фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Жду, когда «Пипл» напечатает отчет о его деятельности.
— Ты от меня что-то скрываешь?
— Честное слово, я ничего о нем не знаю. Не слишком интересуюсь фраерами.
— Его ведь обвиняли в убийстве.
— Но дело было закрыто.
— Прошу тебя, будь осторожней с этим типом.
— Могла бы об этом и не говорить. Но все же давай подойдем поближе.
Они спустились с дюны, распугав сидевших на песке чаек.
— Вблизи он еще уродливей.
Джек мысленно нарисовал план территории. Если он собирается нагрянуть к Драговичу, подходить надо с берега. Он внимательно изучил бассейн и повернулся к морю. Глядя на Вики, собиравшую ракушки, он почувствовал, как в голове у него рождается идея.
— О-ля-ля, — пропела Джиа. — Похоже, на нас обратили внимание.
Джек обернулся. К ним приближались двое качков в темных очках и мешковатых черных костюмах. Они шли по песку, загребая ногами. Широкие плоские физиономии, короткие военные стрижки — один черный как смоль, другой тоже, вероятно, был брюнетом, до того как перекрасился в апельсиновый цвет. Судя по тому, как сидели их пиджаки, оба были вооружены.
— Сматывайтесь отсюда, ребята, — скомандовал черноволосый с сильным акцентом.
— Тут вам не место для прогулок, — подтвердил другой с тем же самым выговором.
— Красивый дом, — сказал Джек с обезоруживающей улыбкой. — А кто его хозяин?
Рыжий самодовольно усмехнулся:
— Тот, кому не нравится, что вы торчите у него под носом.
Джек пожал плечами:
— О'кей. — Он повернулся к Джиа и взял ее за локоть: — Пойдем, дорогая, не будем задерживать молодых людей.
— Но-но-но! — фыркнула Джиа, вырывая руку.
Глаза ее сузились, а губы вытянулись в тонкую ниточку. Джек по опыту знал, что это не предвещает ничего хорошего. В ярости она могла наломать дров.
— Джиа...
— Нет, подожди. Это общественный пляж. Мы можем сидеть здесь хоть целый день.
Ну надо же. Только этого не хватало. Вначале он был для них лишь безликим прохожим, которого им велели турнуть с пляжа. Теперь же они его запомнят. И что еще хуже, запомнят Джиа.
— Уходите отсюда, мадам.
— Нет, это вы уходите. Здесь вам не Косово.
Удар попал в цель — Джек заметил, что у рыжего дернулась щека. Чернявый повернулся к Джеку. Глаза его были спрятаны за черными очками, но выражение лица говорило: «Не нарывайся, парень».
Джек догадывался, чем это может кончиться. Поэтому он подошел к Джиа и, осторожно приподняв хрупкую фигурку, перевалил ее через плечо.
— Пока, ребята, — отсалютовал он, направляясь со своей ношей к дюнам.
Позади раздался смех, и один из охранников сказал:
— Неглупый мужик.
Джиа колотила его по спине, громко крича:
— Отпусти меня, слышишь! Немедленно поставь на землю!
Он так и сделал — на вершине дюны. Джиа была вне себя от возмущения.
— Как ты мог? Утащил меня, как какой-нибудь дикарь!
— Наоборот, я старался вести себя не как дикарь и избежать драки.
— Какой драки?
— Которая бы началась, как только рыжий толкнул бы тебя и велел убираться к черту.
— Пусть бы только попробовал. Я бы съездила ему по физиономии.
— Нет, дорогая, этим пришлось бы заняться мне, а это значит ввязаться в драку с двоими громилами и здорово схлопотать.
— Но вчера же ты не уклонялся...
— Эти двое совсем не то, что пьяные джентльмены средних лет. Это не наемная охрана. Они явно бывшие военные — по выправке видно. Крепкие ребята, крутые, наверняка воевали. Рукоприкладства они, конечно, не хотели, но были к этому готовы. Все могло очень плохо кончиться.
— А тебе не обязательно было вмешиваться.
— Не говори ерунды. Джиа. Ты думаешь, я бы стоял и смотрел, как эти парни тебя оскорбляют.
Джиа подняла руки вверх:
— Все, сдаюсь. Сыта по горло этой хреновой болтовней про настоящих мужчин.
Ого, Джиа позволяет себе крепкие выражения. Видно, здорово завелась.
— А как ты представляешь себе «настоящего мужчину»? Какой-нибудь Тони или Эрнандо с татуировкой на бицепсах и стилетом в руках? Я что, похож на таких парней?
— Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Меня бесят все эти разговоры о том, что «мужчина должен то, мужчина должен сё».
— Ты хочешь, чтобы я вел себя иначе?
Джек вспомнил слова Сола Витуоло, сказанные несколько часов назад. «Быть главой семьи — настоящий геморрой, прямо тебе скажу».
Верно, Сол. Я тебя вполне понимаю.
— Я хочу, чтобы ты был жив, черт тебя побери!
— Я тоже хочу. Вот поэтому мы и убрались с линии огня. — Он поднял руку, изобразив знак победы, и постарался придать лицу самое приятное выражение. — Ты же меня знаешь — я человек мирный.
Джиа чуть заметно улыбнулась.
— Ты тот еще фрукт, — вздохнула она. — Терпеть не могу, когда на меня давят.
Джек указал в сторону моря:
— Вот еще одна причина, по которой не стоило попадать в историю.
На дюну, пыхтя, взбиралась Вики. В руках у нее был крабий панцирь, полный ракушек.
— Смотрите, что я нашла!
Они пошли на стоянку, не переставая восхищаться найденными сокровищами.
Усевшись в пропахшую морем машину, Джек стал обдумывать свои дальнейшие действия. Раз уж его засекла охрана Драговича, работать придется подпольно.
У Хиксвилла его внимание привлек указатель поворота на Джерико. Он вспомнил, что здесь живут два парня, с которыми он имел дело несколько лет назад. И это натолкнуло его на мысль...
— Давай остановимся, — попросил он Джиа.
Она взглянула на него:
— Обычно об этом просит Вики.
— Нет, не в этом дело. Просто я хочу проведать моих старых знакомых. Следующий поворот направо.
Они свернули с шоссе и поехали по изрытой грунтовой дороге, пока не уперлись в ангар, на котором виднелась красная надпись: "Авиакомпания «Близнецы».
— Это здесь?
— Да. У них частный аэродром. — Джек указал на вертолет и два небольших самолета. — Они сдают их в аренду.
— А зачем мы сюда приехали? — спросила Джиа.
— Мне надо поговорить с этими ребятами. А вы с Вики пока погуляйте и посмотрите на самолеты.
Джек вылез из машины и пошел к ангару. Там он нашел обоих братьев Эш — долговязых близнецов слегка за тридцать. У обоих были светлые волосы до плеч, но Джо отрастил щетинистую бороду, а Фрэнк щеголял длинными усами.
— Смотри-ка, кто к нам пришел, — пробасил Фрэнк с сильным южным акцентом.
Джо протянул вошедшему руку.
— Где ты пропадал, старик?
Последовал небольшой обмен любезностями — близнецы обожали светское обхождение, — и только после этого Джо спросил:
— Зачем пожаловал, Джек?
— Да так, небольшое дельце. Нужно будет пару раз слетать неподалеку.
— Ты не обижайся, — прямо заявил Фрэнк, — но я лучше сразу спрошу: опять будешь лезть на рожон?
— Не слишком сильно.
— Никакого кипеша, а то страховщики перекроют нам кислород. Зачем нам такая хрень?
— Нет-нет, — поспешно произнес Джек. — Ничего похожего. Гораздо безопаснее, чем в прошлый раз. Слово даю.
— Ну, тогда по рукам, — согласился Джо. — Что там у тебя?
11
Выйдя из офиса доктора Элкотта в Грейт-Нек, Даг Глисон мысленно поздравил себя с победой. Взят еще один барьер, прежде казавшийся непреодолимым. Он прорвал круговую оборону доктора и добился личной встречи. Большая удача для торгового агента.
В будущем Даг не собирался заниматься торговлей, но сейчас окунулся в работу с головой, пытаясь выжать из этого занятия как можно больше пользы для себя. Он действовал как истинный программист: составлял программу, устанавливал отношения между объектами и затем разлагал их на составляющие, исходя из принципа функциональности. Такой подход быстро принес ему успех.
Самое главное открытие, сделанное Дагом за два года работы, заключалось в том, что для проникновения к докторам мало знать имена их секретарш, а также имена детей и внуков этих дам, умиляться над фотографиями младенцев и улыбаться, пока не сведет скулы. Необходимо секретное оружие.
Им оказалось всего лишь угощение.
Слоеные пирожки или бублики со сливочным сыром по утрам, пицца или что-нибудь низкокалорийное днем, а для закаленных в боях ветеранов, выставленных на передовой, изысканный десерт в виде клубники в шоколаде.
Подобная тактика сделала свое дело. Стражи подняли белый флаг и убедили своею шефа уделить приятному молодому человеку пять минут.
Даг убрал образцы в чемоданчик и сел з машину компании, которая больше напоминала передвижной офис. Помимо сотового телефона здесь у него был факс, модем для ноутбука и небольшой струйный принтер.
Даг проверил мобильник — на приеме у доктора Элкотта он его отключил — и увидел, что ему пришло голосовое сообщение. Аптекарь из Шипсхед-Бей желал знать, куда он может возвратить «трисеф», у которого кончается срок годности. Джек сразу же перезвонил, удивляясь, как это могло произойти. Они торговали «трисефом» уже два года, но при той скорости, с которой он раскупался, ни о каких просроченных партиях не могло быть и речи.
Дозвонившись до аптекаря, Даг представился и спросил:
— Что случилось? Завалялась в шкафу какая-нибудь случайная баночка?
— Вовсе нет, — ответил голос с легким ямайским акцентом. — Просто «трисеф» у меня никто не берет.
— Самый популярный антибиотик в стране?
— Я тоже читаю «Фармацевтический форум», но у меня он не расходится. И в соседних аптеках тоже. Только двое из наших врачей выписывают его.
Обеспокоенный, Даг посоветовал вернуть просроченный товар на фирму и попрощался.
Насколько это серьезно? Неужели падают продажи? Вовсе нет, если судить по его комиссионным. Однако комиссионные в ГЭМ выплачивались с объема продаж в денежном выражении, а не с количества проданных лекарств. Компания сама занимается сбытом и по-прежнему имеет высокий доход. С падением продаж усохли бы и его комиссионные.
Наверно, в Шипсхед-Бей какая-то аномальная зона.
Но любая аномалия — это своего рода сбой, а программист Даг не терпел сбоев. Он открыл адресную книгу компьютера и сделал наугад несколько звонков. Три, пять, десять. И в каждой аптеке ему отвечали одно и то же.
«Трисеф» продается плохо. И никогда не пользовался спросом.
Такой ответ настораживает, но еще ничего не значит. Получается какой-то абсурд. Цены остаются на прежнем уровне, прибыли ГЭМ не снижаются, значит, кто-то покупает «трисеф».
Интересно, что на это скажут шефы. Как главный торговый представитель компании, он регулярно встречался со всей троицей. Нельзя сказать, что Даг особо стремился к этим встречам (он еще не знал, что Надя боготворит Монне), но, по крайней мере, начальство было вполне доступно. Во всяком случае, раньше. В последние несколько месяцев они все больше отдалялись от сотрудников, скрываясь за крепостными стенами комнаты для переговоров.
Что-то происходит? А ему ничего не известно...
Даг понял, что не успокоится, пока не разгадает этой загадки. Возможно, это касается и Нади.
Надж... еще одна загадка. Вот уж действительно повезло. Каждый день он благодарил Бога, что встретил ее и каким-то чудесным образом сумел ей понравиться.
Сегодня он собирался закончить работу пораньше. Почему бы не посвятить остаток дня решению этого ребуса? До ужина с Надей оставалось несколько часов. Этого хватит. Ведь ключ к разгадке он будет искать в компьютере, а уж это дело он знает досконально.
Должно же быть какое-то логическое объяснение происходящему. И он его найдет. Даг улыбнулся, включая стартер: впереди его ждал увлекательный поиск.
12
— Сколько старых шин ты сможешь наскрести для меня? — спросил Джек, позвонив Солу из конторы братьев Эш.
Они с Фрэнком и Джо уже обговорили, где и как будут летать, и теперь дело было за грузом.
— Старых шин? — удивился Сол. — Господи, да у меня их навалом. Они ни на что не годятся, хоть выкидывай в океан.
— Я найду им другое применение. На грузовик наберется?
— Шутишь? Да хоть на три. А что ты будешь делать с этой кучей старья?
— Будешь доволен, даю слово. Набросай побольше в грузовик, я заберу их позже.
— Это как-то связано с тем дельцем, о котором мы толковали?
— Да.
— Отлично! Они твои.
Интересно, какие садистские идеи возникли в мозгу у Сола, когда он услышал о шинах, подумал Джек, повесив трубку. Он повернулся к братьям:
— Порядок.
Фрэнк ухмыльнулся в усы:
— Вечно ты что-нибудь удумаешь, старик.
— Ну, брат, ты и чума, — протянул Джо.
Они скрепили договор рукопожатием, и Джек возвратился к машине. Там его уже ждали Джиа и Вики, успевшие познакомиться со всеми образцами летательных аппаратов. Надо будет позвонить Наде и сообщить, что ее заказ частично профинансирует другой клиент, так что она заплатит только половину. Сол, разумеется, заплатит по полной.
Джек обнял Джиа и поцеловал. Он был доволен сегодняшним днем.
— Почему ты улыбаешься? — спросила Джиа.
— Рад тебя видеть.
— Вот оно что, — усмехнулась она. — Ты похож на кота, съевшего канарейку.
— Мне удалось решить одну небольшую проблему.
— Связанную с тем самым сербом?
— Да.
— Не хочу никаких подробностей, — отрезала она, садясь за руль. — Это опасно? Вот единственное, что меня интересует.
— На этот раз нет. Эту халтурку я буду делать под прикрытием.
Во всяком случае, вначале, подумал Джек. Если все пойдет гладко, высовываться не придется. Но был ли хоть один раз, когда все шло гладко?
13
За ужином Даг был непривычно молчалив. Он гонял по тарелке «чили релленос» и не обращал внимания на пиво, на котором уже успела осесть пена. Вокруг смеялись, разговаривали, окликали друзей, а их столик был островком безмолвия среди всеобщего веселья.
— Земля вызывает Дага, — нарушила молчание Надя. — Даг Глисон, ответьте.
Он поднял голову и с улыбкой провел рукой по светлым волосам.
— Извини, задумался.
— О чем? Что-нибудь не так?
— Не знаю.
Даг рассказал Наде о звонке из аптеки и своих попытках прояснить ситуацию.
Надин коктейль вдруг как-то сразу потерял свой вкус.
— У компании неприятности?
— Это было моей первой мыслью, — кивнул Даг. — Я подумал, что зря мы работаем в одном месте. Если что-нибудь случится с ГЭМ, мы оба окажемся не у дел.
Если что-то случится с ГЭМ... Страшно даже подумать об этом. Ведь она только что начала работать...
— Но ты ведь говорил, что в журнале... как он называется?
— "Фармацевтический форум".
— Там ведь было написано, что «трисеф» занимает первое место в своей категории.
Даг кивнул.
— Но это вранье.
Надя внутренне напряглась.
— Откуда ты знаешь?
Настороженно оглядевшись, он наклонился к ней:
— Мой ноутбук подключен к компьютерной сети компании, чтобы я мог скачивать необходимые данные, почту и информацию о лекарствах и сбрасывать туда свои отчеты. Сегодня днем я потратил несколько часов, чтобы проникнуть в закрытую часть сети.
Надя прикоснулась к его руке.
— Даг, у тебя могут быть неприятности.
— Не обязательно. Я же не пытался взломать их сеть. Просто мой ноутбук помог мне пройти сквозь стену, не разрушая ее. Я был очень осторожен и ни к чему не прикасался. Полз, как змея, а не лез напролом.
— Все равно это опасно.
Он отпил из кружки.
— А что мне было делать? Не могу же я сидеть в неизвестности, ничего не предпринимая. Ты же меня знаешь.
Да, Надя уже изучила его натуру. Раз вцепившись в проблему, он ни за что не выпустит ее, пока не решит. Бывали случаи, когда он по двое суток не отходил от компьютера, пытаясь найти ошибки в программе.
— И ты обнаружил нечто, о чем тебе знать не положено.
— То-то и оно. Я нашел официальные отчеты о продажах. — Даг опять оглянулся по сторонам. — Оказалось, что не такой уж я классный торговый агент. Мои показатели по «трисефу» довольно плачевны. Единственное утешение — я такой не один. Сбыт «трисефа» идет из рук вон плохо.
В голосе его послышалась обида.
— А как же твои комиссионные?
— Дутые, как и у всех остальных.
— Звучит невероятно.
— Ты мне это говоришь? — вздохнул Даг.
— Значит, компания разоряется?
Он посмотрел на нее:
— Да в том-то и дело, что нет. Официальные цифры весьма впечатляют. «Трисеф» — рекордсмен продаж за границей, приносит огромные доходы. Прибыли просто зашкаливают.
— Такие высокие, что они могут выплачивать тебе комиссионные за антибиотики, которые ты не продал?
— Выходит, что так. Но отчего такая разница между заявленным и реальным объемом продаж?
Почему «Фармацевтический форум» печатает дутые цифры?
— Очевидно, чтобы скрыть тот факт, что «трисеф» провалился в Штатах.
— Но он пользуется бешеным спросом в других странах. В чем же дело?
Надя пожала плечами:
— Может, таким образом держат цену?
— Но как? Они же действуют в тени.
— А как насчет профессиональной гордости?
Надя знала, что доктор Монне очень самолюбив. Но разве это причина, чтобы участвовать в мошенничестве такого масштаба? Наверняка его собственная репутация ему дороже, чем успехи компании.
— Возможно, разгадка в следующем, — предположил Даг, отхлебнув пива. Он взял чипс и обмакнул его в соус. — ГЭМ начинала с торговли аналогами раскрученных лекарств. «Трисеф» — их первая попытка конкурировать с крупными компаниями, и они, естественно, хотят выглядеть победителями.
— Уверена, что дело в этом.
— А я вот не уверен. У меня есть ряд вопросов, на которые я хотел бы получить ответ, — усмехнулся Даг. — Поедем ко мне после ужина. Я сделаю из тебя хакера.
Надя натянуто улыбнулась:
— Ладно.
Она знала, что Даг будет грызть эту кость, пока не обглодает дочиста. И ей неизбежно придется ему помогать.
14
Контора «Дома чудес» располагалась в передней части фургона. Сидя там, Люк Монне то и дело поглядывал на часы. Уже скоро.
Узнав, что чудовище все еще живо, он почувствовал облегчение.
Люк оглядел крошечный офис: там стоял шаткий стол и два стула, для остального места уже не было. Задняя часть фургона, где, по всей видимости, жил сам Пратер, была задернута занавеской. Любопытно, как живет эта странная личность, занимающаяся не менее странным бизнесом. Люка так и подмывало заглянуть за занавеску, но он сдержался. Еще не хватало шпионить.
Хватит с него и конторы. Она была обклеена старыми афишами, самая потрепанная из которых приглашала на представление Джекоба Пратера и его «адской машины». Видимо, это был папаша Озимандиаса. Над столом висела карта США с нарисованным на ней маршрутом, который опоясывал всю страну.
— Нашли что-то интересное? — произнес низкий голос у Люка за спиной.
Доктор вздрогнул. Он не слышал, как вошел Пратер. Для человека такой комплекции тот двигался удивительно бесшумно. Люк, не оборачиваясь, продолжал изучать карту.
— Вы уже побывали во всех этих местах? — спросил он.
— Нет, это мой будущий маршрут, можно сказать, мечта. Когда наберу новую труппу из самых лучших артистов. Вот тогда мы совершим это грандиозное турне, и оно будет последним.
Что-то в его голосе заставило Люка обернуться. Глаза у Пратера блестели, на губах играла какая-то плотоядная улыбка.
Люк поспешно опустил голову и посмотрел на часы. Стрелки показывали 8.43. Прошла уже минута после условленного срока.
— Вы его подготовили? — спросил он.
Пратер кивнул:
— У нас все в порядке. Дело за вами.
— Тогда пойдем.
— Плата вперед, — потребовал Пратер, протягивая широкую ладонь с длинными пальцами.
Люк заколебался. Он всегда платил после отбора проб.
— С ним что-нибудь неладно?
— Да. Он умирает, и мы оба об этом знаем. Не волнуйтесь, пока он жив.
Зачем тогда Пратер требует деньги вперед? Люк застыл, пораженный страшной догадкой. Если существо умирает и это последний забор крови, то Люк Пратеру больше не нужен. А раз их дела закончились, то Люка, как свидетеля убийства, лучше... убрать.
Люк не забыл, как легко расправился Пратер с Макинтошем.
— Какой у вас испуганный вид, доктор, — заметил Пратер, обнажая в улыбке желтые зубы. — Словно вы за свою жизнь опасаетесь.
— Нет, я...
— Не волнуйтесь. Я всегда держу слово, особенно в делах. Просто не хочу, чтобы нас видели мои подопечные. Раз мы в конторе, так давайте займемся делом.
И Пратер снова протянул руку.
Люк вынул конверт.
— Я включил сюда аванс для троих ваших рабочих на случай, если придется брать пробу повторно.
Пратер кивнул, пересчитывая деньги.
— В прошлый раз что-то не получилось?
— Не совсем.
Какое там «не совсем». Две пробы уже пошли насмарку. Люк прикусил губу от досады. Впереди маячила катастрофа.
Пратер со вздохом закрыл конверт.
— Не хочется никого увольнять, но посетителей у нас сейчас стало меньше. В хорошие времена людям незачем глазеть на тех, кому живется хуже, чем им. Выкручиваемся как можем, чтобы сводить концы с концами.
Пратер сунул конверт в карман и тихо пробормотал:
— В лепешку расшибусь, а труппу сохраню.
Уловив нотку отчаяния в голосе Пратера, Люк с недоумением взглянул на него и вышел из фургона. Со стороны пролива доносился запах воды, под ногами шелестела болотная трава Пратер повел его к большому шатру.
— Здесь не слишком многолюдно, — заметил Люк, недоумевая, почему Пратер решил остановиться в таком месте.
— Конечно, где-нибудь в рабочем районе дела у нас пошли бы лучше, но и здесь мы неплохо устроились. Арендную плату берут по-божески, да и городок мне этот по душе.
— Монро? А что в нем такого особенного?
— Вам не понять, — задумчиво произнес Пратер.
Тут к ним с криком подбежала женщина.
— Оз! Оз!
Маленькая, худенькая, с длинным конским хвостом на крошечной головке. Люк заметил, что она плачет. Схватив Пратера за руку, женщина оттащила его в сторону и, захлебываясь от рыданий, жалобно затараторила тоненьким голоском. Слова вылетали так быстро, что Люк ничего не мог разобрать, кроме того, что «Рена такая плохая».
Пратер покивал, потрепал ее по плечу и постарался утешить. Малютка улыбнулась, потом захихикала и побежала прочь, забыв о своих огорчениях.
— Что там случилось? — поинтересовался Люк, когда Пратер вернулся.
— Небольшая семейная ссора, — объяснил тот. — Мы ведь своего рода семья, а какая семья без конфликтов?
— И они бегают к вам жаловаться, как к отцу семейства?
— Не все. Многие вполне самостоятельны и решают свои проблемы сами. Лена и ее сестра Рена имеют мозги шестилетних детей. Их детские ссоры быстро кончаются. Я играю роль царя Соломона.
— Да, я заметил у нее признаки микроцефалии.
Пратер кивнул:
— В нашем деле таких называют «булавочными головками». У меня они выступают под именем «близняшки-букашки».
Люка передернуло, и Пратер это заметил.
— Не нравится, доктор? — криво усмехнулся он. — Эксплуатация умственно отсталых, вы ведь так подумали?
— Ну...
Именно так Люк и подумал.
— Но вы же не знаете, как они жили в Далласе до того, как я их подобрал. Лена и Рена ютились в картонной коробке, рылись вместе с крысами в мусорных бачках, их постоянно насиловали и подвергали издевательствам уличные бродяги.
— Боже правый!
— Сейчас у них свой фургон, они путешествуют по всей стране, поют и читают стишки посетителям, у которых не многим больше в голове. Здесь они в безопасности. Мы следим, чтобы их никто не обижал.
Люк промолчал. Возразить было нечего.
Пратер откинул брезентовую дверь, и они вошли в шатер.
Через минуту Люк уже стоял у клетки человека-акулы. Два служителя с волчьей внешностью держали его черную руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике