фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Джек, скрытый маской, сжал зубы.
— Вы, должно быть, шутите!
— Ни в коем случае. А теперь убирайтесь, или я вызову полицию.
С этими словами женщина захлопнула дверь.
Джек собрался было постучать еще раз — приедет полиция или нет, но он хотел бы сказать ей пару слов, — как услышал голос Джиа:
— Джек...
Что-то в ее тоне заставило его повернуться. Увидев, как она согнулась, прижимая руку к низу живота, и ее бледное лицо, искаженное болью, он пулей слетел со ступенек.
— Что с тобой, мам? — спросила Вики.
— Мне плохо. Боюсь, нам стоит поспешить домой.
— А я думаю, в больницу, — сказал Джек.
Джиа сделала гримаску и помотала головой:
— Домой. И скорее.
10
Когда они оказались на Саттон-сквер и Джиа уединилась в большой ванной, Джек приложил все усилия, чтобы отбросить свои страхи и как-то занять полчаса до появления родителей вверенных им детишек. Не снимая маскарадного костюма, он рассказал мелюзге историю Чудовища из Черной лагуны. Никто из ребятишек не видел этого фильма. Однажды Джек уговорил Вики посмотреть его, но она выдержала всего десять минут. Не потому, что испугалась. Нет, ее не устраивало другое
— Нету красок! Куда делись все цвета?
Он наполовину рассказал, а наполовину разыграл эту историю, улегшись на пол и показывая, как Чудовище плывет на спине.
Его зрители пришли к единодушному выводу: кино классное, "почти как «Анаконда».
Наконец стали подтягиваться родители, и Джек объяснял, что Джиа не совсем хорошо себя чувствует: «Она что-то съела». Когда дом опустел, он поднялся наверх и постучал в дверь ванной.
— Как ты?
Дверь открылась. Пепельно-бледная Джиа стояла привалившись к косяку.
— Джек, — выдохнула она. По левой щеке проползла слеза. — Вызови «скорую». У меня кровотечение. Думаю, что теряю ребенка!
— Черта с два «скорую», — сказал он, подхватывая ее на руки. — Они еще не успеют включить двигатель, а я доставлю тебя на место.
Боль и ужас ледяными пальцами вцепились ему в горло, мешая дышать. Но он не имел права показать, в каком он состоянии. Внизу лестницы стояла Вики, прижимая ко рту кулачки, в ее вытаращенных глазах застыл страх.
— Мама не совсем хорошо себя чувствует, Вик. Давай отвезем ее в больницу.
— А что с ней? — еле слышно пискнула девочка.
— Не знаю.
Он и в самом деле не знал, хотя опасался самого худшего.
11
В течение двух часов ожидания у реанимационного отделения больницы Маунт-Синай, когда оставалось лишь кусать ногти, пока врачи, медсестры и акушерка делали все, что им полагается делать в таких ситуациях, Джек старался развлечь Вики. Хотя в этом не было особой необходимости. Она довольно быстро нашла девочку своего возраста и стала с ней болтать. Джек завидовал ее способности всюду обзаводиться друзьями.
Углубившись в кем-то оставленную «Таймс», он попытался уйти от мыслей о том, что сейчас делают с Джиа в процедурной. В разделе «Стиль» он обратил внимание на знакомое имя: «Самый заманчивый холостяк Нью-Йорка, гуру дорменталистской церкви Лютер Брейди был замечен за увлеченным разговором с Мерил Стрип во время благотворительного бала в пользу фонда библиотеки Ист-Хэмптона».
Как-то не очень сочетается с аскетическим образом жизни.
Он поднял глаза на подошедшую медсестру. Та начала говорить, но вдруг разразилась смехом.
— Что тут веселого?
— Простите. Когда ваша жена попросила найти человека, одетого Чудовищем из Черной лагуны, я подумала, что она шутит.
Джек уже привык к удивленным взглядам других людей в комнате ожидания. Маску, перчатки и обувь Чудовища он оставил дома, а вот стянуть зеленый костюм с плавниками не успел.
— Вы же знаете, что сегодня Хеллоуин. Как она?
— Доктор Иглтон все вам расскажет.
Джек и Вики прошли в процедурную, где на каталке лежала Джиа. Цвет ее лица улучшился, но она осунулась. Вики кинулась к ней, и они обнялись.
Вошла высокая худая женщина с волосами цвета соли с перцем. На ней был длинный белый халат.
— Вы отец? — спросила она, окинув взглядом костюм Джека. Когда Джек кивнул, она протянула ему руку. — Я доктор Иглтон.
— Джек, — представился он. У нее было крепкое рукопожатие. — Как она?
Доктор Иглтон явно чувствовала себя не в своей тарелке, обсуждая состояние больной с человеком в резиновом костюме чудовища, но не подала виду.
— Потеряла довольно много крови, но спазмы прекратились.
— Она поправится?
— Да.
— А... как ребенок?
— Ультразвуковое обследование не выявило никаких проблем — хорошо лежит, устойчивое сердцебиение.
Джек закрыл глаза. У него вырвался вздох облегчения.
— Спасибо. Большое спасибо.
— Хотя я бы хотела подержать ее до утра.
— Да? Вы считаете, есть какая-то опасность?
— С ней все должно быть прекрасно. Чем больше срок беременности, тем меньше опасность выкидыша. У Джиа идет двадцатая неделя, а при таком сроке редко случаются неприятности. Так что, думаю, беспокоиться не о чем. Просто для надежности.
Джек посмотрел на Джиа:
— Почему же это произошло?
Доктор Иглтон пожала плечами:
— Самой распространенной причиной подобных случаев бывает мертвый или дефективный утробный плод. — Джека от испуга передернуло. Тревога, отразившаяся на его лице, заставила доктора торопливо добавить: — Порой... просто так случается. Но вам не о чем беспокоиться.
Джеку не понравилось, как она это сказала. Ведь теперь он был уверен, что такие вещи — по крайней мере, плохие веши — в его жизни больше не будут «просто так случаться».
Подойдя к каталке, он взял Джиа за руку. Она сжала его пальцы.
— Ты позаботишься о Вики до завтра, пока я не приеду домой, да?
У Джиа в этом городе никого не было. Все ее родственники жили в Айове.
Джек улыбнулся:
— Могла бы и не говорить. — Он подмигнул девочке. — Мы с ней прямиком отправимся домой и будем запускать огненные шутихи.
Вики хихикнула, а Джиа сказала:
— Джек, это не смешно.
Джек хлопнул себя по лбу:
— А ведь верно! Ей же завтра в школу. Ладно, Вик, — только одну.
Пока Джиа объясняла расписание дел дочери, Джек думал, как непросто нести ответственность за благополучие девятилетней девочки — пусть даже в течение одного дня.
На него были возложены семейные обязанности.
Кордова и дорменталисты пугали его куда меньше.

Вторник
1
В доме на Саттон-сквер Джек провел ночь в комнате для гостей. К счастью для него, выяснилось, что Вики совершенно самостоятельная личность.
И даже более.
На следующее утро, приняв душ и одевшись, она настояла, что перед приездом школьного автобуса сделает Джеку яичницу с ветчиной. В роли ветчины выступали нарезанные полоски сои с запахом бекона.
Вики явно была в хорошем настроении. Доктор Иглтон сказала, что с мамой все будет хорошо, и для Вики этого было достаточно. Если мамин врач так сказал, то иначе и быть не может.
Ох, неплохо было бы опять обрести девять лет и такое умение верить.
Джек смотрел, как девчушка носится по кухне, — она точно знала, что ей нужно и где это лежит, — слушал ее болтовню, и у него теплело на сердце. Вики будет чудесной старшей сестрой для малыша, которому предстояло появиться на свет.
Для малыша... Пока плохих новостей не было, и он прикинул, что Джиа досталась спокойная ночь. Он на это надеялся.
Во время завтрака Джек позвонил Джиа, чтобы отчитаться — и самому получить отчет.
Она в самом деле хорошо провела ночь, но ее выпустят лишь во второй половине дня, что означало — Джеку придется быть дома, чтобы встретить Вики из школы.
Нет проблем.
Вики несколько минут поболтала с мамой — ей уже пора было бежать. Джек проводил ее до автобуса и дал номер своего мобильника, сказав, чтобы она звонила, если ей хоть что-то понадобится — хоть что-то.
Затем он принял душ, побрился и направился в сторону Десятой авеню.
2
Пешеходы обтекали объявление, состоящее из двух половинок, которые под углом друг к другу стояли в центре тротуара.
ПАСПОРТНАЯ КОНТОРА ЭРНИ
ЛЮБЫЕ ПАСПОРТА
ПРАВА НА ВОЖДЕНИЕ ТАКСИ
ВОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВА
В это время дня никто не занимался делами, так что Эрни был в полном распоряжении Джека.
— Привет, Джек, — окликнул он его откуда-то с задов своего маленького магазинчика. Ростом Эрни был не более пяти футов и пяти дюймов и после сытного обеда прибавлял лишь пять фунтов к обычной сотне своего веса; у него было унылое лицо с грустными глазами, на котором навечно застыло виноватое выражение, но тараторил он со скоростью сто двадцать миль в час. — Как дела, как дела, проходи, рассказывай!
Джек прикрыл за собой дверь и перевернул висевшую на ней табличку — с «Открыто» на «Закрыто». Пройдя мимо полки с контрабандными видеоплеерами, он миновал столб, на котором висели сумки лучших фирм — «Кейт Спейд», «Луи Вуиттон», «Гуччи», «Прада» — конечно, сплошные подделки. Ни одна не стоила больше двадцати долларов. Все, что окружало Эрни, было сляпано на скорую руку.
— Теперь занимаешься женскими причиндалами? — спросил Джек, добравшись до стойки в конце помещения.
— Что? А, ну да. Приезжают иногородние и покупают сразу по три, по четыре штуки. Что их держать на складе, они не залеживаются. — Он вытащил из-под стойки большой конверт. — Ты только посмотри, Джекки! Только посмотри!
Эрни высыпал содержимое конверта на исцарапанное стекло стойки: водительские права с фотографией
Джека и две кредитные карточки — «Виза-голд» и платиновая «Америкэн экспресс».
— То, что надо?
Джек не мог понять, чего ради такое возбуждение. Эрни постоянно снабжал его подобными вещами.
— Ты проверь их, проверь. — Его буквально трясло от возбуждения. — Проверь права.
Джек наклонился, чтобы присмотреться. Фотография его, но вот имя... Джейсон Амурри, а язык...
— Французский?
— Швейцарский, — сказал Эрни, — и лучше не придумаешь. Кредитные карточки — точные дубликаты моих, вплоть до окончания срока действия и номера. Только не пытайся пользоваться ими, а то все пойдет прахом.
— А кто такой Джейсон Амурри?
Эрни ухмыльнулся:
— Живет в Веве. То есть на Швейцарской Ривьере — ты же знаешь: Монтрё, Женевское озеро и тому подобные места. Там стоят виллы Селин Дион, Фила Коллинза и прочей публики такого ранга.
— О'кей. Значит, он живет в шикарном районе в зарубежной стране. Для начала неплохо. Давай подробности.
— Они произведут на тебя впечатление.
Такие наборы документов Джек всегда оценивал, исходя из строгих критериев. И сейчас он надеялся, что Эрни не отступил от них.
— Разберусь, когда ты мне все расскажешь.
Что Эрни и сделал.
И произвел впечатление на Джека.
— Хорошая работа, — сказал он, выкладывая оговоренный гонорар. — Ты заслужил каждое пенни.
3
Этим утром у металлодетектора храма дорменталистов вместо пухленькой Кристи дежурила такая же пухленькая Дженни. Сверившись с компьютером, она позвонила по телефону и провела Джека через детектор.
— Ваша ТП появится через минуту, мистер Фарелл.
— ТП?
— Простите. Техник Пробуждения. О, вот она и идет.
Джек увидел крупную блондинку с вьющимися волосами и ногами как дорические колонны, которая вперевалку вышла ему навстречу. Вместо стандартной униформы на ней была желтая блузка без рукавов на размер меньше нужного. Или на два. И конечно, она улыбалась от уха до уха.
Высоким голосом с легким французским акцентом блондинка представилась: «Эвелин Лесёр» — и провела к лифту. Когда она называла его Джек, это звучало как «Джок».
В лифте по пути наверх он заметил, что от нее основательно пахнет потом. И порадовался, что поездка была краткой.
На четвертом этаже она показала ему мужскую раздевалку КП и объяснила, что КП означает Кандидат на Пробуждение и что он должен войти, открыть шкафчик и переодеться в униформу, которую в нем найдет.
— Такую же, как у вас?
Блондинка покачала головой:
— Боюсь, что нет. Она только для ТП и только на время наших занятий.
— Значит, серая?
— Пет, пока вы не обретете статус ГС — Готового к Слиянию. До той поры вы обязаны носить цвета КС.
Хотя ее английский был безукоризнен, она все же не справлялась со звуком «тс», произнося вместо него мягкое "з".
В мужской раздевалке кандидатов на слияние — он удивился, почему ее не назвали МРКС, — Джек нашел дюжину шкафчиков. Десять стояли открытыми, и в каждом висел темно-зеленый парашютный комбинезон, а в замке торчал ключ. Он снял свою одежду и влез в комбинезон, который великоват. Но Джек не стал тратить время в поисках подходящего. Он обратил внимание, что в нем нет карманов — только крохотный кармашек слева на груди, в котором мог поместиться лишь ключ от шкафчика, и больше ничего.
Ему пришлось оставить свой бумажник и прочие веши в шкафчике.
Джек улыбнулся. Ловко придумано.
По возвращении в холл Эвелин подвела его к дверям с табличкой «АП-3», и он поинтересовался, а она объяснила, что АП — это Аппаратура Пробуждения.
Он вспомнил вчерашние слова Джейми Грант, когда он спросил ее: а что, Занятия по Пробуждению — это всего лишь ряд вопросов?
О нет. На самом деле это куда больше...
Джек не мог забыть ухмылку, с которой она произнесла эти слова.
АП-3 оказалась каморкой без окон, где располагались стол, два стула... и белая мышка. Проволочная клетка с ней стояла на возвышении с правой стороны стола. Эвелин предложила Джеку один из стульев. Сев, он увидел, что перед ним тянется горизонтальная медная труба, закрепленная к столешнице двумя шестидюймовыми кронштейнами — по одному с каждой стороны. Из середины трубы тянулся провод, который шел к черной коробке размером с буханку хлеба, лежащей на столе; другой провод шел от коробки к клетке с мышкой.
Джеку даже не нужно было имитировать удивление.
— Надеюсь, вы объясните мне, что это такое?
— О, конечно, — сказала Эвелин, усаживаясь по другую сторону стола. — Не сомневаюсь, вам известно, поскольку вы читали «Книгу Хокано», цель Занятий по Пробуждению — разбудить вашего Личного Кселтона, ту половинку его, которая спит в вас.
Джек бросил взгляд на мышку.
— Это верно. Но зачем?..
Эвелин подняла руку.
— Для пробуждения оной необходимо изучить вашу нынешнюю жизнь и прошлые жизни вашего ЛК. — Из верхнего ящика стола она вытащила папку. — С этой целью мы зададим вам ряд вопросов. Некоторые из них покажутся очень личными, но вы должны верить нам — ни одно сказанное вами слово не покинет пределов этой комнаты.
Информации Джейми Грант этот подход не соответствовал.
Откинувшись на спинку стула, Джек потер виски, скрыв этим жестом взгляд, который он бросил на решетку, прикрывавшую вентиляционное отверстие. Между двумя ее ребрами он заметил предмет, напоминавший маленькую линзу, которая смотрела прямо на него. Где-то в здании изучалась и, скорее всего, записывалась информация, которая поступала с этого аудиовизуального устройства.
— Я вам верю, — сказал Джек.
— Отлично. Итак, это ваш первый шаг в мир удивительных приключений и открытий. Пробудятся воспоминания из многочисленных жизней вашего Личного Кселтона, проснется и он сам, после чего вы приступите к воссоединению вашего ЛК с его двойником на стороне Хокано, в результате чего они сольются в единое целое. Это долгий процесс, требующий многих лет учебы и занятий, но в завершение его вы станете сверхъестественным существом, не боящимся принять любой вызов, сметающим любые препятствия. После ВС вы сможете излечивать все болезни, и жить вы будете вечно.
В конце этого восторженного речитатива Эвелин широко раскинула руки, и Джек вздрогнул, увидев, что в каждой подмышке у нее таится морской еж. Лишь, чуть позже он осознал, что это волосы.
— Ух ты, — сказал он, отводя взгляд от ее подмышек. — А ВС — это Великое Слияние, верно?
Эвелин опустила руки. Акцент в ее речи стал заметнее.
— Да. Оно произойдет, когда известный нам мир объединится с миром Хокано. И возникнет Возвращенный Рай — но только для тех, у кого выжили их слившиеся Личные Кселтоны и Кселтоны Хокано.
— Я хочу быть в их числе, — сказал Джек.
Но для чего тут торчит эта проклятая мышка?
— Чудесно. В таком случае давайте начнем. Первым делом вы должны обеими руками взяться за тот стержень, что перед вами. И изо всех сил сжать его.
Джек сделал, как ему было сказано.
— А зачем это надо?
— Дабы убедиться, что вы говорите правду.
Джек изобразил возмущение:
— Я не лжец.
— Конечно. Но все мы скрываем правду даже от самих себя, не так ли? Подавляем воспоминания о стыдных поступках. Каждый день врем сами себе. Мы должны отказаться от практики самообмана и проникнуть до самого сердца истины. А вы знаете, где оно находится? В вашем Личном Кселтоне. Ваш ЛК знает истину.
— А я думал, что мой ЛК спит.
— Да, но это не означает, что он ничего не чувствует. И, услышав ложь, он будет реагировать.
— Как?
— Вы этого даже не заметите. Как и я. Только ВС, Взыскующие Слияния, которые достигли Восьмой Ступени на ЛС, постигнут ее без посторонней помощи.
— Так как же мы узнаем?..
Эвелин постучала по черному ящичку:
— Это УСК — Усилитель Сигналов Кселтона. Он не может усилить сигнал так, чтобы он дошел до нас, но вот мышка его уловит.
— О'кей. — Джек чувствовал себя так, словно очутился в Зазеркалье и ввязался в беседу с Безумным Шляпником. — А как же мышка нам сообщит?
— Солгите в ответ на вопрос и увидите. — Эвелин открыла папку. — Давайте начнем.
— О'кей. Но должен сказать вам, что веду очень скучную жизнь — нудная работа, нет ни семьи, ни домашних животных. Никуда не хожу, и вообще...
— Поэтому вы и здесь? Чтобы все изменить, не так ли?
— Так ли. То есть верно.
— В таком случае возьмитесь за проводник Сигналов Кселтона и мы начнем.
Джек сжал его. Он почему-то испытывал напряжение.
Он не сводил глаз с маленькой белой мышки, нервно сновавшей в клетке, пока отвечал на град невинных вопросов — о погоде, о дороге, по которой он шел сюда, и так далее, — и отвечал совершенно искренне.
Посмотрев на него, Эвелин сказала:
— Очень хорошо, Джек. А теперь я задам вам важный вопрос: что самое плохое вы сделали в жизни?
Прямота этого вопроса удивила его.
— Как я вам уже говорил, моя жизнь настолько неинтересна, что едва ли я сделал что-либо порочное.
Мышка пискнула и подпрыгнула, словно получила удар. Джек тоже дернулся:
— Что случилось?
— Вы сказали неправду. Может, неосознанно, но ваш кселтон услышал ее и отреагировал.
Эту неправду Джек выдал совершенно сознательно. Он сделал массу неправильных поступков — по крайней мере, с точки зрения других людей.
Эвелин откашлялась.
— Может, в данном случае мы подошли слишком общо. Давайте сформулируем вопрос так: вам доводилось красть что-нибудь?
— Да.
Мышка не отреагировала.
— Какую вещь вы украли первой?
Джек задумался.
— Помню, что во втором классе стащил пакетик жареного миндаля в аптеке «Рексолл».
Мышка оставалась спокойной.
— Хорошо, — кивнула Эвелин. — А какую самую крупную вещь вы украли?
Джек сделал вид, что погрузился в глубокое раздумье.
— Скорее всего, тот самый пакетик миндаля.
Мышка пискнула и подлетела над полом клетки на пару дюймов.
Его охватило тошнотное чувство. УСК был прав. Он похитил массу вещей и занимался этим довольно часто — обычно у воров, но, тем не менее, его действия именовались кражей. Так что пока УСК не ошибался.
Должно быть, это совпадение. Но тем не менее...
— Вы обращаетесь со мной как с преступником. А я не таков.
Мышка снова подпрыгнула.
Это уже какая-то мистика. Да, он лгал... само его повседневное существование было уголовным преступлением... но платила за это мисс Мышь.
Выпустив стержень, Джек замахал руками:
— Я говорю вам правду!
— Правду, как понимаете ее вы, Джек. То, что вы говорите, может быть истиной в этой жизни, но не исключено — ваш кселтон когда-то в прошлом обитал в теле вора.
— Мне это не нравится.
— Все это — часть процесса, Джек.
Мисс Мышь забилась в угол клетки и дрожала, съежившись в комочек.
— Пожалуйста, не обижайте больше мышку.
— Ее никто не обижает. Правда. Я с ней ничего не делаю. Вы тоже. Но сейчас мы занимаемся вами. Пожалуйста, сожмите снова стержень УС, и мы продолжим.
Джек подчинился. Он заметил, что у него влажные ладони.
— Вам доводилось убивать кого-нибудь, Джек?
Он посмотрел на мышку и сказал:
— Нет.
Никакой реакции со стороны мисс Мыши.
Все понятно, подумал он. Ведь немало людей его стараниями поросли травкой.
Каким-то образом, может нажимая кнопку в полу, Эвелин пропускает ток через клетку. Очень убедительный способ запудрить мозги новым членам. Колоссальный психологический шок, когда человек видит, что каждая сказанная им неправда заставляет страдать невинное создание.
— Вы гетеросексуал? — спросила она.
— Да.
Мисс Мышь оставалась в том же нервном состоянии.
— Случалось ли вам кого-нибудь насиловать?
Еще один вопрос, на который он может ответить
совершенно искренне.
— Никогда и никого.
Болезненный писк мисс Мыши послужил сигналом к окончанию этих паршивых игр. Да и с уровнем гнева все было в порядке.
Выпустив стержень, Джек вскочил и стал колотить кулаками по столу.
— Нет! — заорал он. — Это невозможно! Нет, нет и нет! Я никогда не делал ничего подобного! Никогда!
Лицо Эвелин покрыла бледность.
— Успокойтесь, Джек. Как я вам говорила, возможно, что-то из прошлых жизней...
Он еще сильнее врезал по столу:
— Я не хочу этого слышать! Мне не нужен кселтон, который занимался такими вещами! Вы ошиблись! Все не так! Не-так-не-так-не-так!
Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвались два бритоголовых человека в мундирах красного цвета.
Более высокий из этой пары схватил Джека за руку.
— Идем с нами, — сказал он. — И не дергайся.
— Кто вы такие? — корчась, закричал Джек.
— Паладины Храма, — объяснила Эвелин. — Вы должны идти с ними.
— Куда?
— Тебя хочет видеть Великий Паладин, — сообщил тот, что пониже.
Эвелин вытаращила глаза:
— Сам ВП? Сам Ноомри?
— Ага, — сказал высокий. — Он не сводил с тебя глаз, еще когда утром ты только переступил порог храма.
Чего Джек и ожидал. И послушно вышел из комнаты.
4
— Мое имя Дженсен, — сказал огромный черный мужчина, нависнув над Джеком. В его рокочущем, как поезд подземки, голосе Джек отметил легкий африканский акцент. — А как тебя зовут?
Два ПХ отвели Джека на третий этаж, который, похоже, был отведен под службу безопасности, и оставили в небольшой комнате без окон. Они заставили его просидеть в ожидании минут десять или около того, чтобы он как следует переволновался. Джек подыграл им, ломая пальцы и сплетая их, искусно изображая перепуганную кошку, застигнутую собакой.
Наконец этот огромный черный тип, рядом с которым Майкл Кларк Дуглас выглядел бы тростиночкой — черт, да у него такой вид, словно он только что употребил Майкла Кларка Дугласа на завтрак, — влетел в двери как пушечное ядро и остановился в двух футах перед Джеком. В его могучей фигуре не было ни капли жира. На лысом черепе размерами с баскетбольный мяч, отвечающий стандартам НБА, плавали блики флуоресцентной лампы. На его черную форму, должно быть, пошло целое покрывало с кровати размером кингсайз.
Жуткое зрелище, подумал Джек. Если вы склонны пугаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике