фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Я хочу с ним потолковать. Он что-то знает, и я заставлю его рассказать мне все.
— Будет исполнено, сэр!
Когда они повернулись, чтобы идти, Милош добавил:
— И без него не возвращайтесь. Если с машиной опять что-нибудь случится, возвращаться будете уже на катафалке.
Судорожно сглотнув, они кивнули и поспешили на улицу.
3
Войдя в Надин кабинет в диабетической клинике, Джек сразу почуял неладное. Она выглядела как после двухнедельного запоя, но, узнав, в чем дело, он этому не удивился. Рассказывая о случившемся, она несколько раз принималась плакать.
— Так когда вы видели его в последний раз?
— Мы вместе ужинали в субботу. Ели суши в кафе «Куройкаси». — Надя зарыдала. — Даг так любил рулеты из морского паука.
— Эй, док, вы почему-то говорите о нем в прошедшем времени, — укоризненно произнес Джек. — Не делайте этого.
Надя вытерла нос и кивнула.
— Вы правы. Я просто... — начала она и замолкла, не находя нужных слов.
— Давайте вернемся к воскресенью. Вы его не видели и с ним не говорили...
— Я пыталась, но его телефон был все время занят.
— Но вы были у него в воскресенье вечером и не видели там никаких следов борьбы.
— Нет. По крайней мере, мне так показалось. Там ведь было темно, электричество отключили. Нет, погодите. Я же видела его компьютер, и он был в полном порядке.
— Это значит, что к нему вломились после вашего ухода.
И что нам это дает? Абсолютно ничего.
Конечно, случается, что грабитель, застигнутый на месте преступления, убивает хозяина. Но Джек никогда не слышал, чтобы преступники забирали с собой тело жертвы. Ведь труп не положишь в карман.
— А может быть, это были люди... из «ГЭМ-Фармы»? — предположила Надя, чуть запнувшись.
Джек изумился:
— Чтобы такая солидная фирма похищала людей? Да что вы, док. Они обычно прибегают к услугам адвокатов. Да и зачем им это?
— Ну, я же вам говорила, что Даг взломал их компьютерную сеть...
— Да, но они могли этого и не знать. Но даже если его засекли, как они узнают, что именно он там нашел? Ведь он не пытался их шантажировать?
Надя энергично покачала головой:
— Никогда. Даг на это не способен. Он только хотел прикупить акции ГЭМ, потому что ему удалось узнать, что они должны подняться в цене. Но о шантаже он даже не помышлял.
— Вы уверены?
— Вне всякого сомнения.
Конечно, Надя могла обманывать себя, как та мамаша школьного хулигана, которая искренне считает, что ее мальчик этого сделать не мог, Но Джек почему-то ей верил.
— И все же я сомневаюсь, что это ГЭМ.
— Не будьте так уверены, — предостерегла его Надя. — Ведь «ГЭМ-Фарма» имеет какое-то отношение и к Милошу Драговичу и, — она глубоко вздохнула, — к «берсерку».
— Черт! — выпалил Джек, ударив по столу. — Я так и знал! Держу пари, тот порошок, что я вам принес, угодил в самую точку.
Надя неохотно кивнула:
— Проект, над которым я работаю. Та самая молекула, которую мне поручено стабилизировать. Здесь ее называют «локи».
— "Локи" рождает глюки. Ему действительно не хватает устойчивости. Парень, у которого я его взял, говорил, что рано или поздно он теряет силу.
Надя поднялась с кресла и вышла из-за стола, нервно потирая руки. Ей не сиделось на месте.
— Через каждые двадцать девять дней, двенадцать часов, сорок четыре минуты и две целых восемь десятых секунды.
Джек заморгал глазами:
— Как так?
Двигаясь как на автопилоте, Надя подошла к кофеварке и взяла кружку с надписью «НАДЯ».
— Меняется не только сама молекула. Любая информация о ее структуре в активном состоянии — рисунок, модель, компьютерный файл и даже человеческая память меняются вместе с ней.
Налив себе кофе, Надя обернулась к Джеку с чашкой в руках.
— Продолжайте, — сказал он.
— А вы меня слушаете?
— Не пропускаю ни единого слова.
— Тогда почему вы не говорите, что я сошла с ума?
— Я вам верю.
— Как вы можете мне верить? Ведь то, о чем я говорю, просто невозможно.
— Согласен. Но то же самое можно сказать и о том существе, из которого ваш дружок Монне извлекает свой «локи».
— О существе? Вы хотите сказать, что эта молекула принадлежит животному?
— В какой-то степени.
— В какой-то степени животному или в какой-то степени принадлежит? — переспросила Надя, с некоторым раздражением отворачиваясь к кофеварке.
Ничего. Это лучше, чем все время плакать, подумал Джек.
— В какой-то степени животному, которое нарушает все законы природы, так же как и ваш «локи».
Теперь во всем этом появился некий смысл... в какой-то степени.
Джек рассказал, как он ехал за Монне до балагана с уродами, как позднее его хозяин говорил о неком ученом, который обнаружил в крови умирающего ракшасы «поразительные вещи».
— Могу побиться об заклад, док, что одна из этих «поразительных вещей» и есть ваш «локи» или «берсерк».
Надя повернулась к нему, все еще держа кружку в руках:
— Но что это за животное?
— Я бы не стал его так называть. Когда вы говорите о животном, то представляете себе кролика или оленя. Я бы скорее назвал его существом. Единственным в своем роде. Он не похож ни на одно живое существо на земле. — Джек мог бы уточнить, что ракшаса не совсем земное существо, но решил пока не касаться этой темы. — Давайте сойдемся на том, что у такого существа возможно все, что угодно.
— Даже изменение любой информации о нем?
Джек пожал плечами:
— Меня не удивит ничего, что с ним связано.
Надя посмотрела на Джека, потом на свою кружку.
— И зачем я сварила этот кофе? Мне совсем не хочется его пить. — Она направилась к двери, но вдруг остановилась. — А вы не хотите выпить кофе?
Джек уже проглотил сегодня пару чашек, но грех выливать такой хороший напиток.
— Как вы его сварили?
— Обычный крепкий кофе.
— Положите пару кусочков сахара, и я с удовольствием приму его из ваших рук.
Надя высыпала в кружку два пакетика сахара и подала ее Джеку. Он заметил, что руки у нее дрожали. Да, кофеин ей сейчас ни к чему.
— Но могу вас обрадовать — существо это умирает, — сказал Джек.
— Умирает? — Надя прижала ладони к лицу. — О господи! Вот почему он так торопился стабилизировать молекулу! Ее источник будет утрачен!
— И довольно скоро.
— За всем этим стоит Драгович. Он вынуждает доктора Монне идти на преступление. Я в этом абсолютно уверена.
— А я нет, — возразил Джек. Он сделал несколько глотков. Хороший кофе, крепкий, прямо то, что надо. — И, кроме того, у Драговича сейчас голова занята совсем другим.
— Да, я слышала об этом, — улыбнулась Надя. Потом, прищурившись, посмотрела на Джека: — Это не вы создали ему проблемы?
— Он сам себе их создал — и с законом, и с репутацией.
— Как бы там ни было, мы должны пресечь его деятельность.
— Что значит «мы»?
— Ну, вы. Я не знаю... — осеклась она, увидев, что Джек покачал головой. — Вы против?
— Я не признаю никаких наркотиков, кроме кофеина, — он поднял Надину кружку, — и этилового спирта.
— Это хорошо... просто замечательно...
— Я хочу сказать, что сам я их не употребляю и не распространяю, но не мешаю это делать другим.
— Но ведь Драгович заставляет...
— Почему вы гак уверены, док, что он кого-то заставляет?
— Хорошо. Не заставляет. Но дело в том, что Драгович как-то связан с «ГЭМ-Фармой», а «ГЭМ-Фарма» имеет отношение к этой отраве — «берсерку».
— Которую люди покупают и глотают по своей собственной воле.
Надя с изумлением посмотрела на Джека:
— Только не говорите мне, что вы одобряете наркотики.
— Я считаю, что наркотики — это жуткая дрянь, а люди, которые, их употребляют, — полные идиоты. Но мне кажется, что каждый имеет право поступать со своим здоровьем так, как он хочет. Если кому-то охота его губить, это его личное дело. Я им не нянька.
— Вы хотите сказать, что если вы увидите, как кто-то продает «берсерк» двенадцатилетнему ребенку, то спокойно пройдете мимо?
— Никогда такого не видел, но, если доведется, все руки ему обломаю.
Джек подумал о Вики. Не только руки, но и ноги. И как следует врежу по физиономии.
— Значит, все-таки не пройдете мимо? — улыбнулась Надя.
— Мы же говорили о взрослых. А здесь дети. Я, конечно, не Дон Кихот, но есть вещи, которые я никому не спущу.
Надя подняла голову и внимательно посмотрела на Джека:
— «Не спущу»... как странно слышать от вас это слово.
— Почему?
— Так говорят южане, а вы типичный северянин.
Ну, прямо филолог какой-то, подумал Джек.
— Так выражается один мой знакомый.
Надя хотела развить эту тему, но передумала. Слава богу.
— Но вернемся к Драговичу. Он продает наркотик, который толкает людей на преступления.
— За которые они попадают в тюрьму. — Джек допил кофе и поднялся. — Что касается меня, то я уже сыт по горло и Драговичем, и доктором Монне.
— Но ведь дело не закончено.
Джек вздохнул:
— Закончено. Вы хотели знать, что связывает Монне с Драговичем? Наркотик Вы интересовались, как Драгович давит на доктора? Никак. Они просто добрые партнеры в общем деле.
— Не могу в это поверить.
— Монне обнаружил это вещество, он испытывает его на людях и, скорее всего, производит наркотик на своем заводе а Бруклине. Постарайтесь быть объективной, и вы придете к такому же выводу.
Надя сидела уставившись в пол и молчала. Джеку было жаль развенчивать ее героя, который оказался колоссом на глиняных ногах. Особенно сейчас, когда пропал ее жених...
— Послушайте, — сказал он, — Я поговорю с соседями Дага. Может быть, они что-то видели в тот воскресный вечер.
Надя с улыбкой подняла глаза:
— Правда? Я вам буду очень признательна.
Джек попрощался, довольный тем, что дал ей какую-то надежду. Он вышел на Семнадцатую улицу, залитую утренним солнцем. Выходные закончились, и улицы снова заполнили потоки машин. Впереди у него был целый день. Почему бы не заскочить к Джиа? Вики, должно быть, в школе, так что они будут одни.
Неплохая перспектива.
Джек направился в восточную часть города. Проходя по Стайвесант-сквер, он задумался над вопросом, зачем здесь кованая чугунная решетка с острыми прутьями. От кого они отгораживаются? Подойдя к больничным зданиям, он столкнулся с группой людей в белых халатах со стетоскопами на шеях. И зачем носить их на улице?
Какого черта? — подумал Джек. Обязательно надо всем совать в нос, что они доктора? В нем поднималось глухое раздражение.
Свернув на Первую авеню, он вышел к старым кирпичным домам Стайвесант-Виллидж. Дом Джиа находился в сорока кварталах отсюда. Проще было взять такси, но Джек решил идти пешком. Он чувствовал необыкновенный прилив энергии — должно быть, Надя сварила очень крепкий кофе.
Джек был отличным пешеходом — его огромные шаги без труда поглощали любое расстояние. По восточной стороне улицы он добрался до медицинского центра «Бельвью», где каждое здание носило чье-то имя. Это ему страшно не понравилось.
Пройдя мимо нависшего над улицей здания электростанции, он вышел на площадь ООН, где перед уходящей в небо башней Секретариата вытянулся длинный прямоугольник Генеральной Ассамблеи.
Джек вспомнил, как прошлым летом приходил сюда в качестве экскурсанта, когда сидел на хвосте у одного индийского дипломата. Сколько же глупостей пришлось ему выслушать, пока Кусум не убрался отсюда. Джек почувствовал желание пройтись здесь еще раз и высказать свое мнение относительно работы ООН. Перво-наперво он им посоветует сдвинуть здание Секретариата, а возможно, и положить его на бок, чтобы оно не загораживало ему солнце. Или, по крайней мере, проделать в нем дыру, чтобы сквозь нее проходил свет.
Но это позже. Может быть, он вправит им мозги после обеда. А сейчас ему было слишком хорошо, чтобы тратить такое чудное утро на каких-то болванов.
Но вот флаги — эти дурацкие флаги просто бесили его. Ряды флагов, целые кварталы флагов, повсюду одни флаги. На них ушло столько ткани, что можно было одеть всех жителей Бангладеш. Джек нащупал нож в кармане. Надо бы полазить по столбам и перерезать веревки — отпустить флаги на свободу!
Но нет... это займет слишком много времени. А ведь его ждет Джиа. Он точно это знал. Джек был уверен, что она чувствует его приближение, ощущает его всем своим существом.
Он прошел мимо скульптуры святого Георгия, убивающего какого-то дурацкого дракона, и вдруг заметил в кустах коричневого слона. Потом все смешалось, и он почувствовал, как распадается на тысячи частиц, их подхватывает ветер и уносит ввысь, а потом они возвращаются, чтобы соединиться во что-то новое и прекрасное — возрожденного Джека, короля города.
Ведь этот город недаром называется Нью-Джек.
Его переполняла жизненная сила. С каждым шагом он становился все сильней и могущественней. С Пятьдесят четвертой улицы он свернул к востоку и, пройдя еще один квартал, вышел к сверкающим водам Ист-Ривер. Господи, как он любил этот город, его город. Он не был его уроженцем, но что с того? Он оказался здесь не по воле слепого случая, а выбрал это место сознательно. Приехал сюда и полюбил этот город, излазил все его закоулки, узнал его обитателей, всю эту многоликую массу людей. Этот город принадлежит только ему, и пусть попробует кто-нибудь с этим поспорить.
Джиа об этом знает и поэтому любит его. А он любит Джиа, потому что она об этом знает.
Подожди-ка...
Джек тряхнул головой. Какая-то ерунда получается.
Нет, не ерунда. Совсем не ерунда. Очень даже логично.
Он слегка вспотел, особенно в тех местах, где были пристегнуты его «глок-19» и «земмерлинг», но без них ему никак нельзя. Ведь в его городе есть люди (правда, их немного), которые могут попытаться его отнять и сделать своим. Поэтому надо быть настороже, всегда настороже.
Но не сегодня, потому что сегодня его день и он чувствует себя богом. Джек громко рассмеялся:
— Мир у моих ног, мама!
Человек, шедший навстречу, как-то странно посмотрел на него, и Джек с вызовом ответил на этот взгляд. Ну, давай, скажи что-нибудь. Только вякни. Прохожий отвел глаза.
Вот так-то. Никто не смеет глазеть на меня в моем городе.
Свернув на Саттон-сквер, Джек почувствовал, как в нем закипает страсть. В голове у него вдруг мелькнула мысль, что неплохо бы посмотреть, нет ли поблизости машины с двумя парнями, но Джек не успел за нее ухватиться, и она исчезла.
Какое ему дело до каких-то там машин. Сейчас главное — добраться до Джиа. Джиа-Джиа-Джиа. О, как хорошо им будет вместе. Они будут заниматься этим на кухне, в комнате и, может быть, даже в постели. Долго-долго-долго. Весь день, пока Вики не придет из школы. А потом он поведет их гулять по городу, его городу, и устроит им настоящий праздник, какого они никогда не видели и какой может устроить им только он.
Джек постучал в дверь. Сейчас Джиа распахнет дверь, и лицо ее озарится радостью, которая мгновенно перерастет в бешеную страсть.
И вдруг он услышат детский голосок. Вики громко закричала из-за двери:
— Мама! Это Джек. Джек пришел!
Все вдруг разом потускнело, по коже пробежал холодок.
Вики дома. При ней Джиа вряд ли...
— Джек! — радостно воскликнула Джиа, открывая дверь. — Какой сюрприз!
— Да уж, — процедил он сквозь зубы, пытаясь изобразить улыбку. Ему было подвластно все в этом городе, но вот улыбка у него не получилась. — И вправду сюрприз.
— Привет, Джек! — прощебетала Вики, глядя на него со счастливой улыбкой.
Не обращая на нее внимания, Джек повернулся к Джиа:
— Почему она дома?
— Она простудилась. Кашляет и жалуется на горло, — ответила Джиа, удивленно взглянув на него. Улыбка сползла с ее лица.
— Не очень-то она похожа на больную.
— Да, у меня ужасный кашель, — подтвердила Вики. — Хочешь послушать?
И она надрывно закашлялась.
Джека так и подмывало ее выпороть — дать ей с размаха по заду, чтобы отлетела к стене. Из-за нее все пошло прахом. А может, сгрести Джиа в охапку и сделать это прямо здесь, в коридоре, на глазах у Вики? Пусть поучится.
— Что случилось, Джек? — с тревогой спросила Джиа.
— Случилось? — переспросил он, чувствуя, как в нем закипает злость. — Да много чего случилось. Во-первых, ты слишком балуешь девчонку...
— Джек!
— Не перебивай меня! — возвысил он голос. — Я этого не люблю!
— Джек, да что с тобой?
Ну вот. Опять. Опять она его перебила. Ничего не хочет слушать. С такими у него только один разговор.
Он сжал кулак и замахнулся.
— Джек!
Джиа отшатнулась. Страх в ее глазах заставил его вздрогнуть, словно его окатили ледяной водой...
Что я делаю? Что со мной? Господи, я чуть не ударил Джиа.
И вдруг мозг его пронзила страшная догадка.
Он каким-то образом наглотался «берсерка». Сейчас уже не важно, где и когда. Надо срочно убираться отсюда. Ему нельзя находиться рядом с людьми, тем более рядом с Джиа и Вики.
Немедленно прочь!
В панике он бросился к выходу. Но тут вспомнил о своем оружии. Надо от него избавиться. Девятимиллиметровый калибр в сочетании с «берсерком» может привести к самым печальным последствиям. Вытащив «глок» из кобуры и отстегнув от ноги «земмерлинг», он сунул их Джиа, положив сверху нож и бумажник.
И тут же у него появилось желание забрать все это обратно. Он протянул руку. Какая глупость — отдать все деньги и любимое оружие какой-то женщине!
Усилием воли Джек заставил себя отступить назад.
— Со мной что-то неладно. Возьми это. Я должен идти. Объясню все позже.
Джиа в растерянности смотрела на него. В глазах у нее застыл страх.
— Что происходит?
Джек не ответил. Он не хотел рисковать. Еще немного, и он потеряет контроль над собой. Надо быть подальше отсюда, когда это произойдет.
Он повернулся и выбежал за дверь.
4
— Пошли, — сказал Вук, сунув руку за пазуху.
Иво покачал головой. Ему не хотелось этого делать.
— Подождем. Может, он выйдет.
Их «БМВ-750» стоял на Пятьдесят восьмой улице, откуда был виден дом, за которым они следили. Чисто жилой квартал. Ни одного магазина, редкие пешеходы. Не успели они подъехать, как появился тот самый парень. Он подошел к дому и скрылся внутри.
— А может, и нет. — Вук вынул пистолет, свой испытанный полуавтоматический «М-57» калибра 7,62 мм, и проверил затвор. — Ты же слышал, что сказал Драгович. Схватить его и притащить к нему.
Иво облизнул пересохшие губы.
— Там может быть та женщина с ребенком.
— Надеюсь, — ухмыльнулся Вук, взглянув в зеркало на свою крашеную шевелюру. — Она красотка.
Руки Иво, лежащие на руле, вдруг стали липкими. Он дал зарок никогда больше не трогать мирных граждан. Но Вуку было наплевать. Он никогда не мучился угрызениями совести за то, что творил в Косове. Нет, надо его как-то остановить.
— У нас же нет глушителей, — сказал он первое, что пришло ему в голову. — В таком районе на любой выстрел сразу примчится полиция.
— Что ж, будем рисковать, — ответил Вук, открывая дверь машины. — Надо просто быстрее рвать когти.
Иво схватил его за руку:
— Подожди. — Он отчаянно пытался что-нибудь придумать, как вдруг заметил, что парень выскочил из дома. — Вон он! — выдохнул он с облегчением. — Куда-то побежал.
— Поезжай за ним.
Иво завел машину и хотел включить передачу, но вдруг остановился.
— Он идет сюда.
Парень пересек Саттон-Плейс и побежал по тротуару.
— Сам идет в руки, — усмехнулся Вук. — Отлично.
Иво выключил зажигание и стал смотреть на приближающегося человека. С той их встречи на берегу он здорово изменился. На лице у него застыло странное выражение — паническое и одновременно исступленное. Его глаза, в прошлый раз такие добрые и приветливые, сейчас горели каким-то диким огнем.
— Внимание, — скомандовал Вук. Человек шел как раз с его стороны. — Выходим одновременно.
Иво посмотрел вокруг. Движение почти замерло, лишь редкие пешеходы маячили вдали. Когда мужчина поравнялся с машиной, Вук резко распахнул дверь. Иво выскочил со стороны улицы, держа в опушенной руке оружие, и стал обходить машину сзади. Вук прицелился мужчине в грудь.
— В машину! — приказал он.
Иво рывком распахнул заднюю дверь. Мужчина резко остановился.
— Что? — переспросил он.
— Что слышал! — рявкнул Вук, махнув пистолетом.
— А, так вы те самые козлы с берега. Что вы забыли в моем городе?
— Давай в машину, — оборвал его Вук, опуская дуло пистолета. — Быстро, а то схлопочешь пулю в ноги.
Мужчина перевел взгляд с Вука на Иво, тоже держащего его под прицелом. В его глазах не было страха — они сверкали каким-то бешеным огнем. Оскалившись, он сделал шаг к открытой двери. Оглянувшись по сторонам, Иво отступил в сторону, пропуская его внутрь. На них никто не обращал внимания. Пока.
— Подожди-ка, — остановил мужчину Вук. Быстро обыскав пленника, он с усмешкой показал Иво пустую кобуру. — Ну что, попался, голубчик. А где же твой пистолет?
— Дома.
— Там ему самое место, — бросил Вук, вталкивая мужчину на заднее сиденье. — Не вздумай трепыхаться.
Оставив его под присмотром Иво, Вук обошел машину и сел с другой стороны, повернувшись к пленнику лицом. Вздохнув с облегчением, Иво вернулся за руль. Никто ничего не заметил. Вся операция заняла секунд тридцать.
— Так это ты поломал нам две машины? — спросил Вук, когда они тронулись с места.
— Вам? — удивился мужчина. — В моем городе все машины принадлежат мне.
— А кто ты такой?
— Сам знаешь. Я доктор Моро. Джек Моро. Это я тебя создал.
Что-то здесь не то, подумал Иво. Тот парень на берегу выглядел вполне нормальным.
Он поправил зеркало заднего вида. В нем сверкнули темные диковатые глаза. Взгляд безумца. В сердце Иво закрался страх. Он чувствовал себя как охотник, поставивший капкан на опоссума и обнаруживший там огромного медведя.
Кого мы затащили в машину?
— Так, значит, это был ты, — опять начал Вук.
Мужчина покачал головой:
— Звериная плоть... упрямая звериная плоть лезет наружу.
— Прекрати молоть чепуху. Мало ему, что оставил в дураках нашего босса, так теперь пытается облапошить и нас с Иво.
Свернув направо, Иво остановился перед светофором на Пятьдесят седьмой улице.
— Иво? — переспросил мужчина. — Откуда у него это имя? Когда я сделал его из собаки, то не стал никак называть. А тебя я сотворил из осла. Вот так. Но только волос таких я тебе не делал. И зачем мне тебя дурачить? Ты и сам свалял дурака, выкрасившись, как клоун. У тебя что, зеркала нет?
Иво услышал, как в голосе Вука зазвучал металл.
— Я бы тебе сейчас отстрелил коленки, сволочь, только неохота тащить тебя потом на себе и отмывать машину. Ну, ничего, когда приедем, босс с тобой потолкует, а я уж помогу ему вытрясти из тебя все дерьмо.
Иво пересек Пятьдесят седьмую улицу, все время поглядывая в зеркало.
— Не выводи меня из терпения. Ты нарушил Закон, — проговорил мужчина. — Ты что, не помнишь, что там говорится? Разве вы не люди? Упрямая звериная плоть заставила тебя забыть Закон. Тот, кто нарушает Закон, попадает в Дом страданий. Я же тебе сказал — меня зовут доктор Моро.
— Ты не доктор, — небрежно бросил Вук. — Ты вообще пустое место. А вот бабенка у тебя ничего. Знаешь, что мы сделаем, когда босс разделается с тобой? Мы с Иво придем в гости к твоей телке. Оттрахаем ее в лучшем виде.
Ну, что он несет? — с беспокойством подумал Иво. Зачем его дразнит? Он что, не видит, какие у парня глаза?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике