Паладином — если вообще будут им заниматься. Перед дверями также стояли большая машина «инфинити» и «сааб», хозяев которых он не знал.
Дженсен и Брейди явились сюда без взвода ПХ. Джек этого не предполагал.
За углом он обнаружил залепленное грязью окно и тыльной стороной ладони расчистил небольшой участок стекла — достаточный, чтобы видеть, что происходит внутри, и слишком маленький, чтобы его заметили.
Внимание сразу же привлекла металлическая колонна, висящая на стропах под сводчатым куполом в дальнем конце помещения. На подмостках, поднятых на десять футов от пола, стояла группа людей. Легче всего было узнать Дженсена. Теперь к ним собирался присоединиться и Лютер Брейди.
Если бы только услышать, о чем они говорят.
19
Кивнув, Лютер приветствовал четырех членов Высшего Совета, которые только что прибыли: Глена Мути, Мариссу Менендес, Дика Каннингема и, конечно, Билла Благдена. Почему некоторые члены ВС считают, что они должны присутствовать при каждом заполнении? Он так и не мог понять, что ими руководит: то ли чувство ответственности, то ли болезненная тяга к острым ощущениям.
Отодвинув Дженсена в сторону, он понизил голос:
— Все готово?
Великан кивнул и пробурчал:
— Все на месте.
— А как с тем человеком? Обнаружили его след?
Темное лицо Дженсена стало еще темнее.
— Он будто исчез с лица земли.
— Мы оба знаем, что он этого не сделал. Где-то он должен быть.
— Но чтобы найти его, я должен первым делом выяснить, кто он такой. Он как луковица. Каждый раз, как сдираю один слой, нахожу под ним другой.
— Потише. Не хочу, чтобы ВС знал об этом.
Лютер чувствовал раздражение Дженсена.
Дженсен понизил голос:
— О'кей. Но все же что это за тип? Такое впечатление, что его не существует. Как я могу найти человека, которого не существует?
— Перестань сходить с ума. У меня ощущение, что он сам найдет нас. Ты готов к встрече с ним?
— Конечно.
Распахнув пиджак, Дженсен показал свой неизменный «магнум» в наплечной кобуре. Дженсен обладал такими размерами, что даже крупнокалиберное оружие не выделялось у него под одеждой.
Лютер подумывал, не прихватить ли и ему свою «беретту». У него имелось разрешение на оружие, и он был великолепным стрелком. Но он сомневался, стоит ли демонстрировать это свое умение. Особенно здесь. Дженсен хотел привезти в качестве охраны несколько своих Паладинов, но Лютер наложил вето. Чем меньше людей будет знать место погребения Джейми Грант, тем лучше.
— Немного терпения, — сказал ему Лютер, — и все наладится.
— Будем надеяться.
Посмотрев на членов ВС, Лютер перевел взгляд на цилиндрическую форму:
— Они не знают, кто там внутри?
— Нет. Думают, там очередной Ноль.
— Был ли уведомлен настоящий Ноль?
Еще один кивок.
— Она страшно переживает.
— Ей придется пережить.
— Я обещал, что следующий раз обязательно достанется ей.
У «Компендиума» была одна отличительная особенность. Чтобы колонна в самом деле имела ценность, чтобы она способствовала завершению Опуса Омега, кто-то должен был умереть в ней. Поместить в нее просто труп — этого было недостаточно. Человек должен был расстаться с жизнью, находясь внутри колонны.
Лютер модернизировал этот процесс. От камня он перешел к бетону, но на его изготовление шел только тот песок, россыпи которого были расположены рядом со следующей точкой. Для смеси сегодняшнего вечера пошел песок из карьера в Эверглейдс, где особенно остро чувствовалось воздействие Хокано.
Он создал форму для отливки, которая на поверхности каждой колонны оставляла предписанные символы. Ему оставалось только наполнить форму специальной смесью, которую, стоило ему дать указание, тут же готовил для него Билл Благден, и — вуаля! — вот вам и новая колонна.
Ну, не совсем. Для каждой требовался последний и самый важный ингредиент.
Как только Лютер осознал, каким путем надо идти к завершению Опуса Омега, он подумал, что этот ингредиент стоит поискать за пределами церкви среди человеческих отбросов — пусть они расстаются с жизнью в теле колонны. Но его тут же осенило — это неверный путь. Он не может запятнать облик Опуса Омега какими-то никчемными жизнями.
В конечном счете он создал концепцию Нолей — тех ВС, Взыскующих Слияния, чьи личные кселтоны умерли. Без жизнеспособных ЛК слияние с двойниками из мира Хокано было невозможно.
Конечно, приметы Нолей было невозможно опознать и выявить, пока ВС не вносил приличную сумму наличными, поднимаясь на Лестнице Слияния. Лютер предпочитал отбирать Нолей из самых преданных, самых уязвимых — эти выводы он делал в ходе интервью после подъема на каждую очередную ступеньку, — которые уже расстались с большей частью своих средств. Все без исключения бывали потрясены этими известиями и глубоко расстроены, что им не дождаться Великого Слияния, когда этот мир объединится с миром Хокано.
Но надо подождать... еще не все потеряно. Церковь нашла способ реанимировать мертвых ЛК. Правда, Воскрешение Кселтона требует безграничной веры, преданности и отваги. ВК было предложено только нескольким специально отобранным Нолям, достойным спасения. Процесс ВК не только возрождал их личные кселтоны, но даровал немедленное Слияние. Они получали его без утомительного восхождения по Лестнице Слияния и были готовы встретить этот великий миг с высоко поднятой головой.
Каждый Ноль, у которого были за спиной годы приближения к цели, был готов воспользоваться этой возможностью.
Эти хорошие новости всегда приносил Дженсен. Избранному Нолю не рассказывали о специфике процесса ВК, а всего лишь сообщали, что он или она должны отправиться в некое секретное место назначения, где их ждет особая миссионерская работа, которой они будут заняты некоторое неопределенное время.
Поклонники религии, которую фактически придумал Лютер, не переставали изумлять его. На удивление большое число Нолей охотно залезали в цилиндрическую форму для отливки и спокойно, словно в парке аттракционов, позволяли привязывать себя. Конечно, не все. Тех, кто, как предполагалось, в решающий момент станут в ужасе сопротивляться, одурманивали наркотиками и лишь потом опускали в форму.
Джейми Грант выпала великая честь — ей предстоит стать первой недорменталисткой, которая с того момента, как Лютер занялся Опусом, отдаст свою жизнь во имя этой великой цели. Хотя он не хотел, чтобы члены ВС знали это. Не хотел он также, чтобы они одолевали его вопросами.
— Пожалуй, время, — сказал он Дженсену и кивнул Биллу Благдену, хозяину бетонного заводика. — Надеюсь, Билл помнит о добавке ускорителя. Здесь довольно прохладно.
— Все предусмотрено. Он объяснил мне, что добавил достаточно хлорида кальция. Время затвердевания уменьшится на две трети.
— Прекрасно. Приступаем к делу. Но на этот раз я хочу сам опустить рычаг.
— Есть какая-то особая причина? Вы же знаете, Билл считает заботу о рычаге своей обязанностью.
— Знаю. Но эта женщина оскорбила церковь в печати — назвала ее идиотизмом, помнишь? — и пыталась уничтожить все, ради чего мы работали. Десятилетия борьбы и трудов пошли бы прахом, вылези она на люди со всем, что ей удалось узнать. Она была у меня бельмом на глазу с того черного дня, как появилась на пороге храма. И я считаю честью, что могу вознаградить эту опасную личность по заслугам.
Дженсен кивнул:
— Я скажу Биллу.
Лютер старался не принимать слишком близко к сердцу тексты Грант. Он не испытывал потребности лично опускать рычаг. Он мог позволить Благдену заняться им, если уж ему это так нравится. Ведь главное было в знании того, что эта сука больше не напишет и не произнесет ни одного критического слова о церкви. И на этом можно поставить точку.
Но оказалось, что нет.
20
Над головой Джейми качнулась тень, и она услышала какой-то звук. Вывернув шею, она увидела, как большая полусфера опускается на открытый конец цилиндра. Глухо вскрикнув — рот у нее был забит кляпом, — она опустила голову и увидела, как к ней поползла густая влажная струя серого бетона.
Его комковатое тесто, булькая и вздымаясь, дюйм за дюймом ползло по стенкам цилиндра, после чего растекалось по полу.
Бетон собирался всего в нескольких футах от ее ног и поднимался с неумолимостью прибойной волны. Джейми понимала, что жить ей оставалось всего несколько секунд. Часть ее существа покорно приняла эту неизбежность, но другая часть отказывалась сдаваться. Она отчаянно боролась с веревками, стараясь ослабить хоть одну из петель, но чувствовалось, что ее привязывали к прутьям арматуры со знанием дела... тот, кто знал, что и для чего это делает... и кто уже занимался этим раньше... больше чем один раз...
Вне себя от ужаса, она осмотрелась. По обе стороны от нее шли вертикальные швы. Этот цилиндр не существовал в виде цельного куска — две половинки цилиндра были смонтированы воедино. Если она сможет вытолкнуть наружу край одной из них, хоть немного раздвинуть шов, то, возможно, вздымающийся бетон просочится наружу, а давление его растущего веса вызовет вздутие на стенке цилиндра, а может, и вообще прорвет шов, так что цемент перестанет подниматься и выльется наружу.
Она широко, до предела, развела руки и, не обращая внимания на боль от врезавшихся в тело веревок, все же дотянулась до швов.
Бетон уже заплескивался на ее голые ступни. Как ни странно, его теплота едва ли не успокаивала.
Она надавила сильнее. По стержню арматуры скользнул один из узлов. Немного, но ей хватило, чтобы дотянуться до швов по обеим сторонам. Она все еще испытывала сильную боль в левой руке, но преодолела ее, напрягла все мышцы и пустила их в ход.
Волна теплого цемента поднялась уже до бедер и подползала к талии.
Она застонала сквозь кляп — из обрубка мизинца на левой руке снова хлынула кровь. Не обращая внимания на мучительную боль, она с силой нажала направо и налево — и получилось! Небольшой отрезок правого шва выдавился наружу, пропустив тонкий лучик света.
Бетон уже ласкал ее голые груди и подступал к горлу.
Толкай же! Дави!
И Джейми продолжала давить, даже когда густая масса подступила к подбородку и захлестнула ее с головой, залив ноздри и залепив глаза.
21
На этом бетонном заводе не происходило ничего интересного — по крайней мере, для Джека. Брейди и Дженсен, уединившись, о чем-то переговорили тет-а-тет, в стороне от остальных, после чего присоединились к четверке. Небольшая дискуссия — скорее спор, — после которой Брейди подошел к стене и решительно опустил рычаг. Через несколько секунд из раструба шланга потек цемент, заполняя цилиндр отливки.
Нет, не цемент — бетон. Садовник, на которого Джек работал в юности, всегда поправлял его, когда он делал эту ошибку: цемент — всего лишь часть бетона, связующий компонент. Когда в него добавляют песок и гравий, вот тогда он и становится бетоном.
Похоже, что в трубе обнаружился небольшой дефект. Джек заметил струйку густой серой массы, которая поползла из одного шва — словно мозг из пулевого отверстия. Но струйка была небольшой и скоро прекратилась.
Никаких следов Джейми Грант.
Пока все были заняты производством колонны, Джек подобрался к машинам. Короткими вспышками света он освещал их салоны спереди и сзади — пусто — и затем тянул дверцы. «Таункар» Дженсена и «инфинити» оставались открытыми. Он проверил их багажники, но Джейми там не было.
Он простучал багажники «мерседеса» Брейди и «сааба».
— Джейми? — говорил он. — Это Джек. Если ты внутри, подай знак.
Тишина.
Джейми могла быть где-то на территории завода, но Джек сомневался. Это было действующее предприятие. Джейми отсутствовала весь день, и он не видел, каким образом ее можно было тут прятать. Слишком велик риск, что кто-то увидит ее и узнает. Ее лицо мелькало во всех выпусках новостей.
Нет, ее доставили в какое-то другое место. Полностью изолированное.
Ему оставалось лишь надеяться, что она не пострадала от их рук.
Отправившись в обратный путь, он поднялся на холм. На этот раз, когда дорменталисты начнут разъезжаться, он проследит за Дженсеном. Если кто и знает, где Джейми, если кто и может привести Джека к ней, то это Великий Паладин.
Он добрался в темноте до своей машины, залез в нее и стал ждать.

Суббота
1
— Джек, присядь, пожалуйста, — сказала Джиа. — Я из-за тебя нервничаю.
— Прости. — Джек заставил себя присесть на краешек стула у кухонного стола.
— Съешь булочку. Ты ни к одной не притронулся.
Когда их распорядок дня совпадал, Джек любил ранним субботним или воскресным утром заскочить к Джиа с коробкой сладких булочек.
Он выбрал круассан в жженом сахаре, с хрустящей корочкой, мягкий и белый внутри. Но голоден он не был.
— Сегодня утром ты хорошо выглядишь, мама, — сказал он Джиа.
Так оно и было. Лицо ее посвежело, вернулась былая энергия.
Она улыбнулась:
— Спасибо. Я в самом деле чувствую себя куда лучше. Оправилась от гастрита быстрее, чем предполагала. Осталось привести в порядок анализ крови.
Вики засмеялась. Джек посмотрел на нее. Она сидела у дальнего конца стола, читая книгу, которую Джек купил ей в прошлом месяце. Она только что расправилась с булочкой в сахарной пудре — своей любимой, — от которой у нее остались снежно-белые усики. Скорее всего, она несчетный раз перечитывала «Сказку о Драконе из заварного крема» Огдена Нэша.
— Что тебя рассмешило?
— Послушай, — улыбнулась ему Вики. — «Мяу!» — заорал Инк и «Ой!» — заплакала Белинда, потому что пираты уже лезли на нос". — Она снова засмеялась. — Пираты на нос! Мне нравится этот кусок.
Вики нравилась игра слов, и поэтому она обожала Нэша.
— Я принесу тебе продолжение. О Заварном Креме и Ужасном Рыцаре.
— Еще одну книжку о Заварном Креме? Когда ты ее принесешь?
— Как только найду.
Когда Вики снова углубилась в чтение, Джек поднял глаза и увидел, что Джиа внимательно смотрит на него.
— Ты все время о ней думаешь, — понизив голос, сказала она, бросив взгляд на другую сторону стола. — Она не выходит у тебя из головы. И я имею в виду отнюдь не мисс Большое Ухо.
Джек рассказывал ей о Джейми Грант.
— Да. И дело не только в том, что я понятия не имею, где она... я даже не знаю... в живых ли она. — Он ударил кулаком по колену. — Я не должен был отпускать ее обратно в офис.
— Как ты мог ее остановить? Она взрослая женщина, и у нее есть право самой принимать решения. Ни ты, ни все остальные...
— Знаю, знаю. Просто... я не смог помочь ей и чувствую... ответственность.
Джек понимал, что не должен переживать. Что он мог сделать? Скрутить ее и сунуть в свой багажник? Что, скорее всего, и сделал Дженсен. Но опереди он его, Джейми, скорее всего, была бы жива и здорова.
Джиа продолжала смотреть на него.
— Я думаю, мы договорились, что ты будешь избегать опасных ситуаций.
— Все это началось как история о пропавшем человеке, и я...
— Пропавшем? — вскинулась Вики. — Кто пропал?
— Все в порядке, — сказал Джек. — Все твои знакомые на месте. Да и он нашелся.
— Вот и хорошо. — Девочка вернулась к книге.
— Но проблема в том, — почти шепотом сказала Джиа, — что у тебя вместо одной пропавшей личности появилась другая. И скорее всего, она не просто пропала, с ней могло случиться... как с тем бедным охранником в газете. Не похоже, что ты избегаешь опасных ситуаций...
— Да ничего такого не предполагается. — Джек вздохнул. — По крайней мере, в истории с шантажом я разобрался. Прошло без всяких обострений.
С точки зрения Джека, трахнуть по башке электроплиткой не означало «опасной ситуации», но он решил не упоминать об этой истории.
Он с трудом подавил зевок. Прошлой ночью он явно не выспался. Слежка за Дженсеном обернулась потерей времени. Он надеялся как-то добраться до физиономии Великого Паладина — скажем, когда тот остановится передохнуть. А потом заставить привезти его к Джейми.
Но возможность так и не представилась. Дженсен без остановки добрался до гаража на Восточной Восемьдесят седьмой и исчез в нем. Появился он через несколько минут и вошел во многоквартирное здание рядом.
К себе домой? Вполне возможно. Он держит здесь Джейми? Ни в коем случае.
Так что Джек поехал в Вестсайд, где команда дорменталистов-наблюдателей исправно блюла свои обязанности.
И снова тот же вопрос: выслеживают ее или его?
— Где же она? — невольно озвучил он свои мысли. Джиа сделала глоток чаю.
— Мне как-то трудновато судить о человеке, которого я никогда не видела, но, судя по тому, что ты мне о ней рассказывал, она не из тех людей, которые могут безмолвно и бесследно исчезнуть.
— Ты все понимаешь правильно. Если даже ее держат в какой-то лисьей норе, она все равно найдет способ дать о себе знать. — Он сжал кулак. — Черт возьми, они до нее добрались. Они схватили ее, и я не знаю, где она.
Джиа мягко положила руку на сжатый кулак Джека:
— Ты сделал все, что мог. Полиция в курсе, и ты показал им правильное направление расследования. Теперь это уже не твоя забота.
— Скорее всего, так оно и есть. — Это было проще сказать, чем принять. — Но у меня мрачное предчувствие, что эта история не увенчается счастливым концом.
Джиа сжала его кулак, но промолчала.
— Что касается пропавших женщин, — сказал Джек, извлекая из кармана свой мобильник. — Мне так и не удалось связаться с дамой, которая втянула меня в эту запутанную историю. — Он набрал номер Марии Роселли — единственное имя, под которым он знал ее, — и стал слушать бесконечные звонки. — По-прежнему нет ответа. — Он нажал кнопку конца связи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике