А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Баюшев Дмитрий

Хозяин-барин


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хозяин-барин автора, которого зовут Баюшев Дмитрий. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хозяин-барин в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Баюшев Дмитрий - Хозяин-барин онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хозяин-барин = 73.63 KB

Хозяин-барин - Баюшев Дмитрий => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Баюшев Дмитрий
Хозяин-барин
ДМИТРИЙ БАЮШЕВ
ХОЗЯИН-БАРИН
Глава 1 МАРЬЕВКА
Десять лет назад это была средней паршивости деревня с населением в сто семей, серыми избенками, непролазной грязью в дождь и одуряюще знойным сонным летом, но когда по весне, как раз перед майскими праздниками, на Объекте произошел хлопок, Марьевка мигом опустела и превратилась в ненаселенный пункт. (Хлопок (жарг.) - взрыв малой мощности с разбросом радиоактивного вещества.)
Эвакокоманда в зеленых герметичных костюмах тщательно осмотрела каждую избу, после чего понавешала табличек "Радиоактивное заражение. Опасно для жизни", расколошматила все магазинные запасы спиртного и укатила в другой ненаселенный пункт, в десяти километрах от этого.
Эвакокоманду Пантелеймон Веревкин, лежавший вусмерть пьяный в лопухах на задворках, воспринимал как зеленых чертей, и, хотя из него так и рвалась песня, он выдержал волю и не запел, понимая, что, если черти его поймают, значит, они настоящие. И выходит, это что? Белая горячка.
В те времена Веревкину было пятьдесят восемь, и сорок два из них он пил каждый Божий день. Но ни разу не допивался до белой горячки, потому как отрубался раньше, чем она приходила.
Сейчас ему шестьдесят восемь, но он по-прежнему сух, легок на ногу и пьющ. Самогонку гонит из чего угодно, используя для закваски собранный по домам сахар и изюм, которого в брошенном магазине навалом. С закуской проблем тоже не возникает, вон сколько огородов под боком, на каждом что-нибудь да уродится, плюс магазинная килька в томате, которая прекрасно идет зимой.
И вот ведь что интересно. Уж под семьдесят вроде, а чувствует себя Веревкин максимум на пятьдесят, вроде как молодеет. На лысине, правда, волос не прибавилось, но зубы - десять здоровых и шесть с дуплами за десять лет сохранились великолепно, ни руки, ни ноги к дождю не крутит, брюхо не пучит, сердце ровно стучит, даже когда Веревкин переберет, а вот глаз, это уж точно, острее стал, и ухо чутче. За версту видит дед птицу в полете, слышит, как топает груженный сосновой иголкой муравей.
Мерещится ему, правда, порой всякая муть. Только он в голову не берет - ведь после литра и не такое случается, следов никаких, а значит, и не было ничего.
Объект располагался в пяти километрах от деревни. Прошлой осенью, собирая грибы, Веревкин дошел до опутанной колючей проволокой зоны и в просвете между могучими деревьями увидел, что Объект ни капельки не изменился, такие же громадные, массивные бетонные кубы... этих, как их... энергоблоков и несколько зданий поменьше. Только на стенах у этих кубов теперь появились бурые разводы, как будто с крыш постоянно сочилась ржавая вода, а стекла в зданиях были повыбиты. Так что ошибся маленько Веревкин Объект изменился. Вон и растительность вокруг хрен знает какая: деревья метров под сто вымахали, папоротник стал ростом с Веревкина, а то, что он поначалу принял за болотный камыш, оказалось разросшейся до безобразных размеров осокой.
"На фиг, на фиг", - подумал Веревкин и дал деру. В двухстах метрах от Объекта лес стал помельче, однако страсть к грибам у Веревкина поостыла. Напугала его эта осока. Все же грибы надо собирать по-трезвому.
* * *
Каждый год, обычно летом, в Марьевке на двух "уазиках" появляются люди в герметичных костюмах и шныряют повсюду с хитрыми приборами наперевес. Только уворачивайся, чтобы на глаза не попасть. Но этих бояться нечего, эти дальше своего носа не видят, гораздо опаснее шакалы, приезжающие на фургонах, по два, по три фургона зараз, которые обшаривают каждую подсобку, каждый чердак и увозят с собой столы, стулья, одеяла, банки с разносолами, до которых у Веревкина нe дошли руки. Эти как-то гнались за ним до насыпи, уговаривая: "Подожди, мужик, тут тебе пенсия причитается", но Веревкин не попался на удочку, шмыгнул в овраг, затем в другой, потом в следующий и затаился в своей пещере. После этого шакалы с особой тщательностью обшарили каждый уголок, но свидетелей своего мародерства больше не нашли, равно как не нашли и замаскированную пещеру Веревкина с бесценным самогонным агрегатом и килькой в томате.
Вот так потихоньку и текла жизнь. Все вокруг ветшало, а Веревкин понемногу молодел и дичал, отвыкая от русского языка, но тут на заброшенном, сильно охраняемом Объекте послышался второй хлопок, на сей раз во сто крат сильнее, поскольку произошел он в замкнутом объеме из-за превышения критической температуры.
С этого, собственно, и начинается вся история.
Глава 2 АРМЕЙСКАЯ РАЗВЕДКА
Дозиметрическая служба в пункте Б. (30 км от Объекта) зафиксировала значительное превышение существующего радиационного фона, что говорило об одном - на Объекте новый хлопок с разбросом содержимого саркофага. Однако сам Объект молчал, и это казалось странным. Если бы телефонная связь была единственной и при этом перебиты бронированные кабели, тогда еще было бы понятно, но он не отвечал и на запрос по спутниковой связи, а это свидетельствовало уже о другом: либо взрыв был такой силы, что помимо постов охраны уничтожил заглубленный на двенадцать метров железобетонный бункер с контрольным пунктом наблюдения, либо осуществлена диверсия с последующим подрывом саркофага...
Вадим ехал во втором бронетранспортере и внушал себе, что надо быть терпеливым. Жарко - не то слово, вот ведь всем жарко, лето, братишка, июль. А ты хотел, чтобы в чреве бронированной машины, да еще в прорезиненном комбинезоне, было прохладно, как в бассейне? Ишь размечтался. Ты вот лучше представь, говорил он себе, что на улице минус тридцать пять, а ты в одних плавках верхом на броне. Что предпочтительнее? То-то же. Ребята терпят, и ты терпи.
Кальсоны, поди, хоть отжимай, подумал он. По спине пробежала струйка пота, и это почему-то принесло облегчение.
Начали постукивать колеса, значит, с асфальта съехали на бетонку. Вымощенная бетонными плитами дорога была стратегической, по ней малой скоростью подвозили ядерную требуху для реакторов.
Селиванов затормозил у бункера, и бойцы, надев противогазы (здесь на открытой местности в связи с аварией полагалось надевать противогазы), по одному начали выбираться наружу.
Когда выбрались, лейтенант Велибеков, выстроив их в две шеренги, в который раз ставил задачу, упирая на технику безопасности, то есть никуда не лезть, противогаз не снимать, комбинезон не расстегивать, идти по ниточке вдоль КСП от поста к посту и в случае чего немедленно открывать огонь, а Вадим, слушая вполуха, таращился на гигантские сосны, на торчащие вдоль опушки ядовито-красные мухоморы ростом с табуретку, на кусты, взметнувшиеся на высоту молодой яблони, и в голове у него крутилось восхищенное: "Ух ты, мать твою. Вот это да-а..."
Он был самым младшим в роте, весной перед призывом стукнуло восемнадцать, и, хотя ростом и шириною плеч не уступал накачанному сержанту Завехрищеву, возраст сказывался - порой он бывал излишне простодушен, а это в армии наказуемо. В том смысле, что грех не подшутить над телком. Однако подшучивать не хотелось - такие счастливые глаза и такая заразительная улыбка были у белобрысого Вадьки. Впрочем, гориллоподобный Завехрищев начхал и на глаза, и на улыбку и уже раз пять нацепил Вадим и потом долго ржал, тыча в него пальцем и хватаясь за живот. Ржал, надо сказать, в одиночку. Вадим кусал губы и сжимал кулаки, но, понимая, что сержант воспользуется его промашкой, в драку не лез, а делал выводы. И мало-помалу перекраивал себя, но сегодня... больно уж все вокруг было необычно. Как в сказке.
Андрей, стоявший слева от Вадима, пихнул его локтем в бок.
Вадим вытянулся в струнку и преданно уставился на Велибекова. Тот в свою очередь сквозь стекла противогаза сверлил его глазами, готовый обрушиться на рассеянного бойца. Но в глазах Вадима было столько кротости, что Велибеков, шумно выдохнув, сказал нейтрально:
- Не ротозействовать. Красот тут много, спору нет, но еще больше дерьма. Нахватаетесь, всю жизнь на лекарства будете работать.
После чего выдал каждому по два рожка с патронами.
Бункер был закрыт, вызывное устройство работало, но изнутри не доносилось ни звука. Велибеков выудил из планшета связку ключей и, выбрав по прицепленным к ним биркам нужный, вскрыл стальную дверь.
- Завехрищев и Петров, за мной, - скомандовал он. - Остальным ждать здесь.
Завехрищев и Вадим шагнули вслед за ним в скудно освещенный тамбур с еще одной дверью, такой же массивной, выкрашенной в зеленый цвет, с кодовым замком.
- Глаз за тобой да глаз, - обратился Велибеков к Вадиму, пробежав пальцами по кнопкам замка и открыв дверь, - Будешь пока со мной ходить.
"Воспитываете? - подумал Вадим. - Ну-ну".
- Ладно, парень, не обижайся, - словно угадав его мысли, уже мягче сказал Велибеков, зафиксировав замок в открытом положении и отключив его. Мне сейчас крепыши нужны - таскать придется.
Спустившись из тамбура по пологой широкой лестнице на первый подземный этаж, они попали в камеру дезактивации, где их омыли струи бьющей сверху, снизу и с боков пенной жидкости, которая вскоре сменилась обычной водой. Далее они попали в сушилку с сухим горячим воздухом и уже затем в раздевалку, где на плечиках висели комбинезоны персонала, всего пять. Рядом стояли пять пар сапог. Здесь же имелся отсек с пятью защитными скафандрами, снабженными системой охлаждения.
Они сняли противогазы. Теперь так и будет - то снимай, то надевай.
Душ и еще одну раздевалку с рабочей одеждой они преодолели походным маршем, после чего спустились на второй этаж.
На втором этаже, набитом всевозможной аппаратурой, они увидели лежавшего на полу парня в легких синих брюках и белом халате. Белый чепчик валялся рядом с головой, на лице застыла гримаса ужаса. У парня была сломана шея. Следов разрушения вокруг не наблюдаюсь.
- Что же ты, интересно, увидел? - пробормотал Велибеков и скомандовал: - Вниз.
На третьем, нижнем этаже, в пультовой, они нашли остальных. Все в белых халатах и синих брюках, у одного, постарше, с усами, из-под халата выглядывала тельняшка. Здесь произошла драка, но с кем? Пара кресел и металлический сейф были опрокинуты, казалось, кто-то, отступая, возводил временные баррикады. Была вдребезги разбита стеклянная ваза, и среди стеклянного крошева на подсохшем полу валялись увядшие цветы. Кто-то могучий свез к стене тяжеленный, заставленный приборами стол, приборы чудом устояли, хотя стол со всего маху врезался в стену. Рядом со столом в неловкой позе лежал усатый, в уголках рта у него запеклась кровь, в виске зияла черная рана. Чуть поодаль, схватившись за живот, свернулся клубком маленький толстячок. Он, похоже, от боли катался по полу, пока не затих. Еще один, плотный парень, уткнулся головой в клавиатуру включенного компьютера. Видимо, кто-то ахнул его по макушке массивной мраморной пепельницей, а саму выпачканную в крови пепельницу поставил рядом на стол. Последний, тоже молодой человек, сидел в кресле перед столом, густо уставленным телефонами. У него, как и у того, на втором этаже, была сломана шея.
- Грабов, - произнес Велибеков, глядя на усатого. - Железный Грабов.
На огромном, во всю стену, плане Объекта мерно высвечивалась граница зоны, мерцали периметры энергоблоков, административных зданий, складов и тревожным кричаще-красным пятном пламенел квадрат саркофага.
Что же тут произошло? Кто сумел тайно (именно тайно, поскольку никто не ожидал нападения - это ясно как Божий день) проникнуть в бункер, безжалостно перебить персонал и спокойно уйти, заперев за собой дверь? Почему не сработала сигнализация, когда супостаты вскрывали бункер? И как вообще случилось, что никто не обнаружил проникновения? Ведь здесь было круглосуточное дежурство. Да и запоры - будь здоров, так запросто, без ключей, не влезешь.
"А может, супостаты эти никуда не уходили? - подумал Вадим. Притаились где-нибудь - здесь, в бункере, есть где спрятаться. Какая-нибудь банда суперменов. А может, вон за той фанерной дверью в подсобку скрывается такое, ну просто такое... Недаром же вся растительность вокруг гигантских размеров. - Вадим представил себе увеличенную в сорок раз медведку, к тому же вставшую на дыбы. - Обделаться можно. Да взять какую-нибудь личинку, того же майского жука. Банда личинок во главе с медведкой".
- Петров, - сказал Велибеков, - опять тебя понесло? Надень противогаз. Теперь бери вот этого. Да не бойся ты, он уже не кусается. На плечо его закинь, на плечо, ногами вперед.
Тело еще гнулось. Вадим постарался представить себе, что это не труп, а раненый товарищ, и поспешил за Завехрищевым, топавшим по железным ступенькам с таким видом, будто всю жизнь только и делал, что таскал покойников.
Убитых положили на опушке, накрыли брезентом, после чего Велибеков, оставив у БТРов водителей Селиванова и Чеплашкина, повел бойцов на периметр зоны.
Дверь КПП была закрыта изнутри на щеколду, пришлось ее вышибать. На самом пропускном пункте они никого не нашли, зато в кабинете начальника караула увидели два трупа в камуфляжной форме. Один, сержант, навалился грудью на стол, с выброшенной по направлению к телефону рукой, из-под лопатки торчал штык-нож, другой, рядовой, сидел на полу, привалившись к стене, глядя на вошедших остекленевшими глазами и страшно скаля зубы. Этот был пропорот насквозь метровой ржавой трубой. На настенной вешалке висели два автомата. Вадим закрыл глаза, но так было еще хуже, и он снова их открыл, стараясь не смотреть на убитых.
Велибеков сказал что-то Завехрищеву про защитные скафандры, тот ответил: "Для форсу". Привыкли, что уровень радиации постоянно в норме, что от этого уровня нигде не чешется и ничего не отваливается, вот и нарушают сплошь и рядом. В скафандре, что и говорить, прохладно, но он жесткий, местами натирает аж до крови, а драпать в нем, ежели что, вообще одно мучение. И хлопок не держит.
- Не свисти, держит, - возразил Велибеков и скомандовал: - Оружие на изготовку. Цепью вперед, дистанция один шаг.
Все пространство от КСП до энергоблоков было покрыто лужицами воды, под сапогами хлюпало, создавалось впечатление, что местность заболочена. Впереди шел Велибеков, за ним Завехрищев, далее Вадим, Андрей и остальные.
В отличие от наряда, дежурившего на КПП, караульные первого поста охраны действовали строго по инструкции: один находился на вышке, другой внизу, оба были в скафандрах и при оружии. Обоих кто-то расстрелял в упор. У тех оружие висело на вешалке, у этих на плече (видно, только что заступили на пост), но и эти не успели им воспользоваться.
- Оттаскивать? - спросил Завехрищев.
- На обратной дороге, - ответил Велибеков.
Хлюпая сапогами, они потопали дальше вдоль периметра.
- Откуда здесь вода? - спросил сзади Андрей.
- Черт его знает, - ответил Вадим и вдруг увидел, что справа от него странным образом заискрился воздух.
Он подумал было, что на стекла противогаза упал солнечный луч, но тут же понял, что ошибся, и похолодел от ужаса.
Справа от него (слева была колючка внутреннего предзонника) на вспаханной контрольно-следовой полосе прямо из воздуха вдруг возник одетый в белый халат, тельняшку, синие штаны и чепчик усатый Грабов, привычно ухватился правой рукой за ствол Вадимова автомата, левой - за его правое запястье и начал сноровисто выворачивать автомат из Вадимовых рук, норовя ударить его стволом по кадыку. Он оказался дьявольски силен, этот призрачный "Грабов", и прием у него был отработан. Вадим понял, что долго не выдержит.
- Дай-ка я! - крикнул Андрей, забегая сбоку, и впечатал приклад своего автомата в висок "Грабову".
Приклад с чмоканьем прошел сквозь череп, не причинив призраку никакого вреда.
"Грабов" вывернул автомат у Вадима и, хищно присев, выпустил весь рожок в Андрея и стоявших позади него остолбеневших бойцов. После этого, подмигнув Вадиму, он сунул ему автомат в руки, дурашливо отдал честь побелевшему Велибекову и медленно растаял в воздухе. Перед тем, как пропасть, его размытая тень заискрилась.
Надо сказать, стреляла эта потусторонняя сволочь очень даже метко. Андрей еще оставался жив, другим помощь уже не требовалась, в каждом было по нескольку пуль и одна непременно в сердце.
Вадим опустился перед Андреем на корточки. Он видел, как у того вваливаются глаза и взгляд стремительно тускнеет. Андрей, умный, деликатный, справедливый Андрей уходил, и ему ничем нельзя было помочь, если бы даже рядом находилась "скорая помощь" или же он лежал на операционном столе.
- Узнал? - спросил за спиной Велибеков.
- Грабов? - хрипло отозвался Завехрищев.
- Он, - ответил Велибеков. Все, Андрей ушел.
- Вадим, - сказал Велибеков, - здесь опасно оставаться. Петров!
Вадим встал, хмуро посмотрел на командира, взял автомат Андрея, взвалил самого Андрея на правое плечо и, осторожно перешагнув через трупы, почти бегом устремился к КПП, неся в левой руке два автомата. После железной хватки "Грабова" мучительно ныли мышцы.
Пятеро из бункера по-прежнему находились под брезентом, глупо было бы предполагать, что они могут исчезнуть. Грабов несомненно был мертв, вот только на лице его как будто появилась этакая хамоватая ухмылочка. Или нет? Или все это нервы?
Подошли увешанные оружием Велибеков с Завехрищевым, начали с лязгом сгружать его на траву.
- Что, не похож? - спросил Велибеков и, подойдя, внимательным взглядом ощупал лицо Грабова, затем посмотрел на лежавшего в стороне Андрея и сказал: - А что ж его-то не под брезент?
- Рядом с убийцей? - глухо отозвался Вадим, закрывая покойников.
Подоспели Селиванов и Чеплашкин, которые до этого скрывались за БТРами, там, где тень погуще.
Увидев Андрея и гору оружия, Селиванов присвистнул.
- Ты, Вадим, не кипятись, - сказал Велибеков. - Им здесь, может быть, ночь лежать. Пока там верха раскачаются... Брать их с собой мы не имеем никакого права.
- Андрея не оставлю, - набычившись, заявил Вадим.
- Здесь, Петров, будет работать комиссия, - веско заявил Велибеков. Мне еще хорошего пистона вставят, что распорядился вытащить их из бункера. Хоть назад заноси. А теперь все оружие, побывавшее в зоне, в мою машину.
- Андрея не оставлю, - упрямо повторил Вадим.
- По второму Грабову соскучился? - сузив глаза, сказал Велибеков. Хочешь, чтобы и нас порешили? Не будет этого.
Глава 3 СФЕРА
Рация в БТРе работала, но связи со штабом не было, только с машиной Велибекова, следующей сзади. У лейтенанта связь тоже "не фурычила". Слышался лишь нескончаемый монотонный гул на всех частотах.
Чертыхнувшись, Завехрищев вырубил рацию и сказал:
- Да уж, парень. Теперь ты с нас должен пылинки сдувать. Никто не ответил, и он продолжал мечтательно:
- Будешь мне, стало быть, компот отдавать. Всю неделю. Нет, десять дней для ровного счета.
- Это ты мне? - на всякий случай спросил Вадим, чувствуя по тону, что именно его имеет в виду Завехрищев.
- Тебе, тебе. Пули-то из твоего автомата. Почему, думаешь, лейтенант оружие конфисковал?
"Достал ты меня, Завехрищев", - подумал Вадим и сказал:
- Но ты же видел, козел, что это не я. Ты же видел. Завехрищев ухмыльнулся, довольный.
- Видел. А кто поверит, что это сделал жмурик? Вот я и говорю: свидетели тебе нужны. Так что без нас с лейтенантом ты теперь никуда, херувимчик. Что предпочитаешь - компот отдавать или портянки стирать?
- Ну и дерьмо же ты, Завехрищев, - парировал красный как рак Вадим.
Селиванов сидел навострив уши, стараясь не пропустить ни единого слова.
- Не, ну ты наивняк, Петров, - добродушно сказал Завехрищев. - Чего ни скажи - веришь. Я тут, понимаешь, Ваньку валяю, а ты все за чистую монету принимаешь. Не, Петров, с тобой не соскучишься.
- У тебя совесть есть, Завехрищев? - спросил Вадим. - Ты когда-нибудь лучшего друга терял? Что ты за обормот такой?
- Во, Петров, молоток, - одобрительно сказал Завехрищев. - Уже огрызаешься. Уже не телок. А друга, между прочим, я терял. И не одного. И не тебе, сявка, об этом спрашивать.
Сказано это было без особой злости, но с таким выражением, что отбивало всякую охоту продолжать эту тему. Опасный человек этот Завехрищев, ох опасный. С двойным, а то и тройным дном, и каждое дно полным-полно дерьма. Это он изгаляется, пока рядом нет Велибекова, а при Велибекове молчит в тряпочку. И затеял он этот разговор только потому, что хотел освободиться от всех своих страхов, которых натерпелся в зоне. Это, кажется, называется энергетический вампиризм. Там потерял, тут нахапал.
БТР вдруг с ревом полез вверх на крутой подъем и начал вставать вертикально. Селиванов резко затормозил и дал задний ход, выруливая влево, чтобы не наехать на машину Велибекова.
- Ты что, сдурел? - сказал ему Завехрищев. - Откуда здесь горы?
- Ничего не понимаю, - заглушив мотор, пробормотал Селиванов. Впереди ровная дорога. Можете полюбопытствовать.
- Полюбопытствовать можно у Маньки за пазухой, - заметил Завехрищев, склонившись над его плечом, однако, потаращившись в смотровой люк, вынужден был признать: - Чушь какая-то.
Он выбрался наружу, переговорил о чем-то с Велибековым и, вернувшись в БТР, буркнул:
- Селиванов, давай за командиром. Битый час они колесили то по асфальту, то по тряским проселкам, пока не усекли, что Объект взят в кольцо, из которого просто такие выбраться. Велибеков попробовал пройти пешком - эффект оказался тот же. Лесная дорога, вихляясь, - уходила вдаль, а Велибеков вдруг резко и круто начинал подниматься по невидимой вертикальной стене, рискуя опрокинуться, но почему-то не опрокидывался, хотя и стоял параллельно земле.
Связь по-прежнему не работала.
- Попробуем через спутник, - сказал Велибеков, но, когда они вернулись к бункеру, оказалось, что связь не работает и через спутник.
Значит, это не кольцо, а сфера, и надежды на помощь с воздуха нет никакой. Другой вопрос, что сфера эта явление временное, проехали же они сюда, к Объекту, на двух БТРах и даже не моргнули. Выходит, не было тогда этой сферы. То она, понимаешь, есть, то ее, понимаешь, нету. Но может быть и так, что сфера эта с некоторых пор существует постоянно и работает по принципу односторонней проводимости: сюда - будьте любезны, обратно извините, - и вот это-то, пожалуй, больше всего походило на правду.
Вадиму, который, как привязанный, ходил за Велибековым и слышал, о чем тот переговаривается с Завехрищевым, все больше становилось не по себе, потому что речь шла о том, где безопаснее всего заночевать - в бункере, попеременно бодрствуя, или в БТРах, наглухо закрывшись, найдется ли хотя бы в одном из двух бункеров какая-нибудь провизия, ведь пищу сюда привозили из полковой кухни, есть ли тут запасы питьевой воды и как долго можно протянуть при существующей радиации, если вообще не выходить из бункера. Перспектива, одним словом, нулевая.
- Канализация, - сказал вдруг Велибеков, и у Завехрищева загорелись глаза.
"А действительно, - подумал Вадим. - По земле нельзя, по воздуху тоже, так, может, под землей этой чертовой сферы нету? Ну лейтенант, ну голова".
Они нашли колодец поближе к границе сферы, Чеплашкин с натугой отвалил люк, и Велибеков, сделав Вадиму знак следовать за ним, нырнул в узкую черную дыру с плескавшейся на дне водой.

Хозяин-барин - Баюшев Дмитрий => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хозяин-барин писателя-фантаста Баюшев Дмитрий понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хозяин-барин своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Баюшев Дмитрий - Хозяин-барин.
Ключевые слова страницы: Хозяин-барин; Баюшев Дмитрий, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов