фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Есть только один способ выяснить...
Джек набрал в грудь воздуха и открыл двери. Очутившись в пределах безлюдного, но охраняемого холла, он подался вправо, подальше от металлодетектора, к турникету «только для членов». В пустынном холле лежали непроглядные тени. Пространство холла и район лифтов, дверца одного из которых была открыта в ожидании пассажира, освещались лишь несколькими канделябрами. В десятке футов от турникета за мраморной стойкой сидел одинокий Паладин Храма в красном мундире.
Джек, делая вид, что роется в кармане в поисках карточки, дружески махнул охраннику. Тот, смерив его взглядом, настороженно кивнул в ответ.
Джек держал пропуск в левой руке. Правую он оставил свободной, чтобы в любой момент она могла выхватить пистолет. Примерившись к прорези, он вставил в нее карточку, перевел взгляд на охранника и провел карточку через щель.
Ему пришлось подождать, пока ПХ сверится с компьютером. Оставалось надеяться, что фотография Джонни Роселли появится на экране со сноской, что он несет наказание — чем и объясняется его запущенный вид. Если у охранника изменится выражение лица или он потянется к телефону, Джека как ветром сдует. Он не хотел оказаться в ситуации, когда придется пускать в ход оружие.
Но выражение лица Паладина Храма не изменилось. Он поднял взгляд от экрана, рассеянно улыбнулся Джеку и махнул. Турникет щелкнул, пропуская его.
Наконец Джек смог перевести дыхание. Входя в открытую кабинку, он держал голову низко опущенной.
Прежде чем нажать костяшками пальцев кнопку двадцать первого этажа, он оглянулся на охранника и увидел, что тот читает какой-то таблоид. Скорее всего, не «Лайт».
О'кей, подумал он, когда створки дверей плотно сошлись, я здесь.
Теперь пришел черед самой сложной части замысла.
Он посмотрел на темную кнопку двадцать второго этажа — как бы ему хотелось, чтобы лифт донес его прямо туда, не оставляя данных о маршруте в компьютерах. Вот этого он должен избежать любой ценой.
Джек понимал, что отныне он должен все контролировать — до мельчайшей детали. Успех или провал зависит от него, а не от случайности или от обстоятельств. Так или иначе, но впереди его ждет очень нелегкий час.
2
В своем кабинете на третьем этаже Дженсен напряженно глядел из-за плеча Тони Мариготты на экран компьютера, который был единственным источником света в комнате. Непонятность этих штуковин жутко раздражала, но в хороших руках они давали потрясающие результаты. Мариготта вел углубленный поиск всего — всего! — что имело отношение к Джону Робертсону. Хотя этот человек уже два года как был мертв, а в отставку вышел задолго до смерти, поисковая система «Гуггл» выдала едва ли не тысячу ссылок. Но толку от них, увы, не было.
— Сплошное дерьмо, — процедил сквозь зубы Мариготта.
— Что поделаешь, продолжай. Я хочу просмотреть все до одного.
— А чего искать?
Мариготте сообщили не больше того, что он должен знать. Ему уже было известно, что Джейсон Амурри мошенник, и Дженсен сказал ему, что дополнительное расследование установило его связь с Робертсоном.
И эта история не имела никакого отношения к пропавшей Джейми Грант — так что тут не надо было искать связей и ссылок на нее.
— Найди мне все, что связывает Робертсона с Нью-Йорком — я уж не говорю о Манхэттене, — или с нашей церковью, или с любой другой организацией, которая может иметь для нас значение.
Мариготта со страдальческим выражением посмотрел на него:
— Это займет всю ночь.
Прямо дитятко малое, хотел сказать Дженсен, но сдержался.
— Уже и так прошло полночи. Постарайся выйти на финишную прямую. Кроме того, это время оплачивается тебе в полуторном размере.
— Да, но у меня жена и ребенок...
— Которые будут только рады солидному чеку. А теперь займись делом.
Склонившись над клавиатурой, Мариготта пробормотал что-то неразборчивое.
Дженсен по-дружески похлопал его по спине:
— Хороший парень. Я пройдусь, чтобы размять ноги. Может, выпью кофе. Тебе принести?
Мариготта удивился такому предложению. Еще бы! Дженсен никому не оказывал услуг. Но он хотел, чтобы внимание Мариготты, который возился с этими ссылками, не ослабевало.
Он вышел в холл и начал кругами ходить про нему.
3
Лифт остановился на двадцать первом этаже. Когда двери раскрылись, Джек нажал кнопку, отправляя лифт в холл, вышел из кабинки — еле успел, сдвигающиеся створки дверей едва не защемили его рубашку.
Во время предыдущего похода в храм он заметил, что в районе лифтов на каждом этаже имеются стационарные камеры наблюдения; установленные по углам высоко над дверями, они обозревают окружающее пространство. Этаж, предназначенный для медитаций, не был исключением.
Но Джек заметил, что зафиксированный угол установки, позволяющий держать под наблюдением максимальную площадь холла, неизбежно оставляет слепое пространство как раз у дверей лифта. Мертвую зону.
В которой сейчас и стоял Джек.
Он тоскующе посмотрел на надпись «Выход» над дверями справа, которые вели на лестничную площадку. Воспользоваться этим путем было бы куда проще, но камеры наблюдения перекрывали все подходы к двери, и он не сомневался — стоит ему приоткрыть ее, как этот факт будет тут же зафиксирован в компьютерах системы безопасности.
Джек натянул тонкие латексные перчатки и выудил из кармана большую отвертку вместе с прочным крюком от вешалки, который прихватил с собой; к концу крюка он надежно привязал крепкую веревку. Он надеялся, что все делает правильно. У него не было времени звонить Ириске и повторно выслушивать курс проникновения в здание.
В декабре он с помощью Ириски через шахту лифта проник в дом в Мидтауне и смог подслушать разговор в одном из кабинетов. С тех пор таких попыток он не предпринимал. Сегодня его ждет сольное выступление на этом поприще.
Он просунул крюк в щель между кромкой двери лифта и косяком и, держась за шнур, спустил крюк.
Теперь самая тяжелая часть: зацепить ручку, которая раздвигает створки.
Отпуская и подтягивая веревку, он стал вслепую шарить крюком, раскачивая его из стороны в сторону и снова подтягивая. Если крюк свободно провиснет, он повторит этот процесс.
От раздражения и легкого беспокойства Джек покрылся испариной. Он помнил указания Ириски, что двери легче всего открывать в старых зданиях со старыми лифтами. Этот бывший отель был старым зданием, так почему же...
Веревка напряглась, когда он потянул ее, — крюк за что-то зацепился.
Он вознес молитву богине — покровительнице взломщиков: молю тебя, пусть это будет ручка.
Джек потянул веревку и увидел, что двери шевельнулись — всего лишь на долю дюйма, но достаточно, дабы уверить его: он на правильном пути. Потянул сильнее, и створки расползлись еще больше, дав Джеку возможность просунуть меж них отвертку. Выпустив веревку, он с помощью отвертки продолжил раздвигать створки дверей, пока не смог просунуть пальцы в проем, — и, добившись этого, с силой развел створки. Миновав критическую точку, дальше они уже двинулись сами.
Перед ним разверзлась шахта лифта. По центру ее вверх и вниз уходили толстые кабели. В свете электролампочек, забранных сеткой, их масляная оплетка блестела.
Джек просунул голову в проем. Лампочки освещали путь в сумрачную пустоту. Кабину своего лифта он не видел, но вот соседняя, с цифрой "2" на крыше, висела в шахте примерно на уровне десятого этажа.
Он посмотрел направо и увидел то, что искал, — ряд ржавых металлических ступенек. Они тянулись на всю длину шахты.
Джек рассовал по карманам крюк, отвертку и веревку, ухватился за ступеньку, поставил резиновую рифленую подошву рабочей обуви на другую и, оттолкнувшись, перебрался в шахту. По пути он коснулся пружинного переключателя и удивился звуку «динь!» лифтового звонка.
Вот, значит, что звенит.
Он ожидал увидеть более сложную систему, но лифт в самом деле был древним.
Ухватившись за ручку, он надавил на нее, чтобы закрыть двери, и совершил короткий подъем по стене.
Вот и этаж Брейди.
Открыть двери с этой стороны не составило никаких проблем: просто нажать на ручку. Вопрос заключался в том, окажется ли он на нем один или нет. Свет горел, но это ничего не значило. Он прислушался. Ни звука.
Джек свел створки, оставив между ними отвертку. Миновал пустую приемную и, войдя в кабинет, прошел мимо огромного письменного стола Брейди в жилой отсек.
Потянул дверь — закрыта. Он постучал, изобразив несколько серий тройных звуков, подождал и повторил их. Реакции не последовало. Вытащил свой сотовый и набрал «личный» номер Брейди, полученный от него на прошлой неделе. Где-то далеко за дверью стал звонить телефон. После пятого звонка голос — не Брейди — попросил его оставить послание. У Джека были все основания считать, что, окажись хозяин дома в этот час, он бы ответил.
Значит... никого нет. Но ситуация может измениться в любую минуту.
Развернувшись, Джек заторопился к столу.
4
— На Западном фронте без перемен?
Паладин Храма, сидевший в будочке холла, дернулся, словно от выстрела. Увидев, кто с ним разговаривает, он побледнел и отбросил газету.
— Сэр! — Он вскочил. — Вы меня напугали, сэр!
— Успокойся. — Дженсен еле сдержал смех.
Он редко пользовался лифтом, когда возникала необходимость спуститься из кабинета в холл. По его мнению, быстрее было просто сбежать с третьего этажа. Он появился в лестничных дверях с южной стороны холла и бесшумно подошел к стражнику. Хотелось проверить, как близко можно подойти к посту, прежде чем охранник осознает, что он тут не один.
Оказалось, что это легко. Даже слишком легко. ПХ, которого звали Гэри Круз, был настолько поглощен спортивным разделом воскресной газеты, что Дженсену пришлось дать знать о себе.
Ему полагалось бы разгневаться, но он был так доволен своим умением бесшумно передвигаться, что решил не отрывать Гэри голову.
— Все под контролем?
ПХ кивнул:
— В доме только одна мышь.
В этом не было ничего необычного — даже в этот час. Определенное количество Взыскующих Слияния оставались допоздна или приходили спозаранку, чтобы изучать истину или исполнять порученные им обязанности или же просто проводить время на Уровне Общения. Больше всего людей скапливалось здесь вечерами с пятницы на субботу и с субботы на воскресенье. В ранние утренние часы понедельника в храме обычно никого не было. Не считая, конечно, службы безопасности.
— Сначала подумал, что он какой-то бездомный, — добавил Круз.
— А ты уверен, что он не таков? — Паладин Храма должен обладать полной уверенностью.
— Из его карточки явствовало, что он несет наказание, чем и объяснялся его внешний вид.
— Наказанный? — помрачнел Дженсен. — Как его имя?
Круз пробежался по клавиатуре.
— Джон Роселли, сэр. Появился минут двадцать назад.
Роселли... это имя было ему знакомо. Он знал всех неудачников и не спускал с них глаз, дабы увериться, что они смирились с наложенным наказанием. Но не только поэтому. После Кларка Шауба он установил особую систему наблюдения за ними. Тот впал в глубокую депрессию, потому счел, что его перевод в категорию лиц с Низким Потенциалом Слияния несправедлив — они все так думают, — и покончил с собой.
Самоубийство дорменталиста в любом случае попадает в разряд новостей, но когда оно случилось в самом храме, да еще таким драматическим образом, то пресса весь день рассказывала о нем на все лады. И не только такая дешевка, как «Лайт», — все газеты.
Шауб уселся в самом центре большого зала на двадцать первом этаже, вынул из кармана опасную бритву и перерезал себе горло.
Сначала скрыть это было невозможно, но Дженсен нашел способ. Единственными свидетелями оказались преданные дорменталисты, и, чтобы защитить свою церковь, они дали обет молчания. Дженсен, Льюис и Хатч скинули тело в канаву в Центральном парке. Полицейское расследование пришло к выводу, что Шауб погиб от рук неизвестного преступника. Дело так и осталось нераскрытым.
— Куда Роселли направился?
Круз снова сверился с экраном.
— Прямо на двадцать первый.
Проклятье. Как и прочие его коллеги по несчастью, Роселли решил, что там-то к нему придет просветление. Он всегда казался Дженсену достаточно уравновешенным человеком, но никогда не знаешь... Сейчас церкви меньше всего было нужно повторение истории с Шаубом.
— Дай выход на верхние камеры. Посмотрим, куда направился наш бедняга.
Круз сноровисто справился с задачей, пустив в ход и мышку, и клавиатуру. Но по мере того как он работал, брови его сходились на переносице, а на лице проступало удивленное выражение.
Дженсену оно не понравилось.
— В чем дело?
— Не могу его найти.
— Значит, он покинул этаж.
Круз нажал клавишу под одним из экранов.
— Но не на лифте. Они на месте.
— Проверь двери на лестницу.
Дженсен лихорадочно соображал. Каждый этаж имел выход на лестницы с северной и южной сторон, но все двери были под наблюдением. Просто подняться по лестнице на двадцать второй этаж было невозможно: он был перекрыт стальной дверью, которая открывалась только специальным пропуском.
— Никаких данных, что какая-то из них открывалась.
— Так перемотай запись, черт возьми. Посмотрим, куда он двинулся, когда вышел из лифта. Нет, подожди. Сначала дай лифт.
Компьютер системы безопасности, как гигантская копилка, хранил в себе на огромном жестком диске все данные наблюдений, и их в любой момент можно было просмотреть.
Стоя за спиной Круза, Дженсен наблюдал, как он бегал по системе мониторинга. В будочке охраны, как раз под стойкой, по дуге располагались восемь небольших экранов. На любом из них можно было прокрутить данные с каждой из камер слежения.
— Он на восьмом экране, — сказал Круз.
На нем вспыхнуло черно-белое изображение кабины лифта. В верхнем левом углу мигала надпись «Лифт 1», а в верхнем правом шел отсчет времени на циферблате. Камера показала склоненную лохматую голову человека в вязаной шапочке, который разглядывал свою обувь. Дженсен видел лишь краешек бороды, но лицо оставалось неразличимым.
Судя по часам, Роселли вышел из лифта на двадцать первом этаже в 11:22:14. Что-то в его манере держать голову смущало Дженсена. Впрочем, тут не было никаких проблем. Другие камеры отлично покажут его с головы до ног.
— Прокрути-ка камеры на этаже до 11.21.
Круз сделал это, и Дженсен просмотрел данные со всех точек наблюдения на двадцать первом этаже.
Ни в одной из них Джон Роселли не появился.
Круз затряс головой, когда второй раз прогнал данные всех камер.
— Это невозможно! Что-то не в порядке!
Дженсен продолжал рассматривать двери лифта.
Нет, о невозможности тут говорить не стоит. В каждой системе наблюдения есть мертвые зоны. И это неправильно. Потому что любой, кто пользуется этим лифтом, может воспользоваться оплошностью системы. Но Дженсен сомневался, что Джон Роселли имел намерение воспользоваться ею или знал, как это сделать.
И тут его поразила мысль — потрясла, словно удар копытом в солнечное сплетение.
Роселли. Этот парень Фарелл-Амурри-Робертсон видел его во время прогулки по храму... попытался заговорить с ним... даже задавал вопросы о нем...
Он ли это? Но даже в этом случае Дженсен не мог понять, что он надеялся найти на двадцать первом этаже.
А ведь есть еще и этаж наверху...
— Эти лифты — они ходят до двадцать второго?
Круз посмотрел на него:
— Каким образом? Мистер Брейди, уходя...
— Проверьте, не проник ли Роселли туда.
Круз взялся за мышку.
— Нет, сэр. После мистера Брейди на этаже два-два никого не было.
Дженсен облегченно вздохнул. И тем не менее...
Что, если этот Фарелл-Амурри-Робертсон как-то завладел карточкой Роселли? И что, если он нашел путь на двадцать второй?
Дженсен ругал Брейди за то, что тот не позволял взять под наблюдение двадцать второй этаж. Он понимал его — ведь, в конце концов, Брейди сам жил там, — но в системе безопасности зияла огромная прореха.
— Позвони Роселли домой. Проверь, там ли он. И если он на месте, спроси, при нем ли пропуск.
— Но... — начал Круз — и замолчал. — Все понял. — Он набрал номер, прижав трубку к уху, долго ждал ответа и наконец положил ее. — Никого нет. Даже автоответчика.
О'кей. Значит, наверху, скорее всего, Роселли. Он мог выйти из лифта, сесть прямо перед дверями и покончить с собой — нож, яд, да что угодно...
Но снова та же мысль — возможно, всего лишь возможно, что это кто-то другой.
— Я поднимусь посмотреть.
— Я с вами, сэр.
— Нет. Ты охранник.
В любом случае, ждет ли его там мертвый Роселли или живой таинственный тип — Дженсен хотел проверить это сам.
Но он надеялся — нет, он просто молил, — чтобы там оказался тот самый загадочный парень. Он сожмет пальцы на тощей шее подонка и будет смотреть, как его глаза вылезают из орбит.
Джек нажал кнопку под крышкой стола Брейди. Когда на противоположной стене стали медленно раздвигаться створки дверей, он вытянул «беретту» из ящика стола, выщелкнул обойму из рукоятки и рассмотрел ее. Полная. Большим пальцем он вытолкнул три патрона — что было не так легко в латексных перчатках — и затолкал их в свою обойму. Затем отсоединил затворную раму, включая ствол и боек, и положил на стол.
Вытащив из-за пояса на спине свою только что приобретенную «беретту», он проделал с ней такую же операцию. Затвор своей «беретты» со стволом и бойком он поставил на пистолет Брейди, после чего вернул оружие в ящик и вставил затворную раму оружия Брейди в свою «беретту».
Вложив этот гибрид в кобуру, он подошел к появившемуся глобусу. Когда тот начал медленное вращение, автоматически стали мигать лампочки в тех местах, где были захоронены колонны. Неужели в каждом из этих мест кто-то погребен подобно Джейми?
Джеку захотелось разгромить глобус — разломать на куски, разбросать их, раздавить каждую из этих помаргивающих лампочек. Но он сдержался. Он не должен оставлять следов своего пребывания.
Он вернулся к столу Брейди, нажал кнопку, чтобы сдвинуть створки, и направился к лифтам. Раздвинув двери с помощью отвертки, он перебрался на скобы ступенек, закрыл двери и начал спускаться.
Он преодолел уже две ступеньки, когда услышал, как стали вращаться шкивы над головой. Посмотрев вниз, Джек увидел, как к нему приближается кабина лифта с цифрой "1" на крыше.
Наблюдая за ее приближением, Джек закусил губу. Как бы ему хотелось остановить ее на одном из нижних этажей. Но она ехала и ехала.
Брейди? Босс вернулся домой после своей педофильской оргии?
О'кей. Проблем не будет. Джек сделает то, что он и так собирался сделать.
Он может вернуться на Уровень Общения, провести там минут двадцать или около того, затем спуститься на лифте вниз и через холл выйти в реальный мир.
Дожидаясь, пока лифт пройдет мимо, Джек с ужасом заметил, что он замедляет ход, приближаясь к двадцать первому этажу... Но Брейди должен подняться к себе на двадцать второй?
Проклятье.
Он успел добраться до уровня дверей, когда лифт остановился, и приник к щели — надо увидеть, кто свалился ему на голову.
Когда перед глазами предстали черный мундир и блестящий шоколадный скальп, он с трудом подавил стон, прижавшись лбом к холодному металлу ступеньки.
Дженсен... какого черта Великому Паладину в этот час болтаться здесь?
Но вопрос исчез сам собой, когда он вспомнил изуродованный мизинец Джейми, торчащий из бетона, и его опалила вспышка багровой ярости. Вот тот подонок, что помогал живьем хоронить ее.
Разделавшись с Кордовой, Джек одновременно избавился от черной пелены, которая весь вечер стояла у него перед глазами, и спокойно, едва ли не отстраненно продумал порядок действий по отношению к Брейди. Может, дело было в том, что тот находился за много миль отсюда.
Но Дженсен... Джек планировал, что в конечном счете встретится с ним и посчитается за Джейми. И вот он здесь, в пределах досягаемости.
Но нельзя терять самообладания. Сейчас не время и не место. Поле боя принадлежит Дженсену. Как бы его ни корежило, Джек должен подождать. И на ходу все продумать.
Чего он терпеть не мог.
6
Идя через Уровень Общения, Дженсен держал пистолет у правого бедра.
— Мистер Роселли? — окликнул он, стараясь, чтобы голос звучал мягко и спокойно. — Джон Роселли?
Вылезай же! Где бы ты ни был, вылезай...
...если ты вообще здесь...
На этом этаже не так много мест, где можно спрятаться. Парня явно нет в пределах большого открытого пространства, значит, остаются Кабинки Общения вдоль южной стены. Придется проверить их. Одну за другой...
И если в них он никого не найдет... что тогда?
Дженсен не имел представления.
Джек смотрел, как лифт Дженсена спустился на десятый или одиннадцатый этаж. Он пришел в движение примерно через минуту после того, как Дженсен покинул его. Видно было, что движение лифтов запрограммировано таким образом, чтобы никто не ждал на уровне холла, а пустой лифт оставался на середине лифтовой шахты.
Если все так, то у него есть некоторая свобода действий.
Каких?
Одно Джек знал точно: он не может висеть на этих ступеньках до утра.
Вездесущие камеры наблюдения на этаже ограничивали его возможности. Единственными местами, где он мог незаметно хоть что-то делать, были логово Брейди и шахта лифта. Он может спуститься на самое ее дно и прятаться там, пока не придумает способ бегства. Или...
Или — что?
Джек заметил на стене между дверями лифтов металлическую пластинку, прикрывавшую смотровой лючок. Маясь раздумьями, что бы придумать, он вытащил отвертку и стал трудиться над ржавыми винтами крепления. Сняв пластинку, он увидел за ней примерно полдюжины кабелей, которые тянулись к паре выключателей на противоположной стенке и уходили от них. Джеку потребовалось лишь несколько секунд, чтобы сообразить — перед ним внутреннее устройство системы управления лифтами.
Только что с того?
И тут... забрезжила кое-какая идея...
Джек планировал рассчитаться с Дженсеном попозже. Но может, не стоит откладывать... а затем он просто уйдет отсюда.
И он занялся кабелями.
— Черт возьми, — пробормотал Дженсен, — куда же Роселли делся? — Он вытащил из кармана портативную рацию и вызвал холл. — Круз? Есть какие-то следы Роселли?
— Нет, сэр. А его там нет наверху?
— Ты что, не видишь меня?
— Да, сэр.
— Вот тебе и ответ на твой вопрос.
Он хотел было добавить «ты, идиот», но сдержался. Не стоит показывать подчиненным, как он раздражен. Надо всегда держать себя в руках.
— Но, сэр, это невозможно, — застонал Круз. — Он не пользовался ни лифтом, ни лестницей...
— Кстати, о лестницах. Видно, когда я открываю двери?
— Да, сэр.
Проклятье. А он так надеялся, что все дело в дефектном сенсоре на одной из дверей.
Не говоря уж о том, что этот тип должен был попасть в объективы камер на Уровне Общения и на лестнице.
Ну и гребаная ситуация!
— Придется пройтись, посмотреть, что тут делается, — сказал он Крузу и отключил рацию.
Подойдя к лифтам, он нажал кнопку спуска кабины. Дожидаясь лифта, повернулся и окинул взглядом открытое пространство Уровня Общения, за высокими, от пола до потолка, окнами которого виднелись башни города. Многие из них в этот час уже были залиты огнями. Но он был не в том настроении, чтобы любоваться пейзажем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике