А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Где прописаны?
Мой паспорт у него в руках.
Я отвечаю на вопросы непринужденно, но с некоторым, что вполне естественно, недоумением на лице.
– А что, собственно, происходит? – удивляюсь. – Что-то не так с моими документами?
– Полагаю, что вы не тот, за кого себя выдаете, – сухо говорит капитан.
– Мне трудно будет доказать это сейчас, раз вы не верите документу, который мне выдало государство, – иронизирую я.
– Придется вас задержать до выяснения вашей личности, – сообщает мне капитан.
Пожимаю плечами.
– Что ж, если это вам доставит удовольствие.
Капитан не может не оценить мою вежливость и вроде бы даже начинает сомневаться в обоснованности своих подозрений относительно меня.
– Проверка займет некоторое время, – говорит он. – Вам придется подождать вон там, – он кивает в сторону «аквариума», где томятся уже три представителя племени бытовых алкоголиков.
Меня запускают в этот вонючий гадюшник.
Ничего не остается как присесть на скамейку.
Самое удивительное, что меня даже забыли обыскать.
Достаю сигареты, зажигалку. Прикуриваю.
Ханыги, успевшие где-то надраться с утра пораньше, увидев у меня в руках сигареты, тут же подтягиваются поближе.
– Не угостишь, земляк? – интересуется один из троицы.
Почему-то очень трудно определить возраст алкаша навскидку. Ему может быть и двадцать, и тридцать, и сорок…
Угощаю бродяг сигаретами.
– За что сюда? – интересуется все тот же тип, дымя сигаретой.
– Тебе на самом деле необходимо это знать? – усмехаюсь.
– Да нет, я так, чтобы поддержать разговор, – словно извиняясь, произносит бичара.
Я молчу, и бродяги отваливают к стенке, где опускаются на корточки, упираясь в стену спиной.
Интересно, кто за мной сюда приедет? Люди Ковинова? Или это будут уже типы из ФСБ?
Впрочем, эфэсбэшники вряд ли припрутся сюда. Они постараются все сделать руками Ковинова. Я так думаю. Так думает и генерал Румянцев. Мысленно прикинув несколько вариантов развития событий, я прикрываю глаза и делаю вид, что дремлю.
Я действительно хочу немного расслабиться, снять с себя напряжение, которое все-таки имеет место быть.

* * *
За мной приперлись аж шесть ментов, и четверо из них – с автоматами.
Старшим в этой команде – какой-то капитан, остальные рядовые или переодеты в форму рядовых.
– Выходи! – командует мне милиционер местного отделения, открыв дверь «аквариума».
Выхожу. Меня проводят в дежурку. Вновь прибывшие хмуро смотрят на меня. Капитан уже успел переговорить с дежурным по отделению.
– Осинов? – полуутвердительно говорит мне капитан. – Ну что, допрыгался?
– Я вас не понимаю… – хмыкаю я. – При чем здесь Осинов?
– Узнаешь, – угрожающе обещает капитан и кивает одному из своих людей.
Мне быстро заводят руки за спину и сковывают их наручниками.
Я так покорен, что даже сам себе удивляюсь.
Выводят на улицу и сажают в глухой кузов автозака. Что ж, покатаемся.
Менты пакуются в машину, и мы трогаемся.
Наша поездка занимает довольно много времени, и это учитывая, что мы почти не торчим в пробках. Могу предположить, что автозак держит курс куда-то за город. Будет хреново, если меня вывезут в лес и там без лишних слов пустят в расход. Вряд ли мое прикрытие успеет вмешаться. Если так произойдет, значит, мы с генералом слегка ошиблись в оценке Ковинова. Для меня такой прокольчик совсем не желателен, а генералу Румянцеву будет несколько тоскливо. Дырки от «акаэмов» вряд ли срастутся, подобно порезам на пальце. Черт, о чем я думаю?! Какие порезы?! Тем не менее я абсолютно спокоен.
Часы у меня на руке, но я не умею смотреть себе в задницу. Опять же меня никто не обыскивал. Был бы с собой ствол, ребятам дорого обошлась бы эта промашка. Но ствола у меня нет. Нет даже перочинного ножика. Вот какой я лихой супермен! Ни хрена мне не надо, со всеми справлюсь ядовитыми плевками концентрированной в слюне серной кислоты вперемешку с цианидом и ядом кураре…
Усмехаюсь – тоже Джеймс Бонд нашелся! – и жду, когда закончится затянувшаяся поездка.
Наконец «газон» куда-то заезжает и останавливается.
Среди сопровождающих начинается возня.
– Давай его сюда! – доносится до меня команда с улицы.
Открываются решетчатые двери, и «узника совести» выводят на расстрел.
Фантазии у меня, конечно же, специфические, но соответствуют моменту. С кем поведешься…
Выбираюсь из машины.
Как я и предполагал, мы находимся где-то за городом. Вокруг лес, светит солнышко, чирикают по-весеннему птички. Или не чирикают?
Слева от меня большой дом. Похоже, что соседей у местных буржуев рядом нет. Интересно, кому принадлежит этот домик?
В гостях у Ковинова за городом я не был. Вполне возможно, что это его дом и есть. Поживем – увидим.
Во всяком случае, в том, что мне еще дадут пожить, я уже не сомневаюсь.
Хотели бы грохнуть сразу – на территорию коттеджа не привезли бы.
– Давай иди! – получаю тычок стволом автомата в спину.
Сказали двигаться – будем двигаться. Меня отводят в подвал и помещают в комнату без окон.
Надо отдать должное, в комнате сухо, прибрано, и в наличии минимум мебели. С меня снимают наручники и оставляют в одиночестве. Значит, нужно ждать какого-то начальника.
Уже неплохо, что они действуют не в соответствии с буквой закона. Закон у нас трактуют так, как это нужно власть имущим. Ну а если мне не предъявляют официальных обвинений, значит, и я вполне волен поступать так, как сам того пожелаю.
А впрочем, даже если предъявят и официальные, то кто меня сейчас остановит?
Комнатка вполне нормальная по метражу, и я не спеша прогуливаюсь от дверей к стене и обратно. В комнате есть только стул. Надо думать, что если я вдруг захочу в туалет – меня сопроводят. Пока такого желания нет. Пока я могу размять ноги и, конечно же, поразмышлять.
Тактика этих типов мне ясна. Они дают мне «отстояться», и по идее ко времени, когда приедет главный, я должен созреть, то есть наложить себе в штаны от страха.
Но тут они ошибаются. Даже если в этом помещении появится Змей Горыныч собственной персоной, я найду способ свернуть ему хотя бы одну башку.

* * *
Овчинников, забрав у Козырева дискету, вернулся к своей машине и погнал прочь из города.
Выбрав место, остановил «мустанг», взял с соседнего сиденья ноутбук. Включил компьютер, вставил дискету.
На дисплее появились фотографии и текст к ним.
Первая фотография – Ковинов. Данные на него, его привычки и так далее.
Затем фотографии мест, где Ковинов бывает, схемы маршрутов, снимки домов, где живет Ковинов, как в городе, так и за городом.
Овчинников закрыл компьютер, включил зажигание и вывел машину в общий поток транспорта на шоссе.

* * *
Козырев вернулся в офис Шарыгина и сразу прошел к нему в кабинет.
– Как съездил? – приветливо поинтересовался Шарыгин.
– Все передал, – кивнул Семен и, плюхнувшись в кресло, достал сигареты. Налил себе в бокал коньяк. – Ну и типчик у тебя… – проговорил он, залпом осушив полбокала янтарной жидкости.
– Профи, – согласился Шарыгин. – Когда собираешься в Штаты?
– Планировал в следующем месяце, – сказал Семен, постепенно расслабляясь. Коньяк начинал действовать. – Числа до десятого хочу улететь. Конгресс начинается пятнадцатого.
– Задаток нам уже перечислили. Двенадцать миллионов на офшор на Багамах.
– Мы же с ними договаривались на двадцать пять? – с недоумением посмотрел Козырев на шефа.
– Нормально, – отмахнулся Шарыгин. – С ними у нас проколов еще не было. Янки умеют платить по счетам. Не волнуйся за это. А шесть лимонов я уже перекинул на твой счет. Так что все у нас пополам… А ты доклад-то там будешь делать?
– Конечно нет, – улыбнулся Семен. – Какой из меня докладчик, тем более по науке…
– Нормальный ученый, – заверил приятеля Шарыгин. – Все-таки профессор экономики. Если бы не ты, мы бы до сих пор сюда, как идиоты, возили кокаин и прочую фигню. А теперь у нас что? Химия! Пол-Европы теперь покупает у нас, а скоро будут покупать все! Наши удобрения и в Штатах оценивают все ихние торчки… – заржал Шарыгин. – У нас – без пестицидов!
– Н-да… Удобрения… – хмыкнул Козырев. – Вот только с отправкой…
– Что там с отправкой? – вмиг насторожился Шарыгин.
– Здесь, в Питере, с нас дерут за терминалы. Да и вообще, пора разобраться, почему мы всегда торчим в очереди на контейнеры.
– Я этого не знал. Разберемся, – пообещал Шарыгин, тут же черканув ручкой в своем настольном календаре. – Как там у вас с выборами?
– Посадили своего губернатора. Все в елочку. Андреев там теперь правит. Он нам по жизни уже должен на сто лет вперед.
– Это хорошо, что должен, – согласился Шарыгин. – А что с остальными?
– Силовиков сейчас тоже поменяют. Хотя и прежние нам не мешали, – усмехнулся Семен.
Шарыгин заметно помрачнел.
– Кто в курсе? – спросил он, глядя в упор на Семена.
– Ты хочешь сказать… – неуверенно произнес Козырев, но фразу не закончил.
– Да. Убрать, как только их сменят, – выдохнул Шарыгин.
– Но один из них пойдет в Москву. Сенатором.
– Сенатор, хрен с ним, пусть идет. Подкорми получше, чтобы ничего не забывал. Остальных… – Шарыгин щелкнул пальцами и, улыбаясь, откинулся в кресле. – В общем, подотри там за собой… – рассмеялся он цинично. – В нашем деле должна быть полная стерильность…
Глава четвертая
За дверьми слышны шаги. Кто-то открывает замок.
Кажется, я сейчас познакомлюсь с хозяином этого «приветливого» домика.
Может, мне даже дадут кредит на покупку точно такого же? Шутка.
Дверь открывается, и на пороге вижу троих.
Двое из них – это те, кто меня сюда привез. Они до сих пор в ментовской форме.
Ну и главное действующее лицо помимо меня, конечно же, господин Ковин. Или Ковинов? Как правильней, не знаю. Но это именно он, собственной персоной.
– Ну здравствуй, Влад, – ухмыляется Ковинов совсем по-дружески.
Впрочем, что от него еще можно ожидать? Фамилии у меня могут быть разными, но имя я всегда оставляю свое. Чтобы не было глупых случайностей.
– Мы уже вроде недавно здоровались, – киваю, не поднимаясь со стула.
– Мне действительно жаль, что все так получается, но… В данный момент, я думаю, тебе все равно, что я скажу, – деланно сожалеет Ковинов.
Он обходит меня со спины и вновь останавливается напротив меня.
Двое его сопровождающих торчат в дверях, держа автоматы наготове.
– Мне кажется, ты чего-то не понимаешь, – говорю я.
– На самом деле это тебе только кажется, – усмехается Ковинов. – Насчет тебя уже есть решение. Скоро подъедет человек, который будет говорить с тобой более жестко. Но если ты, не дожидаясь его, расскажешь мне, каким образом и так далее… В общем, ты сам знаешь, что нас может интересовать.
Закуриваю сигарету и не спешу с ответом.
– А может, я лучше все-таки дождусь того человека, – интересуюсь.
– Шеф, давай мы с ним потолкуем? – раздается голос у дверей.
Это предложил один из моих конвоиров.
– Заткнись там! – рявкнул на него Ковинов. – Тебе слова никто не давал!
Он снова испытующе смотрит на меня.
– Костя, – говорю я с сожалением, – я вижу, что для тебя нет ни черта святого. И кроме денег, наверное, ничто не имеет для тебя значения. За хорошие бабки ты готов продать всех и вся, в том числе и своих старых друзей. Знают ли они об этом? Скажи-ка мне, почему ты стал таким животным?
Лицо Ковинова налилось кровью, черты исказились.
– Не тебе об этом говорить! – выдохнул он. – Не ты ли за деньги лишаешь людей жизни?!
– Странно это слышать из уст мента в больших погонах, – фыркаю я. – Недавно меня уверяли, что ты настоящий патриот и все в том же духе. Или ты надеешься, что твои игры против всех так и останутся за семью печатями? Ошибаешься.
– Мне плевать, что об этом думаешь ты и твои хозяева, – шипит Ковинов. – Но очень скоро ты у нас заговоришь. И скажешь все, что мы хотим от тебя услышать! В твоем положении лучше не рыпаться!
– В положении бывают только женщины, – смеюсь я. – А ты, Костя, недоделанный пенсионер и в конечном итоге полный идиот, если решил, что у тебя все под контролем. Уберешь меня, но скоро придет и твоя очередь. Кому ты будешь на хрен нужен, когда свалишься со своего высокого поста?
Похоже, я действительно разозлил Ковинова, потому что он тут же врезал мне кулаком в челюсть. И когда я свалился на пол, несколько раз двинул ногой мне в живот.
Разумеется, он не мог попасть мне по морде так, как хотел, да и удары ногой у него жидковаты. Такие выдержит любой курсант.
Но я сделал вид, что мне паршиво.
– Отдыхай пока, – сипит Ковинов. – Скоро с тобой будут говорить по-другому! Надеюсь, тебе понравится сегодняшний вечер. Наденьте на него наручники! – командует он охранникам.
Ковинов уходит, а двое парней, приподняв меня с пола, собираются надеть на меня «браслеты».
Боже мой, какая наивность… Один из охранников получает мощнейший удар в горло, причем я очень даже постарался разнести ему кадык с первого удара. Второй огребает колотуху в переносицу, а следующим движением я сворачиваю ему шею, с хрустом ломая шейные позвонки. Подбираю один из автоматов, а также все запасные рожки, которых получается три штуки. У мальчиков также имелись пистолеты Макарова, и я забираю один пистолет и запасные магазины к нему.
В коридоре подвала тишина. Похоже, там никого нет.
Выхожу из комнаты, держа автомат наготове.
Иду по коридору, заглядывая во все помещения. Я нахожусь в цокольном этаже, здесь расположены сауна, комната с бильярдом и зальчик со спортивными тренажерами, – в общем, все как полагается в новорусских коттеджах.
Пока мне на пути никто не попался, и я не спешу выходить во двор. Выход я уже нашел – через гараж. Гараж на сей момент пуст.
Размышляю, стоит ли проникать в дом или все-таки лучше попытаться выбраться со стороны гаража.
Схема дома мне неизвестна, поэтому у моих противников в этом смысле есть некоторое преимущество.
Но и медлить нельзя, пора действовать.
Приоткрыв металлическую калитку в воротах гаража, выглядываю во двор.
Пусто. Никого нет.
Оцениваю перспективу. До забора метров сто – я могу сразу же уйти в сад, а там, под защитой деревьев, добраться до забора.
С моего места он кажется невысоким и вряд ли станет серьезным препятствием.
Рву в сад.
Забегаю за толстый ствол раскидистой яблони и, обернувшись, смотрю на дом.
Очень похоже, что меня еще никто не заметил.
Интересно, как далеко это строение находится от города?
Через полминуты перебираюсь через забор.
Вокруг лес. Никакого ориентира, никаких жилых строений вокруг.
Прикидываю, сколько примерно времени меня могли везти сюда из Питера.
Не знаю, прав я или нет, но получается, что мы действительно могли укатить на значительное расстояние.
Здешние места мне не знакомы, и моя первоочередная задача – ориентировка на местности.
Определить стороны света труда не составляет, так как мох растет на стволах деревьев с северной стороны, а муравейники возле них располагаются с восточной.
Но где, черт возьми, Питер? Вот в чем вопрос!
Углубляюсь в лес.
Если в доме есть собаки, за мной реально могут устроить погоню.
Но теперь я вооружен до зубов, и собакам здесь явно нечего делать.
Мои преследователи могут поступить и более разумно и выставить заслоны на дорогах в радиусе десяти километров. Думаю, людей у Ковинова для этого хватит. Впрочем, это слишком радикальная мера, которая требует серьезного подхода, и смысл она может иметь лишь в том случае, если в радиусе этих десяти километров нет разветвленных дорожных коммуникаций и крупных населенных пунктов.
Иду по лесу уже с полчаса. Ни одного ручья по дороге. Чертовски хочется пить.
Сигарет у меня пока достаточно, зажигалка есть. Можно подстрелить какую-нибудь птаху и зажарить ее. Но есть я пока не хочу.
Выбрав направление, решаю идти так до темноты. Если не попадется никаких поселков, заночую в лесу.
Но, в любом случае, когда-то я должен выйти на трассу, потому что иду строго на юг. Ну может, не совсем строго, но основное направление я выдерживаю однозначно.
Через два часа я делаю привал.
Время стремительно летит к ночи. Еще немного, и придется тормозить.
Ручьи и ручейки мне теперь попадаются постоянно, и недостатка в воде я не испытываю.
Но, как назло, ничего крупного съестного не летает и не бегает.
Шарахнуть же в какую-нибудь птаху из «акаэма» или «макарова» не имеет смысла, потому что есть потом будет точно нечего.
Привалившись спиной к бревну, сижу на сухом и теплом мху, курю и, в общем-то, ни о чем не думаю. Мысли текут вяло и безразлично.
А куда мне спешить? Когда найду выход из леса, вот тогда и подумаем, прикинем шансы, оценим позиции.
А пока пройду еще немного вперед и начну подыскивать место для ночлега.
Честно говоря, сегодняшний день у меня был не таким уж и легким. Отдых я, возможно, и заслужил.
Мое ухо улавливает еле слышный хруст веток вдалеке.
Интересно. Тем более что звук пришел с той стороны, откуда я так спешил отойти подальше.
Кто там? Могут быть туристы или какие-то зверюшки… Если это бродит сохатый, то он зря приперся. Мне столько мяса не съесть, хотя все равно завалю его ради достойного ужина. Кстати, можно будет еще и прикоптить мясца на дорожку. Хороший вариант. Так где там наш лось?
Низко пригибаясь к земле, выбираю позицию, чтобы получше вглядеться в лес.
Что ни говори, а костюмчик свой я приведу в негодность – не пройдет и суток. Как потом показаться в городе?
Деньги у меня есть – кроме паспорта придурки больше ничего не изъяли. Даже водительское удостоверение осталось в кармане. Один черт, документы придется потом менять.
Сумерки слегка сгущаются. Если за мной идут преследователи с псами, значит, у собак будут намордники, чтобы не особенно тявкали.
До белых ночей далеко, и в темноте я могу проигрывать преследователям, если у них с собой приборы ночного видения. И не дай бог, ночная оптика…
Замечаю меж деревьев собаку. Так и есть. Овчарка с намордником.
Собака на длинном поводке резво идет по следу, а сзади спешит кинолог в штатовском спортивном костюме. Наконец вижу всю группу. Шесть человек. Почти все в обычных охотничьих костюмах. На ногах шнурованные ботинки. Вооружение у ребят вроде бы обычное. На ловца и зверь бежит…
Скидываю флажок предохранителя автомата на стрельбу очередями. Дистанция меньше сотни метров.
Нужно подпустить охотников поближе. Впрочем, они уже не охотники. Они уже дичь.
Пытаюсь издалека определить, как держит кинолог в руке поводок. Если я завалю мужика, вырвется ли у него собака? Хорошо бы, чтоб поводок был намотан на кисть.
Дистанция – пятьдесят метров. Жду. Тридцать. Идут ребята кучно – тем лучше для меня.
Вот они уже почти совсем рядом. Я могу работать практически в упор.
Приподнимаюсь на одно колено и длинной очередью выкашиваю всех шестерых.
Подхожу ближе.
Собака явно не обучена работать в перестрелке – поджала уши и распласталась на земле, зарыв морду в куст черники. Пес скулит. Боится.
– Лежать! – командую ей.
Рожок я уже поменял на новый и одиночными выстрелами добиваю раненых.
Псина заскулила еще больше, но с места не двигается.
Подхожу к собаке, направляю ствол автомата ей в голову.
Что там говорить – мясо само пришло ко мне в руки. Хороший может получиться ужин. Как-то я пробовал, как готовят собак корейцы. Блюдо из собачатины – вполне цивильная еда.
Придавливаю спуск, но тут же убираю палец. Нет, я не могу пристрелить скулящую собаку. Мне ее чертовски жаль. Овчарка как будто понимает, в чем дело, и скулит так, будто плачет напоследок.
Наклоняюсь, отстегиваю поводок от ошейника. Треплю собаку рукой по холке, глажу ее по голове, между ушей.
– Живи, барбос, – говорю псине. – Мне твоя жизнь не нужна. Уходи!
Подталкиваю собаку рукой.
Оставив пса, иду смотреть жмуриков. Обыскиваю убитых. Овчарка тем временем со всех ног рванула в лес и быстро исчезла из виду. Нужно было снять с нее намордник, но я уверен, что она вскоре доберется до своего дома.
Ничего особенного на парнях я не нахожу, но есть кое-какие деньги, которые я, конечно же, забираю себе. Есть фляжка с водой и рюкзачок, в котором только патроны и прибор ночного видения.
Собираю боеприпасы, запасные магазины к автомату. У одного из убитых нахожу компас и отличную карту местности. Но в данный момент я никак не могу привязать себя к этой карте, так как не знаю ни одного направления, ни одной отправной точки. Непонятно, где находится дом, из которого я убежал. Значит, пока карта для меня совершенно бесполезна.
Нахожу у жмуров мощный фонарик с комплектом запасных аккумуляторов. Все отлично, но вот еды у ребят не было.
Разбиваю две рации вдребезги. Это чтобы не пеленговали. Захотят найти жмуров, пусть ищут.
Ну вот, отдых закончился, пора двигать дальше. Надеюсь, что переход будет недолгим.
Глава пятая
Придя в ярость от разговора с пленником, Константин Ковинов поднялся из подвала на первый этаж и прошел в свой кабинет.
Сев за стол, снял телефонную трубку, набрал номер.
– Он здесь, у меня, – сказал он в трубку. – Когда подъедете?
Ответ, видимо, не удовлетворил Константина, он поморщился. Молча выслушав собеседника, положил трубку на рычажки.
– Козлы! – в сердцах выругался он, глядя на телефон. – Я-то подожду, только подождете ли потом вы?! – Достал из ящика стола папку, открыл ее и принялся внимательно изучать бумаги.

* * *
Овчинников проехал мимо загородного дома Ковинова, посмотрел на забор, фасад дома.
Не притормаживая, проехал дальше, через некоторое время выбрался на трассу и увидел двух гаишников, стоящих возле своей «шестерки».
Гаишник сделал отмашку полосатым жезлом.
Овчинников остановил машину, подождал, когда к его дверце подойдет офицер. Гаишник не успел представиться, как Овчинников показал ему удостоверение.
– Можете следовать дальше! – тут же козырнул гаишник. – Счастливого пути!
Овчинников не заставил себя ждать и нажал на газ.

* * *
В кабинет к Ковинову без стука залетел охранник. Ковинов недовольно поднял взгляд.
– Он сбежал! – рявкнул парень с порога.
– Кто? – не сразу понял Ковинов.
– Этот… Из подвала!
Ковинов вскочил с кресла, сжав кулаки.
– Какого дьявола! – проорал он. – Догнать! Быстро, сволочи!
– Но мы не знаем, в каком он ушел направлении, – растерялся охранник. – Он убил наших, забрал их оружие и как будто испарился…
Ковинов упал в кресло, помотал головой, вздохнул:
– И ты хочешь мне сказать, что камеры ничего не зафиксировали?
– Нет. Вы же сами приказали, чтобы мы не вели съемку, пока этот человек будет здесь…
Ковинов действительно отдавал такое распоряжение.
– Ладно, – выдавил из себя Константин. – Ищите с собакой. Но я вам советую найти его до вечера. Если он уйдет… – Ковинов не закончил, но охраннику продолжения и не требовалось. Он знал, что сбежавшего следует найти во что бы то ни стало.
Выскочив из кабинета, охранник тут же взялся за организацию погони, но оказалось, что нужно ехать за собакой, так как охранник, дежуривший ночью, сменился и увез свою псину домой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов