А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Перрин Дон

Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию автора, которого зовут Перрин Дон. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Перрин Дон - Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию = 344.84 KB

Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию - Перрин Дон => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Хроники Рейстлина – 2

Скан и вычитка – Alex Mustaeff
«Братья по оружию»: Максима; 2004
ISBN 5-94955-046-3
Оригинал: Margaret Weis, “Brother in Arms”
Перевод: Алексей Альбинский
Аннотация
Испытание в Вайретской Башне Высшего Волшебства завершено, и братья Маджере, маг Рейстлин и воин Карамон присоединяются к отряду наёмников – теперь они должны пройти крещение в горниле настоящей битвы. Участвуя в огненной осаде непокорного города Безнадёжность, Рейстлин должен забыть наивные мечтания юности, спасая себя и брата от смертельной опасности. А тем временем в глубинах пещер пробуждаются драконы, Китиара Ут-Матар, сестра близнецов, делает свой тёмный выбор – и новый Повелитель Драконов начинает восхождение к власти…
Маргарет Уэйс, Дон Перрин
Братья по оружию
Книга 1
Меня не интересует твоё имя, Красный. Я не собираюсь его узнавать. Вот когда ты выживешь в своих первых трёх боях, может быть, тогда я поинтересуюсь им. Но не раньше. Бывало, я запоминал все имена и просто тратил время впустую. Только свяжешься с сосунком, а он умирает прямо у тебя на руках. Зачем забивать голову глупыми и ненужными знаниями?
Хоркин, мастер магии
1
Туман окутывал Вайретскую Башню Высшего Волшебства, мокнущую под затяжным мелким дождём, капельки воды мерцали, отражаясь в оконных стёклах. Светало. Дождь барабанил по толстым каменным карнизам и стекал дальше, по чёрным обсидиановым стенам Башни, разливаясь лужами на внутреннем дворе. Посреди него стояли, готовые немедленно отправиться в путь, ослица и две лошади, навьюченные седельными сумками и походными одеялами.
Ослица стояла, грустно понурив голову с поникшими ушами. Она была избалованным животным, больше всего любящим хороший овёс, чистое стойло и неспешную рысцу по солнечной дороге. Дженни понятия не имела, по каким причинам её хозяину пришло в голову путешествовать именно в этот дождливый день, но отчаянно сопротивлялась всем попыткам вывести её из стойла. Здоровяку, который попытался это сделать первым, теперь долго ещё придётся лечить укушенное бедро.
Возможно, ослице так бы и удалось остаться в тёплом уюте стойла, но она пала жертвой уловки, подлого обмана со стороны огромного человека. Внезапно до её ноздрей донёсся тонкий аромат морковки, чарующий запах яблок, и, не в силах побороть искушение, Дженни двинулась к ним… И вот теперь она мокнет под дождём, несчастная и обманутая, но полная желания отомстить большому человеку, заставить всех людей страдать так же.
Пар-Салиан, глава Конклава Магов и хозяин Вайретской Башни, внимательно разглядывал ослицу из окна с высоты своей комнаты в Северной Башне. Он видел, как раздражённо дёргаются у Дженни уши, когда Карамон Маджере стегает её по задней ноге, одновременно изо всех сил стараясь надёжно прикрепить груз к седлу животного. Опасный знак. Но Карамон, уже пострадавший сегодня от коварной ослицы, был начеку. Сразу заприметив тревожное подёргивание ушей, он мгновенно понял, что сейчас произойдёт. Дёрнувшись в сторону, Карамон сумел увернуться от копыта Дженни. Миролюбиво похлопав её по шее, силач достал из кармана очередное яблоко и предложил ей в знак примирения, но та лишь ещё ниже опустила голову, не приняв подарка. На взгляд Пар-Салиана, а он разбирался в повадках ослов, хотя не многие этому верили, злобная тварь на данный момент рассматривала новую возможность сопротивления, а именно начать кататься по земле.
Блаженно не догадываясь, что вся его с таким трудом навьюченная поклажа находится на волоске от того, чтоб быть сброшенной и раскатанной в блин среди глубоких луж двора, Карамон повернулся и начал проверять упряжь лошадей. В отличие от ослицы кони, наоборот, были рады вырваться на свободу из заключения и скуки конюшни, мечтая размять затёкшие мускулы лёгкой рысью, проскакать по новым дорогам, вдыхая встречный ветер. Они нетерпеливо поигрывали мускулами, выдыхали пар и громко отфыркивались под дождём, гарцуя на каменных плитах. То одна, то другая лошадь поднимала голову и жадно поглядывала на открытые ворота Башни и дорогу, убегающую за ними.
Пар-Салиан тоже посматривал на расстилавшуюся перед ним дорогу. Он смотрел на неё и видел многие вещи так ясно, как никто на Кринне, наверное, не мог. Видел на ней много испытаний и много мук, видел великую опасность. Но видел и надежду, хотя её отблеск был слаб и не ровно дрожал во тьме, как свет, отброшенный кристаллом с верхушки посоха совсем юного мага. Пар-Салиан купил эту надежду, купил, не торгуясь, за ужасную цену, но в настоящий момент она была единственным, что можно противопоставить надвигающимся опасностям. «Несмотря ни на что, я должен верить, – подумал маг. – Верить в Богов, верить в себя, а главное, верить в того избранного, который теперь станет моей надеждой, моим боевым мечом…»
А его «боевой меч» в это время стоял во дворе с несчастным видом, судорожно кашляя и дрожа под дождём. Замерзая, он уже некоторое время наблюдал, как прихрамывающий на укушенную ногу брат крутится возле лошадей, готовя их к отправлению. И если сравнивать его е братом, то, скорее всего, он будет походить на дешёвый клинок, незакаленный и ломкий, такой, который сломается при первом же ударе.
Но Пар-Салиан знал гораздо больше об этом «клинке», гораздо больше, чем, возможно, знал сам «клинок». Пар-Салиану было ведомо, что железо, из которого выкована душа молодого мага, закалено страшнейшим огнём и отпущено в крови. Молот судьбы придал ему форму и охладил его в слезах мага, создав самую прекрасную сталь из доселе созданных, крепкую и острую. Пар-Салиан сотворил изумительное оружие, но, как и любое оружие, оно могло быть применено не только для добра, но и для зла. Им можно было защищать слабых и невинных, а можно было убивать их. Маг не знал, в какую сторону повернётся смертоносное острие, и очень сомневался, что сам меч знает это.
Тем временем юный маг, теперь уже носивший красную мантию, хотя без украшений и из простой домотканой материи, поскольку у него просто не было денег, чтоб купить что-нибудь лучше, наконец, нашёл себе хоть какое-то укрытие от проливного дождя. Он забился под огромный розовый куст, росший у стен Башни; его тонкие плечи сотрясались, когда он надрывно кашлял в носовой платок. И каждый раз, едва раздавался кашель, огромный и могучий брат юного мага прекращал свою работу, с тревогой следя за своим хилым братом-близнецом. Пар-Салиан видел, как юноша в такие моменты раздражённо напрягается, и без труда читал по его губам краткие приказы брату оставить его в покое и продолжать заниматься своим делом. Казалось, голос юного мага звучит прямо у него в ушах.
Другой человек суетливо выбежал во двор, успев появиться как раз во время, чтобы помешать коварной ослице привести свой план в исполнение и сбросить груз. Хорошо и опрятно одетый, чуть щеголеватый мужчина средних лет, закутанный в длинный серый плащ, но только для того, чтобы уберечь белые одежды мага от дорожной грязи.
Антимодес был последним, долгожданным спутником. Окружавшая его весёлая и беззаботная аура, казалось, могла без следа рассеять дождливый сумрак дня. Он сразу же упрекнул упрямую ослицу за её поведение, при этом непрерывно гладя её уши и лаская холку, и тут же острым глазом заметил слабое место в узлах поклажи Карамона, о чём немедленно и сообщил большему из близнецов, подкрепляя свои слова быстрой жестикуляцией.
Пар-Салиан не мог слышать того, что архимаг говорит Карамону, но улыбнулся от одного вида этой сценки. Антимодес был старым другом, наставником и кредитором юного мага. Он поднял голову и стал пристально всматриваться в Северную Башню, туда, откуда с высоты за ними наблюдал Пар-Салиан. И хотя Антимодес, конечно, не мог заметить главу Конклава в его комнате, но, прекрасно зная его характер, был уверен, что маг сейчас наблюдает за ними. И потому он хмурился и делал сердитое лицо, изо всех сил стараясь показать Пар-Салиану, как недоволен и раздражён. Дождь и туман были, без сомнения, делом рук главы Конклава. Пар-Салиан, конечно, контролировал погоду вокруг Башни Высшего Волшебства и мог бы устроить своим гостям путешествие под весёлым весенним солнышком, а особенно постараться – для своего избранного.
Но, по правде говоря, Антимодес не так уж и беспокоился насчёт сырости и ненастья. Это была всего лишь его хитрая отговорка перед самим собой. Реальной же причиной ярости Антимодеса были те пути, которыми Пар-Салиан заставил проходить молодого мага Испытание в Башне Высшего Волшебства. Антимодес был настолько взбешён этим, что, казалось, тень грозовых туч закрыла безоблачное небо их старой дружбы с Пар-Салианом.
Дождём, беспрерывно идущим над Башней, маг словно говорил ему: «Я понимаю твоё беспокойство, друг мой, но мы не можем прожить все дни нашей жизни под чистым небом и ласковым солнцем. Розовый куст, чтобы вырасти, нуждается в дожде так же, как и в солнце. И весь этот мрак, и тоскливый сумрак, друг мой, ничто, слышишь, ничто по сравнению с той тьмой, что приближается к нам!»
Антимодес даже затряс головой, словно ворчливые слова старого архимага звучали в его сознании. Практичный и прагматичный человек, Антимодес не оценил символической красоты сравнений Пар-Салиана, зато всерьёз обиделся на него за то, что вынужден начинать свой путь промокшим до костей, в ужасную погоду.
Молодой маг внимательно наблюдал за гримасами Антимодеса из своего укрытия. И когда тот, наконец, отвернулся к своему животному, снова начав успокаивать сердитую ослицу, Рейстлин Маджере поднял взгляд и в свою очередь пристально воззрился на верхушку Северной Башни, в то самое окно, где скрывался Пар-Салиан. Архимаг вздрогнул, ощутив этот взгляд золотых глаз на себе. Глаз, чьи зрачки в форме песочных часов укололи его плоть, словно острый меч, пронзающий тело, – золотых глаз, с их проклятым видением, непроницаемых и не дающих ни одного шанса прочесть, что же скрывается в их глубине.
Рейстлин до сих пор полностью не понимал, что же с ним случилось. Пар-Салиан страшился того дня, когда юноша прибудет к нему, поняв все, но это была известная часть цены, уплаченной главой Конклава.
Был ли сейчас молодой маг ожесточён и обижен? Пар-Салиан ломал над этим голову. Тело Рейстлина измождено, здоровье навсегда подорвано, с этого дня он почти калека, быстро утомляющийся, с трудом переносящий боль, отныне во всём полагающийся на своего брата… Его ярость и злость были бы понятны, предсказуемы… Или Рейстлин смирился? Поверил ли молодой маг в то, что та прекрасная разящая сталь, в которую он превратился, стоила затраченных ужасных усилий? Вероятно, нет. Он ещё не осознал до конца границы своей силы. У него должно быть время выучиться, самому услышать зов Богов. И сейчас он готов к тому, чтобы получить свой первый урок.
Все архимаги Конклава или участвовали в Испытании Рейстлина, или уже знали от коллег о том, что произошло во время него. И ни один из них никогда не сделал бы Рейстлина своим учеником.
«Его душа уже ему не принадлежит, – сказала тогда Ладонна Чёрная Мантия. – И кто знает, когда её настоящий владелец прибудет, чтоб забрать свою собственность».
Рейстлин нуждался не только в уроках магии, ему нужно было ещё познать и обыкновенную жизнь. Пар-Салиан долго изучал кандидатуры возможных будущих учителей, но скоро понял, что ему необходим не просто наставник, который сможет успешно преподать Рейстлину курс нужных знаний, но и верный, преданный человек, в котором архимаг будет полностью уверен. И он нашёл такого человека, хотя тот, доведись ему услышать такое в свой адрес, был бы крайне удивлён.
Антимодес, действуя согласно полученной от Пар-Салиана инструкции, как-то поинтересовался у братьев, не хотят ли они с приходом весны отправиться на восток, где смогли бы присоединиться к армии наёмников барона Айвора Лэнгтри. Такое соседство для начала идеально подошло бы молодому магу, а главное, его брату-воину в оттачивании тех навыков, которые им, безусловно, помогут в будущем заработать свой хлеб с маслом.
Карамон должен стать великим воином, Пар-Салиан не сомневался, что это очень пригодится впоследствии обоим братьям.
Спешно отправляться в путь не было никакой необходимости. На дворе стояла ранняя осень, а в это время года воины начинают мечтать о том, что скоро зачехлят своё оружие и начнут подыскивать себе комфортабельное и уютное местечко на зиму, где они смогут проводить долгие зимние вечера, сидя у тёплого огня и хвастая друг перед другом рассказами о собственной доблести.
Лето было сезоном войны, а весна всего лишь подготовкой к ней. Молодой маг должен был успеть выздороветь за зиму. Хотя, конечно, полностью исцелиться он и не смог бы, но мог приучить себя преодолевать сложившиеся для него новые условия. Кроме того, полученная официальная работа позволила бы Рейстлину больше не заниматься шутовством с магией на местных ярмарках, чем он частенько промышлял раньше, вызывая шок у членов Конклава. Такое могло быть позволено фокусникам или неумелым шарлатанам, вовсю рекламирующим себя перед публикой, но непозволительно тому, в чьей судьбе принимает живое участие Конклав Магов. Пар-Салиан имел ещё одну вескую причину отправить Рейстлина под крылышко к барону. Там молодой маг, при известной доле везения, никогда не будет узнан.
Антимодес из кожи вон лез, стараясь понять эти причины. Его старый друг Пар-Салиан никогда ничего не делал просто так. Все его действия были просчитаны на много ходов вперёд и всегда сходились на какой-то одной, известной лишь ему, цели. Антимодес был человеком, обожавшим всевозможные тайны с той страстью, с какой лишь скупец спускается по ночам к своему заветному сундуку, чтобы ласкать накопленное золото и чахнуть над ним. Но как он ни старался, с плотно сжатых губ Пар-Салиана не сорвалось ни намёка, а сам он с невероятной ловкостью обходил все расставленные Антимодесом ловушки.
Маленький отряд, наконец, был готов отправиться в путь. Антимодес взгромоздился на свою ослицу, Рейстлин забрался в седло лишь с помощью брата, которую он принял нарочито грубо, с исказившимся от боли лицом, а Карамон с образцовым терпением и кротостью убедился, что Рейстлин сидит в седле удобно и надёжно, и лишь после этого лёгким прыжком бросил себя в седло огромного коня.
Антимодес тронулся с места первым, заняв место лидера; отряд из трёх человек направился к воротам Башни.
Карамон ехал, низко опустив голову, защищая лицо от режущих потоков дождя. Антимодес уезжал, оставляя позади себя яркий свет, льющийся из окон Северной Башни, – этот свет, как ничто другое в мире, сейчас являлся мишенью его раздражения и злости. Рейстлин в последний момент остановил лошадь и, повернувшись в седле, бросил пристальный взгляд на Башню Высшего Волшебства. Пар-Салиан мог с уверенностью сказать, о чём юноша сейчас думает, – он сам думал точно так же, покидая это место в юности: «…как изменилась моя жизнь всего за несколько коротких дней! Я приехал сюда сильным и уверенным, а уезжаю больным и разбитым. Моё тело слабо, а зрение изменилось и проклято. Да, я покидаю Башню победителем, я уезжаю и увожу с собой магию. Но чтобы обрести её, я был вынужден продать свою душу…»
– Да, – произнёс Пар-Салиан спокойно, наблюдая, как трое всадников въехали в магический Вайретский Лес, скрывшись от взглядов простых смертных. Но его магическое зрение видело их сквозь толщу деревьев гораздо дальше. – Да, ты смог. Ты сделал это. Но всё же не знаешь, что ты сделал.
Дождь зашумел сильнее, набирая силу. Пар-Салиан заулыбался: «Антимодес сейчас, наверное, проклинает меня от всего сердца… Они получат своё солнце, когда пересекут Лес и выберутся наружу. Жаркие лучи быстро высушат их одежду, так что им не придётся долго скакать промокшими. Антимодес богатый человек и любит путешествовать с комфортом. Он проследит за тем, чтобы близнецы останавливались в хороших гостиницах, и найдёт способ заплатить за них, не оскорбив. Пусть в кошельках у близнецов всего лишь жалкие гроши, но их совместной гордости хватит, чтобы заполнить всю королевскую сокровищницу Палантаса».
Пар-Салиан отвернулся и отошёл от окна; он и так простоял тут слишком долго, всматриваясь в завесу дождя, а дела не ждут. Архимаг наложил на дверь сильное запирающее заклятие, способное удержать даже самых искусных магов, особенно таких, как Ладонна Чёрная Мантия. Насколько было ему известно, Ладонна не навещала его Башню уже очень давно, но она получала огромное удовольствие, появляясь неожиданно и всегда в самый неподходящий момент, а ему очень не хотелось бы, чтоб она застала его за столь специфическими занятиями.
Да что она! Пар-Салиан не мог позволить никому из магов, живущих в Башне или часто посещающих её, узнать даже малую толику того, что ему известно. Ещё не пришло время для этого – слишком ничтожны его знания. Пар-Салиану нужно было узнать ещё больше, тщательно проверяя ту информацию, которую по крохам собирают его лазутчики.
Уверенный, что теперь никто, разве что кроме Солинари, Бога-покровителя белой магии, не сможет открыть надёжно запечатанную дверь, архимаг Пар-Салиан уселся за своё рабочее место. На резной стол гномской работы, подаренный ему одним из танов Торбардина за оказанные услуги, он выложил фолиант. Книга была очень и очень стара, про неё позабыли даже древние источники, а сам Пар-Салиан нашёл её только по странным ссылкам и прозрачным намёкам в других манускриптах. Он до конца не верил, что книга существует на самом деле, но бесконечно долго, час за часом, методически перерывал библиотеку, занимавшую нижние этажи Башни Высшего Волшебства, – хранилище справочников и магических книг, тайных свитков и рецептов. Она была настолько обширна, что каталог для неё создавался и существовал только в одном месте – в голове самого Пар-Салиана. Там было место и для всех опасных текстов, среди которых были смертельно опасные, чьё существование должно быть тайной, известные только главам трёх Лож или доступные только хозяину Башни. Хранились в «каталоге» Пар-Салиана и тексты, не известные никому. Фолиант, сейчас лежащий перед архимагом, был лучшим тому доказательством. Он нашёл книгу в углу старого хранилища, по ошибке засунутую в футляр, на котором было выведено: «Детские игры».
Судя по другим артефактам, найденным здесь же, футляр попал в Вайретскую Башню не иначе как из Палантасской Башни Высшего Волшебства и должен был датироваться временами самого Хумы. Коробка была, несомненно, упакована в страшной спешке, когда маги, подавившись собственной гордостью, покидали Башню, не рискнув объявить войну всем людям Ансалона. Эту коробку схватил кто-то из случайных магов, и она окончательно потерялась в бурном хаосе Катаклизма.
Пар-Салиан аккуратно счистил с древней обложки книги – единственной книги, найденной в той потерянной коробке, – паутину и мышиные следы, которые частично стёрли и уничтожили когда-то рельефное название. Название, отдававшееся упругими толчками в кончиках его пальцев. Название, гудящим звоном пронизывающее все его тело. Архимаг мягко открыл кожаную обложку.
2
Деревья Вайретского Леса, своенравные магические стражи Башни Высшего Волшебства, выстроились ровными рядами, как солдаты на параде, замерев в строгом молчании. Верхушки безупречно стройных стволов упирались в лохматые низкие облака.
– Почётный караул, – сказал Рейстлин, глядя на них.
– Да, для наших похорон, – пробормотал в ответ Карамон.
Он не любил лес, особенно этот, который был ненастоящим лесом, лесом-бродягой, нигде больше не встречавшимся, лесом, которого не было утром, но который мог объявиться под вечер и окружить тебя со всех сторон, смертельно опасным для тех, кто вступил в него незваным. Силач вздохнул с явным облегчением, когда они, наконец, покинули его своды, а может, это Лес решил покинуть их и не преследовать.
Но как бы там ни было, Лес, исчезнув, прихватил с собой и облака с дождём. Карамон стянул шляпу и с наслаждением подставил лицо жарким лучам солнца.
– Я чувствую себя так, словно не видел солнца целые месяцы, – сказал он, с мрачным видом оглядываясь на оставшуюся позади стену Вайретского Леса, который теперь выглядел как непроницаемая стена чёрных стволов, окутанных белым туманом. – Как хорошо оказаться подальше от этого места. Я ни за что не хочу возвращаться сюда, по крайней мере, пока жив.
– Нет никакой причины возвращаться, Карамон, – произнёс Рейстлин. – Поверь мне, обратно тебя никто не позовёт. Впрочем, как и меня, – прибавил он вполголоса.
– Ну, тогда ладно, – гулко пробасил Карамон. – Я, правда, не знаю, почему ты хочешь вернуться. После всего, что произошло… – Глянул на брата, заметил мрачное выражение его лица, глаза, которые тускло полыхали в сумраке, и заколебался: – После всего… ну всего того, что они сделали тебе… – Карамон потихоньку приходил в себя, оттаивая под ярким солнцем и тёплыми порывами ветерка. Как только он выбрался из-под тени мрачных, насторожённых деревьев магического Леса, он сразу ощутил прежнюю храбрость и силу. – Это все неправильно, Рейст! – наконец сказал он. – Маги сделали с тобой какую-то ужасную вещь, и теперь я смело могу сказать об этом, не боясь, что меня превратят в жука или кто-то пороется в моих мыслях. – Он быстро посмотрел на скачущего рядом Антимодеса, чей белый плащ развевался сейчас по ветру. – Я не хочу сказать ничего обидного… Ты очень много сделал для моего брата и всегда заботился о нас. Но ты ведь мог попросить остальных своих друзей магов, там, в Башне, не мучить Рейстлина. Он же чуть не умер от ваших испытаний. А ты не сделал ничего, даже пальцем не пошевелил!
– Прекрати, Карамон, хватит! – раздражённо проговорил Рейстлин, испытывая неловкость за прямолинейные слова брата. Он с тревогой посмотрел на Антимодеса, но того, казалось, речь Карамона нисколько не задела. Архимаг с улыбкой слушал и даже слегка кивал, словно соглашаясь с ним.
«Сколько можно Карамону вести себя как клоуну!» – раздражённо подумал Рейстлин.
– Ты забылся, брат! Немедленно извинись перед Антимодесом! – рявкнул юноша, но тут же ощутил, как у него перехватило дыхание. Поводья выпали из рук, и он судорожно ухватился за седло, боясь, что от слабости просто свалится с лошади. Свесившись с седла, Рейстлин попытался откашляться – лёгкие горели огнём, словно он снова был тяжело болен, как много лет назад. Юный маг кашлял и кашлял, но воздух упорно не хотел идти в лёгкие, перед глазами заплясало синее пламя. «Это конец! – пронеслась у него в мозгу ужасная мысль. – Я не переживу этого!» Спазм, сжимающий грудь, ослаб внезапно; робкая струйка воздуха просочилась внутрь. Рейстлин вздохнул раз, другой, и мутная пелена начала спадать с его глаз.
Он с трудом выпрямился, нащупал носовой платок и быстро вытер следы крови и желчи с губ, затем тщательно его свернул и сунул обратно в шёлковый пояс, который носил поверх красной мантии, – так быстро, чтоб Карамон ничего не заметил.
Тот как раз спрыгнул со своей лошади и бежал к брату, вытянув руки, чтоб подхватить его, если Рейстлин всё-таки свалится с седла. Юный маг был сердит на Карамона, но сильнее других чувств сейчас оказался приступ мгновенной жалости и злобы на самого себя, такой, что хотелось зареветь во весь голос. «Почему они это сделали со мной?

Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию - Перрин Дон => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию писателя-фантаста Перрин Дон понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Перрин Дон - Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию.
Ключевые слова страницы: Хроники Рейстлина - 2. Братья по оружию; Перрин Дон, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов