фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Веллингтон Дэвид

Вампиры - 2. Девяносто девять гробов


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Вампиры - 2. Девяносто девять гробов автора, которого зовут Веллингтон Дэвид. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Вампиры - 2. Девяносто девять гробов в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Веллингтон Дэвид - Вампиры - 2. Девяносто девять гробов онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Вампиры - 2. Девяносто девять гробов = 1.53 MB

Вампиры - 2. Девяносто девять гробов - Веллингтон Дэвид => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Вампиры - 2


«Дэвид Веллингтон "Девяносто девять гробов"»: Эксмо, Домино; Москва, СПб; 2009
ISBN 978-5-699-35872-4
Аннотация
Все началось с археологической находки под Геттисбергом, перевернувшей мирную жизнь этого американского городя. В одном из найденных археологами гробов скрывалась сила, только того и жаждущая, чтобы выбраться из тьмы на свободу. Федеральному агенту Джеймсу Аркли и его помощнице Лауре Кэкстон потребуются нечеловеческие усилия, чтобы предотвратить победное шествие вампиров, несущих гибель всему живому.
Дэвид Веллингтон
«Девяносто девять гробов»
Посвящается Алексу
Она старше камней, меж которых восседает; подобно вампирам, она погибала много раз и познала могильные тайны.
Уолтер Патер. Очерки по истории Ренессанса
Чесс
1
В этой обширной долине было убито или ранено пятьдесят тысяч человек, сказал себе Монтроз. Наверное, картина была адская: раненые лежали, распростершись поверх трупов, с одной вершины холма в вершину другого все еще била пушка. Ржание лошадей, гарь и полная безысходность. Страна должна была расколоться на куски, но битва на этом поле спасла ее от полного краха.
Было это, конечно, полторы сотни лет тому назад. Теперь же Монтроз смотрел на покрытое росой геттисбергское поле сражения и видел только деревья с трепещущими на ветру листьями. Ветер с силой дул между двумя горными кряжами, пригибая к земле высокую зеленую траву. Кровь давно высохла, а тела унесли, чтобы предать земле. На дальнем краю поля юноша едва различал скрупулезно выполненные, исторически правильные копии палаток, разбитых реконструкторами, но, судя по виду, даже там сейчас все спали.
Джефф Монтроз не был жаворонком. Он предпочитал считать себя существом ночным. Он вновь потер лицо, пытаясь прогнать сон, в третий раз за это утро забыв, что вокруг глаз еще оставалась подводка после клубной тусовки прошлой ночью.
Конечно, когда профессор Джон Гейстдорфер звонит вам в шесть утра и просит возглавить до его приезда студенческие раскопки, вы отвечаете как можно бодрее и торопливо одеваетесь. Профессор был самым крупным ученым, занимавшимся исследованием периода Гражданской войны, одним из наиболее влиятельных людей в Геттисбергском колледже. Студенту-выпускнику вроде Монтроза быть у профессора на хорошем счету нужно обязательно, если собираешься когда-нибудь построить свою собственную карьеру.
И если студенческие раскопки оказываются несколько необычными - ну, тогда даже самая закоренелая сова обязана сделать исключение и встать ранним утром. Монтроз выбежал из-под деревьев на дорогу и замахал профессорскому «бьюику», который направлялся в его сторону. Машина притормозила на обочине в том месте, куда указал Джефф.
Гейстдорфер был высоким мужчиной с гривой седых волос и аккуратно приглаженными усами. Он вылез из машины и пошел по дороге, не дожидаясь, пока студент начнет разговор.
- Я позвонил вам сразу же, как только мы это нашли, - попытался объяснить юноша, догоняя профессора. - Никто еще туда не спускался - я за этим проследил.
Гейстдорфер кивнул, но ничего не ответил, пока оба они торопливо шли к месту раскопок. Профессор судорожно осматривал главную траншею - неровную яму, выкопанную в земле неопытными руками. На дне, все еще полузарытый, виднелся гнилой деревянный настил. Выпускники, раскопавшие его, отправились сюда только ради дополнительного балла перед экзаменом, и ни один из них не был студентом факультета изучения периода Гражданской войны. Теперь они стояли вокруг карьера, одетые ярко, с видом скучающим или испуганным, держа в руках совки с лопатами. Гейстдорфер был одним из любимых преподавателей, но запросто мог и срезать, поэтому никто не хотел навлечь на себя его гнев.
Это место было выбрано для студенческих раскопок, ибо считалось, что для истории оно особого интереса уже не представляет. Когда-то здесь был пороховой погреб - узкая яма, вырытая в земле, где конфедераты хранили бочонки с черным порохом. В конце сражения, когда солдаты спешно отступали, они взорвали погреб, чтобы тот не попал в руки победоносно наступавших войск противника. Гейстдорфер при раскопках не ожидал найти ничего, кроме, может, обломков сгоревших бочонков или нескольких побелевших свинцовых пуль от винтовок Минье вроде тех, которые можно купить в любой сувенирной лавке города.
В первые часы раскопок им не повезло даже с этим. Но потом дела приняли более любопытный оборот. Марей Джексон, выпускница курса уголовного судопроизводства, копала на самом дне ямы, когда наткнулась на настил погреба, примерно за час до прибытия Гейстдорфера. Теперь Монтроз жестом пригласил ее выйти вперед. Она стояла, сунув руки в глубокие карманы.
- Марси ударила одну из досок лопатой, и ей показалось, что звук слишком звонкий. Будто внизу под ними пустота, - сказал Монтроз. - Она, гм, пару раз ударила совком по доскам, и те сломались. Под ними оказалось пустое пространство, кажется, довольно большое.
Это означало, что погреб был не только пороховым складом; но зачем еще его могли использовать, можно было только догадываться.
- Я просто хотела поглядеть, что там, - сказала Марей. - Считается, что мы должны быть любопытными. Вы сами говорили это на занятиях.
- Да, говорил. - Гейстдорфер секунду изучал ее. - А еще я говорил, барышня, что, как правило, при раскопках нельзя ничего разрушать, прежде чем появится приписанный к вам старший научный сотрудник, который будет следить за работой.
Монтроз заметил, как у Джексон, изучающей свои ботинки, задрожали плечи.
Взгляд профессора был строгим.
- Впрочем, учитывая результат, думаю, мы можем закрыть на это глаза.
Потом он улыбнулся тепло и дружелюбно.
- Ну, показывайте, что вы там накопали.
Студентка закусила губу и полезла вниз, в канаву, Гейстдорфер последовал за ней. Вместе они принялись изучать дыру. Профессор крикнул Монтрозу, чтобы тот принес несколько фонарей и лестницу, и первым спустился вниз, Монтроз и Джексон отправились вслед за ним. Внизу они посветили фонарями, не понимая, что же обнаружили.
Вскоре студенты решили, что пороховой погреб был выстроен поверх естественной пещеры. В Пенсильвании таких пещер было множество, хотя самые крупные находились к северу от Геттисберга. Похоже, конфедераты знали о ее местонахождении, поскольку потолок в нескольких местах был укреплен деревянными столбами. Зубчатые сталактиты нависали сверху, но пол был выровнен чьими-то усилиями. Фонари едва рассеивали почти кромешный мрак пещеры, но было видно, что она не пуста. Множество длинных, низких предметов теснилось в темноте. Они были похожи на упаковочные ящики.
Джексон осветила один из них, а потом пискнула, словно мышь. Оба мужчины направили фонари ей в лицо, и она раздраженно сощурилась.
- Я в порядке. Просто не ожидала, что тут будет гроб.
Монтроз встал на колени возле ящика, который она осматривала, и увидел, что девушка права.
- О господи, - прошептал он.
Когда они обнаружили пещеру, Джефф предположил, что они найдут там склад старого оружия или, может, давно сгнившие запасы провианта и предметы снаряжения. Мысль о том, что это могло быть захоронение, даже не пришла ему в голову.
Монтроза затрясло от возбуждения. В сердце каждого археолога таится мечта раскопать место древнего погребения. Можно восхищаться кремневыми наконечниками стрел или горами отбросов, оставшихся в наследство от первобытного человека, но причина, по которой археолог отправляется на раскопки, в первую очередь заключается в том, что он мечтает обнаружить очередного Тутанхамона или новый тайник с терракотовыми воинами. Монтроз посветил фонариком на остальные ящики и увидел, что все они одинаковые. Длинные, восьмиугольной формы. Это были обычные деревянные гробы с простыми крышками, державшимися лишь на проржавевших петлях.
Он тут же прикинул перспективы. Внутри, разумеется, будут кости, что само по себе уже представляет огромный интерес, но, наверное, еще будут остатки одежды, а может, и украшения периода Гражданской войны. Сколько работы предстояло сделать, сколько каталогов и описей составить! Всю пещеру нужно будет занести на схему, вычертить диаграммы…
Поток мыслей был внезапно прерван, когда Джексон потянулась и подняла крышку ближайшего гроба.
- Эй, не… - крикнул он, но Марси уже успела открыть его.
- Барышня… - вздохнул профессор, но потом только покачал головой.
Монтроз пододвинулся, чтобы взглянуть. Как же он мог отказаться?
Внутри гроба лежал практически идеально сохранившийся скелет. Все кости были целы, хотя довольно странно, что они были полностью лишены тканей. Даже спустя сто сорок лет можно ожидать, что увидишь какие-нибудь остатки волос или иссушенной кожи, но эти были чисты, словно музейные экспонаты. И еще удивительнее, что череп был деформирован. Челюсти были крупнее, чем следовало. У них и зубов было больше, чем полагалось. Больше, и ни один из них не был ни моляром, ни премоляром Это были страшного вида треугольные зубы, немного просвечивающие, как у акулы. Монтроз откуда-то знал эти зубы, но не мог сообразить откуда.
Очевидно, у Гейстдорфера память была лучше. Монтроз почувствовал, как окаменело тело профессора у него за спиной.
- Мисс Джексон, я должен попросить вас немедленно уйти, - произнес он. - Это неподходящее зрелище для студенток-выпускниц. В самом деле, мистер Монтроз, не будете ли вы любезны подняться наверх и отправить всех студентов по домам?
- Конечно, - ответил Монтроз.
Он отвел Джексон обратно к лестнице, как и велел профессор. Некоторые из студентов заворчали, кое-кто стал задавать вопросы, на которые Джефф не стал отвечать. Он пообещал всем, что объяснит все на следующем собрании курса. Когда они ушли, Монтроз поспешил вниз по лестнице, горя желанием приняться за работу.
То, что он увидел внизу, показалось ему совершенно бессмысленным. Профессор стоял возле гроба на коленях и держал что-то в руках: черный предмет размером с его кулак. Он очень аккуратно и осторожно опустил его в грудную клетку скелета, а потом, словно в изумлении, откинулся назад.
Джефф хотел спросить, что ему делать, но профессор вскинул руку, обрывая его.
- Я бы предпочел, чтобы вы тоже отправились домой, Джефф. Я бы хотел какое-то время побыть с этой находкой наедине.
- Разве вам не понадобится кто-нибудь, чтобы начать составлять каталог? - неуверенно спросил Монтроз.
Глаза профессора ярко блеснули в луче фонаря. Джеффу хватило одного взгляда, чтобы понять ответ.
- Да, конечно, - ответил он. - Значит, увидимся позднее?
Ответа не последовало. Гейстдорфер уже снова смотрел внутрь гроба.
2

В последний раз мы встречались с генералом Хэнкоком в 1886 году на Губернаторском острове в Нью-Йоркской гавани. Тогда он был уже в плохом состоянии и сложил с себя большинство полномочий командующего Атлантическим дивизионом. Я прождал его несколько часов в холодной приемной его канцелярии, у маленького камина, который только и согревал меня. Когда он появился, то шел с большим трудом, преодолевая боль, но поприветствовал меня с дружеской теплотой, которую мы всегда испытывали друг к другу.
Нам нужно было обсудить несколько небольших вопросов. Последний касался тонкой пачки собранных мной документов о моей службе в Геттисберге в июле 1863 года.
- Думаю, их нужно сжечь, - сказал мне генерал, даже не взглянув на них.
Вместо этого он смотрел мне в лицо тем самым острым и ясным взглядом, который запомнился по третьему дню сражения. Тогда боль еще не затронула ни его пламенный ум, ни его дух.
- Эти бумаги не принесут потомкам ничего, кроме нравственных мук, и могут разрушить много славных карьер, будь они опубликованы теперь. Что проку нам от того, чтобы будить эти старые воспоминания?
Никто не посмел бы усомниться в авторитете такого человека, как Уинфрид Скотт Хэнкок. Я склонился над бумагами и убрал их обратно в свой саквояж. Генерал повернулся, чтобы взять стакан чаю, от которого в холодной комнате валил пар.
- А как насчет солдат? - спросил я. - Они все участвовали в войне.
Но его ответ последовал незамедлительно.
- Они мертвы, сэр, - сказал он мне, пристраивая ноги у камина. - И лучше для них оставаться такими.
Тут он прибавил шепотом:
- И для нашей чистой совести тоже.
Неделю спустя его привезли в Пенсильванию и похоронили там, поскольку он скончался от старой раны, которую так и не смогли залечить.
Из записок полковника Уильяма Питтенгера

3
Машина без опознавательных знаков стояла, спрятавшись за рядом деревьев, всего в сотне ярдов от амбара. Того самого амбара, за которым Кэкстон так долго следила. Это была неряшливая груда побитого непогодой дерева с прорезанными то тут, то там окнами. На вид он выглядел заброшенным или же негодным для использования, но она знала, что амбар этот поддерживается в надлежащем состоянии всеми пятнадцатью членами семейства Годвин, каждый из которых обладал криминальным прошлым. Насколько она могла судить, все обитатели спали. Серая белка пробежала возле водостока, и Кэкстон чуть не выпрыгнула из сиденья. Чтобы успокоиться, она нацарапала в блокноте несколько строк.
«29 сент. 2004, продолжаем наблюдение за местом укрытия Годвинов возле Лэрдсвилля, Пенсильвания».
«Вот оно», - подумалось ей.
День облавы наконец настал. Она подняла глаза. Часы на приборной доске щелчком переключились на 5.47 утра, и Кэкстон сделала отметку.
- Я насчитал впереди пять автомобилей, - произнес капрал Пейнтер. - Это их машины - вся семейка в сборе. Мы одним махом можем схватить всех.
В данном расследовании Кэкстон, как младшему офицеру, полагалось прикрывать одного из более опытных полицейских. Пейнтер занимался этим годами. Он отхлебнул кофе с молоком и кинул взгляд через ветровое стекло.
- Первый раз в настоящем полицейском деле, так?
- Да, можно и так сказать, - ответила она.
В прошлом она принимала участие в одном расследовании. Она сражалась не на жизнь, а на смерть с вампирами, и каждый из них был намного смертоноснее, чем любой злоумышленник, с которым когда-либо в своей работе сталкивался Пейнтер. Случай с вампирами продвинул ее по карьерной лестнице, но в личном деле не был отмечен нигде. Прошел почти год с тех пор, как она была переведена из службы дорожного патрулирования в Бюро криминальных расследований. За это время она провела бесчисленные часы в академии в Херши, сдала письменные и устные тесты, прошла испытание на детекторе лжи и проверку личного дела, тесты на полное соответствие по психологическим, медицинским и физическим показателям, включая анализ мочи на содержание наркотиков, прежде чем действительно была допущена к настоящему расследованию «в боевой обстановке». Тогда-то и началось самое трудное, настоящая работа. Последние два месяца она вела наблюдения из машины, сидя посменно по двенадцать часов, следя за сараем, в котором, как предполагалось, находилась крупнейшая в штате лаборатория по производству метамфетамина. Кэкстон еще никого не арестовывала, не конфисковывала улик, не допрашивала подозреваемых. Эта облава должна была показать, годится она для криминальных расследований или нет, и Лоре хотелось, чтобы все прошло идеально.
- Тогда мой тебе совет. Нечего записывать каждые пять минут, если ничего не происходит.
Он улыбнулся и махнул стаканом в сторону ее блокнота.
Лора ответила на улыбку и сунула блокнот в карман. Она не спускала с амбара глаз. Ей хотелось сказать что-нибудь смешное, чтобы Пейнтер понял, что она свой человек. Впрочем, ничего придумать она не успела, радио в машине включилось и голосом капитана Хораса сказало:
- Всем машинам, всем машинам. Только что получен ордер. Спецы по опасным материалам и пожарные на местах. Всем машинам приказ действовать. А ну-ка, разбудим их!
Адреналин хлынул Кэкстон в кровь. Время пришло.
Пейнтер повернул ключ в замке зажигания, и двигатель взревел. Они выскочили на дорогу, потом, визжа шинами, влетели на широкий неасфальтированный подъезд перед амбаром. Все остальные машины вокруг, прятавшиеся до сих пор, выехали из леса, и вооруженные копы выпрыгнули на усыпанную гравием площадку. Пара патрульных притащили таран - залитый цементом отрезок трубы из ПВХ, который мог пробить даже стальную дверь. Третий патрульный выбежал вперед, постучал в дверь и выкрикнул предусмотренное законом предупреждение, которое он обязан был сделать, прежде чем они вломятся внутрь и предъявят ордер. Все были вооружены, на всех были надеты противогазы. Лора сорвала с пояса свой противогаз и с помощью ремней закрепила на лице. Лаборатории по производству метамфетаминов вырабатывали и ядовитые вещества, включая газ фосфин, которые могли прикончить человека за секунды. Обзор через маску был неважный, но она бросилась вперед, вытащив пистолет и держа его внизу, у самого бедра. Сердце колотилось у нее в груди. Все происходило очень стремительно.
- Первый отряд налево, второй отряд за мной. Пошли, пошли, пошли! - закричал капитан Хорас, появившийся из-за ее спины.
- Третий отряд, - (это был ее отряд), - держаться на расстоянии. Третий отряд, - повторил он, - назад, на… Берегись!
Окно на втором этаже амбара распахнулось. Бритоголовый мужик с поцарапанным лицом высунулся наружу и принялся стрелять в них из охотничьей винтовки.
«Проклятье, - подумала Кэкстон, - предполагалось, что они должны были спать!»
Она бросилась вперед, пытаясь спрятаться на узком крытом крыльце амбара, которое послужит ей прикрытием.
- Ты! Назад! Назад! - завопил Хорас.
Пули затрещали по гравию и ударили по крыше машины, словно молот.
- Кэкстон - назад!
За все двадцать семь лет ее прежней жизни в Кэкстон не стреляли ни разу. Мозг перестал работать, почки заболели от адреналина, который железы выбрасывали ей в кровь. Она попробовала думать. Приказ нужно было выполнять. Но машина осталась так далеко. Она была на открытом месте, а крыльцо было так близко…
Внезапно бешено крутящаяся пуля ударила Лору, опрокинув ее назад.
В глазах покраснело, потом почернело, но только на миг. Ноги, казалось, не могли найти опоры на рыхлом гравии, а голова резко стукнулась о землю. Кэкстон совершенно ничего не слышала. Все тело словно обратилось в гудящий колокол.
Чьи-то руки в перчатках схватили ее за лодыжки и потащили назад, прочь от сарая, ноги бесконтрольно задергались. Левой руки Кэкстон не чувствовала. Сверху на нее смотрели лица в шлемах и противогазах. Она услышала жужжание, постепенно складывавшееся в звуки человеческого голоса, требовательно спрашивающего, жива ли она.
- Бронежилет, - выдавила она, - меня спас бронежилет.
Чьи-то руки вцепились в грудь и потащили ее. Кто-то достал пулю - сверкающий кусочек сплющенного металла. Кто-то еще стал стаскивать с нее шлем, но она отпихнула его руки, выкрикивая раз за разом:
- Я в порядке!
К этому времени слух к ней вернулся. Она слышала сбивчивый лай охотничьих винтовок и более размеренный ответ автоматического оружия.
- Уберите ее отсюда! - заорал капитан.
- Нет, я в порядке! - закричала она в ответ.
Тело же умоляло передумать.
«Ты не так хрупка, как тебе кажется», - сказала она себе, повторив слова старого коллеги, который однажды сказал ей это.
Встать ей не дали бы - ее все еще тащили, несмотря на сопротивление.
- Что за хрень тут происходит? - воскликнул один из патрульных, прижавшись плечом к борту машины. Он высунулся немного на открытое пространство, но отскочил назад, когда винтовочные пули взметнули гравий впереди него. - Они все должны были спать!
Капитан Хорас сдернул противогаз и бросил на амбар злобный взгляд.
- Думаю, они употребляют то дерьмо, которое сами и производят. Сидящие на метамфетамине придурки встают раньше, чем все нормальные люди.
Чьи-то руки потянулись вниз и помогли Кэкстон сесть, прислонив к боку машины. Через маску она ничего не видела. Она не могла дышать.
- Дайте встать! - крикнула она. - Я все еще могу стрелять!
- Не высовываться! - рявкнул Хорас, с силой сдавив ей плечо. - У меня нет на это времени. Слушай мой приказ и выполняй. Во второй раз я твое своеволие терпеть не стану. А сейчас оставаться здесь, не высовываться, на рожон не лезть!
Кэкстон хотелось протестовать, но она знала: капитана ее мнение не интересует.
- Да, сэр, - ответила она.
Он кивнул и выпрыгнул, чтобы перебежать к другой машине. Она с трудом сорвала с себя маску, бросила ее на гравий рядом с собой, а потом попыталась устроиться поудобнее.
Прошло несколько часов, прежде чем перестрелка закончилась и они вывели последнего подозреваемого. После этого ей оставалось только смотреть, как другие полицейские победоносно выходят из амбара, вынося завернутые в целлофан части лабораторного оборудования с наклейками «Биологически опасное вещество». «Скорая» увезла раненых, и только потом, практически напоследок, к ней прислали санитара взглянуть на ушибленную грудь. Он снял с нее куртку, расстегнул рубашку, кинул только один взгляд, прежде чем дать пакет со льдом и сказать, что с ней все нормально. Когда она освободилась, капрал Пейнтер подошел справиться, как у нее дела.
- Все веселье пропустила, - ухмыльнулся он.
Пейнтер нагнулся и протянул ей руку, чтобы помочь встать. Грудная клетка слегка хрустнула, когда Лора поднималась на ноги, но она знала, что с ней все в порядке.
- Не совсем то, ради чего тебя сюда приняли, да? - подколол он ее.
Кэкстон покачала головой.
- Я поехала домой, - ответила она ему.
Порывшись в кармане штанов, она вытащила блокнот и кинула его Пейнтеру.
- Вот, можете добавить в рапорт.
4

Меня попросили поведать мою историю. Я бы ни за что не стал этого делать, если бы только Военный департамент не потребовал от меня этого. Но ни одна душа, ни одна живая душа не смеет назвать меня уклонистом. Посему я опишу на этих страницах все, что произошло со мной и с людьми, служившими под моим началом, все ужасы, которые я видел, и кошмары, которые имели место. А также те преступления, которые мы совершили. Да будет так.
Начну я, пожалуй, с событий после битвы при Ченслорсвилле, ибо то, что происходило во время нее, не имеет никакого отношения к моему нынешнему повествованию. Надо упомянуть, что Третий добровольческий пехотный полк штата Мэн стоял до последнего в этом аду, где лупили пушки и ждала смерть в грязи. Когда наконец пришел приказ отступать, мы рванули оттуда со всей быстротой, на какую были способны. Двадцать первого июня 1863 года, пройдя некоторое расстояние маршем, мы разбили лагерь в месте под названием Гам Спринг. Но как бы то ни было, прежде чем нам позволили отдохнуть, с новыми приказами и свечкой в руке явился, стуча в маленький барабан, сержант и встал перед строем. Нам надлежало выставить караул, и никому не хотелось в него идти. Шестеро из нас, что составляло четверть от одной из уцелевших рот, отошли на милю от границ лагеря, чтобы осуществлять наблюдение за возможным противником, если тот появится. Хираму Морзе, которого я звал симулянтом или еще как похуже, это пришлось не по вкусу.
- Собачья работа, - бормотал он, а еще, чаще: - Послать нас посреди ночи в самую гущу конфедератов! Они что, смерти нашей хотят?
Я должен был бы треснуть его, как требовал того мой чин капрала, чтобы он заткнулся, вот только добряк старина Билл спас его от этого столь неприятного урока.

Вампиры - 2. Девяносто девять гробов - Веллингтон Дэвид => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Вампиры - 2. Девяносто девять гробов писателя-фантаста Веллингтон Дэвид понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Вампиры - 2. Девяносто девять гробов своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Веллингтон Дэвид - Вампиры - 2. Девяносто девять гробов.
Ключевые слова страницы: Вампиры - 2. Девяносто девять гробов; Веллингтон Дэвид, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов