А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— Он хорошо разбежался и что есть силы ударил портфелем по лампочке. Хрустальный звон разбитого стекла доставил Сергею Ивановичу несколько секунд настоящего блаженства.
— Ура!! — закричал Сергей Иванович и со всех ног кинулся разбивать следующую лампочку. Удар портфеля как всегда был точен и вторая лампочка разлетелась вдребезги с первого удара.
— Уф, кхм!! Жаль, что рогатки нет. А то можно было бы в цель пострелять. Ну, ничего, в другой раз обязательно ее с собой захвачу. Отберу у двоечника Ежевики.
Услышав сзади шум приближающегося шара, Сергей Иванович прижался спиной к стене и оглянулся. Он увидел, как шар, долетев до разбитой лампочки, остановился как бы в нерешительности, немного повисел в воздухе и звонко лопнул.
— Ну, дела, кхм ! — сказал Сергей Иванович и покачал головой, — Жаль, что не долетел до меня, а то бы я его так треснул портфелем, что и мокрого места от него не осталось! Ишь, разлетался где попало! Люди же тут ходят!
Но в это самое время раздался скрип, в стене открылась дверь, которую Сергей Иванович не заметил раньше, и из нее вышел человек в белом халате и высоких болотных сапогах. Он удивленно посмотрел на Сергея Ивановича и торопливо сделал шаг в сторону.
* * *
Солнце ярко светило , легкий морозец пощипывал щеки и снег так отчаянно блестел, что на него было больно смотреть. Но больше всего Мишу Ежевику поразила толпа веселых людей, глядя на которых он долго не мог сообразить, куда же он попал. На резном стуле с высокой спинкой в дорогой собольей шубе сидел здоровый бородатый мужик, который, как быстро Миша сообразил, был здесь самым главным.
Еще один мужик, тоже нарядно одетый, стоял за стулом и незаметно притопывал ногами от холода. Он наклонился к сидящему на стуле и они стали о чем-то шептаться. Потом этот, второй, хмуро оглядел всю толпу и громко крикнул:
— Государь-батюшка начинать повелели!! — и махнул рукой. Два здоровых мужика, стоявших до этого неподвижно в середине круга, скинули с плеч шубы и начали медленно сходиться.
— Не иначе, как соревнования по боксу начинаются,-смекнул Ежевика и быстро подошел к толпе поближе, — А тот, что на резном стуле сидит, видать у них за главного, — но на всякий случай все же решил поподробнее узнать о соревновании у окружающих. Он осторожно толкнул стоявшего рядом низенького мужичонку в рваном зипуне и, чтобы не вызвать ненужных недоразумений, спросил:
— А, скажите, пожалуйста, сегодня кто судит соревнование? Судья международной или же только республиканской категории?
— Ты чей будешь, отрок? — мужичонка от удивления даже рот открыл и стал отчаянно моргать, — То ж царь-батюшка! Али не признал государя-надежу? На троне ж сам царь Иван Васильевич, а рядом с ним бояре да князья его верные, да опричники!
— Эх, уважаемый! Странные вы речи ведете! — Ежевика снисходительно посмотрел на мужика, — Этого же быть не может! Царя с князьями еще в семнадцатом турнули! — мужичонка после этих слов Миши стал бочком выбираться из толпы и как-то затравленно смотрел на Ежевику.
— Тебе, отрок, за такие слова голову срубят, да и с меня, грешного, с тобой за одно! Господи, спаси и помилуй мя, грешного, отведи напасть от раба твово!! — потом грозно глянул на Ежевику, когда отошел уже достаточно далеко, и процедил сквозь зубы, — Сгинь, сатана! — и кинулся бежать.
— И чего это он так перепугался? — Ежевика хмыкнул, пожал плечами и стал смотреть соревнование. В кои-то века бесплатно попал на соревнование и не посмотреть?
Первым ударил долговязый мужик в длинном черном балахоне и попал прямо в грудь своему сопернику — кучерявому мужику с длинными до плеч соломенными волосами. Кучерявый был почти на голову ниже своего соперника, но гораздо шире в плечах, так что они, как прикинул Ежевика, были одной весовой категории.
На груди у низенького был большой железный крест, в который и попал кулаком долговязый. Удар долговязого был так силен, что крест на груди его соперника погнулся и буквально впился в грудь. Даже издалека было видно, как рубашка обильно окрасилась кровью и кучерявый сильно побледнел. Толпа ахнула. Этого Миша стерпеть не мог и, набрав в легкие побольше воздуха, крикнул:
— Судью на мыла!! На мыла!!!
Люди, стоявшие рядом с Ежевикой, стали быстро отодвигаться в стороны и скоро вокруг него образовалось большое свободное пространство. Но Миша этого не замечал, поскольку все его внимание было сосредоточено на поединке. После удара долговязый резво отскочил назад и приготовился к отражению контратаки. Белобрысый долго примеривался и наконец, улучив удобный момент, нанес единственный удар прямо в висок. Долговязый покачнулся, неловко взмахнул руками и спиной повалился на снег. Толпа выдохнула испуганное «ох!!» и кто-то с сожалением сказал:
— Что же это Калашников-то делает?! Что ж это он, а? Ведь не помилует его царь-батюшка!! Эх…
Миша Ежевика, видя, что главный судья плохо относится к своим обязанностям, стал громко отсчитывать, загибая пальцы руки, чтобы со счета нечаянно не сбиться:
— Раз, два, три, … Победа!! — и уже собирался выйти в центр круга, чтобы поднять руку победителя, как в это самое время два дюжих мужика в зеленых кафтанах и с алебардами подхватили Ежевику под руки, стукнули по голове и куда-то потащили.
* * *
— Слушай, Витька, меня внимательно! — Колька Огурцов наклонился к уху и горячо зашептал, — Нам нельзя идти к тебе домой и нельзя возвращаться в школу! Надеюсь, тебе это понятно? Они нас могут выследить и… и что-нибудь сделать! Ну, что ты глазами-то хлопаешь? Ты понял меня или нет?
— Че-то смутно. — Витька неуверенно покрутил головой, — Ты че, толком объяснить не можешь, кто это «они»?
— Да, я и сам не знаю, кто они. — Огурцов пожал плечами, — Но знаю лишь одно: нас с тобой подстерегают опасности и надо обязательно куда-нибудь исчезнуть. Ты, Витька, кругом оглянись! Ты хоть одного двоечника или троечника на улице видишь?! Вот то-то же! Они все куда-то исчезли, как и Ежевика!
— А-а… вижу, — сказал Витька и удивленно качнул головой. — Че и говорить! Вижу, че не видать ни одного. Может, заболели, а?
— Все сразу? Ты думай лучше!-Колька рассердился и насупил брови, — Лучше давай подумаем, куда нам исчезнуть! Слушай, ты говорил, что у твоих родителей есть недостроенная дача?! Едем туда!
— А родители? — Витька с сомнением посмотрел на друга, — Че они скажут, когда не найдут нас?
— Ты не бойся, мы же не на месяц исчезнем, а только на день или два. Ну?! Надо ж только чуть-чуть переждать! — с минуту они молча смотрели друг на друга, потом Витька махнул рукой и они побежали на вокзал.
Но прежде, чем прийти на станцию, они долго блуждали по самым оживленным улицам, чтобы как можно сильнее запутать следы. Только после этого они сели в ближайшую электричку и уже через час были на даче, забрались на чердак и закрылись изнутри.
— Ты знаешь, Витька, — тихо сказал Колька, — По-моему дело это страшно сложное и запутанное. Во-первых, ты заметил, что Сергей Иванович — не Сергей Иванович?
— Ну?! — глаза у Витьки округлились от удивления, но еще больше от недоверия к словам друга, — Шутишь?!
— Вот тебе и ну! Он же ни разу «кхм» не сказал. Так? А где его портфель, а? Может, мне своим глазам не верить? Да Сергей Иванович без него в школу никогда не приходил! Вот так получается, что Сергей Иванович пропал, а вместо него пришел неизвестно кто! — Колька немного помолчал, внимательно поглядывая на Витьку и стараясь понять, понял ли тот его слова или нет, — Во-вторых, ты хорошо помнишь все последние события, которые были возле котлована?!
— Ну, помню, — отозвался Витька.
— Фиолетовых кошек видал?
— А кто их не видал в городе?
— А я не только видал их, но видел как они пропадают. Вот так! Остановится кошка, замрет и начнет медленно растворятся в воздухе. Совсем как сегодня в классе Ежевика проделал. Поскольку такое явление, как растворение кошек и людей в воздухе, крайне редкое и ранее в Кряжске не отмечалось, то отсюда легко сделать вывод, что все это — звенья одной преступной цепи. А мы с тобой должны эту цепь вытянуть и разорвать!
— Ну и ну! — Витька нервно дергал головой и поминутно оглядывался на темный угол чердака, будто боялся увидеть там нечто страшное, отчего они так долго убегали. — А Ежевика был сегодня в классе настоящий или уже нет?
— Ежевика? Не знаю. — Колька нахмурился и покачал головой, — Кстати, разве мы с тобой сами не видели, как Сергея Ивановича повела через стройку какая-то старушка в фиолетовом пальто? Видали! Кто такие эти старушки мы не знаем, как и не знаем куда же все-таки делся настоящий Сергей Иванович.
— Че не знаем, то не знаем, — как эхо отозвался Витька.
— Но мы с тобой обязаны найти ответы на все эти вопросы! — Колька даже в воздухе потряс кулаком для убедительности, а Витька на четвереньках пополз к чердачной двери, чтобы сквозь щели оглядеть окрестности.
— Противника на горизонте не видно! — громким шепотом доложил он Кольке, — Как не видно и самого горизонта, поскольку очень темно.
— Продолжаем наш военный совет, — Колька сделал небольшую паузу, — Теперь надо разобраться в том, что же действительно нам известно об этих таинственных людях или все же не людях. Что нам известно о противнике? Основное поле его деятельности — стройка, а, точнее, котлован, где и происходили последнии таинственные события и пропал Сергей Иванович. Основная ударная сила — рота или даже батальон старушек, которые и увели нашего учителя истории. Да, есть еще фиолетовые кошки, которые периодически пугают жителей нашего города. Как взаимодействуют между собой кошки и старушки мы не знаем. Вот такие данные на сегодняшний вечер. Короче, мы почти ничего о противнике не знаем! — Колька глубоко вздохнул от огорчения. — Завтра с утра пойдем на стройку. Надо провести разведку. А теперь надо спать.
Витька открыл какой-то старый сундук, вытащил из него два старых ватных одеяла, одно из них постелили на пол, а вторым укрылись. Под головы положили старые мягкие валенки и, немного покрутившись с боку на бок, уснули.
* * *
В каменном подвале было темно и сыро. Факел, где-то вдалеке воткнутый в стену, едва освещал первый ряд здоровенных бочек с вином. Крысы, разбежавшиеся в разные стороны при падении Варежкина, снова осмелели и норовили уже схватить его хоть за что-нибудь. От страха Варежкин вскочил и с криком «А-а-а!!» кинулся к ближайшей бочке, лихорадочно открыл ее и, пока вино медленным ручейком стекало в кувшин, ногами отбивался от наседавших крыс. Но тут отдаленный шум в глубине подвала показал Варежкину, что он не одинок в этом мрачном и сыром подземелье. Кто-то приближался к нему, звонко цокая копытами по каменному полу.
— Кто здесь?! Кто?! — испуганно заорал Варежкин, отчего крысы снова бросились врассыпную. Во рту сильно пересохло, а сердце бешено стучало в груди. И тут он увидел, как из-за ближайшей бочки сначала показались маленькие рога:
— Черт, — подумал Варежкин и ему стало совсем худо. Но потом показалась вытянутая морда с большими круглыми глазами и под мрачными сводами подвала раздалось безумно-радостное «Му-у-у-у!»
— Ну, надо ж тебе! — в сердцах сказал Варежкин. Он увидал молодого симпатичного бычка и с укоризной спросил, — Ты-то что в подвале делаешь? Кто тебя сюда мог за вином послать?
От этой неожиданной встречи с бычком Варежкин даже про вино забыл и глубоко задумался. Он ясно понимал, что сейчас в городе с мясом туго и надо каждого бычка возвращать на место. Но вот как сделать это в подвальных условиях? Он уж было совсем отчаялся, но тут как-то неожиданно даже для себя самого он вспомнил недавно слышанную песенку. Он радостно хмыкнул, оторвал лепесток, сунул его в пасть теленку и, схватив его за один рог, пропел кусочек песенки, стараясь попасть хоть в одну ноту: «А поля зовут, но бежать не стоило! Все равно найдут — за рога и в стойло!»
Бычок пропал с таким оглушительным свистом, будто реактивный истребитель прямо в подвале преодалевал звуковой барьер. Крысы попадали в обморок, а Варежкин и подумать ничего не успел, как уже подавал вино обладателю грозного голоса и низко ему кланялся.
— Послушай, Фрон де Беф, — рыцарь с красным крестом на груди поднялся из-за стола и направился прямо к Варежкину. — Что-то мне твой отрок не нравится. Уж не лазутчик ли он? И не хочет ли он освободить этого старого Седрика Саксонского с его дочкой, с которых мы должны получить выкуп? — рыцарь подошел к Варежкину и пребольно взял его за ухо.
— Уй-юй-юй!! — заголосил Варежкин, а сам со злобой подумал, — Еще в Красном Кресте работает! А уши дерет как сторож в саду!!
— Не узнаю храброго рыцаря Буагильбера! — Фрон де Беф хрипло расхохотался. Буагильбер отпустил ухо Варежкина, но продолжал смотреть на него в упор, хищно сощурив глаза.
— Этого отрока я привез из Палестины, — продолжал Фрон де Беф, — Дорогой Буагильбер! Но если он тебе почему-то не нравится, — Фрон де Беф развел руками и криво усмехнулся, — То я могу сделать тебе маленький подарок. Возьми этого отрока себе и отправь его к праотцам!
— Нельзя! — громко крикнул Варежкин, — Меня нельзя отправить к праотцам! Они в ваше время еще не родились!! — и начал потихоньку,чтобы незаметил Буагильбер, пятиться к двери.
— А-а-а!! — Буагильбер с силой сжал свои ладони так, что хрустнули пальцы, — Я так и думал! У нас, рыцарей Храма, особый нюх на ведьм и колдунов! Ты мне скажи, Фрон де Беф, как может жить человек, если его праотцы еще не родились? Такое могут только колдуны! А всех колдунов надо сжигать на костре.
— А, — махнул рукой Фрон де Беф, — Это дело богоугодное — сжечь колдуна. Сжигай его, но только побыстрее! А то, как я вижу, эта толпа перед замком явно готовится к штурму. Ага! А вон и их предводитель — Черный Рыцарь!
Варежкин не стал дожидаться конца речи Фрон де Бефа, повернулся и по винтовой лестнице опрометью кинулся бежать в подвал, в котором только что набирал вино из бочки. Сзади послышались тяжелые шаги Буагильбера.
— Стой, колдун!! Стража! Стража! Взять его!!
Варежкин бежал не разбирая дороги. Дух захватило, сердце бешено колотилось, ноги стали совсем легкими, воздушными и мелькали перед глазами испуганных крыс с фантастической быстротой. Вот впереди мелькнул свет — это какой-то выход из подвала. Сзади Буагильбер оступился и растянулся на полу прямо в луже вина во весь свой рост.
— А!! Колдун проклятый!! — Буагильбер зарычал от злобы. Но поток его проклятий уже не долетели до ушей Варежкина. Едва он выскочил из подвала, то прямо перед собой увидел новую винтовую лестницу и стал быстро по ней карабкаться. Лестница закончилась на вершине крепостной стены. Варежкин растерянно покрутил головой в разные стороны и решил бежать к ближайшей угловой башне, надеясь оттуда снова вернуться в темный подвал и спрятаться где-нибудь между бочек. Сзади снова послышались шаги Буагильбера, его частое и глубокое дыхание:
— Держи колдуна! Стража!!
Неожиданно прямо перед Варежкиным появился здоровенный парень в доспехах и раскинул руки в разные стороны. Варежкин остановился и заорал во все горло:
— Мама!!! — здоровенный парень, только что пытавшийся поймать Варежкина, отпрянул в сторону и на всякий случай закрылся щитом. Во дворе замка испуганно заржали лошади.
Варежкин торопливо оглянулся и совсем рядом увидел Буагильбера, который тяжело дышал, но упорно продолжал преследование. В руке Буагильбер держал здоровенный меч, словно собирался сразу же убить колдуна, как поймает. Бледное лицо его было перекошено злобой, тонкие струйки пота стекали по лицу.
Длинная черная стрела легко пробила доспехи и солдат, только что пытавшийся схватить Варежкина, рухнул как подкошенный. Еще одна стрела просвистела совсем рядом и с тупой непонятной злобой впилась в каменную стену.
— Это для меня! — слабо вскрикнул Варежкин, но не дожидаясь следующей стрелы, он быстро плюхнулся на каменный пол и по-пластунски пополз вперед.
— В укрытие, болваны!! — откуда-то сверху раздался голос Фрон де Бефа, — Эти разбойники перещелкают вас всех как куропаток!
— Черт!! — выругался Буагильбер и едва успел отскочить в сторону, как две черные стрелы чуть было не попали ему в голову. — Я бы взял этих разбойников в свой отряд, — буркнул рыцарь, — Они не уступают лучшим королевским стрелкам!
Варежкин так быстро полз вперед, что забыл оглядываться назад, на Буагильбера, и на каждый свист стрелы только ниже пригибал голову и на секунду замирал. У него в голове нервно пульсировала только одна мысль:
— Только бы гранатами не забросали!!
Стена кончилась и Варежкин вполз в угловую башню. И тут два здоровых мужика в доспехах подхватили Варежкина, легко приподняли, а третий так здорово хватил его по голове чем-то тяжелым, что все в глазах помутилось.
* * *
— Ташшы, ташшы его сюды! — здоровенный рыжий детина махнул рукой стрельцам, державшим Ежевику, — Сюды, сюды!
Молодой мужчина в малиновой одежде, отделанной по краям мехом куницы, наклонился к рыжему и вполголоса спросил:
— Григорий Лукьяныч, пошто отрока в Разбойный приказ тащишь? Али спытать дохляка решил?
— Что ты, Борис Федорович, господь с тобой! — ласково отвечал ему Григорий Лукьянович, — Что ты! Этот и двадцати плетей не выдюжит. Помрет. Просто государь его издали приметил — а у государя орлиный взор!
— Орлиный взор! — громко подтвердил Борис Федорович, так что это было слышно не только в Кремле, но и на Красной площади. Стрельцы, медленно прохаживавшиеся по крепостной стене, сразу же встрепенулись и рявкнули, что было сил:
— Орлиный взор! Орлиный взор!!
— Так государь издали заметил этого странноодетого отрока и велел вызнать — не соглядатай ли от папы римского?
— Государь как всегда мудр! — ответствовал Борис Федорович.
— Мудр! Мудр!! — эхом раздалось с кремлевских стен.
— Малюта! Малюта! Где ты, рыжий пес? А-а-а…— из-за угла появился царь в сопровождении опричников, одетых в длинные черные балахоны, — Где соглядатай римский? Это почему же он у тебя до сих пор с головой? Или ты своей башки хочешь лишиться?
Малюта в ответ только низко склонил голову, но не проронил ни слова. Опричники на всякий случай подтянули веревки, которыми и так крепко был связан Миша Ежевика.
— Государь! Дозволь слово молвить. — Борис Федорович отвесил низкий поклон царю.
— Ну, говори, Годунов, только покороче.
— Дозволь мне, государь, по важным делам отлучиться в Посольский приказ. Важные известия из Англии. А такоже пираты морские прибыли и хотят на царскую службу поступить. — царь махнул рукой.
— А-а, опять Бориска — процедил сквозь зубы Малюта Скуратов, — Чистеньким останется. А еще зятек! — и начал медленно вытаскивать из ножен саблю.
— Так нельзя! Суд должен быть! — Миша пытался вытащить хоть одну руку, чтобы сорвать листок, но веревки только глубже впивались в тело. — Отпустите меня! Я больше не буду двойки получать!!
Малюта вытащил саблю и наклонился к Ежевике:
— А хулу кто на бога и государя возводил? Забыл, отрок? — Малюта перекрестился и искоса глянул на царя, — Не прикажешь ли начинать, государь? — тот вяло махнул рукой, повернулся и пошел во дворец. И никто не заметил, как за спиной у Малюты неожиданно возникла Лена Мякина.
* * *
— Ох, я ему сейчас! — Сергей Иванович разбежался и что есть силы толкнул незнакомца в грудь. Тот явно не ожидал нападения и, нелепо взмахнув руками, упал в лужу. Пока он поднимался, Сергей Иванович быстро выскочил за дверь, увидел перед собой какой-то стол со множеством кнопочек и рычажков и, ни секунды не раздумывая, ударил по нему портфелем. Дверь со звоном захлопнулась. Сергей Иванович тяжело опустился на стул. Мысли в голове путались. Странные детские желания куда-то пропали и Сергею Ивановичу стало за себя немного стыдно.
— Странно, — подумал он, — Всего минуту назад я мог черкаться в тетрадках и бить лампочки. Вести себя совершенно по-детски! Хорошо еще, что не забрали в детскую комнату милиции!
Сергей Иванович огляделся по сторонам. Прямо над пультом, по которому он так ловко ударил портфелем, мигала ярко красная надпись «Авария в ускорителе!!» и нудно и тихо выла сирена.
Вся комната была в зеркалах, в которых отражался свет единственной молочно-фиолетовой лампочки. На противоположной от пульта стене Сергей Иванович увидел большую Доску объявлений с фотографиями и приказами. Он подошел поближе, чтобы повнимательнее все рассмотреть. Первое, что бросилось ему в глаза, была аккуратная надпись золотистыми буквами «Наши двоечники-передовики», под которой были фотографии Лены Мякиной и Миши Ежевики. Прямо под фотографиями была приколота маленькая бумажка с одной фразой «С них и начнем».
Сергей Иванович долго удивленно качал головой и говорил только одно «кхм». Он исключительно из любопытства постучал по Доске объявлений, стараясь определить, из чего она сделана.
— Хе! — раздался совсем близко дребезжащий старушечий голос, — Рабочий день давно кончился. Могу я спокойно поспать?
— Простите, пожалуйста, — Сергей Иванович смутился, — Я не знал, уважаемая, что ваш день кончился. — и в это самое время ему в спину уперлось холодное дуло пистолета. Сергей Иванович любил смотреть детективные фильмы и знал, что в таких случаях надо поднимать руки вверх.
— Руки! И без шуток у меня! — краем глаза Сергей Иванович осторожно посмотрел на зеркала, стараясь увидеть напавшего на него сзади человека. Но во всех зеркалах он увидел только свое собственное отражение.
— Этого мне еще не хватало! — подумал Сергей Иванович, — Неужто я сам себя в плен взял? — но тут ему в лицо плеснули какой-то жидкостью и он потерял сознание.
* * *
«Приказ номер два. Лаборанту Цеппелину объявить благодарность за исполнение роли учителя Сергея Ивановича и выговор за потерю троечника Рябова.
Довожу до сведения всей лаборатории, что совместная разработка, известная под именем «желтый цветок», не позволяет получать в достаточном количестве детской злобы. В большом количестве поступает второсортная брезгливость, трусость, безотчетный и отчетный страх и тупое безразличие. Все это только засоряет ускоритель.
Считаю целесообразным направить весь личный состав лаборатории в город с тюками для получения дополнительных ручейков злости от других жителей города Кряжска — от продавцов и покупателей, водителей и пассажиров и всех-всех других. Руководитель лаборатории, Ш.Г.Янусов».
Шалфей Горюныч закончил писать приказ, сладко потянулся и, лениво поднявшись из кресла, направился к доске объявлений. Двумя здоровенными кнопками он прикрепил приказ к доске и отошел на два шага назад, чтобы посмотреть — ровно ли висит?
— Сколько раз я тебя просила кнопки поменьше выбирать!
— Молчи, бездельница! Надо было раньше хорошо работать, так не пришлось бы из тебя доску объявлений делать! Я вообще из всех бездельников лаборатории досок для объявлений наделаю!
— Это я уже слыхала много раз! — огрызнулась Доска объявлений, — Ведь обещал же из Геллы доску сделать? Обещал! Что ж такое получается — дал слово и не держишь?
— Обещал!-рявкнул Шалфей Горюныч и повернулся к доске спиной, — А теперь ей благодарность объявляю. И…— Но тут на пульте управления ускорителем загорелась красная надпись «Авария в ускорителе».
1 2 3 4 5 6
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов