фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И эти червяки, Гаррисон и Эдвардс, наверняка тоже замешаны.
Настало время платить по счетам. Подобное оскорбление можно смыть только кровью.
К несчастью, это будет означать конец «локи» — он своими руками зарежет курицу, несущую золотые яйца. Весь бизнес псу под хвост. Но честь дороже.
Деньги свои он успел перевести в Швейцарию и на Каймановы острова, так что легко может исчезнуть, уехав на пару лет за границу. По милости Монне и его сподвижников эта страна потеряла для Милоша всякую привлекательность.
Драгович пошел обратно к машине. Теперь о человеке на пленке можно забыть. Зачем тратить на него время, если все следы ведут в «ГЭМ-Фарму».
Владельцы компании... Надо подумать, как убрать всех троих. Раз положиться ему не на кого, придется действовать самому.
Милош шел по городу, строя планы...
12
— Так ты теперь киллером заделался? — спросил Эйб, толкнув пакет через прилавок.
Джек начал отдирать липкую ленту от плотной оберточной бумаги.
По дороге в Нью-Йорк Джек рассказал Эйбу, что произошло, и попросил помощи. Эйб довез его до дому, где Джек постарался привести себя в божеский вид. Он снял и аккуратно сложил одежду, позаимствованную в больнице, чтобы отдать ее в химчистку, а потом вернуть Питеру Харрису вместе со стодолларовым банкнотом.
Потом он позвонил Джиа, чтобы еще раз объясниться. Конечно, лучше было явиться с повинной, но он не хотел пугать Вики своими синяками и ожогами.
Джиа не слишком обрадовалась его звонку. Опять они с Вики подвергаются опасности по его милости.
Здесь возразить нечего.
Когда это кончится?
Хороший вопрос, но пока он не может на него ответить. Возможно, сможет чуть позже.
Он не стал ворошить прошлое — ведь они и так знали, что Вики жива только благодаря Джеку. Если бы не его род занятий, ее вряд ли удалось бы спасти прошлым летом. Нет слов, это убедительный аргумент, но нельзя прибегать к нему до бесконечности.
Разговор велся в натянутых тонах.
Джек решил отложить все объяснения на потом. Чтобы избавить Джиа и девочку от опасности, которую представлял для них Драгович, он должен сосредоточиться на текущих делах. Развернув бумагу, Джек взял в руки пистолет.
— Похож на «Вальтер П-38».
Эйб фыркнул.
— Ну, если у тебя с глазами не в порядке и ты забыл очки дома, тогда, может, и похож. Это длинноствольный «АА П-98» 22-го калибра.
Джек взвесил пистолет в руке — тянет на полтора фунта. Проверил ствол: отшлифованное дуло с резьбой на трех восьмых дюйма. Потом взял черный металлический цилиндр, лежавший в пакете вместе с пистолетом.
— Слишком мал для глушителя. Ты уверен, что он будет работать?
— Прежде всего, это не глушитель. Это звукогаситель. Пистолет ведь не заглушишь. Можно только немного ослабить звук. Будет ли он работать? Да, будет. Это «Джемтек Аврора». В нем используется новейшая технология поглощения звука влажной средой. Убирает двадцать четыре децибела. Хватает на две обоймы. Потом надо менять.
— Мне надо сделать всего два-три выстрела.
— Вспышку при выстреле он тоже гасит.
Джек пожал плечами:
— Я буду работать днем.
— А вот этим ты будешь заряжать, — сказал Эйб, бросив на прилавок коробку с патронами. Они, как ты понимаешь, бесшумные.
— Естественно.
Какой смысл использовать глушитель, — ладно, звукогасигель, — если пуля будет свистеть в полете, как крохотный «конкорд», преодолевающий звуковой барьер?
— Ты не одолжишь мне свои перчатки? — попросил Джек.
Пошарив под прилавком, Эйб извлек пару нитяных перчаток, почерневших от грязи и оружейного масла. Джек натянул их на руки.
Эйб с изумлением посмотрел на него:
— А что, на патронах есть обратный адрес?
Джек не ответил. Высыпав на прилавок десяток патронов, он вытер их о перчатки и стал вставлять в обойму. Обычно он с упорством маньяка собирал свои стреляные гильзы, правда, это не всегда получается. В таких случаях лучше не оставлять на них отпечатков пальцев.
— Джек, — осторожно начат Эйб. — Я знаю, ты зол на нескольких подонков и на то есть веские основания. У тебя такие глаза, что я чувствую: для кого-то готовится большой бенц. Но разве обязательно прибегать к крайним мерам? На тебя это не похоже.
Джек взглянул в озабоченное лицо Эйба:
— Не беспокойся, старина. Я буду стрелять по картонной коробке.
— Ну, ясное дело, — согласился Эйб. — Для этого обязательно нужен глушитель. Чтобы не напугать остальные коробки. Наш Джек всегда так деликатен. И где же находится эта картонка?
— В Бруклине.
Джеку ужасно не хотелось туда тащиться. Голова у него гудела, как котел, обожженная кожа горела и зудела, шов на голове стягивал кожу, и каждое движение отдавалось болью в левом глазу. И к тому же налицо были все признаки похмельного синдрома. Скорей бы добраться до кровати. Но дело должно быть закончено. И сегодня же.
Вытерев обойму, Джек вставил ее в пистолет. Она с громким щелчком села на место. В свертке еще оставалась новенькая кобура. Джек вытер глушитель и положил его в карман. Потом протер пистолет, опустил его в кобуру и сунул ее сзади за пояс, под свою просторную водолазку.
— С каких это пор ты стал носить водолазки? — спросил Эйб.
— С сегодняшнего дня. Можешь оценить.
Длинные рукава и высокий воротник прикрывали его ожоги.
Джек осторожно надвинул на лоб защитного цвета панаму и нацепил огромные летные очки.
— Ну, как я выгляжу?
— Как читатель журнала «Солдат удачи». Но маскировка отличная.
Джек продумал свой наряд еще дома. Он скрывал шов на голове и синяки под глазами. Полиция уже наверняка разослала во все концы приметы человека со швом на лбу и обожженным разбитым лицом.
Он направился к двери.
— Встретимся завтра утром. Что тебе купить на завтрак?
— Яйца по-бенедиктински с печеночным паштетом вместо ветчины.
— Ты их получишь.
— Да уж, получу, — фыркнул Эйб у Джека за спиной. — Низкокалорийную булку с соевым творогом.
Остановившись у телефона-автомата, Джек набрал номер Надиного сотового. Он звонил ей уже в третий раз. Телефон по-прежнему не отвечал, и Джек перезвонил ей домой. Трубку сняла женщина, говорившая с сильным польским акцентом. Она сказала, что Нади нет дома. Что-то в ее голосе насторожило Джека.
— Что-нибудь случилось, миссис Радзмински?
— Нет. Ничего не случилось. А кто это говорит?
— Меня зовут Джек. Я... помогал Наде искать Дугласа Глисона, — кинул он пробный камешек.
— Даг нашелся. Он позвонил ей сегодня днем.
Хоть какие-то хорошие новости.
— Он рассказал, что с ним произошло?
— Наденька поехала к нему, но до сих пор от нее никаких известий. Она обещала позвонить, она всегда мне звонит, а вот сегодня почему-то не позвонила.
— Она так обрадовалась, что ее жених нашелся, что совсем забыла про маму.
— Но моя дочка всегда мне звонит.
— Уверен, что она скоро объявится.
Но, повесив трубку, Джек понял, что он вовсе в этом не уверен. Он никогда не видел этого Дага, но вряд ли можно предположить, что парень, всерьез занимающийся программированием, сам разбил свой компьютер, после чего отправился на пару дней погулять. По словам Нади, им с Глисоном стали известны какие-то тайные сведения о ГЭМ. И вот теперь никто не знает, где они.
Возможно, сегодня вечером он это выяснит.
13
Джек сумел оторваться от основного потока машин, и его «бьюик» добрался до морского порта довольно быстро. Оставив машину за несколько кварталов, он пешком дошел до погрузочной площадки ГЭМ. За трехметровой оградой с колючей проволокой шла погрузка: круглые двухсотфунтовые коробки со штампами «ГЭМ-Фарма» и «трисеф» плыли по транспортеру, исчезая в восемнадцатиколесном полуприцепе. За процессом наблюдали вооруженные охранники в форме.
Судя по всему, это был очень ценный антибиотик.
Конечно, было бы лучше прийти сюда часов через пять, когда стемнеет, но исчезновение Нади вынуждало торопиться. В общем-то дневной свет имеет свои преимущества.
Джек возвратился к машине, вытащил из кобуры свой «П-98» и надел на ствол глушитель. Подъехав к заводу, он остановил машину рядом с погрузочной площадкой и посмотрел по сторонам. Вокруг никого не было. Вставив патрон, он до половины поднял стекло и положил на него ствол. Взяв на прицел картонную коробку в начале транспортера, он нажал на курок, предварительно убедившись, что за ней никто не стоит.
Выстрел прозвучал довольно громко, но так казалось только внутри машины — снаружи его заглушил уличный шум. Одна из коробок покачнулась. Глаз — алмаз. Джек опустил пистолет и поднес к глазам небольшой бинокль. Из отверстия под буквой "Г" тонкой струйкой сыпался порошок. Голубой. Знакомая голубизна «берсерка».
Чтобы убить время, Джек объехал вокруг территории завода — мимо складов, производственных зданий и старых морских доков. Манхэттена отсюда не видно — его загораживает Красный мыс, но зато статуя Свободы была как на ладони. Эта высокая статная женщина, высоко поднимающая факел над морской гладью, всегда задевала тайные струны его души.
Когда Джек снова подъехал к заводу, транспортер был уже остановлен. Закрыв двери фуры, водитель и один из охранников забрались в кабину.
Второй охранник открыл ворота, и трейлер покатил прочь.
Куда бы они ни везли сбой товар, сначала им придется выехать на шоссе. Джек рванул им навстречу, развернулся и, поравнявшись с тягачом, выставил локоть в окно, прикрывая пистолет.
Но вдруг засомневался.
Никогда раньше он не действовал столь грубо. Это шло вразрез с его убеждениями. Ему бы надо проследить за парочкой таких трейлеров, посмотреть, где и как они разгружаются, а потом придумать, как заполучить «берсерк», не прибегая к насилию. Сделать это изящно.
К черту изящество, подумал Джек, посмотрев на грохочущий рядом тягач, и с ходу влепил две пули в его правую переднюю шину. Нет времени разводить канитель. Надо действовать быстро, жестко и решительно.
Подобно большому зверю, еще не знающему, что он ранен, трейлер продолжал катить по дороге с простреленной шиной. Но рано или поздно ему придется остановиться.
Джек следовал за ним до угла, потом свернул на боковую улицу и остановился — дальше ехать не было смысла. Он надел панаму и очки, приклеил усы, как у Саддама Хусейна, заткнул за пояс пистолет и дальше преследовал трейлер уже пешком.
Он обнаружил его через полквартала — водитель с охранником стояли у спущенной шины, в растерянности почесывая затылки. Вероятно, все их предыдущие рейсы проходили без всяких осложнений, и они к ним не были готовы. Джек замедлил шаг и, подойдя ближе, спрятался за стоящими машинами. Вокруг ни души — здесь была чисто промышленная зона, своего рода выжженная земля. Джек вытащил пистолет, натянул на нижнюю часть липа воротник водолазки и подошел к стоявшим мужчинам.
— Привет, ребята, — буркнул он сквозь воротник. — Вашу шину продырявила вот эта штука. — Он незаметно показал им пистолет. — И вас она продырявит точно так же, если будете плохо себя вести.
Водитель, молодой парень с редкой светлой бородкой, поднял руки к груди. Охранник, плотный темноволосый мужчина, судорожно сжал пальцы правой руки.
— Не делай глупостей, парень, — быстро сказал Джек. — Ты думаешь, раз тебе платят за охрану, так, значит, надо из кожи вон лезть. Я уважаю эту точку зрения, но вот тебе мой совет: не делай этого. Оно того не стоит. Я не собираюсь вас убивать и угонять ваш трейлер. Мне нужен только образец этого груза. Так что снимай свою амуницию, осторожненько давай ее мне и не будем попусту проливать свою кровь.
Охранник молча смотрел на Джека, пожевывая верхнюю губу с аккуратными усиками.
— Эй, Граймс, — подал голос водитель. Руки у него дрожали. — Не дури, старина!
Граймс вздохнул, отстегнул ремень и отдал оружие Джеку. Тот бросил его в кабину трейлера.
— Отлично. Теперь пошли за образцом.
Подгоняемые Джеком, водитель с охранником поплелись к двери фуры. Джек двинулся за ними, держа обоих под прицелом. Водитель отпер замок и открыл дверь. Вся фура была забита коробками, поставленными в четыре этажа. Джек заметил, что охранник внимательно наблюдает за ним, и решил занять его работой.
— Вот, — протянул он ему небольшую сумку на «молнии». — Сыпь сюда.
— Чего сыпать?
Джек чуть повернул ствол и выстрелил по коробке. Пуля со щелчком пробила картон.
Водитель испуганно отшатнулся. Охранник уважительно поднял брови.
Джек указал на голубой порошок, тонкой струйкой высыпавшийся из коробки:
— Насыпай доверху.
Граймс подставил сумку под струю.
— Приличную дозу тебе выписали, старина, — заметил водитель.
Когда сумка заполнилась, Граймс застегнул ее на «молнию» и бросил Джеку. Тот отступил назад и опустил пистолет.
— Спасибо, ребята. Извините за шину. Я бы помог вам ее поменять, да времени нет. Надо бежать.
Перед тем как уйти, Джек поднял подбородок, освободив лицо от воротника водолазки, и продемонстрировал свои пышные усы. Спрятав пистолет под рубашку, он побежал к машине. Прыгнув в кабину, он быстро снял панаму, очки и усы и нажал на газ. У первого же светофора стянул через голову водолазку. К тому моменту, когда он подъехал к скоростной магистрали Бруклин — Куинс, вся его амуниция, включая пистолет, была надежно упрятана под переднее сиденье. Водитель с охранником не видели его машину, зато наверняка запомнили усы, так что от их показаний будет мало толку. Можно расслабиться и не торопиться. Джек повернул на север и поехал по шоссе, строго соблюдая все ограничения скорости.
14
Зазвонил домофон. Слишком рано для такси, подумал Люк, нажимая кнопку.
Послышался голос Рауля:
— Вам принесли пакет, доктор Монне. Я оставил его у вашей двери.
— У моей двери? А почему ты не позвонил?
— Я звонил, но никто не ответил. Наверное, звонок не работает. Завтра исправим.
— Хорошо, исправьте, — согласился Люк. Можете делать все, что хотите. Завтра я буду уже далеко. — А что за пакет?
— Бутылка вина от K&D.
Люк хорошо знал этот винный магазин на Мэдисон-сквер. Кто же это прислал ему вино?
Люк прошел через комнату, где стояли три больших набитых чемодана. Ящики с вином уже увезли, и без них комната казалась осиротевшей. Остается надеяться, что при перевозке с ними ничего не случится. В его коллекции были уникальные вина, восстановить которые будет невозможно.
Отперев дверь, он осторожно приоткрыл ее, но она вдруг резко распахнулась, сбив его с ног. Поднявшись, он с ужасом уставился на незваного гостя.
— Добрый вечер, доктор Монне, — приветствовал его Драгович с улыбкой большого белого брата, закрывая за собой дверь.
— Вы... что... какими судьбами?.. — пробормотал Люк в полном смятении.
— Какими судьбами? — переспросил Драгович, внимательно оглядывая комнату. — Мой водитель занимает разговорами вашего консьержа. Я ему доходчиво объяснил, что... — Он запнулся, увидев чемоданы. — О! Собираетесь путешествовать? Позабавились на мой счет и теперь хотите слинять?
О чем он говорит?
— Позабавился? Я не понимаю, о чем вы...
Внезапно Драгович размахнулся и со всей силой ударил Люка в лицо. Доктор пошатнулся, вскрикнув от боли. На глаза его навернулись слезы.
— Хватит придуриваться, док!
Люк прижал руки к пылающему лицу.
— О чем вы говорите?
Драгович подошел к нему вплотную. Люк втянул голову в плечи, ожидая града ударов. На какой-то миг в голове его промелькнула мысль о сопротивлении. Но Люк не умел драться. Попытавшись дать сдачи, он еще больше разозлит Драговича.
Однако серб не стал его бить. Вместо этого он схватил доктора за шиворот и, развернув, толкнул к большому телевизору, стоявшему в дальнем углу комнаты.
— Вот! — рявкнул он, указывая на экран, где передавали новости. — Сколько раз ты уже глазел на это?
— На что глазел?
Драгович еще крепче сдавил Люку шею, вцепившись в нее ногтями, и злобно прошипел ему в ухо:
— Сам знаешь на что! Подожди немного, скоро опять покажут, и тогда посмотрим вместе!
— Вы имеете в виду запись, где вас показывают... на загородной вилле?
Должно быть, все дело в этом.
— Да! — процедил Драгович сквозь зубы, еще крепче сжимая пальцы. — Ту самую запись, которую ты так ловко сляпал!
— Нет! Да что вы! Это вовсе не я!
— Врешь! — завопил Драгович, изо всех сил толкнув Люка в шею.
Пролетев вперед, тот грохнулся на телевизор. Там что-то треснуло, и трубка погасла. Сейчас он меня убьет, пронеслось у Люка в голове.
— Клянусь вам! — закричал он. — Всеми святыми клянусь, что я тут ни при чем! Ничего об этом не знаю!
— Ты со своими дружками, Гаррисоном и Эдвардсом, задумал убрать меня из дела. Ладно, посмотрим, кто вылетит оттуда первым. — Драгович посмотрел по сторонам. — Где у тебя телефон?
— На кухне.
— Давай туда! Сейчас кое-кому позвонишь.
Люк бросил взгляд на чемоданы. Счастье было так близко... еще несколько минут, и он был бы на пути в аэропорт. А теперь его поволокут к чертям в преисподнюю.
15
Джек отошел от телефона-автомата на углу Восемьдесят седьмой улицы и Третьей авеню. От Нади до сих пор не было вестей. Ее мать сказала, что дочка уехала в первой половине дня и больше не объявлялась. Она была очень обеспокоена.
Джека это тоже насторожило. Он попытался убедить себя, что это не его проблема. Не получилось.
Хорошо. Он собирался свести счеты с Драговичем и Монне. Начать решил с Монне, поскольку серба найти сложнее. Возможно, он уже уехал из города. Исчезновение Нади — еще одна причина для разговора с добрым доктором.
Джек обернулся и посмотрел на дом Монне. Лучи предзакатного солнца золотили его высокие окна. За одним из них, возможно, прячется доктор. В офисе ГЭМ Джеку сообщили, что Монне сегодня не приходил, а у него дома он застал лишь автоответчик.
Джек оставил машину неподалеку, перекрыв подъезд к магазину, который вряд ли сейчас кому-то понадобится. Если на его машине оставят квитанцию, он завтра же заплатит штраф. Джек всегда оплачивал штрафные квитанции. Во-первых, машина была оформлена на Джиа, а во-вторых, если его остановят, он не хотел бы, чтобы на экране появилось слово «нарушитель», когда номер его машины введут в компьютер.
После дождя воздух был сырым и теплым, как в парилке. В своем черно-белом спортивном костюме Джек чувствовал себя неуютно. Но сегодня вечером он шел на дело, которое могло оказаться мокрым, и, кроме того, нейлон не оставляет волокон. Спортивная куртка имела еще одно преимущество — карманы на «молнии». В одном из них был «берсерк», по другим он рассовал свои инструменты взломщика: слесарный набор и стеклорез. Если Монне не откроет, придется проникать в его квартиру иным способом. В доме с консьержем это не так-то просто, но Джеку приходилось брать и не такие крепости.
Он посмотрел на «бентли», припаркованный у входа в дом. Машина стояла тут уже давно. Сколько же надо иметь денег, чтобы выложить больше ста тысяч за тачку, подумал Джек. И тут в дверях показался Монне.
Отлично.
За ним следовал не кто иной, как Драгович. Джек с трудом поборол искушение перебежать улицу и всадить в него парочку пуль 22-го калибра.
Проклятый серб подослал к нему своих головорезов, но не это привело Джека в ярость. Это он как раз мог понять. В конце концов, по милости Джека Драгович превратился во всеобщее посмешище, так что его жажда мести была вполне естественной. Но его люди грозились изнасиловать Джиа и даже Вики. Во всяком случае, тот, что сидел на заднем сиденье. Плотоядный блеск в его глазах не оставлял сомнений в том, что это не пустые слова. Он уже предвкушал предстоящее удовольствие.
Возможно, сам Драгович и не трогает мирных жителей. Но это не имеет значения. Если на него работают такие люди, как те бандиты в «БМВ», значит, пока он жив, Джиа и Вики будут постоянно в опасности. Это все равно что оставить в живых Меченого. Джек не собирался терпеть их обоих.
Пора, наконец, все расставить по своим местам.
Но сначала нужно поговорить с этой парочкой. Один из них причастен к исчезновению Нади и ее жениха. Возможно, Джек уже опоздал, но он, по крайней мере, должен знать об этом наверняка.
Терпение, сказал он себе. Терпение и еще раз терпение. Ты еще дождешься своего часа. Разберешься с обоими.
Увидев водителя «бентли», выходящего из подъезда, Джек поспешил к своей машине. «Бентли» свернул к центру города. Для шести часов вечера движение было не слишком интенсивным. До Тридцать четвертой улицы они добрались достаточно быстро, но там попали в мучительный затор и дальше уже ползли, как черепахи.
Было ясно, что парочка направляется в офис «ГЭМ-Фармы». Это усложняло ситуацию. Прошлый раз, ожидая Надю на противоположной стороне улицы, Джек заметил охранника в вестибюле. До места Драгович и Монне доберутся не раньше семи. Их-то пропустят без вопросов, а вот у Джека наверняка потребуют документы.
Но если он приедет первым...
Заметив вывеску гаража, Джек быстро загнал туда машину. Шагая по Тридцать четвертой улице, он надел перчатки, панаму и темные очки. Заскочив в подъезд, быстро приклеил себе усы. Перед тем как вернуться в гараж, все это надо будет снять.
Через квартал он нагнал «бентли» и к офису ГЭМ пришел первым. Войдя в вестибюль, отделанный мрамором и хромированной сталью, он направился к мордастому латиноамериканцу, сидевшему в кабинке охраны.
— Привет. Доктор Монне еще не приезжал?
Охранник покачал головой:
— Не видел его сегодня.
Джек облегченно вздохнул:
— Ну слава богу! Я должен с ним встретиться, но чуть было не опоздал. Везде такие пробки, ошалеть можно.
Охранник, которого, судя по табличке на груди, звали Гауденсио, недоверчиво посмотрел на него, как бы говоря: «Какие у тебя могут быть дела с доктором Монне?»
— Надо кое-что подключить у него в кабинете. Я мастер-электронщик.
Охранник кивнул. Он проглотил наживку.
— А у других директоров вы будете подключать?
— У кого?
— У Эдвардса и Гаррисона. Они там, наверху, ждут его. А всех остальных уже отпустили.
Джек радостно потер руки. Все складывалось как нельзя лучше.
— Серьезно? Вот здорово! С ним едет еще один парень. Похоже, денек у меня сегодня выдался неплохой! Мне нужно записаться?
Охранник кинул ему ручку.
— Давай записывайся, но я все равно не могу пустить тебя без их разрешения.
Он потянулся к телефону.
— Ладно. Тогда я тут подожду и поднимусь наверх с доктором Монне.
Записавшись в книге как «Д. Вашингтон», Джек увидел, что к подъезду подкатил «бентли».
— Вон он, приехал. Не говори, что я только что подошел, ладно? — подмигнул он охраннику.
Монне с Драговичем уже входили через вращающуюся дверь.
— Добрый вечер, доктор Монне, — приветствовал его охранник.
Монне рассеянно кивнул. Его правая щека распухла, и он был несколько не в себе.
— Здравствуйте, господа. Рад вас видеть, — произнес Джек, улыбаясь во весь рот.
Ему никто не ответил, и он, смущенно пожав плечами, пошел за ними, как бы говоря всем своим видом: «Разве поймешь эту богатую публику?»
Охранник тоже пожал плечами, давая понять, что этот тип людей ему хорошо известен.
Джек зашел вместе с мужчинами в лифт. Увидев, что Драгович нажал кнопку «16», он протянул руку и нажал на «18».
Он опять почувствовал непреодолимое желание выхватить «П-98» и покончить с ними прямо здесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике