фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А в двух метрах от нее стоял Ахилл, и ветер трепал его волосы и одежду. Он позировал, будто понимал, как красиво смотрится на самом краю смерти.
Петра направилась к нему, держась подальше от двери, но поглядывая наружу, чтобы понять, на какой высоте они летят. Не слишком высоко по сравнению с крейсерской высотой, но выше любого дома, моста или плотины. Упасть из самолета - смерть.
Если бы подобраться сзади и толкнуть…
Увидев Петру, Ахилл широко улыбнулся.
- Что случилось? - заорала она, перекрикивая шум ветра.
- Я подумал, - крикнул он в ответ, - что сделал ошибку, взяв тебя с собой.
Он открыл дверь нарочно. Для нее.
Петра не успела шагнуть назад, как он выбросил руку и схватил ее за запястье.
Его глаза горели огнем. Не огнем безумия, а… да, восторга. Как будто Петра показалась ему вдруг удивительно красивой. Но дело было, конечно, не в ней. Это власть над ней приводила его в такой восторг. Это себя он любил с такой силой.
Петра не стала вырываться. Вместо этого она вывернула руку и тоже вцепилась в Ахилла.
- Давай, прыгаем вместе! - крикнула она. - Ничего более романтического не придумать.
Он придвинулся к ней.
- А как же история, которую мы с тобой вдвоем собирались творить? - Ахилл засмеялся. - А, понял! Ты подумала, что я хочу тебя выбросить из самолета. Нет, Пет, я хочу тебя подержать, пока ты будешь закрывать дверь - как якорь. Нам же не надо, чтобы тебя засосало наружу?
- У меня другое предложение. Я буду якорем, а ты закроешь дверь.
- Якорем должен быть более сильный и тяжелый из двух. А это я.
- Тогда пусть себе будет открытой, - предложила Петра.
- До самого Кабула мы с открытой дверью не долетим, Что он имел в виду, сообщая Петре место назначения?
Что он ей доверяет? Или что не важно, что она будет знать, потому что все равно ей помирать?
Но тут Петре в голову пришла очень простая мысль; если он хочет ее убить, он это сделает. Так чего беспокоиться? Если он хочет убить ее, выбросив из самолета, чем это хуже пули в лоб? Смерть есть смерть. А если он не собирается ее убивать, то дверь надо закрыть, и Ахилл в качестве якоря сгодится за неимением лучшего.
- А никто из экипажа этого сделать не сможет? - спросила Петра.
- Там только пилот. Ты сможешь посадить самолет? Петра покачала головой.
- Значит, он остается в кабине, а мы закрываем дверь.
- Не хочу подкалывать, - сказала Петра, - но трудно было придумать что-нибудь глупее, чем открывать дверь.
Он только улыбнулся во весь рот.
Крепко держась за его руку, Петра вдоль стены пробралась к двери. Она была только приоткрыта - скользящая на пазах дверь. Так что Петре не пришлось тянуться слишком далеко из самолета. И все же в руку вцепился холодный ветер, и очень трудно было схватиться за ручку двери и притянуть дверь на место, И даже когда Петра притянула ее, у нее просто не хватало сил преодолеть сопротивление воздуха и захлопнуть дверь.
Ахилл это увидел, и поскольку дверь уже была закрыта настолько, что выпасть человек не мог и воздухом его тоже не могло засосать наружу, он отпустил руку Петры и переборку и взялся за ручку двери.
Если толкнуть, а не тянуть, подумала Петра, ветер мне поможет и мы можем оба выпасть.
Сделай, говорила она себе, Сделай. Убей его. Даже если ты при этом погибнешь, дело того стоит. Это же Гитлер, Сталин, Чингиз и Аттила в одном лице.
Но могло и не получиться. Его может не выбросить наружу, и она погибнет одна, бессмысленно. Нет, надо будет потом найти способ его уничтожить, и способ верный.
Но в глубине души Петра понимала, что просто не готова умереть. Не важно, насколько это было бы благом для человечества, не важно, насколько заслужил смерти Ахилл, она не будет его палачом - сейчас не будет, не будет, если для этого надо отдать жизнь. Если она себялюбивый трус, так тому и быть.
Они тянули изо всех сил, и наконец дверь с сосущим звуком миновала порог сопротивления ветра и защелкнулась. Ахилл повернул задрайку.
- С тобой летать - всегда приключения, - сказала Петра.
- Кричать больше не надо. Я тебя отлично слышу.
- Почему бы тебе не бегать с быками в Памплоне, как любому, кто стремится к самоуничтожению?
Он не отреагировал на колкость.
- Наверное, я тебя недооценил. - Эти слова прозвучали с некоторым удивлением.
- Ты хочешь сказать, что в тебе еще сохранилось что-то человеческое? Что тебе бывает действительно нужен кто-то другой?
И снова он оставил ее слова без внимания.
- Ты лучше выглядишь без крови на лице.
- Все равно до твоей красоты мне далеко.
- У меня знаешь какое правило насчет пистолетов? Когда начинается стрельба, постарайся стоять за спиной стрелка. Там меньше грязи.
- Если только от тебя не отстреливаются. Ахилл рассмеялся;
- Петра, я никогда не стреляю, если жертва может отстреливаться.
- И ты так хорошо воспитан, что всегда открываешь дверь для дамы.
Он перестал улыбаться.
- Иногда бывают такие импульсы, - сказал он. - Но они не непреодолимы.
- Жаль. А то мог бы косить на невменяемость. Глаза Ахилла блеснули, но он вернулся в свое кресло. Петра выругала сама себя. Так его поддразнивать - чем это отличается от прыжка из самолета?
И опять-таки: может быть, то, что она говорит с ним без подобострастия, и заставляет его ее ценить.
«Дура ты, - сказала себе Петра. - Тебе этого парня не понять - ты недостаточно безумна. Не пытайся понять, почему он делает то или иное, или понять его чувства к кому-то или чему-то. Изучай его, чтобы выяснить, как он составляет планы, это ведь он наверняка будет делать, и тогда ты когда-нибудь сможешь нанести ему поражение. Но никогда не пытайся его понять. Если ты сама себя не понимаешь, как ты можешь надеяться понять такой искаженный ум?»
В Кабуле посадки не было. Самолет сел в Ташкенте, заправился и полетел через Гималаи в Нью-Дели.
Значит, он солгал насчет конечного пункта. Все-таки он ей не верил. Но пока он воздерживается от ее убийства, с некоторым недоверием можно смириться.
9
РАЗГОВОРЫ С УМЕРШИМИ
Кому: Carlotta % agape @ vatican. net / orders / sisters / ind
От: Locke % espinoza @ polnet. gov
Тема: Ответ для Вашего мертвого друга

Если Вы знаете, кто я такой, и имеете контакт с некоторым человеком, которого считают мертвым, прошу Вас информировать этого человека, что я приложу все усилия, чтобы оправдать его ожидания. Я думаю, что наше дальнейшее сотрудничество возможно, но не через посредников. Если Вам непонятно, о чем я говорю, то прошу Вас меня об этом проинформировать, чтобы я мог снова начать поиски.
Придя домой, Боб увидел, что сестра Карлотта собирает вещи.
- Переезжаем? - спросил он.
Они заранее договорились, что решение о переезде может принять любой из них, не обосновывая. Это был единственный способ действовать по неосознанным ощущениям, что кто-то к ним приближается. Им не хотелось провести последние мгновения жизни в диалоге вроде: «Я чувствовал(а), что надо было переезжать еще три дня назад!» - «Почему же ты не сказал(а)?» - «Потому что причины не было».
- У нас два часа до самолета.
- Погоди минуту, - напомнил Боб. - Ты решаешь, что надо ехать, а я тогда решаю куда. Такова была договоренность. Она протянула ему распечатанное письмо. От Локи.
- Гринсборо, Северная Каролина в США, - сказала она.
- Может, я не все понял, - сказал Боб, - но я не вижу здесь приглашения.
- Он не хочет посредников, - ответила Карлотта. - А мы не можем исключить возможность, что его почта прослеживается.
Боб взял спички и сжег письмо в раковине, смял пепел и смыл его.
- А что от Петры?
- Пока ни слова. Семь человек из джиша Эндера освобождены. Русские говорят, что место, где держат Петру, еще не обнаружено.
- Чушь собачья.
- Пусть так, но что мы можем сделать, если они нам не говорят? Боб, я боюсь, что Петры нет в живых. Ты должен понять, что это самая вероятная причина их запирательства.
Боб это знал, но не верил.
- Ты не знаешь Петру, - сказал он.
- Ты не знаешь Россию, - ответила Карлотта.
- Во всех странах приличных людей большинство.
- Ахилл смещает это равновесие всюду, где появляется. Боб кивнул:
- На рациональном уровне я с тобой согласен. А на иррациональном верю, что когда-нибудь с ней увижусь.
- Не знай я тебя слишком хорошо, я бы могла принять это за признак веры в воскресение.
Боб поднял чемодан.
- Я стал больше или он меньше?
- Чемодан того же размера.
- Значит, я расту?
- Конечно, растешь. Посмотри на свои штаны.
- Пока я в них влезаю.
- На лодыжки посмотри.
- А!
Щиколотки были видны больше, чем когда покупали штаны.
Боб никогда не видел, как растет ребенок, но его беспокоило, что за недели в Араракуаре он стал выше на пять сантиметров. Если это переходный возраст, то где другие признаки, которые должны прийти вместе с ростом?
- Новую одежду купим в Гринсборо, - сказала сестра Карлотта.
- Это там, где вырос Эндер.
- И там, где он впервые убил.
- Ты никак не можешь об этом забыть?
- Когда Ахилл был в твоей власти, ты не стал его убивать.
Бобу не понравилось такое сравнение с Эндером. Сравнение не в его пользу.
- Сестра Карлотта, сейчас нам было бы куда проще жить, если бы я тогда его убил.
- Ты проявил милосердие. Ты подставил другую щеку. Дал ему шанс исправить свою жизнь.
- Я добился того, чтобы его отправили в сумасшедший дом.
- И ты продолжаешь считать, что это была слабость?
- Да, - ответил Боб. - Я предпочитаю правду лжи.
- Ага, - заметила Карлотта. - Добавлю еще одно достоинство к твоему списку.
Боб не смог сдержать смеха.
- Я рад, что ты меня любишь.
- Ты боишься встречи с ним?
- С кем?
- С братом Эндера.
- Это не страх.
- А что же?
- Скепсис.
- Он в этом письме проявил скромность, - сказала сестра Карлотта. - Он не был уверен, что все правильно просчитал.
- Да, это мысль. Гегемон-скромняга.
- Он еще не Гегемон.
- Он освободил семь ребят из джиша Эндера одной статейкой. У него есть влияние. Есть честолюбие. А теперь он еще и скромности научился - нет, это для меня слишком.
- Смейся, если хочешь, а пока что пошли искать такси. На последнюю минуту не оставалось никаких дел. Они платили за все наличными и никому ничего не были должны. Можно было идти.
Карлотта и Боб жили на деньги, снятые со счетов, созданных для них Граффом. В счете, которым пользовался Боб сейчас, нельзя было проследить никакой связи с Юлианом Дельфийски. На этот счет шло его военное жалованье, включая боевые и пенсионные. МКФ создал для всех ребят из джиша Эндера очень большие трастовые фонды, которые станут доступны к совершеннолетию. Накопленные зарплаты и премии должны были дать ребятам возможность прожить детство. Графф заверил Боба, что у него не кончатся деньги, пока он скрывается.
Деньги сестры Карлотты шли из Ватикана. Там был человек, знающий, чем она занимается. У Карлотты тоже было достаточно денег на текущие нужды. Ни у кого из двоих не было склонности воспользоваться этой ситуацией. Они тратили мало - сестра Карлотта, потому что больше ей не было надо, Боб, потому что понимал, что любая пышность или излишества привлекут внимание людей и запомнятся, образуя след. Он всегда казался ребенком, который выполняет бабушкины поручения, а не героем-недомерком, тратящим свои наградные.
Паспорта тоже не создавали проблем. Опять-таки Графф смог потянуть за нужные ниточки. Учитывая их внешний вид - оба средиземноморского типа, - паспорта им выдали каталонские. Карлотта хорошо знала Барселону, и каталонский был языком ее детства. Сейчас она еле говорила на нем, но это было не важно - мало кто вообще его помнил. И никто не удивлялся, что ее внук этого языка не знает совсем. И вообще, много ли каталонцев можно встретить в дороге? Кто попытается проверить? Если кто-то станет слишком любопытным, они просто переедут в другой город, даже в другую страну.
Самолет приземлился сперва в Майами, потом в Атланте, потом в Гринсборо. Боб и Карлотта устали и всю ночь проспали в отеле аэропорта. На следующий день они вошли в сеть и распечатали расписание автобусных маршрутов округа. Система была современной, крытой и электрифицированной, но карта показалась Бобу бессмысленной.
- Почему вот здесь автобусы не ездят? - спросил он.
- Здесь живут богатые, - объяснила ему Карлотта.
- Их заставляют жить всех в одном месте?
- Так им безопаснее, - сказала Карлотта. - А еще больше шансов, что дети будут вступать в брак с детьми из других богатых семей.
- Но почему им не нужны автобусы?
- Они ездят в индивидуальных машинах. Могут себе позволить платить налоги на транспорт. Это дает им свободу самим планировать свое время. А заодно показывает всем, какие они богатые.
- Все равно глупо. Смотри, как далеко приходится автобусам объезжать.
- Эти богатые не хотят забирать свои улицы под крыши ради системы транспорта.
- Ну и что из того? - не понял Боб. - Мало ли кто чего не хочет?
Сестра Карлотта засмеялась:
- Боб, разве у военных мало глупостей?
- В конечном счете человек, выигрывающий битвы, получает право принимать решения.
- Ну а эти богатые люди выиграли экономические битвы. Или их деды выиграли. Так что почти всегда получается так, как они хотят.
- Иногда мне кажется, что я вообще ничего не понимаю.
- Ты прожил половину своей жизни в трубе в космосе, а до того жил на улицах Роттердама.
- Я жил с семьей в Греции, жил в Араракуаре. Должен был уже начать разбираться.
- То была Греция и Бразилия. А это - Америка.
- Значит, деньги правят в Америке, а там - нет?
- Не так, Боб. Деньги правят почти повсюду. Но в разных культурах это проявляется по-разному. В Араракуаре, например, сделано так, что трамвайные линии проходят к богатым районам. Зачем? Чтобы слуги могли ездить на работу. В Америке больше боятся воров, и потому признак богатства - сделать так, чтобы добраться в такие районы можно было только на личной машине или пешком.
- Иногда я скучаю по Боевой школе.
- Это потому, что там ты был одним из богатейших - в той валюте, которая там котировалась.
Боб задумался. Как только ребята увидели, что он, слабый и сопливый, может обогнать их по любому предмету, это дало ему какую-то власть. Каждый знал, кто он такой. Даже те, кто над ним насмехался, выказывали ему какое-то ворчливое уважение. Но…
- Там не всегда бывало по-моему.
- Графф мне рассказывал о твоих ужасных выходках. Ты лазил по вентиляционным каналам и подслушивал. Взламывал компьютерные системы.
- Но меня поймали.
- Не так быстро, как им бы хотелось. А разве тебя наказали? Нет. Почему? Потому что ты был богатым.
- Талант и деньги - вещи разные, - не сдавался Боб.
- Это потому, что деньги ты можешь унаследовать от предка, который их заработал. И ценность денег признают все, но только избранная группа понимает ценность таланта.
- Так где же живут Виггины?
У сестры Карлотты были адреса всех семей с этой фамилией. Их было немного - большинство писало свою фамилию как Виггинз.
- Но это вряд ли нам поможет, - сказала Карлотта. - Домой к нему ходить не надо.
- А почему?
- Потому что мы не знаем, в курсе ли его родители, чем он занимается. Графф считает, что наверняка нет. Если придут двое иностранцев, они могут заинтересоваться, чем занимается в сетях их сын.
- А тогда где?
- Он мог бы быть школьником, но, учитывая его ум, я почти ручаюсь, что он - студент колледжа. - Сестра Карлотта, продолжая разговаривать, запрашивала информацию. - Колледжи, колледжи, колледжи… их в этом городе полно. Начнем с самого большого, где ему удобнее всего затеряться.
- В каком смысле? Никто же не знает, кто он такой.
- Питер же не хочет, чтобы кто-нибудь заметил, что он совсем не тратит времени на учебу. Он должен выглядеть как нормальный парень своего возраста. Он должен проводить время с друзьями, или с девушками, или с друзьями в поисках девушек. Или с друзьями, которые пытаются отвлечься от того факта, что девушек найти не могут.
- Ты что-то слишком много знаешь об этом для монахини.
- Я не родилась монахиней.
- Да, но ты родилась девочкой.
- Никто лучше не знает повадок мальчишек-подростков, чем девчонки-подростки.
- И что тебя заставляет думать, что он этого не делает?
- Быть Локи и Демосфеном - это работа на полный день.
- Так почему ты думаешь, что он вообще учится в колледже?
- Родители бы забеспокоились, если бы он сидел целые дни дома, отправляя и получая письма.
Насчет родителей Боб ничего сказать не мог. Своих он узнал только после конца войны, и они ни разу не делали ему замечаний по какому-либо серьезному поводу. А может быть, они не чувствовали, что он по-настоящему их сын. Они и Николая не слишком воспитывали, но… но все же больше, чем Боба. Просто слишком недолго был у них новый сын Юлиан, чтобы чувствовать себя с ним так же по-родительски, как с Николаем.
- Интересно, что делают сейчас мои родители.
- Если бы что-то случилось, мы бы знали, - сказала Карлотта.
- Это я знаю. Но это не значит, что я не могу об этом думать.
Карлотта не ответила, только продолжала работать, вытаскивая на экран новые и новые страницы.
- Вот он, - сказала она. - Студент-экстерн, адреса нет - только электронная почта и почтовый ящик кампуса.
- А расписание занятий? - спросил Боб.
- Этого они не публикуют. Боб рассмеялся:
- И это ты считаешь проблемой?
- Нет, Боб, раскалывать их систему ты не будешь. Лучшего способа привлечь к себе внимания я и придумать не могу: вызвать срабатывание какой-нибудь ловушки, и программа-крот проследит тебя до дома.
- За мной кроты не бегают.
- Тех, что за тобой побегут, ты не увидишь.
- Это же просто колледж, а не какая-то секретная служба.
- Люди, у которых почти нечего красть, больше всего озабочены тем, чтобы сделать вид, будто прячут сокровища.
- Это из Библии?
- Нет, из наблюдений.
- Так что будем делать?
- У тебя слишком молодой голос, - сказала сестра Карлотта. - Я сама позвоню.
В конце концов ее соединили с секретарем университета.
- …такой хорошо воспитанный молодой человек, он перенес все мои вещи, когда у моей тележки сломалось колесо, и если это его ключи, я хочу отдать их ему сейчас же, пока он не стал волноваться… Нет, как же это, если я их пошлю по почте, разве это будет «сейчас же»? Нет, вам я их тоже оставить не могу, потому что это могут оказаться не его ключи, и что мне тогда прикажете делать? Если это его ключи, он будет очень рад, если вы мне скажете, где его найти, а если это не его ключи, то какой от этого вред… Хорошо, я подожду.
Сестра Карлотта легла на кровать, а Боб рассмеялся:
- Как это монахиня так хорошо умеет врать? Она нажала кнопку отключения микрофона:
- Наплести чиновнику историю, которая заставит его сделать свою работу, - не значит солгать.
- Если он сделает свою работу, то ничего тебе не скажет о Питере.
- Если он делает свою работу как надо, то понимает смысл правил, а потому понимает, когда надо сделать исключение.
- Люди, которые понимают смысл правил, не идут в чиновники.
Это мы в Боевой школе очень быстро сообразили.
- Именно так, - согласилась Карлотта. - А потому мне пришлось ему рассказать историю, которая поможет ему преодолеть собственную ограниченность… Спасибо, вы очень любезны, - вернулась она к телефонному разговору. - Да, благодарю вас. Я его там найду.
Она повесила трубку и засмеялась:
- Секретарь ему послал письмо, и Питер тут же подтвердил, что действительно потерял ключи, и готов встретить эту милую старую даму в «Ням-няме».
- А это что такое? - спросил Боб.
- Понятия не имею, но он это сказал так, что было понятно: если я действительно старая дама, живущая возле кампуса, то я это знаю. - Карлотта уже углубилась в путеводитель по городу. - Ага, ресторанчик возле кампуса. Что ж, пошли. Встретимся с мальчиком, который станет королем.
- Погоди, - сказал Боб. - Мы не можем так просто пойти.
- А что?
- Нам нужны ключи.
Сестра Карлотта посмотрела на него как на сумасшедшего:
- Боб, я же эти ключи придумала!
- Секретарь знает, что ты встречаешься с Питером Виггином, чтобы отдать ему ключи. Вдруг он туда как раз зайдет на ленч? И увидит, как мы встречаемся с Питером и никто никому никаких ключей не отдает?
- У нас мало времени.
- Ладно, есть мысль получше. Ты просто приди в отчаяние и скажи ему, что так спешила, что забыла принести ключи, и пусть он к тебе за ними зайдет.
- Боб, у тебя талант.
- Маскировка - моя вторая натура.
Автобус пришел вовремя и ехал быстро - время было не пиковое, и вскоре Боб и Карлотта оказались около кампуса. Боб лучше умел читать карту, и потому путь к ресторанчику нашел он.
Ресторан выглядел как забегаловка. Точнее, он пытался выглядеть как забегаловка прошлых времен, но был действительно в упадке и запущен, так что это была забегаловка, делающая вид, что она приличный ресторан, декорированный под забегаловку. Очень сложная ирония, подумал Боб и вспомнил, что отец говорил о ресторане, расположенном неподалеку от их дома на Крите: «Оставь надежду поесть, всяк сюда входящий!»
Еда выглядела как любая еда в ресторане средней руки: здесь больше заботились о жирах и сладости, чем о вкусе и питательности. Но Боб не был привередлив. Конечно, какие-то блюда нравились ему больше, другие меньше, и он понимал разницу между изысканной кухней и полуфабрикатами, но после улиц Роттердама и долгих лет на консервах в космосе был согласен на все, что дает калории, белки, жиры и углеводы. Но насчет мороженого он дал маху. Он только что приехал из Араракуары, где сорвет запоминался надолго, и это американское месиво было слишком жирным, и вкус его слишком приторным.
- М-м-м, deliciosa, - промычал Боб.
- Fecha a boquina, memino, - ответила Карлотта. - Enro fala portugues aqui.
- Я не хотел ругать это мороженое на языке, который здесь понимают.
- А память о голодных днях не делает тебя терпимее?
- Неужто по любому вопросу следует морализировать?
- Я писала диссертацию о Фоме Аквинском и Тиллихе, - сказала сестра Карлотта. - Все вопросы - вопросы философские.
- В этом случае все ответы бессмысленны.
- А ты еще даже в начальной школе не учился.
На стул рядом с Бобом опустился высокий молодой человек.
- Простите за опоздание, - сказал он. - Мои ключи у вас?
- Так глупо вышло, - сказала сестра Карлотта. - Я уже сюда пришла и только тут сообразила, что забыла их дома. Давайте я вас угощу мороженым, а потом пойдем ко мне, и я вам их отдам.
Боб видел лицо Питера в профиль. Сходство с Эндером было явным, но не настолько, чтобы их можно было перепутать.
Значит, это и есть тот мальчик, который организовал прекращение огня, положившее конец войне Лиги. Мальчик, который хочет быть Гегемоном. Симпатичный, но без киношной красоты - людям он будет нравиться, и они будут ему доверять. Боб изучал когда-то портреты Гитлера и Сталина. Разница была ощутимой - Сталину никогда не приходилось выигрывать выборы в отличие от Гитлера. Даже с этими дурацкими усами у Гитлера было что-то такое в глазах: умение заглянуть тебе в душу, создать ощущение, что все, что он говорит, предназначено тебе;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике