фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Эти парвеню скорее принадлежат к вашему кругу.
А что такое парвеню? — озадаченно подумал Драгович.
— Кстати, парвеню — это такой выскочка с кучей денег, сомнительным социальным статусом и дурными манерами, — пояснил голос. — Но вам и до них далеко, мистер Драгович. Сегодня вечером они получили наглядный урок: если околачиваться у выгребной ямы, рано или поздно тебя окатит нечистотами.
С трудом сдерживаясь, чтобы не разразиться руганью, Милош стал произносить заранее подготовленные фразы:
— Вам не удастся меня выжить отсюда. Вас уже ищут. Я лично переверну каждый камень на Лонг-Айленде, чтобы вас найти. А когда вы попадетесь, не надейтесь, что вас сдадут в полицию. Нет, вас приведут ко мне, и вот тогда посмотрим, кто здесь парвеню. А пока я буду устраивать вечеринки, когда захочу и с кем захочу.
Звонивший рассмеялся:
— Отлично! Я так рад это слышать. Было бы жаль ограничиться всего лишь двумя представлениями. Ведь это так забавно. Когда у нас следующее барбекю для парвеню?
— Завтра вечером, — процедил Милош сквозь зубы.
— Прекрасно! — Последовала пауза. — Вы ведь не будете обращаться к властям, мистер Драгович?
— Нет. Я сам себе власть.
— Замечательно. Мы сами разберемся, как это принято у настоящих мужчин, не так ли?
Что за чушь несет этот дурень?
— Насчет вас не уверен, но я себя таковым считаю и буду собирать гостей, когда мне заблагорассудится. Завтра вечером, послезавтра вечером и вообще каждый день до самого сентября. И катитесь вы все к черту!
Милош бросил трубку и посмотрел на Михайло, сидевшего в дальнем углу комнаты.
— Он звонит с другого автомата, — сообщил тот, пожав плечами. — Откуда-то с Рослин-Хайтс.
— А где это?
— В Куинсе. Похоже, он звонил с автозаправки.
Конечно, Милош и не мечтал поймать этого подлеца так быстро, но все же он был разочарован.
— Ну что ж, надеюсь, вы поняли, чем вам предстоит заниматься следующие двадцать четыре часа, — обратился Милош к охранникам.
— А что нам делать, мистер Драгович? — послышался голос за его спиной.
Обернувшись, Милош увидел Иво и Вука, нерешительно топтавшихся у стены. Он был недоволен этой парочкой. До недавнего времени на них всегда можно было положиться. Но за два прошедших дня у них уже дважды ломалась машина. Последний случай они попытались скрыть, но он все равно об этом узнал.
Два столкновения за два дня. Вряд ли это совпадение. И главное, дом на Саттон-сквер оказался пуст.
— Вы двое останетесь здесь. Нечего попусту тратить время и разбивать мои машины.
Все в комнате засмеялись. Иво с Вуком, жалко улыбаясь, закивали.
— У нас и здесь дел хватит. Те, кто нам нужен, явятся сюда завтра вечером. Мы должны быть к этому готовы.
Милош потер руки. Членам Ист-Хемптонского комитета по охране окружающей среды окажут самый горячий прием.
9
Закончив диалог с Драговичем, — как он и ожидал, разговор пошел в нужном направлении, — Джек выехал с автозаправки и покатил в Монро.
Парвеню... Эйб подкинул ему это словечко. Красивое, ничего не скажешь.
Приехав в Монро, Джек остановился на краю болота у изрытой колеями дороги, которая вела к крошечной лачуге на берегу пролива. Интересно, кто может жить в таком месте?
Все вокруг было окутано туманом. Единственное окошко лачуги тускло светилось за белой пеленой. В ее заброшенности было что-то зловещее. Похоже на обложку книги о тайнах Средневековья.
Джек высунулся в окно машины. На небе, усеянном звездами, горел узкий серпик месяца. Достаточно светло, чтобы обойтись без фонарика. Ему предстояло пересечь лужайку, где парковались посетители «Дома чудес». Там стояла всего пара машин. Буквально через минуту, помигав фарами, уехали и они.
Похоже, дела здесь идут неважно. Прекрасно. Значит, балаган закроется пораньше.
Подождав еще немного, Джек выскользнул из машины и, вытащив из багажника канистру с бензином, направился к главному шатру, темневшему вдали. Обитатели балагана и рабочие жили в фургонах, стоявших поодаль.
Охраны не было видно. Джек нырнул под брезент и прислушался. Тихо. В шатре горела лишь пара тусклых лампочек под потолком. Прячась в тени, Джек пробрался между будками к клетке Меченого.
План его был прост: разлить бензин по полу и чиркнуть спичкой. Конечно, он никогда бы не решился сжечь живое существо, но это был ракшаса. Если бы проблему можно было решить выстрелом в голову, он пришел бы сюда с пистолетом. Но ракшасу можно уничтожить только огнем... очистительным пламенем.
Джек уже знал по опыту, что ракшасы сгорают очень быстро. Как только пламя охватит чудовище, он побежит к фургонам с криком «пожар!», а затем скроется на машине.
Оставалось надеяться, что люди Пратера успеют затушить пожар прежде, чем загорится шатер.
План этот был не слишком хорош, но выхода у него не было. Он должен защитить Вики, чего бы это ни стоило, а другого надежного способа он не знал.
Подойдя к клетке с задней стороны, Джек осторожно обошел ее вокруг. Меченый спал, растянувшись на полу, его правая рука бессильно свисала между прутьев. Услышав шаги, он открыл потускневшие глаза и нехотя махнул рукой в сторону Джека, лишь наполовину выпустив когти. Потом закрыл глаза и уронил руку. На большее сил у него не хватило.
Джек остановился и внимательно посмотрел на существо. Он все понял.
Оно умирает.
Джек все стоял и смотрел на Меченого, дремлющего в своей клетке. Что же его сгубило? Болезнь или какая-то другая причина? Некоторые животные не могут жить вне стаи. Джек разорил его логово и уничтожил всех его братьев и сестер. Возможно, этот последний ракшаса умирает от одиночества или просто настал его срок. Сколько вообще живут ракшасы?
Джек перехватил канистру. Нужна ли она здесь вообще? Здорового агрессивного ракшасу он сжег бы без всяких колебаний, ведь, окажись Джек на его месте, тот мгновенно свернул бы ему шею. Но, судя по всему, Меченому и так осталось жить недолго. Тогда зачем устраивать пожар и подвергать опасности других обитателей балагана?
С другой стороны... а что, если Меченый поправится и сумеет освободиться? Такую вероятность исключать нельзя. Он никогда не простит себе, если ракшаса погубит Вики. Прошлый раз, спасая девочку, он чуть не погиб сам. Помогло лишь чудо. Может ли он ожидать такого же везения сейчас?
Никогда не стоит надеяться на чудо.
Джек уже начал откручивать колпачок канистры, как вдруг услышал приближающиеся голоса. Он быстро нырнул в темноту.
— Послушай, Хэнк, — произнес голос, который показался Джеку знакомым. — Видел бы ты этого гада сегодня днем. Что-то его взбесило, и он вскочил на ноги. И сразу вокруг клетки собралась куча народу.
Джек узнал лысого билетера, который сегодня днем отогнал его от клетки. С ним был молодой высокий блондин, такой же крепкий и мускулистый. В руках он держал бутылку дешевого вина. Билетер принес с собой острый железный прут, в котором было не меньше шести футов. Оба они нетвердо держались на ногах.
— Видать, вчерашний урок не пропал даром, а, как думаешь, Бонди? — проговорил тот, кого звали Хэнк.
— Это только первый урок, — отозвался Бонди. — И далеко не последний. Да, сэр, не последний.
Они остановились у клетки. Отхлебнув из горлышка, Бонди протянул бутылку Хэнку.
— Ты только глянь на него, — возмутился Бонди. — Здоровенная синяя скотина. Думает, что может сидеть здесь весь день без дела, а ночью дрыхнуть без задних ног. Не выйдет, красавчик! Ты должен отрабатывать свои харчи, подлец! — Просунув прут через решетку, он ткнул острым концом неподвижного ракшасу. — На, получи!
Прут вонзился Меченому в плечо. Он замычал, как корова, у которой болит горло, и отполз в сторону. Лысый стал тыкать его прутом, заставляя стонать все громче. Хэнк стоял рядом и скалил зубы.
Джек отвернулся и пошел прочь. Эти двое придурков, сами того не зная, нашли убийственное оружие против ракшасы — железо. Огонь и железо — для всего остального он был неуязвим. Возможно, это объясняет, почему Меченый так хиреет, — прутья клетки были железными.
Идя по проходу, Джек слышал голос Хэнка, заглушающий стоны умирающего ракшасы:
— Дай и мне поучить его, Бонди! Теперь моя очередь.
Хриплые вопли преследовали Джека до самой машины. Поставив канистру в багажник, он открыл дверь. Но вдруг остановился.
— Черт! — выругался он, ударив по крыше машины. — Черт! Черт! Черт!
Захлопнув дверь, он побежал обратно к шатру, не переставая ругаться.
На этот раз он не стал прятаться. Подойдя к шатру, поднял брезент и вошел внутрь. Железный прут был по-прежнему в руках у Бонди. Возможно, Хэнк уже получил свою порцию удовольствия. Джек оказался рядом с билетером, когда тот примерялся, как побольнее ткнуть поверженного ракшасу. Он выхватил прут из рук Бонди.
— Кончай это дело, засранец!
Бонди вытаращил глаза и наморщил лоб. С ним так давно никто не разговаривал.
— А ты кто такой?
— Не твое дело. Проваливай отсюда.
Оскалившись, Бонди бросился на Джека с кулаками. Но тот успел поднять железный прут. Угодив в него костяшками пальцев, Бонди завизжал, как свинья, и, засунув разбитую руку между ног, согнулся пополам и закружил по песку, оглашая шатер громкими стонами.
Кто-то обхватил Джека сзади, сжав как в тисках.
— Я его держу, Бонди! — закричал Хэнк у Джека над ухом. — Держу!
Бонди прервал свой танец, поднял глаза и, усмехнувшись, пошел на Джека. Но тут Джек резко дернул головой, ударив Хэнка затылком в лицо и разбив ему нос. Тиски сразу разжались. В руках у него все еще был прут, и он направил его тупой конец в сторону приближавшегося Бонди, попав точно в солнечное сплетение. Бонди поперхнулся и со стоном рухнул на колени. Он весь позеленел, и даже его голый череп приобрел нездоровый оттенок.
Подняв глаза, Джек увидел, что Меченый подполз к краю клетки и, вцепившись в прутья, переводит взгляд с него на стонущего Бонди, как бы стараясь понять, что здесь происходит. По его телу тонкими струйками стекала темная кровь.
Повернув прут, Джек приставил острие к груди Бонди.
— А как ты завопишь, когда я всажу в тебя этот прут?
Позади него раздался гнусавый голос Хэнка:
— Эй, звери! Сюда! На помощь!
Прикидывая, что бы это могло значить, Джек ткнул скорчившегося Бонди острием прута — несильно, только чтобы припугнуть. Тот упал на спину и завопил:
— Не надо! Не надо!
А Хэнк все продолжал выкрикивать «Эй, звери!». Повернувшись, чтобы заткнуть ему глотку, Джек понял, что тот имел в виду.
Шатер заполнился уродцами. Все они бежали к нему и через мгновение окружили плотным кольцом. С рабочими он еще мог бы договориться, но полуодетые экспонаты, столпившиеся в полутьме, были крайне возбуждены. Человек-змея, мальчик-аллигатор, человек-птица, зеленый марсианин и все прочие были по-прежнему в своих костюмах — во всяком случае, хотелось в это верить — и выглядели весьма недружелюбно.
Держась за кровоточащий нос, Хэнк ткнул пальцем в Джека.
— Ну, сейчас ты схлопочешь! Сейчас схлопочешь! — повторял он.
Бонди почувствовал прилив сил. Поднявшись на ноги, он устремился к Джеку с поднятыми кулаками:
— Ах ты, сукин сын...
Джек легонько ударил его прутом по голове. Бонди зашатался. Уродцы с недовольным ропотом обступили их еще тесней.
Выставив прут, Джек повернулся вокруг оси.
— Ну, кто следующий? — грозно спросил он в надежде, что это произведет впечатление.
Что делать дальше, он не знал. Джек занимался боевыми искусствами и умел обращаться с бамбуковым шестом и нунчаками. Конечно, до Брюса Ли ему было далеко, но все же прут этот мог стать грозным оружием в его руках. К сожалению, здесь было мало места для маневра: круг все сужался, затягиваясь, как петля.
Джек стал искать в нем слабое звено, где бы он мог прорваться и дать деру. В конце концов, он всегда мог прибегнуть к последнему средству — «земмерлингу» 45-го калибра, пристегнутому к ноге.
Но тут недовольный ропот собравшихся перекрыл громкий бас:
— Тихо, тихо! В чем дело? Что здесь происходит? Экспонаты притихли, послышался шепот: «Это хозяин, Оз идет». Они расступились, чтобы пропустить высокого мужчину с темными гладкими волосами и нездоровым цветом лица. Его грушеобразное тело было закутано в просторный шелковый халат с восточным орнаментом, С грузным телом как-то не вязались тонкие костлявые руки, торчащие из рукавов.
Хозяин — по-видимому, это был сам Озимандиас Пратер — остановился внутри круга и огляделся. На лице его было какое-то сонное выражение, но глаза, блестящие, темные и холодные, смотрели живо и внимательно.
— Кто вы такой и что здесь делаете? — спросил он Джека.
— Охраняю вашу собственность, — ответил Джек, решив идти напролом.
— Неужели? — усмехнулся Пратер. — Как это мило с вашей стороны. — Вдруг лицо его потемнело. — Отвечайте на вопрос! Иначе я вызову полицию или мы сами с вами разберемся.
— Ладно, — согласился Джек, бросая прут к ногам хозяина. — Возможно, я был не прав. Может быть, вы специально платите этому лысому, чтобы он дырявил ваши экспонаты.
Застыв на мгновение, мужчина повернулся к билетеру, который потирал шишку на затылке.
— Послушайте, шеф... — начал Бонди, но Пратер остановил его взмахом руки.
Посмотрев на прут, к мокрому острию которого прилипли опилки, он перевел взгляд на скорчившегося ракшасу, покрытого кровоточащими ранами. Лицо его побагровело.
— Это вы изувечили его, мистер Бонди?
В голосе хозяина звучала откровенная угроза, и лысый вдруг задрожал.
— Мы только хотели, чтобы он вел себя поживее перед публикой.
Взглянув вокруг, Джек заметил, что Хэнк незаметно слинял. Уродцы столпились у клетки, выражая сочувствие ракшасе. Когда они вернулись, Джек был забыт. Все их негодование обратилось на Бонди.
— Ты поранил его, — сказал зеленый марсианин.
— Он ведь наш брат, — прошипел человек-змея. — А ты сделал ему больно.
Брат, удивился Джек. О чем это он говорит? И что вообще здесь происходит?
Хозяин балагана продолжал смотреть на Бонди испепеляющим взглядом.
— И вы считаете, что истязаниями добьетесь от него живости?
— Мы думали...
— Я знаю, о чем вы думали, мистер Бонди. И многие из нас прекрасно представляют, каково пришлось человеку-акуле. Все мы сталкивались с дурным обращением в нашей прошлой жизни, но здесь мы его не потерпим. Немедленно возвращайтесь в свой фургон и ждите меня там.
— Да пошел ты со своим балаганом! — огрызнулся Бонди. — Я вообще сваливаю отсюда. Куда захочу, туда и пойду.
Хозяин сделал знак мальчику-аллигатору и человеку-птице:
— Проводите мистера Бонди к моему фургону. Пусть подождет меня снаружи.
Бонди попытался прорваться сквозь толпу, но зеленый марсианин преградил ему путь, а его друзья схватили билетера за руки. Бонди стал вырываться, но они были сильнее.
— Ты не имеешь права, Оз! — закричал он, когда его поволокли прочь. Глаза его расширились от ужаса. — Не имеешь права держать меня здесь против воли!
Оз остался равнодушным к его воплям и переключился на Джека:
— Мы вам признательны, мистер...
— Джек.
— А ваша фамилия?
— Просто Джек.
— Пусть будет так, мистер Джек. Но что вас побудило это сделать?
— Не люблю садистов.
Это был, конечно, не ответ, но другого он не придумал. Не мог же он сказать хозяину балагана, что пришел сюда, чтобы поджарить его человека-акулу.
— Кто же их любит. Но почему вы защищали именно это существо? И что вас сюда привело?
— А где еще увидишь настоящего живого ракшасу?
Увидев, как резко повернулся хозяин к клетке, Джек вдруг почувствовал, что совершил ошибку. Насколько она была серьезной, он пока не знал.
— Что вы сказали? — переспросил Пратер, переводя взгляд на Джека. Глаза у него заблестели. — Как вы его назвали?
— Никак, — быстро ответил Джек.
— Нет, я все слышал. Вы сказали, что это ракшаса.
Оз подошел к клетке и заглянул в желтые глаза Меченого.
— Так вот ты кто, мой дорогой... Значит, ракшаса? Поразительно. — Он повернулся к своим подопечным: — Все в порядке. Можете отправляться спать. Все под контролем. Я просто хочу поговорить с этим джентльменом наедине.
— А вы разве не знали, кто это? — спросил Джек, когда все ушли.
Оз продолжал смотреть на ракшасу.
— Нет. Я думал, они существуют только в мифах.
— Как вы его нашли? — поинтересовался Джек. Ему хотелось это знать — до сегодняшнего дня он был уверен, что убил Меченого.
— В результате телефонного звонка. Прошлым летом мне позвонил незнакомец — разбудил меня среди ночи — и сказал, что у острова Говернор я могу выловить «интереснейший экспонат для своей коллекции».
Прошлым летом... Именно тогда Джек в последний раз видел ракшасу и его собратьев.
— А кто вам звонил? Женщина?
— Нет. А почему вы так решили?
— Да я просто так спросил.
Кроме Джиа, Вики, Эйба и его самого о ракшасах знала только Калабати.
— Он назвался профессором Ромой. Никогда не слышал о таком ни до, ни после звонка. Я пытался его разыскать, чтобы поподробнее расспросить об этом существе, но он как в воду канул.
Джек судорожно глотнул. Рома... ну конечно.
— Голос незнакомца звучал столь убедительно, что я не задумываясь последовал его совету. Едва рассвело, я отправился со своими людьми к острову. Там мы обнаружили множество охотников за сувенирами, выуживающих остатки корабля, который взорвался и сгорел накануне. Там, среди мусора, мы и обнаружили нашего друга. Сначала мне показалось, что он мертв, но, заметив, что в нем еще теплится жизнь, мы вытащили его на берег. Он был такой страшный, что я решил посадить его в клетку, где раньше сидел тигр.
— Ваше счастье.
Хозяин улыбнулся, обнажив желтые зубы:
— Вы правы. Он чуть не разнес эту клетку. Правда, с тех пор он здорово ослабел. Чем только мы не пытались его кормить: и рыбой, и птицей, и говядиной, и кониной, даже овощами, хотя, судя по зубам, это стопроцентный хищник. Но ему становится все хуже.
Теперь Джек понял, почему Меченый умирает. Ракшасам требуется особое мясо, а он его не получал.
— Я позвал ветеринара, — продолжал Оз. — Очень опытного специалиста, судя по отзывам, но и он ничем не смог помочь. Кровь этого существа брал на анализ один ученый. Он обнаружил там очень интересные вещи, но бедняга продолжал угасать.
Джек вдруг понял, что это был Монне. Кто же еще. И он нашел в крови Меченого «кое-что интересное».
Неужели «берсерк» берет свое начало от Меченого?
Наркотик, усиливающий агрессивность, произведен из крови самого злобного и коварного существа на земле...
Неплохой ход.
— А вы уверены, что это ракшаса? — спросил Оз, перебивая лихорадочный поток мыслей, проносящихся в голове у Джека.
— Ну, я видел картинку в одной книге, — осторожно начал Джек. — Мне показалось, что он похож на этот рисунок. Но я не уверен. Может, я и ошибаюсь.
— Нет, вы не ошибаетесь, — произнес хозяин, пристально посмотрев на Джека. Опустив глаза, он уставился на его грудь, исполосованную когтями чудовища. — И мне кажется, вы знакомы с ним гораздо лучше, чем хотите показать.
Джек пожал плечами, огорченный такой проницательностью. Он уже не в первый раз ловил на себе такие взгляды.
— Но какое это имеет значение! — засмеялся Оз, разводя руками. — Ракшаса! Вот так удача! Теперь он принадлежит мне!
Джек посмотрел на скрючившегося ракшасу. Да, но ненадолго...
Услышав звук, похожий на рычание, Джек, обернулся. У входа стоял один из дюжих молодцов, которых он видел на складе у Монне. Он делал какие-то знаки хозяину. Джек быстро отвернулся, чтобы не быть узнанным.
— Извините, — бросил Оз и заторопился к выходу, путаясь в своем шелковом халате.
Повернувшись к клетке, Джек увидел, что желтые глаза Меченого неотрывно следят за ним. По-прежнему хочешь меня угробить? Что ж, я разделяю твое чувство, дружок. Но похоже, я все-таки переживу тебя на несколько лет. Возможно, что и не на один десяток.
Глядя на изможденное существо, он все больше склонялся к мысли, что Меченый не жилец на этом свете. Зачем палить его огнем, если он и так скоро протянет ноги?
Краешком глаза Джек следил за Озом. Тот приглушенным голосом давал какие-то указания, а служитель лишь молча кивал. Через минуту хозяин вернулся.
— Извините. Пришлось вносить поправки в одно важное поручение. Я хотел бы вас поблагодарить. Вы несколько скрасили наше неудачное турне. — Он отвел глаза. — Обычно дела у нас идут хорошо, но в этот раз... Знаете, здесь в прошлом месяце исчез дом — просто растворился в воздухе вместе с фундаментом, ночью, среди странных вспышек света. Местные жители до сих пор напуганы.
— Сочувствую, — сказал Джек, поворачиваясь к выходу. — Мне пора идти.
— Но позвольте как-то отблагодарить вас за то, что вы спасли этого беднягу и подсказали нам, кто он такой. Может быть, вам нужны бесплатные билеты?
— Нет, спасибо, — поблагодарил Джек и направился к выходу.
— А кстати, как с вами связаться, если понадобится?
— Никак, — бросил Джек через плечо.
Меченый проводил его взглядом. Джек откинул брезент и вышел наружу.
Когда он сел в машину, ею охватили противоречивые чувства. Он был рад, что Меченый скоро загнется, но, пока он жив, есть все основания опасаться за Вики, хотя сейчас он и не представлял для нее особой угрозы. Однако мертвый он будет еще безопасней. Джек решил не спускать глаз с ракшасы, пока тот еще жив. Он будет приезжать сюда каждый вечер, пока не убедится, что Меченый испустил дух.
Было еще одно обстоятельство, которое вызывало у него беспокойство. Внутренний голос подсказывал ему, что не стоит сюда возвращаться.
Вдали над городом бушевала гроза, и вспышки молний лишь усиливали его тревогу.
10
Все еще занято! Надя чуть не выбросила телефон в окно с четвертого этажа своего дома на Тридцать пятой улице. За окном вспыхивали молнии, но грома не было слышно.
Она рано пошла спать, надеясь, что сон разгонит ее тревогу и завтра она встанет совсем в другом настроении. Но сон все не шел, и она снова позвонила Дагу.
— Не может же он работать в такую поздноту, — пробормотала Надя.
Но она отлично знала, что может. Порой он просиживал у компьютера всю ночь напролет.
Вот и сейчас он либо работает, либо вырубился, забыв положить трубку.
— Надо ехать, — сказала себе Надя.
Наскоро одевшись, она вышла в прихожую.
— Ты что, уходишь? — окликнула ее мать из своей спальни, где она смотрела телевизор. — Так поздно?
— Я еду к Дагу, мама. Мне надо с ним поговорить.
— Разве нельзя подождать с этим до завтра?
Нет. Невозможно. Ей надо поговорить с Дагом прямо сейчас.
— Ну куда тебя несет? — недовольно сказала мама. — Сейчас гроза начнется.
— Ничего страшного. — Вытащив из шкафа зонтик. Надя заглянула в мамину комнату. — Я скоро вернусь.
Чмокнув ее в щеку, она поспешила вниз. На улице гремело, но дождь еще не пошел. Через дорогу был виден парк Сент-Вартан, маленький островок зелени, где она гуляла в детстве.
Надя пошла в сторону Первой авеню и вскоре поймала такси.
Так даже лучше, чем приглашать Дага на ужин, подумала она, сказав водителю адрес.
Дома, в присутствии мамы, они вряд ли смогли бы поговорить о причастности доктора Монне к «берсерку». А так они обсудят все без свидетелей.
Почувствовав, как внутри у нее разливается тепло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике