А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Повсюду слышались шутки и смех.
Легкий вечерний ветерок полоскал разноцветные флажки над палатками. Ярко светили два солнца, поэтому тени нигде не было, и все равно Майк и Нейсмит едва не наступили на негритенка, который скорчился возле брезентовой стены палатки. Затем мальчишка вдруг подлетел в воздух, словно развернувшаяся пружина, и попал прямо Майку в руки. Если бы Росас принадлежал к другому поколению, если бы он был старше, все тут бы и кончилось: воспитанное многими поколениями уважение к ребенку и опасение причинить ему вред заставили бы его немедленно выпустить мальчишку. Но помощник шерифа не собирался ничего ему спускать, и на какое-то мгновение Нейсмит видел только безумное переплетение ног и рук. Майк заметил, что в руке мальчишки что-то блеснуло, а потом его предплечье обожгла боль.
Росас упал на колени, а мальчишка, который так и не выпустил ножа, вскочил на ноги и бросился бежать. Майк не стал обращать внимания на то, что бежевый рукав его рубашки становится красным, он заставил себя не думать о боли и достал служебный станнер.
— Нет!
Крик Нейсмита был чисто инстинктивным, он ведь вырос во времена, когда было принято пользоваться огнестрельным оружием, а потом пережил тот период истории, когда человеческая жизнь стала по-настоящему священной.
Мальчишка упал в траву и скорчился. Майк убрал свой пистолет и, прижимая правой рукой рану, поднялся на ноги. Похоже, рана поверхностная, но все равно было чертовски больно.
— Вызовите Сеймура, — сердито проворчал Майк, — нам придется тащить этого ублюдка на себе до самого участка.
Глава 2
Полицейское управление Санта-Инес считалось самой крупной организацией подобного типа к югу от Сан-Хосе, недаром Санта-Инес был первым городом к северу от Санта-Барбары и границей с Азтланом. Шериф Сеймур Венц имел трех заместителей и поддерживал постоянные контакты с большинством местных жителей. Таким образом, получалось, что у него около четырех тысяч клиентов.
Контора Венца примостилась на склоне довольно высокого холма, а ее окна выходили на старое шоссе № 101. — Отсюда на несколько километров в обоих направлениях — на север и на юг — можно было наблюдать за движением грузовиков Мирной Власти. В данный момент, однако, лишь Пол Нейсмит наслаждался видом из окна. Мигель Росас угрюмо наблюдал за тем, как Сеймур почти полчаса разговаривал по видеосвязи с Санта-Барбарой, а потом даже умудрился соединиться с гетто в Пасадине. Как Майк и предполагал, никто к югу от границы не мог им помочь. Правители Азтлана тратили немало золота, пытаясь пресечь «нелегальную иммиграцию рабочих» из Лос-Анджелеса, но моментально теряли интерес к тем, кому удавалось сбежать. Sabio «Sabio (исп.) — мудрец.» в Пасадине сначала, казалось, заволновался, услышав описание мальчишки, потом сердито заявил, что ему ничего не известно. Единственной ниточкой оставался трудовой отряд, который па этой неделе прошел через Санта-Инес в сторону Санта-Марии, где были плантации какао-бобов. Здесь Саю, наконец, удалось кое-что выяснить. Некий Ларри Фолк, агент по найму рабочей силы, неохотно согласился поговорить с ним.
— Конечно, шериф, я знаю этого коротышку. Его зовут Вили Вачендон. — Он показал, как пишется фамилия мальчишки. Первая буква фамилии звучала, как гибрид «В» и «Б». Такова была эволюция испано-негритянского диалекта.
— Парень вчера сбежал, но не могу сказать, что я или кто-нибудь еще об этом будем очень долго жалеть.
— Послушайте, мистер Фолк, не вызывает сомнения, что ваши люди плохо обходились с мальчишкой.
Шериф махнул рукой в сторону камеры, в которой находился Вили. Теперь, когда он был без сознания. Вили казался еще более исхудавшим и жалким.
— Я уже успел заметить, что вы запрятали паршивца в камеру, а у вашего помощника забинтована рука. — Фолк показал на Росаса, который ответил ему мрачным взглядом. — Готов поспорить, что маленький Вили продолжает заниматься своим хобби — резать потихоньку людей. Шериф, очень может быть, что где-то с Вили Вачендоном и обращались жестоко; лично я думаю, что он скрывается от нделанте али. Но я его и пальцем не трогал. Вы же знаете, как работают агенты по найму рабочих. Наверное, в старые добрые времена все было иначе, но теперь агенты получают по десять процентов, а наши отряды могут в любой момент обратиться к другому агенту. Учитывая, какие деньги они получают, отряды постоянно перемещаются с одного места на другое, пытаясь найти новый, более выгодный контракт. Я должен пользоваться популярностью среди своих людей, иначе они найдут себе другого агента.
— С самого начала, — продолжал Фолк, — мальчишка был только обузой. Он всегда казался полуголодным; наверное, больной. И как он только сумел добраться от Лос-Анджелеса до границы… — Его следующие слова заглушил шум проезжающего мимо грузовика. Майк выглянул в окно на огромный дизель, направляющийся на юг с грузом жидкого природного газа для администрации Мирной Власти в Лос-Анджелесе. — ..Взял его только потому, что он сказал, будто может вести мои книги. Не спорю, маленький ублю.., парнишка, может быть, и знает, как это делается. Но он еще ленивец и вор вдобавок. И я это могу доказать. А если вам захочется поприставать ко мне, когда мой отряд будет возвращаться через Санта-Инес, я из вас сделаю настоящую котлету в суде.
Они обменялись еще парочкой столь же бессмысленных угроз, а потом шериф Венц повесил трубку и повернулся к своему помощнику:
— Знаешь, Майк, я думаю, он говорит правду. Мы не очень-то рассчитываем на новое поколение, но ребятишки вроде твоих Салли и Арты…
Майк хмуро кивнул. Оставалось только надеяться, что Сай не будет больше распространяться на эту тему. Его маленькие сестрички Салли и Арта умерли много лет назад. Близнецы, на пять лет моложе, чем он, девочки родились еще в те времена, когда его родители жили в Финиксе. Они сумели добраться вместе с детьми до Калифорнии, но близняшки постоянно болели. Они обе умерли еще до того, как им исполнилось двадцать лет, и не выглядели старше десяти. Майк знал, кто был в этом виновен. Он никогда не говорил о своих сестрах.
— А предыдущее поколение получило еще более тяжелый удар. Тогда люди думали, что это просто еще одна разновидность чумы, и не особенно обращали на нее внимание. Болезни, резкое снижение рождаемости сделали мир таким странным, что люди, создававшие бомбы в предыдущем столетии, никогда бы не смогли себе его представить. Если этот Вили такой же, как твои сестры, значит, ему должно быть лет пятнадцать. Неудивительно, что он на самом деле умнее, чем кажется на первый взгляд.
— Тут все гораздо сложнее, босс. Этот парень действительно очень толковый. Вы бы только видели, как он играл в «Селесту» Теллмана.
Венц пожал плечами.
— Вполне возможно. Теперь нужно решить, что с ним делать дальше. Может быть, Фред Бартлетт возьмет его к себе.
Это было неявным проявлением расизма — Бартлетты были чернокожими.
— Босс, он же их заживо съест. Росас похлопал по своей забинтованной руке.
— Черт возьми, придумай что-нибудь получше, Майк. У нас ведь четыре тысячи клиентов. Кто-то наверняка поможет… Потерявшийся ребенок, о котором некому позаботиться… Просто неслыханно!
Ничего себе ребенок!.. Однако Майк не мог забыть Салли и Арту.
— Верно, — пробурчал он.
До сих пор Нейсмит хранил молчание, не обращая внимания на полицейских. Казалось, его куда больше занимает вид на старое 101-е шоссе, чем то, о чем они разговаривали. Но тут он повернулся к шерифу и его помощнику:
— Я возьму мальчишку к себе, Сай.
Росас и Венц изумленно на него уставились. Пол Нейсмит считался старым в стране, где двум третям населения было больше пятидесяти. Венц облизал губы, явно не зная, как отказать.
— Пол, ты ведь слышал слова Майка. Парень чуть не убил его сегодня утром. Я знаю, как люди вашего возраста относятся к детям, но…
Старик покачал головой и бросил на Майка быстрый внимательный взгляд.
— Вы ведь знаете, Сай, что меня уже много лет просят взять ученика. Ну так вот, я наконец принял решение. До того, как мальчишка попытался убить Майка, он играл в «Селесту», как настоящий мастер. Я никогда не видел, чтобы игрок, который ничем не пользовался, сумел применить маневр с гравитационным колодцем.
— Майк мне рассказывал. Это, конечно, ловко, но, по-моему, к подобным маневрам прибегают многие. Мы почти все так делаем. Неужели это и в самом деле так сложно?
— Учитывая обстоятельства — просто поразительно. Исаак Ньютон делал немногим больше, когда вычислял эллиптические орбиты, пользуясь универсальными законами всемирного тяготения.
— Послушайте, Пол.., мне очень жаль, но это слишком опасно. Даже учитывая, что с вами рядом будут Билл и Ирма.
Майк подумал о боли в руке. А потом о своих сестрах-близнецах.
— Послушайте, босс, можем мы отойти в сторонку и немного поговорить?
Венц поднял бровь.
— Поговорить?.. Ладно. Подождите минутку. Пол. На мгновение в комнате повисла неловкая тишина, затем полицейские вышли за дверь. Нейсмит потер щеку чуть дрожащей рукой и посмотрел на 101-е шоссе, освещенное бледными лучами света от торгового центра. Так много всего успело измениться, а прошедшие годы, казалось, слились в единое целое. Торговый центр? Весь Санта-Инес был бы запружен толпой народа во время хорошей баскетбольной встречи в девяностых годах. А теперь округ с населением всего в семь тысяч человек считается процветающим.
Солнце только что село, и в комнате постепенно становилось темнее. Призрачно светились экраны компьютеров; на большинстве из них можно было видеть разные районы торгового центра. Пол заметил, что посетителей становится все больше. Мастеровые, механики и ремонтники выставили свои товары, и вокруг импровизированных прилавков толпился народ. Вдоль другой стены комнаты располагались мерцающие тусклым красно-зеленым светом экраны, на которые передавалось снятое в инфракрасных лучах изображение, поступающее с камер, установленных в домах клиентов Венца.
В соседнем помещении негромко переговаривались между собой полицейские. Нейсмит откинулся на спинку стула и прибавил громкости на своем слуховом устройстве. На мгновение шум собственных легких и биение сердца оглушили его. Затем фильтры распознали периодичность и подавили, посторонние шумы — теперь Нейсмит прекрасно слышал разговор Венца и Росаса. Совсем немногие могли похвастаться таким оборудованием, Нейсмит брал высокую плату за свою работу, и Мастеровые от Норкросса до Пекина с радостью снабжали его своими лучшими изобретениями.
— ..думаю, Пол Нейсмит, — четко донесся голос Росаса, — вполне может о себе позаботиться, босс. Он уже не один год живет в горах. К тому же Моралесам не больше пятидесяти пяти лет, и они крепкие ребята. Раньше там водилось множество бандитов и бывших вояк…
— Они там и сейчас есть, — заметил Венц.
— Сейчас совсем не те времена — не так много всякого оружия и подонков. Нейсмиту и тогда было уже немало лет, но он выжил. Я слышал о его доме. У него есть приборы, которые могут такое, что нам даже и не снилось. Его недаром называют чародеем Мастеровых. Я…
Остальное перекрыл такой громкий треск, что у Нейсмита даже заболели уши; прошло некоторое время, пока фильтры не подавили шум. Нейсмит начал отчаянно озираться, а потом со стыдом сообразил, что это был микротолчок. Подобные маленькие землетрясения регулярно происходили неподалеку от Ванденберга. Большинство были едва заметными — если только вы не использовали специальную аппаратуру, как это делал сейчас Нейсмит. Шум, который он услышал, был всего лишь потрескиванием деревянных перекрытий. Когда шум прекратился, снова стал слышен разговор двух полицейских.
— ..что он сказал насчет ученика — чистая правда, босс. И он нужен не только нам в Центральной Калифорнии. Я знаю, что люди в Норкроссе и Медфорде ужасно боятся, что старик умрет, не оставив замены. Нейсмит — лучший специалист по алгоритмам во всей Северной Америке, а может быть, и во всем мире. Взять, к примеру, коммуникационное оборудование у нас в контрольной комнате. Мне хорошо известно, как вы любите эту драгоценную игрушку, да и я тоже. Так вот, сжатие полосы частот, которое делает возможным передачу всех этих картинок в цвете по стекловолокнистому кабелю, было бы совершенно невозможным без тех изобретений, которые Найсмит продал Мастеровым. И это еще не все…
— Ладно! — рассмеялся Венц. — Я вижу, ты очень серьезно отнесся к моей просьбе обратить внимание на наших высокообразованных клиентов. Я понимаю, что Центральная Калифорния превратится без старика в болото, но…
— Да, так оно и будет, когда он умрет, если только не найдет себе ученика. Мастеровые не один год пытаются уговорить его взять каких-нибудь студентов или хотя бы начать преподавать, как это было до Катастрофы, но Пол отказывался. Я думаю, он прав. Если ты с самого начала не обладаешь яркими творческими способностями, нет никакой надежды, что ты сможешь сотворить новый алгоритм. Я думаю, он просто ждал — никого не брал — и наблюдал. Похоже, сегодня Найсмит наконец нашел себе ученика. Этот парнишка злой…он способен на убийство. Я не знаю, чего он хочет на самом деле, кроме денег. Однако у него есть одна штука, которую не могут заменить даже самые лучшие намерения и мотивации, — отличные мозги. Вы бы видели, как он играл в «Селесту», босс…
Спор — или лекция — продолжался еще несколько минут, но его исход был легко предсказуем. Волшебник Мастеровых, после долгих всеобщих ожиданий, взял наконец ученика.
Глава 3
Ночь и лунный свет. Вили лежал в задней части повозки, плотно закутанный в одеяло. Мягкие рессоры по большей части компенсировали неровности дороги, когда они ехали по старому, разбитому шоссе. До Вили доносился шелест прохладного ветра в листве деревьев и приглушенный стук лошадиных копыт, одетых в резиновые галоши, да изредка пофыркивала сама лошадь. Они еще не достигли огромного черного леса, что простирался с севера на юг; казалось, вся Центральная Калифорния раскинулась перед ними. Морского тумана, который часто делал здешние ночи практически непроглядными, на сей раз не было, и лунный свет играл причудливыми голубыми бликами. Прямо на западе — а , именно в этом направлении смотрел Вили — застыл Санта-Инес. Почти всюду свет в окнах был погашен, но расположение улиц было отчетливо видно, а открытый квадрат базарной площади поблескивал оранжевыми и фиолетовыми отблесками.
Вили плотнее завернулся в одеяло. Он чувствовал, что действие станнера уже почти прошло; тепло, окутывающее тело, прохладный ветер в лицо и великолепный вид действовали на него не хуже любого наркотика, который ему удавалось добыть в Пасадине. Да, в Калифорнии очень красиво, но надежды на легкую добычу, когда он сбежал от Нделанте и направился на север, не оправдались. Здесь действительно было много развалин, откуда давно ушли люди: Вили мог легко определить, где находился до Катастрофы Санта-Инес — прямоугольники, заросшие высокой травой, и полное отсутствие света.
Развалины занимали куда большую территорию, чем современный городок, но они не шли ни в какое сравнение с развалинами Лос-Анджелеса — можно было целыми неделями бродить среди руин этого огромного города, практически еще не разграбленных. А если вас интересовали опасности и солидная добыча, в горах над бассейном Лос-Анджелеса располагались особняки джонков. Сверху Лос-Анджелес представлялся воистину сказочной страной: крошечные, сверкающие огни — таких множество в любом разрушенном городе — тут и там расцвечивают горизонт, расставленные повсюду, где только можно, пограничные посты джонков, а в самом центре, словно сияющие хрустальные цветы, к небу тянутся башни, принадлежащие Мирной Власти… Вили вздохнул. Все это было до того, как его мир в Нделанте Али рассыпался на мелкие кусочки, до того, как он обнаружил обман старого Эбенезера… Если он когда-нибудь туда вернется, нделанте и джрнки устроят соревнование за право первыми содрать с него шкуру.
Вили не мог вернуться.
Но во время путешествия на север он увидел то, что заставило смириться с необходимостью бежать сюда и делало эти места гораздо более живописными, чем Лос-Анджелес. Вили бросил взгляд через Санта-Инес на предмет, вызвавший у него такое сильное изумление.
Прямо из моря, купаясь в лунном свете, поднимался серебряный купол. Даже на таком расстоянии и с такой высоты он казался огромным. Люди называли его по-разному, а Вили слышал о куполе даже в Пасадине, хотя и не верил этим рассказам. Ларри Фолк называл его Ванденбергской Горой. Старик Нейсмит, который даже сейчас что-то беззаботно насвистывал, в то время как его слуга направлял повозку все дальше в горы, — так вот этот старик называл купол Ванденбергской Промашкой. Но как бы его ни называли, никакое название не подходило.
Своими размерами и идеальными пропорциями он, казалось, превосходит саму природу. Купол можно было видеть даже из Санта-Барбары. Это была полусфера диаметром по меньшей мере двадцать километров. Там, где она уходила в Тихий океан, Вили видел многообразие форм прибойной волны, бесшумно разбивающейся о блестящую поверхность купола. У другой стороны воды озера, которое называлось Ломпок, были неподвижными и темными.
Совершенство, совершенство. Сама форма Купола была абстракцией, выходящей за грань реальности. Его идеальная, зеркальная поверхность отражала лунный свет — причем отражение было таким же ясным и четким, как и сам оригинал. Так что окрестности освещались двумя лунами — одна сияла высоко в небе, а другая лила свет с поверхности Купола. Да плюс в открытом море виднелось более естественное отражение расплывчатого серебра, простирающееся за горизонт. Три луны пылали в ночи!.. А днем огромное зеркало точно так же отражало солнце, Ларри Фолк утверждал, будто фермеры старались так сажать свои растения, чтобы с пользой для себя использовать двойное солнце.
Кто создал Ванденбергский Купол? Единственный Истинный Бог? Бог джонков или Бог англов? А если он был сделан людьми, то как? Что может находиться внутри? Вили задремал, представив себе идеальное ограбление — забраться внутрь и украсть сокровища, которые должны быть просто невероятными, раз они скрыты таким удивительным Куполом…

* * *
Когда он проснулся, повозка ехала по лесу, продолжая подниматься вверх, а вверху смыкали свои кроны темные деревья. Высокие сосны медленно колыхались, о чем-то шепча на ветру. Вили еще никогда не приходилось видеть такого огромного леса. Настоящая луна опустилась уже довольно низко; ее серебристые лучи лишь иногда проникали сквозь ветви, освещая деревья впереди и поблескивая на гладких сосновых иголках. Над головой Вили раскинулась ночная лента неба — она была светлее деревьев и выделялась на их фоне. А на небе сияли звезды.
Слуга англа придержал лошадь. Древняя бетонная дорога кончилась; теперь они ехали по тропе, и повозка стала передвигаться с большим трудом. Вили пытался смотреть вперед, но одеяло и остаточный эффект действия станнера мешали ему. Потом он услышал, как старик что-то негромко сказал в темноте. Пароль! Вили наклонился, чтобы проверить, нашли ли полицейские второй нож. Нет. Нож по-прежнему привязан к внутренней поверхности икры. Еще в Лос-Анджелесе он много слышал о стариках, командующих рабочими лагерями. Этого раба старик не сумеет заполучить.
Через некоторое время раздался женский голос, весело приглашающий в дом. Лошадь снова затрусила вперед. Вили так и не удалось разглядеть обладательницу голоса.
Повозка свернула на следующем перекрестке, и теперь колеса почти беззвучно скользили по ковру хвои, устилавшему дорогу. Еще сотня метров, еще один поворот…
Это был настоящий дворец! Деревья и виноградная лоза со всех сторон окружали строение, но не могли скрыть великолепия дворца, хотя и куда более открытого, чем крепости вождей джонков в Лос-Анджелесе. Вожди обычно перестраивали особняки, оставшиеся после Катастрофы, обносили их заборами из колючей проволоки, по которой пропускали ток, а в стенах делали бойницы для пулеметов. Этот дворец тоже был старым, очень странным, однако никаких устройств для обороны нигде не видно — что могло означать только одно: хозяин контролирует территорию на многие километры вокруг. С другой стороны, когда они ехали сюда, Вили не заметил часовых, которые бы охраняли подъезды к дворцу. Впрочем, северяне вряд ли столь глупы и беззащитны, как это кажется на первый взгляд.
Повозка проехала мимо особняка. Узкая дорога вывела на широкое расчищенное место перед входом, и Вили наконец сумел все как следует разглядеть. Этот дом был меньше дворцов Лос-Анджелеса, его внутренний двор никак не мог бы вместить всех слуг и семью большого вождя. Однако само здание было массивным, а дерево и камень искусно соединялись друг с другом. Редкие лучи лунного света отражались от ажурных металлических украшений и оставляли летучие образы лунного лика на гладко отполированном дереве. Крыша была темнее, от нее свет почти не отражался. Фронтон дома украшала странная башня: сверкающая тонкая игла, усыпанная темными сферами, от пяти сантиметров до двух метров в диаметре.
— Просыпайся, приехали.
Старик мягко потряс Вили за плечо и развернул одеяла. Вили с трудом удалось сдержаться и не броситься на него с ножом. Сделав вид, что никак не может проснуться, он тихонько что-то проворчал себе под нос.
— Давай я тебе помогу, дружок, — сказал слуга Моралес.
Вили позволил Моралесу помочь ему слезть с повозки. По правде говоря, он еще не очень уверенно стоял на ногах, но чем меньше они знали о том, на что он способен, тем лучше. Пусть думают, что он очень слаб и не понимает по-английски.
От главного входа к ним прибежала служанка (не мог же вход для слуг быть таким роскошным?). Больше никто не появился, но Вили решил вести себя тихо, пока ему не удастся узнать побольше. Женщина — средних лет, как и Моралес — радостно приветствовала мужчин, а затем повела Вили по вымощенной плитняком дорожке ко входу в дом. Вили шел, опустив голову и делая вид, будто еще не совсем пришел в себя. Впрочем, краем глаза он успел заметить, что от дерева до боковой стены особняка огромной паутиной раскинута серебряная сеть.
Пройдя сквозь громадные двери, Вили оказался в тускло освещенном помещении и понял, что этот дворец ничем не отличается от дворцов в Пасадине, хотя здесь и не видно великолепных произведений искусства и золотых статуэток. Его повели наверх (вовсе не вниз! Какой уважающий себя вождь поселит своего самого ничтожного слугу на верхнем этаже?) по широкой лестнице, а потом они оказались в комнате под самой крышей. В окно светила им луна. И окно казалось достаточно большим для того, чтобы Вили смог через него убежать.
— Tienes hambre? «Ты голоден? (имп.)» — спросила женщина.
Вили, удивляясь самому себе, покачал головой. Он на самом деле не был голоден; наверное, еще не совсем прошло действие станнера. Женщина показала ему туалет в соседнем помещении и велела ложиться спать.
А после этого его оставили в комнате одного! Он лежал на кровати и смотрел в сторону леса. Ему казалось, что он видит свет, исходящий от Ванденбергского Купола. Вили уже почти перестал удивляться своему везению, он только благодарил Единственного Бога, что не сбежал прямо от входа в особняк.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов