фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Гаврилов!
- Сэр?
- Велите навигаторам рассчитать орбиту, где мы, скорее всего, выйдем на радиосвязь с какой-нибудь государственной станцией, а затем - домой. Отдайте приказ всем привязаться для маневра поворота. И пускай врач раздаст антиускоритель. Нам надо спешить!
5.
Мартину с сожалением заглянул в пустой стакан и тут до него дошло, что тихий голос профессора Айворда смолк. Усилием воли вернув себя к реальности, он с интересом посмотрел на собеседника: Кто бы мог подумать, что профессор окажется таким чертовски интересным рассказчиком!
- Значит, так все и началось, - сказал он, чтобы прервать паузу. Не переставая вязать узлы на своей трубке, Айворд кивнул.
- Учтите, убедить большое начальство, оказалось нелегко. И... мне очень не ловко, но можно просить вас об одолжении?
- Разумеется.
- Я хотел бы еще немного глотнуть, но мне трудно встать...
- О, конечно! - Мартину вскочил на ноги. Мускулы заныли, но через секунду-другую все было в порядке, и он поспешил со стаканами снова разыскивать кельнера. Возвращаясь, он чувствовал некоторое превосходство все-таки у Айворда почти все время была какая никакая тяжесть, а ему как всем космонавтам, приходилось перескакивать с полной невесомости в полете на целое "ж" на Земле. Вручая Айворду новый стакан, Мартину гадал, что именно: преданность работе или какой-то дефект характера держат этого толстяка на обратной стороне Луны. Он подозревал, что последнее, теперь это следовало обдумать. Как, должно быть, неприятно быть гением в одной узкой области - и полным невеждой в самом главном: искусстве быть обычным человеком.
- Знаете, не надо меня ждать, - с ошеломляющей проницательностью сказал Айворд. Мартину подавился своим коктейлем и принялся отчаянно отнекиваться. Айворд его не слушал. Он продолжал, глядя на шлифующих пол танцоров:
- Мне жаль вас не меньше, чем вам меня, и обоим нам следовало бы пожалеть всех этих людей. Они как мыши, пока нет кота. Не собирается ли он пустить слезу? Мартину решил срочно переменить тему.
- Вы сказали, что высокое начальство оказалось трудно убедить, профессор.
- Сказал?.. - Айворд поднял бровь: алкоголь подействовал на него. - Ах, да, конечно... я помню тупоголового идиота - его звали Мачин - в жизни не видел такого бюрократа, он вбил себе в башку, что мы все подстроили, чтобы лишить будущих счастливцев их находок. Как большинство людей, его нужно было ткнуть носом, чтобы он поверил. Если бы не он, мы спасли бы "Сириус".
- Я помню, - вставил Мартину, - у меня там были друзья. "Сириус" нашел "везун" в радиусе слышимости станции Луна-порта...
- ...Из-за Мачина и ему подобных он подошел прямо к "везуну", чтобы взять его на буксир. И взорвался, имея 800 человек на борту. Слишком многие видели это собственными глазами и ослепли, как команда "Альгола" - и это уже невозможно было замять. Тут они кинулись задним числом раскручивать. Меня со всеми приборами на руках доставили к следующему обнаруженному "везуну", а к тому времени, как нашли пятый и шестой, я уже разработал теоретические основы этого поля. Попробовали сделать установку и сказали, что ничего не выйдет, но можете мне поверить - математически это довольно просто, труднее было загнать генерирующую установку в приемлемые габариты. Но мы все-таки добились и сделали коммерческую установку - и "везуны" перестали наводить ужас: мы стабилизировали их в нашем пространстве-времени на срок достаточный для разработки и извлечения всего радиоактивного продукта. Речь Айворда утратила четкость, он упорно разглядывал свои пальцы, словно был не вполне уверен в их количестве.
- Ангус говорит, что дело могло обернуться очень скверно, - продолжал он после паузы. - Это было прямой причиной той страшной инфляции - помните, 13-14 лет назад, рынок насытился драгоценными металлами и чашка кофе стоила пять монет, а поездка на такси - 200. Помню, когда-то я мечтал иметь миллион долларов. А что бы я сейчас делал с миллионом? Держу пари, Ангус на эту вечеринку потратил больше. Взмахом руки он включил в свое определение все веселье, бушевавшее вокруг них. Мартину одобрительно кивнул.
- Но это так же излечило нас от склонности приписывать вещам условную ценность - закончил Айворд. - Ныне основой стоимости мы признаем только вложенный труд, а уран из "везунов" дол изобилие дешевой высокой энергии, так что, может быть, все это пошло нам на пользу, о! Кельнер, собирая пустые стаканы, заглянул в их нишу, и Айворд подозвал его.
- Капитану повторить, - заказал он, - а мне - то же самое. Мартину, поколебавшись, пожал плечами.
- Сливянка, - сказал он. Кельнер кивнул и вышел.
Мужчина и девушка, держась за руки, заглянули в нишу в поисках свободной и скрылись. Кельнер вернулся с полными стаканами.
- Уф-ф, - вздохнул Айворд, отхлебнув. - Очень не плохо! - Он осторожно поставил стакан и откинулся назад, сонно прикрыв глаза. - Взгляните на них: три миллиарда слепых мышей. Кто разбудит кота? Видимо, у Мартину мысли тоже начали путаться, он полусонно встрепенулся.
- Простите?
- Я сказал: три миллиарда слепых мышей. Кто разбудит кота? - с достоинством повторил Айворд. - Хотя кота, насколько я знаю, нет.
- Нет бесполезно, - Мартину не пытался вникать в это. Прикончив свой стакан, Айворд одобрительно рыгнул и подытожил:
- А в общем, по совести говоря, мышам не так уж плохо... о чем мы говорили?
- Видимо о мышах.
- Я говорил о мышах, - поправил Айворд. - А мы говорили о "везунах". Но это не может продолжаться долго.
- Что не может продолжаться?
-Все это, - Айворд описал рукой широкий круг. Не только эта вечеринка, а и все остальное. "Птичка ходит весело по тропинке бедствий...". Скажите вы полагаете, что человечество распоряжается своей судьбой, или же, как некоторые верите, что мы - игрушка высших сил? Для разнообразия Мартину рад был услышать вполне осмысленную фразу. Он не спеша, обдумал вопрос.
- Это кажется, один из парадоксов? Я... нет, не знаю.
- Так, я вам скажу, - пообещал Айворд. - Как вы думаете, кто-нибудь вами дорожит, кроме вас самого.
- Нет, - уверенно ответил Мартину. - Разве что команда моего корабля, да и то я не в каждом уверен.
- Вы счастливчик и я тоже. А возьмите всех этих людишек, которые воображают, будто что-то для кого-то значат. Как ужасно им будет понять, что они не значат ничего!
- А им придется понять?
Профессор явно не ждал этого вопроса.
- О, да, наверняка, в свое время. Вы знаете, что такое "везуны"? Я имею в виду - для чего они? Это становилось скучным, видимо, следовало бы внять совету Ангуса.
- Не знаю, скажите, - покорно ответил Мартину.
- Заранее предупреждаю - вы мне не поверите. Ангус не верит, он типичный твердолобый индивид. И остальные тоже, с кем бы я ни говорил. Но я вам все равно скажу. Вы говорили, что не знаете игрушки мы или нет. Так вот мы - не игрушки. Потому что мы не занимательны. Мы - только досадная помеха... Вам когда-нибудь досаждали мыши? Единственно вежливость заставила Мартину проявить внимание, которое он уже почти утратил:
- Когда я был маленьким, - сказал он, - помню, у нас в доме их было полно. Но мне они не досаждали, скорее нравились. Вот только запах...
- И как ваша мать боролась с ними?
- М-м... помнится, сначала мы их ловили, но это помогало не долго: скоро хитрые зверушки научились избегать мышеловок. Так что, в конце концов, их истребили отравой. Новая пара появилась у входа. С переплетенными руками, слишком занятые собой, чтобы замечать окружающих, они направились к портьерам позади. Радуясь неожиданной помехе, Мартину через плечо глянул на них: они отдернули портьеру, за которой оказалось открытое окно, и, облокотившись о подоконник, стали глазеть на звезды. Мартину им позавидовал.
- Хорошо, - раздался голос Айворда. - А если вам нужно сделать что-то подобное с людьми, какую приманку вы положите в ловушку?
- Простите, - ...вздрогнув, Мартину пришел в себя. Айворд повторил.
- Ну, - он решил не перечить до конца, - я бы положит туда что-нибудь полезное или ценное.
- Совершенно верно. А для начала вы бы разбросали часть наживки вокруг просто так, чтобы привадить свою дичь к ловушкам. И вдруг Мартину понял. Но почему это не дошло до него сразу?
- Вы про "везуны", да? - спросил он резко. Но тут же до него дошел и комизм положения: в конце концов, Ангус его предупреждал. Он хмыкнул: значит это - мышеловки, а мы - мыши! Но в вашей аналогии не все сходится. Как насчет отравы?
- К ней я и перехожу, - спокойно ответил Айворд, - как и к тому, что придумали "везуны". Когда мыши научились избегать ловушек, ваша мать сразу забросила их?
- Нет, мы еще какое-то время ставили их. И только когда мыши стали настоящим бедствием, перешли к отраве.
- Вот и-мен-но! - Казалось, это обрадовало Айворда. - И, по-моему, они - кем бы они не были - тоже решили, что их ловушки больше не годятся. И тогда кто-то найдет супер-"везун", громадный и стабильный, и притащит его на Землю, и... тогда все будет кончено. По спине Мартину пробежал озноб. Стараясь обращаться к открытому окну позади, он медленно проговорил:
- А вы разве не слышали?
- Что не слышали? Мухамед Абдул на "Веге" только что наткнулся на первый стабильный "везун" со времен "Капеллы". Сегодня он выведет на околоземную орбиту. И... и еще, этот "везун" - громадный, просто гигант. Лицо Айворда вдруг побелело, как сметана. Глядя на Мартину, он открыл рот, но не смог вымолвить ни слова. Позади них, глядя в окно, девушка спросила удивленно:
- Милый, который час?
- Три, зачем тебе?
- Я так и думала, еще не утро. И к тому же, это ведь совсем не восток. Но посмотри, как там краснеет небо!

1 2
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов