А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Зебровски Джордж

Сердце Солнца


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Сердце Солнца автора, которого зовут Зебровски Джордж. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Сердце Солнца в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Зебровски Джордж - Сердце Солнца онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Сердце Солнца = 404.76 KB

Сердце Солнца - Зебровски Джордж => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Звездный путь -


Памела Сарджент, Джордж Зебровски
Сердце Солнца
Глава 1

– Именно здесь, –коммандер Спок указал на мерцающую точку на экране, – в кометном кольце этой системы, находится не принадлежащий к ней объект.
Он сделал паузу, словно для драматического эффекта, хотя Кирк знал, что его офицер по науке был выше подобных поступков. Спок продолжал:
– Совершенно очевидно, что он является искусственным. Это подтверждает его температура, которая увеличивается слишком точно для натурального источника.
– Могут это быть ромуланцы? –спросил Кирк. Они находились достаточно близко к Нейтральной Зоне, чтобы это было возможным.
– Маловероятно, капитан. Судя по показаниям сенсоров, объект находится в этой системе уже достаточно долгое время. Сложно предположить, что у ромуланцев была нужда вторгаться в данный сектор пространства.
Кирк поглядел на своего друга, и на мгновение разделил с ним напряжение открытия, вознаградившего любопытство. Но затем этот момент прошел, и он проговорил: – К сожалению, мы не можем даже подумать об изучении этого объекта, пока не окончим миссию на Тиртаусе 2.
– Вас понял, –ответил Спок, вглядываясь в экран, и на мгновение Джеймс Кирк вспомнил, что когда-то он думал, что никогда не сможет по-настоящему понять вулканца, как понимал Маккоя, Скотти, Ухуру и других членов экипажа. Тогда он считал, что вулканец всегда останется чужаком для людей. Кирк даже задавался вопросом, может ли дистанция между ними однажды превратиться в пропасть. Но постепенно он научился видеть сквозь невозмутимость старшего офицера – так же, как по одному взгляду в темные глаза Ухуры он мог увидеть, беспокоит ли ее невысказанная забота, или понять по полному энтузиазма взгляду Зулу, что штурман готовился завести дискуссию о своем последнем хобби. В ответ на это поднятая бровь Спока выдавала не только удивление человеческой иррациональности, но и изумление такому нелогичному поведению. А для вулканца, у него неплохое чувство юмора, продолжал размышлять Кирк. И конечно, его друг никогда не признал бы этого открыто.
Сдержанное, но тем не менее напряженное выражение лица Спока теперь сказало Кирку, что его офицер по науке был весьма заинтересован неизвестным объектом на экране.
– Изучение этого объекта, – сказал Кирк, махнув на экран, – должно быть намного интересней, чем наше задание здесь. По крайней мере, мы сможем на что-то надеяться после того, как расправимся с Тиртаусом, правда, Спок?
Спок промолчал. Кирк подавил усмешку. Вулканец скорее умер бы, чем признал, как ему хочется отбросить дипломатию подальше, чтобы команда могла заняться тем, что у нее получалось лучше всего: исследованием неизвестного.
– Я принимаю сообщение с Тиртауса 2, –голос лейтенанта Ухуры прервал размышления Кирка. – Оно в точности совпадает с полученным ранее, – она сдвинула брови, затем процитировала: "Мы надеемся на скорое восстановления нашей базы данных – Мира Колес".
Ни приветствий, подумал Кирк, ни капли вежливости, ни намека на то, что они будут благодарны за помощь, какую им сможет обеспечить "Энтерпрайз".
Мира Колес, как он узнал из компьютера, была одним из двух избранных лидеров Тиртауса, хотя она и не имела титула. Согласно данным Федерации, тиртасианцы вообще не докучали титулами сами себе.
– Кажется, нет никакой нужды посылать одно и тоже сообщение дважды, –проговорил Спок, – учитывая, что мы послали подтверждение о получении предыдущего.
– Думаю, –сказал Кирк, – они хотели просто напомнить нам, как их раздражает вообще все это дело, но не проявляя неподобающих эмоций. Вам придется признать, что их прошлые послания были в своем роде шедеврами. Я не думал, что возможно вложить столько раздражения и гнева всего в десяток слов и так просто.
Спок поднял бровь. – Тиртасианцы имеют репутацию практичных людей, капитан. Они не хотели тратить свое или наше время, посылая длинное сообщение.
– Да, они предпочли потратить его, дублируя короткое, –пробормотала Ухура себе под нос.
Спок скользнул по ней взглядом. – Они люди, лейтенант, потомки земных колонистов. Этого несомненно достаточно, чтобы объяснить любые видимые противоречия в их поведении.
Ух ты, подумал Кирк. Если бы у меня было настроение получше, я бы ему напомнил, что игры в угадайку – нелогичны. Хотя вулканские гипотезы обычно заслуживают доверия, продолжал размышлять он. Особенно гипотезы Спока. Может, именно благодаря своей человеческой половине Спок был способен иногда на блестящие интуитивные догадки.
В любом случае, Кирк напомнил себе, что триумф вулканской рациональности был неполон; следы дикого прошлого Вулкана все еще находили свое отражение в обычаях вроде кун-ут-кал-иф-фи, или в тесте на выживание кахс-ван. Но все же, вулканцы могли гордиться стабильностью, которой они добились, порвав с жестокостью своего прошлого. Вулканцы, в отличие от клингонов – и некоторых людей тоже, неохотно признал Кирк, – пришли к осознанию того, что жестокость не была тем, что надо было восхвалять. Это был путь, которым следовали разумные существа во всей галактике. Только разум мог управлять эволюционным наследием, держа его под контролем.
Кирк улыбнулся про себя. Спок однажды сказал ему что-то очень похожее, практически такими же словами.
Спок тихо выдохнул, будто с раздражением, что было весьма сомнительно. Кирк подозревал, что его офицера по науке еще меньше вдохновляет эта рутинная миссия, чем его самого.
Они направлялись к Тиртаусу, чтобы восстановить планетную базу данных, стертую в результате несчастного случая. Во время стандартной проверки планетных баз нескольких колоний, некоторые техники Федерации случайно загрузили вместе с исправленными данными старый, долго прятавшийся и необнаружимый детекторами вирус. Он уничтожил не только банки памяти пяти планет, но и программы субкосмической связи этих колоний. И пока системы связи не будут восстановлены, нельзя будет и загрузить новые базы данных.
"Энтерпрайз" должен был двигаться от одной системы к другой, восстанавливая нарушенные системы, и наблюдать за загрузкой данных из банка памяти Земли. Это, подумал Кирк, была самая легкая часть весьма скучной миссии, которая должна быть наконец закончена на Тиртаусе.
А сложной частью была реконструкция местной истории и культуры каждого мира, так как это надо было брать из других источников. Нужно было обнаружить хрупкие и скоропортящиеся документы, заново переписать историю, восстановить литературу и поэзию. После завершения нудных работ по починке и наладке, им придется поработать детективами. Некоторые данные могли быть найдены во время восстановления систем, но это не пройдет в случае с антропологами, археологами и историками. Восстановление потребует огромнейшего по масштабу поиска, и им придется столкнуться с тем, что часть информации утеряна безвозвратно.
Спок выдвинул теорию, согласно которой вирус не уничтожил все данные, а только "спрятал" некоторые из них. Если он был хотя бы частично прав, то можно было бы избежать огромной работы по поиску данных на физически носителях.
Жители четырех планет, уже посещенных "Энтерпрайзом", были вполне понятно раздражены и даже разозлены потерей данных. Кирк вспомнил, как поражен был Луриссан Гайд, член правительства Ценира 4, когда они впервые встретились с ним. Обитатели Ценира имели репутацию самых гостеприимных и радушных людей но всей Галактике; но встреченные ими ценирианцы готовы были призывать всех богов на голову Федерации за ее неосторожность. Он не ожидал, что тиртасианцы будут более сговорчивы, особенно когда узнают, что, возможно, не все утерянные данные можно будет восстановить.
У них есть и другие причины, чтобы не приветствовать персонал Звездного Флота, напомнил себе Кирк. В отличие от прочих четырех миров, тиртасианцы присоединились к Федерации неохотно. Их предки покинули Землю около века назад; и Федерация была напоминанием о мире, от которого они намеревались убежать.
Спок продолжал изучать странный объект на экране.
– Ирония судьбы, –произнес Кирк. – Жители Тиртауса гордятся тем, что они с честью вынесли все бедствия. Они презирают излишества, и считают публичное выражение сильных эмоций отвратительным. У них репутация одних из самых мужественных и суровых людей во всей галактике. А теперь они стоят перед угрозой самому нематериальному артефакту – их письменной культуре. И эта – по их мнению, наименее практичная и наиболее бесполезная часть их цивилизации – именно то, на что они больше всего жалуются.
– Я не вижу иронии, капитан, –ответил Спок, не оборачиваясь. – Для любого существа наиболее необходимо поддерживать свою индивидуальность, и это также применимо и к целой культуре. Ирония, насколько я это понимаю, в этом случае является лишь поверхностной интерпретацией. Я бы не стал применять термин "наименее практичная". Как вы считаете, чего смогут добиться тиртасианцы без этих знаний?
Кирк задумался на мгновение. – Да, наверное, ты прав. Просто они могли бы жаловаться немного потише. – Он подошел ближе к Споку и склонился над экраном научной станции. Температура таинственного объекта продолжала повышаться. – Нужно будет выяснить, что это такое, – добавил он, – как только мы закончим с Тиртаусом.
Спок согласно кивнул, затем сказал:
– Полагаю, тиртасианцы будут рады узнать, что они потеряли меньше, чем думали. К счастью, они превозмогли свое нежелание и загрузили большое количество данных в недавнюю программу культурного обмена. Мы сможем восстановить все, что они переслали к этому времени.
– Только это их не удовлетворит, Спок. В этих записях, как вы и сказали, хранилась большая часть их культурного наследия.
– Тип островной культуры, –задумчиво проговорила Ухура. – Записи тоже на это указывают.
– Не больше, чем другие наши колонии, –возразил Кирк.
– Но земляне, пришедшие сюда, хотели остаться полностью одни, –продолжала Ухура. – Судя по сведениям компьютера, их восхищение своей уверенностью в собственных силах настолько велико, что они избегают любых контактов, которые могут связать их зависимостью. Они меньше общаются с другими мирами, чем любая культура, какую я знаю.
Кирк выпрямился. – Мы должны уважать независимость любой колонии, лейтенант. Уникальность может причинять неудобства, но Федерация должна уважать ее, если мы хотим в будущем иметь надежных партнеров. Как сказал мистер Спок, своеобразие культур необходимо, и не надо пытаться подогнать всех под одну гребенку.
– Абсолютно верно, капитан, –сказал Спок.
Как только Кирк отвернулся от сенсорного дисплея и вернулся в центральное кресло, лейтенант Кевин Райли сказал:
– Устанавливаем стандартную орбиту около Тиртауса 2, капитан.
Кирк, кивнув навигатору, подождал, пока придет подтверждение от лейтенанта Зулу.
Спок, одновременно наблюдая за людьми на мостике, устремил внимание на экран своей станции; температура неизвестного объекта продолжала повышаться – он генерировал огромное количество энергии.
– Стандартная орбита установлена, –доложил Хикару Зулу со своей навигационной станции.
На мостике на мгновение воцарилась странная тишина.
– Мистер Спок, –продолжил капитан. – Вы с нами?
Спок шагнул к нему, но вдруг боковым зрением заметил изменения показаний дальних сенсоров. – Минутку, капитан, – произнес он, снова склоняясь над сканером.
Сомнений не было: странный объект изменил курс.
– Капитан, –сказал Спок, – наблюдаемый неизвестный объект изменил орбиту. Теперь он движется по направлению к солнцу, курсом столкновения со звездой.
– Что? –развернулся в кресле Кирк. – Тогда это точно не естественный объект.
– Это дополнительное подтверждение, что он не является естественным.
Кирк сдвинул брови.
– Лейтенант Ухура, –проговорил он, – откройте входящую частоту Тиртауса 2.
– Частота открыта, сэр.
На экране появилось лицо мужчины. Худощавый, темноволосый, он был одет в самую простую коричневую рубашку безо всяких украшений. Тиртасианец слегка сузил глаза и поморщился, прежде чем заговорил.
– Аристоклес Марчелли, –произнес он странным голосом, словно пытаясь скрыть бушевавшую ярость.
Кирк медленно поднялся на ноги. – Капитан Джеймс Т. Кирк, звездолет "Энтерпрайз", – ответил он. – Мы здесь, чтобы…
– Я знаю, зачем вы здесь, –в голосе Марчелли сквозило явное раздражение.
– Сэр, мы…
– У нас здесь не в ходу титулы, Кирк, даже "сэр" или "мистер". Называйте меня Марчелли, или Аристоклес, если хотите.
Ни приветствий, ни вежливых банальностей, ни попытки хотя бы изобразить учтивость. Он просто говорил, и это казалось грубым.
– Надеюсь, вы сумеет быстро восстановить наши архивы, –продолжил тиртасианец.
Кирк почувствовал себя как младший инженер, докладывающий о выполнении учебного задания.
– Мы сделаем все что сможем –Марчелли.
– Такой ответ всегда звучит как извинение, Кирк. Вы не ожидаете проблем, не так ли?
– Мы не ожидаем проблем, пока на это не появятся причины, –ответил Кирк.
– Другими словами, проблемы будут –только не новые.
Казалось, тиртасианец делает все что может, чтобы вызвать их раздражение. Это как-то не согласовывалось со стоицизмом, который якобы практиковали тиртасианцы. Кирк напомнил себе, что даже по всеобщему мнению приветливые обитатели Ценира 4 начали нормально относиться к его людям только когда "Энтерпрайз" был готов покинуть систему, и что все колонии были очень возмущены потерей своих банков памяти. А экипаж "Энтерпрайза" был самой доступной целью для вымещения этого негодования. В очередной раз, Кирк пытался не обращать на это внимания.
– Как вам должно быть известно, –сказал Кирк, – мы не можем ничего сделать с недостатком физических записей. Если вы потеряли даже эти данные, мы не можем восстановить информацию из ничего. Тогда –…
– А кто поставил нас в такую ситуацию?
Кирк сохранял хладнокровие, хотя это становилось все труднее и труднее.
– Мы сделаем все что сможем. Это я вам обещаю. Но мы не совершаем чудеса.
– Капитан, –сказал Спок, подходя ближе. – Могу я внести предложение.
Кирк глянул на него. – Конечно, – повернулся к экрану. – Это коммандер Спок, мой офицер по науке и первый офицер "Энтерпрайза".
Марчелли вскинул бровь. – Вулканец! Может, теперь мы что-нибудь узнаем.
Кирк едва сдержался, чтобы не вспылить.
– Я не желаю предлагать фальшивую надежду, –сказал Спок. – я просто рекомендую вам не бросать поиск физических носителей. Такие данные все еще могут существовать в неожиданных местах вашего мира. Например, обитатели Эмбена 3 были уверены, что некоторые из их наиболее древних литературных произведений были утеряны; они считали, что эти тексты хранились только в планетарной базе. Но неожиданно они обнаружились у одного местного учителя.
– В самом деле, –сказал Марчелли, не то скептически, не то с разочарованием, как показалось Кирку.
– Он совершенствовал свою каллиграфию, –продолжил Спок, – и предпочитал это делать, переписывая от руки древние стихотворения. Таким образом, то, что вы сочли потерянным, может все еще находиться на вашей планете в самых неожиданных местах. И я также допускаю –…
– Тиртасианцы не будут тратить время, переписывая ветхие рукописи, –пробормотал Марчелли себе под нос.
– А на Ценире 4, –подключился к разговору Кирк, – некоторые были очень расстроены потерей нескольких стихотворений одного малоизвестного поэта. Когда случилось эта…авария, эти тексты как раз ушли в колонию Новый Париж по программе культурного обмена. Они были обнаружены в частной библиотеке ученого, который не выносил этого поэта и как раз писал уничтожающую статью о нем в литературный журнал.
Аристоклес Марчелли холодно смотрел с экрана.
– Другими словами, –сказал Спок, – не ограничивайте поиск только наиболее вероятными местами.
– Хорошая мысль, Спок, –проговорил Марчелли, и Кирк подумал, не является ли это хорошо завуалированной обидой на самого себя. Тиртасианцы могли быть стоиками, но, очевидно, они были весьма раздражительны.
– Надеюсь встретиться с вами, –судя по голосу, он так отнюдь не считал. – Излишне это говорить, но мы уже проводим поиск потерянных данных, но возможно мы слишком ограничили себя, – гримаса, которую можно было принять за улыбку, появилась на его лице. – До встречи. – Его лицо пропало с экрана.
– Кажется, он был расстроен, что не может продолжить спор с нами, заметил Кирк, садясь в капитанское кресло.
– Мы дали ему немного возможностей, –сказал Спок.
– Наверное, он был бы рад, если бы вы командовали этим кораблем.
Спок посмотрел на него, очевидно, озадаченный неожиданным логическим скачком, приведшим к такому выводу.
– Другими словами, мой эмоциональный контроль схож с таковым у тиртасианцев, особенно у Аристоклеса Марчелли?
– Ну, в общем, да.
– Но Аристоклес Марчелли и я отличаемся друг от друга, капитан. Кроме всего прочего, он человек. Его стойкость кажется мне более происходящей от эмоциональной настойчивости, чем от рационального остова. Приверженцы древней стоической философии на вашей планете хорошо знали эту разницу.
– Спасибо, Спок. Должен выразить свое восхищение при виде того, как легко вы справились с этими людьми. Кажется, это выше моего понимания, –сказал Кирк, слегка улыбнувшись.
Спок кивнул. – Спасибо за объяснение. Теперь я понимаю.
– Что именно?
– Почему вы предположили, что Аристоклес Марчелли предпочел бы, чтобы я командовал "Энтерпрайзом". Тем не менее, повторяю еще раз, я не желаю этого, и не намерен добиваться командования кораблем.
– Но ты бы хорошо с этим справился.
– Конечно.
Задумавшись над этой репликой, Кирк посмотрел на Спока, пытаясь прочитать выражение его лица, но тот уже двигался обратно к научной станцией. Кирк был заинтересован – и снова почувствовал любопытство – но отогнал эти чувства. Сперва нужно выполнить работу.

ГЛАВА 2

Город Каллинус, расположенный у подножья Аррианских гор, казался Уэсли Варрену построенным из кубиков, расставленных аккуратным ребенком. Центральная площадь тиртасианской столицы была отчетливо видна даже отсюда; от углов площади совершенно прямые дороги расходились к окраинам города. Город всегда выглядел так, сколько себя помнил Уэсли.
– Первая партия с "Энтерпрайза" вскоре прибудет, –сказала подошедшая Мира Колес.
– Тогда нам лучше вернуться, –ответил Уэсли, глянув на нее. Щеки Миры раскраснелись, глаза блестели. Похоже, она наслаждалась пешей прогулкой.
– Аристоклес сказал, что он будет ждать нас на площади, чтобы встретить их. Мне кажется, он ожидает, что плотно с ними буду работать именно я.
– Он выглядел очень довольным, когда ты вызвалась, –сказал Варрен.
– Да –даже слишком довольным.
Уэсли понимал, что она имеет в виду. Политическая позиция Миры была ослаблена потерей планетарной базы данных, усилив возмущение тиртасианцев, которые уже не особо доверяли Звездному Флоту и начинали считать, что она слишком уж сочувствует интересам Федерации. Таких людей, без поддержки которых Аристоклес Марчелли никогда не был бы избран, было уже слишком много. Он играл на их негодовании в течение всей предвыборной кампании, напоминая о поселенцах, век назад прибывших сюда с Земли. Они видели, что к Объединенной Федерации планет присоединяются все больше и больше миров и культур, связанных взаимозависимостью, – но они не хотели становиться ее частью. Лучше жить самим по себе, и рассчитывать только на собственные силы, считали они.
Естественно, Аристоклес хотел, чтобы именно Мира контактировала с офицерами "Энтерпрайза", которые будут восстанавливать их банки памяти. Он хотел насколько возможно избегать членов экипажа, чтобы если вдруг возникла бы задержка или любые непредвиденные проблемы, он остался бы ни при чем.
– Мы можем пройти еще немного, –сказала Мира, – прежде чем повернем назад.
Он последовал за ней на вершину холма. Мира был на десяток лет старше его, но находилась в прекрасной форме; иногда ему было трудно за ней угнаться. Подобно многим тиртасианцам, она предпочитала проводить дискуссии на свежем воздухе, а не в зале заседаний, тем более что можно было одновременно и укрепить свое физическое здоровье. Мира часто брала с собой своих помощников на пешие прогулки по подножью Арриан. Она утверждала, что ускоренное кровообращение ускоряет мышление, и таким образом зарождаются лучшие идеи. Уэсли был ее помощником уже два года, присоединившись к ее небольшому штабу сразу после окончания Каллинусского университета.
Иногда он размышлял, почему Мира выбрала именно его своим помощником. Он показывал выдающиеся достижения в математике и в истории, но и прочие претенденты были не хуже. После краткого разговора с ней, он совсем не ожидал, что выберут его, а не старших и более опытных людей. Он боялся, что она проникла за внутренний барьер, несмотря на все его усилия держать свои недостатки спрятанными. С ними он боролся всю свою жизнь.
– Уэсли фантазер, –говорили его школьные учителя. – Уэсли слишком импульсивен. Уэсли ошибается, думая, что в классной комнате можно шутить. Уэсли должен научиться избегать траты времени и усилий для достижения непрактичных целей.
Он пытался преодолеть свои недостатки, но подозревал, что остальные все равно ощущают их.
Он вспомнил, как беспокоился после первого интервью с Мирой, что был слишком вежлив для тиртасианца. Теперь он подозревал, что именно поэтому она его и выбрала – потому что втайне разделяла некоторые из его "недостатков".
Оранжевые цветы предгорья были в поре цветения; их яркие розовые, оранжевые и голубые лепестки усеивали покрытый травой склон. Голубое небо было безоблачно, солнце давало как раз столько тепла, чтобы они могли обойтись без курток. Он всегда находил забавным, что суровые земные переселенцы, их предки, выбрали такую гостеприимную планету, которая давала им возможность абсолютно праздной жизни. Но для тиртасианцев, неизменно приятный климат крупнейшего континента на планете только усиливал их изоляционные стремления. Это наш мир; мы можем справиться сами; мы не нуждаемся в помощи Федерации, считали они.
К сожалению, первые поселенцы допустили ошибку. Выбрав мир на периферии федерального космоса, они верили, что обеспечивают себе надежную изоляцию. Но Тиртасианская система находилась слишком близко к Нейтральной зоне, чтобы это было действительно так. Федерация четко дала понять ромуланцам, что любой набег на эту систему будет расценен как военный акт. Сорок лет спустя, после стычки с "хищной птицей", которая подошла слишком близко, тиртасианцы против желания присоединились к Федерации. Они поняли, что это единственный способ защитить свой мир, если война между Федерацией и Империей все же разразится. И все же они до сих пор негодовали, вынужденные признать зависимость, от которой стремились избавиться.
В течение шести лет в качестве одного из лидеров Тиртауса, Мира была сторонником Федерации. "Мы ценим нашу независимость, но и Федерация признает ее, – всегда говорила она. – Наша изоляция позволила нам развиваться нашим собственным путем. Но она также послужила и Федерации. Когда-нибудь им может понадобиться такая культура, как наша. Тогда мы расплатимся с Федерацией за помощь и освободимся от того, что некоторые ошибочно считают абсолютно ненужной зависимостью.

Сердце Солнца - Зебровски Джордж => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Сердце Солнца писателя-фантаста Зебровски Джордж понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Сердце Солнца своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Зебровски Джордж - Сердце Солнца.
Ключевые слова страницы: Сердце Солнца; Зебровски Джордж, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов