фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Инвентарные списки начинаются с носа и идут к корме, сэр. Поэтому
лучше начать с носа, это упростит дело.
- Отлично. - И адмирал, повернувшись, торжественно зашагал к носу. По
дороге он остановился потрепать по шее Пизлейка и попутно глянул на
ошейник. - Хорошо ухоженная собака, капитан. Она приносит пользу на
корабле?
- Пизлейк спас жизнь пяти членам экипажа на Мардии: он лаем дал
сигнал тревоги, сэр.
- Я надеюсь, детали этого происшествия занесены в бортовой журнал?
- Так точно, сэр! Бортовой журнал находится в штурманской рубке в
ожидании вашего осмотра.
- Мы проверим его в надлежащее время.
Войдя в носовую рубку, Кэссиди расположился в кресле первого пилота,
взял протянутую капитаном папку и начал проверку.
- К-1. Компас направленного действия, тип Д, один.
- Вот он, сэр, - сказал Макнаут, указывая на компас.
- Удовлетворены его работой?
- Так точно, сэр!
Инспекция продолжалась. Адмирал проверил оборудование в рубке
внутренней связи, вычислительной рубке и других местах и добрался наконец
до камбуза. У плиты в отутюженном ослепительно белом халате стоял Бланшар
и смотрел на адмирала с нескрываемым подозрением.
- В-147. Электрическая печь, одна.
- Вот она, - сказал повар, презрительно ткнув пальцем в плиту.
- Довольны ее работой? - спросил Кэссиди, глядя на повара рыбьими
глазами.
- Слишком мала, - объявил Бланшар. Он развел руками, как бы охватывая
весь камбуз. - Все слишком маленькое. Мало места. Негде повернуться. Этот
камбуз похож скорее на чердак в собачьей конуре.
- Это - военный корабль, а не пассажирский лайнер, - огрызнулся
Кэссиди. Нахмурившись, он заглянул в инвентарный список. - В-148.
Автоматические часы и электрическая печь в единой установке, один
комплект.
- Вот они, - фыркнул Бланшар, готовый выбросить их через ближайший
иллюминатор, если, конечно, Кэссиди берется оплатить их стоимость.
Адмирал продвигался все дальше и дальше, приближаясь к концу списка,
и нервное напряжение в кухне постепенно нарастало. Наконец Кэссиди
произнес роковую фразу:
- В-1098. Капес, один.
- Черт побери! - в сердцах крикнул Бланшар. - Я уже говорил тысячу
раз и снова повторяю, что...
- Капес находится в радиорубке, сэр, - поспешно вставил Макнаут.
- Вот как? - Кэссиди еще раз взглянул в список. - Тогда почему он
числится в кухонном оборудовании?
- Во время последнего ремонта капес помещался в камбузе, сэр. Это
один из портативных приборов, которые можно установить там, где для них
находится местечко.
- Хм! Тогда он должен быть занесен в инвентарный список радиорубки.
Почему это не сделано?
- Я хотел получить ваше указание, сэр.
Рыбьи глазки немного оживились, в них промелькнуло одобрение.
- Да, пожалуй, вы правы, капитан. Я сам перенесу капес в другой
список. - Адмирал собственноручно вычеркнул прибор из списка номер девять,
расписался, внес его в список номер шестнадцать и снова расписался. -
Продолжим, капитан. В-1099. Ошейник с надписью, кожаный, с бронзо... Ну
ладно, я сам только что видел его. Он был на собаке.
Адмирал поставил галочку возле ошейника. Через час он прошествовал в
радиорубку. В середине ее стоял, расправив плечи, Бурман. Несмотря на то,
что поза у него была решительной, руки и ноги его мелко дрожали, а
выпученные глаза неотступно следовали за Макнаутом. В них читалась немая
мольба. Бурман был как на угольях.
- В-1098. Капес, один, - произнес Кэссиди голосом, не терпящим
возражения.
Двигаясь с угловатостью плохо отрегулированного робота, Бурман
дотронулся до небольшого ящичка с многочисленными шкалами, переключателями
и цветными лампочками. По внешнему виду прибор напоминал соковыжималку,
созданную радиолюбителем. Радиоофицер щелкнул двумя переключателями.
Цветные лампочки ожили и заиграли разнообразными комбинациями огней.
- Вот он, сэр, - с трудом произнес Бурман.
- Ага! - прокаркал Кэссиди и нагнулся к прибору, чтобы рассмотреть
его получше. - Что-то я не помню такого прибора. Впрочем, за последнее
время наука идет вперед такими шагами, что всего не упомнишь. Он
функционирует нормально?
- Так точно, сэр!
- Это один из наиболее нужных приборов на корабле, - прибавил Макнаут
для пущей убедительности.
- Каково же его назначение? - спросил адмирал, давая возможность
радиоофицеру метнуть перед ним бисер мудрости.
Бурман побледнел.
Макнаут поспешил к нему на помощь.
- Видите ли, адмирал, подробное объяснение потребует слишком много
времени, так как прибор исключительно сложен, но вкратце - капес позволяет
установить надлежащий баланс между противоположными гравитационными
полями. Различные сочетания цветных огней указывают на степень и
интенсивность разбалансировки гравитационных полей в любой заданный
момент.
- Это очень тонкий прибор, основанный на константе Финагле, - добавил
Бурман, внезапно исполнившись отчаянной смелости.
- Понимаю, - кивнул Кэссиди, не поняв ни единого слова. Он устроился
поудобнее в кресле, поставил галочку около капеса и продолжил
инвентаризацию. - Ц-44. Коммутатор, автоматический, на 40 номеров
внутренней связи, один.
- Вот он, сэр.
Адмирал взглянул на коммутатор и опять углубился в список. Офицеры
воспользовались этим мгновением, чтобы вытереть пот с лица.
Итак, победа одержана.
Все в порядке.
Контр-адмирал отбыл с к.к."Бастлер" довольный, наговорив в адрес
капитана кучу комплиментов. Не прошло и часа, как вся команда уже снова
была в городе, наверстывая потерянное время. Макнаут наслаждался веселыми
городскими огнями по очереди с Грегори. В течение следующих пяти дней мир
и покой царили на корабле.
На шестой день Бурман принес радиограмму в каюту командира, положил
ее на стол и остановился, ожидая реакции Макнаута. Лицо радиоофицера было
довольным, как у человека, чью добродетель вознаградили по заслугам.
ШТАБ-КВАРТИРА КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА НА ЗЕМЛЕ БАСТЛЕРУ ТЧК ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ
НЕМЕДЛЕННО ДЛЯ КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА ПЕРЕОБОРУДОВАНИЯ ТЧК
БУДЕТ УСТАНОВЛЕН НОВЕЙШИЙ ДВИГАТЕЛЬ ТЧК
ФЕЛДМАН УПРАВЛЕНИЕ КОСМИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ СИРИСЕКТОР
- Назад на Землю, - прокомментировал Макнаут со счастливым лицом. -
Капремонт - это по крайней мере месяц отпуска. - Он посмотрел на
радиоофицера. - Передай дежурному офицеру мое приказание: немедленно
вернуть весь личный состав на борт. Когда узнают причину вызова, они
побегут сломя голову.
- Так точно, сэр, - ухмыльнулся Бурман.
Спустя две недели, когда Сирипорт остался далеко позади, а Солнце уже
виднелось как крошечная звездочка в носовом секторе звездного неба,
команда еще продолжала улыбаться. Предстояло одиннадцать недель полета, но
на этот раз стоило подождать. Летим домой! Ура!
Улыбки исчезли, когда однажды вечером Бурман принес неприятное
известие. Он вошел в рубку и остановился посреди комнаты, кусая нижнюю
губу в ожидании, когда капитан кончит запись в бортовом журнале.
Наконец Макнаут отложил журнал в сторону, поднял глаза и, увидев
Бурмана, нахмурился.
- Что случилось? Живот болит?
- Никак нет, сэр. Я просто думал.
- А что, это так болезненно?
- Я думал, - продолжал Бурман похоронным голосом. - Мы возвращаемся
на Землю для капитального ремонта. Вы понимаете, что это значит? Мы уйдем
с корабля, и орда экспертов оккупирует его. - Он бросил трагический взгляд
на капитана. - Я сказал - экспертов.
- Конечно, экспертов, - согласился Макнаут. - Оборудование не может
быть установлено и проверено группой кретинов.
- Потребуется нечто большее, чем знания и квалификация, чтобы
установить и отрегулировать наш капес, - напомнил Бурман. - Для этого
нужно быть гением.
Макнаут откинулся назад, как будто к его носу поднесли головешку.
- Боже мой! Я совсем забыл об этой штуке. Да, когда мы вернемся на
Землю, вряд ли нам удастся потрясти этих парней своими научными
достижениями.
- Нет, сэр, не удастся, - подтвердил Бурман. Он не прибавил слова
"больше", но все его лицо красноречиво говорило: "Ты сам впутал меня в эту
грязную историю. Теперь сам и выручай".
Он подождал несколько секунд, пока Макнаут что-то лихорадочно
обдумывал, затем спросил:
- Так что вы предлагаете, сэр?
Внезапно лицо капитана расплылось в улыбке, и он ответил:
- Разбери этот дьявольский прибор и брось его в дезинтегратор.
- Это не решит проблемы, сэр. Все равно у нас не будет хватать одного
капеса.
- Ничего подобного. Я собираюсь сообщить на Землю о его выходе из
строя в трудных условиях космического полета. - Он выразительно подмигнул
Бурману. - Ведь теперь мы в свободном полете, верно? - С этими словами он
потянулся к блокноту радиограмм и начал писать, не замечая ликующего
выражения на лице Бурмана:
К. К. БАСТЛЕР ШТАБУ КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА НА ЗЕМЛЕ ТЧК ПРИБОР В-1098
КАПЕС ОДИН РАСПАЛСЯ НА СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ПОД МОЩНЫМ ГРАВИТАЦИОННЫМ ДАВЛЕНИЕМ
ВО ВРЕМЯ ПРОХОЖДЕНИЯ ЧЕРЕЗ ПОЛЕ ДВОЙНЫХ СОЛНЦ ГЕКТОР МЕЙДЖОР МАЙНОР ТЧК
МАТЕРИАЛ БЫЛ ИСПОЛЬЗОВАН КАК ТОПЛИВО ДЛЯ РЕАКТОРА ТЧК
ПРОСИМ СПИСАТЬ ТЧК
МАКНАУТ КОМАНДИР БАСТЛЕРА
Бурман выбежал из капитанской рубки и немедленно радировал послание
на Землю. Два дня прошли в полном спокойствии. На третий день он снова
вошел к капитану с озабоченным и встревоженным видом.
- Циркулярная радиограмма, сэр, - объявил он, протягивая листок.
ШТАБ КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА НА ЗЕМЛЕ
ДЛЯ ПЕРЕДАЧИ ВО ВСЕ СЕКТОРА ТЧК
ВЕСЬМА СРОЧНО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ВАЖНОСТИ ТЧК
ВСЕМ КОРАБЛЯМ НЕМЕДЛЕННО ПРИЗЕМЛИТЬСЯ БЛИЖАЙШИХ КОСМОПОРТАХ ТЧК
НЕ ВЗЛЕТАТЬ ДО ДАЛЬНЕЙШИХ УКАЗАНИЙ ТЧК
УЭЛЛИНГ КОМАНДИР СПАСАТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ЗЕМЛИ
- Что-то случилось, - заметил Макнаут, впрочем, ничуть не
обеспокоенный. Он поплелся в штурманскую рубку, Бурман за ним. Там он
сверился с картами и набрал номер внутреннего телефона. Связавшись с
Пайком, капитан сказал:
- Слушай, Пайк, принят сигнал тревоги. Всем кораблям немедленно
вернуться в ближайшие космопорты. Нам придется сесть в Закстедпорте,
примерно в трех летных днях отсюда. Немедленно измени курс, семнадцать
градусов на правый борт, наклонение десять. - Он бросил трубку и
проворчал. - Мне никогда не нравился Закстедпорт. Вонючая дыра. Пропал наш
месячный отпуск. Представляю, какое настроение будет у команды. Впрочем,
не могу винить их в этом.
- Как вы думаете, сэр, что случилось? - спросил Бурман. Он выглядел
каким-то неспокойным и раздраженным.
- Одному богу известно. Последний раз циркулярная радиограмма была
послана семь лет назад, когда "Старейдер" взорвался на полпути между
Землей и Марсом. Штаб приказал всем кораблям оставаться в портах, пока не
будет выяснена причина катастрофы. - Макнаут потер подбородок, подумал
немного и продолжал: - А за год до этого была послана циркулярная
радиограмма, когда вся команда к.к."Блоуган" сошла с ума. В общем, что бы
то ни было, это серьезно.
- Это не может быть началом космической войны?
- С кем? - Макнаут презрительно махнул рукой. - Ни у кого нет флота,
равного нашему. Нет, это что-то техническое. Рано или поздно нам сообщат
причину. Еще до того, как мы сядем в Закстеде.
Действительно, скоро им сообщили. Уже через шесть часов Бурман
ворвался в капитанскую рубку с лицом, искаженным от ужаса.
- Ну, а теперь что случилось? - спросил Макнаут, сердито глядя на
взволнованного радиоофицера.
- Это капес, - едва выговорил Бурман. Его руки конвульсивно
дергались, как будто он сметал невидимых пауков.
- Ну и что?
- Это была опечатка. В инвентарном списке должно было быть написано
"каз. пес".
Капитан продолжал смотреть на Бурмана непонимающим взглядом.
- Каз. пес? - переспросил он.
- Смотрите сами! - С этими словами Бурман бросил радиограмму на стол
и стремительно выскочил из радиорубки, позабыв закрыть дверь. Макнаут
недовольно хмыкнул и уставился на радиограмму:
ШТАБ КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА НА ЗЕМЛЕ БАСТЛЕРУ ТЧК
ОТНОСИТЕЛЬНО ВАШЕГО РАПОРТА ГИБЕЛИ В-1098 КАЗЕННОГО ПСА ПИЗЛЕЙКА ТЧК
НЕМЕДЛЕННО РАДИРУЙТЕ ВСЕ ПОДРОБНОСТИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ КОТОРЫХ
ЖИВОТНОЕ РАСПАЛОСЬ НА СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ПОД МОЩНЫМ ГРАВИТАЦИОННЫМ ДАВЛЕНИЕМ
ТЧК
ОПРОСИТЕ КОМАНДУ И РАДИРУЙТЕ СИМПТОМЫ ПОЯВИВШИЕСЯ ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА
МОМЕНТ НЕСЧАСТЬЯ ТЧК
ВЕСЬМА СРОЧНО КРАЙНЕ ВАЖНО УЭЛЛИНГ СПАСАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА КОСМИЧЕСКОГО
ФЛОТА НА ЗЕМЛЕ
Закрывшись в своей каюте, Макнаут начал грызть ногти. Время от
времени он, скосив глаза, проверял, сколько осталось, и продолжал грызть.
Last-modified: Mon, 17-Aug-98 15:03:14 GMT

1 2
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике