А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Баюшев Дмитрий

Чистый разум


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Чистый разум автора, которого зовут Баюшев Дмитрий. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Чистый разум в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Баюшев Дмитрий - Чистый разум онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Чистый разум = 40.21 KB

Чистый разум - Баюшев Дмитрий => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Баюшев Дмитрий
Чистый разум
Дмитрий Баюшев
Чистый разум
На первых порах инспектор произвел двойственное впечатление. С одной стороны - представительный упитанный битюг с тяжеленной "волевой" челюстью, с другой - не соответствующая внешности мелочность, какая-то нарочитая суетливость, подозрительность. Чувствовалось, что если такой прицепится, то нескоро отстанет.
Глазки у битюга были голубенькие, безмятежные, умеющие, однако, наливаться свинцом. Звали его Аркадий Семенович Ильин. Кто бы мог предположить, что у Аркадия Семеновича за плечами десятилетний опыт космодесантника, руководство подразделением космической психогигиены, что теперь он - член Совета по внеземным связям, эксперт высшей категории по аномалиям чистого разума? Этого мы не знали. Мы видели перед собой крупного въедливого мужчину с обезоруживающей улыбкой, которой он как бы маскировал свою въедливость, инспектора, занимающегося расследованием несчастного случая. Ильин шатался по станции, разговаривал с людьми, к себе вызывал редко и ненадолго. Пользуясь своими правами, уединялся на посту контакта. Но в один прекрасный момент Тая пришла от него совершенно потерянная. Внешне она была по-прежнему эффектна: стройная, загорелая, в белой майке и голубых шортиках. Бросалась в глаза какая-то не свойственная ей подавленность.
Я сунул ей стакан с "тоником", который до этого собирался выпить сам.
- Он докопается, - сказала Тая, усаживаясь на низкую кровать и зажав руки между загорелыми коленями.
- Посмотрим, - я поставил стакан прямо перед нею на журнальный столик. - Собственно, докопается до чего? До ВИБРа? Он его сто раз видел.
- Что-то с фильтрами. Почему они не сработали?
- Мне кажется, это не в первый раз. - Было поздно, и я потихоньку готовил ей постель. - Я, например, лично задавал Черу вопросы и получал ясные ответы.
Понимаю, это нарушение, но покажи мне человека, который бы этого не сделал.
Просто-напросто кэпу не повезло.
У Таи сузились глаза...
Когда в постовую, куда я заскочил после вахты, вошел капитан, Вася Лаптев, дежуривший в этот раз на посту контакта, сказал вдруг: "Хочет поговорить с вами", - и уступил место. Капитан Фунтиков садиться не стал, будто общение с Чером было для него в порядке вещей. Не моргнув глазом, он приспособил к вискам присоски и спустя несколько секунд рухнул без сознания. В бессознательном состоянии Евгения Антоновича перенесли на корабль, с которым после нашей радиограммы прибыл Ильин и который сразу взял курс на Базу...
- Ладно, ладно, - сказал я. - Ничего страшного, Антоныч-то жив.
- Жив? - странным голосом переспросила Тая.
- Но ты же знаешь, - не совсем уверенно сказал я.
Тая покивала и заторможено сняла с вешалки халат. Чтобы не мешать, я перебрался в свою комнату...
Утром перед вахтой я устремился в душевую. Люблю по утрам ионный душ, особенно если всю ночь боролся с бессонницей. Бодрит, так сказать, и вдохновляет. Здесь уже плескался Вадик Коржиков, наш главный антенщик. Честное слово, я им залюбовался. По его торсу стегал душ Шарко, а он с невозмутимым видом читал с экрана бегущую строку последних новостей, которые гнали по всем телекорам станции прямо из радиорубки. Оставляя голову в покое, он плавно подставлял необработанные участки тела под тугую струю, чтобы вся площадь обрабатывалась равномерно. Восхищало его хозяйственное отношение к собственному организму.
Честно говоря, я завидую людям, которые способны часами качать ту или иную группу мышц. Вадик на это был способен. Наш спец по излучениям чистого разума отличался отменным телосложением. К сожалению, росту в нем было каких-то метр восемьдесят.
- Добрынин? - произнес Вадим ровным голосом, стоя ко мне спиной. - С Ильиным не разговаривал?
- Ждем, - ответил я, неторопливо раздеваясь.
- Что Тая?
- А что Тая? - переспросил я довольно агрессивно. Не нравился мне его интерес к моей жене.
Впрочем, я тут же об этом пожалел, потому что Вадька такого отношения к себе не заслуживал.
Он молча пошел выключать душ. Так же молча и быстро он оделся и уже взялся за дверную ручку, когда вдруг сказал, опять же стоя ко мне спиной:
- Таю к Ильину больше не пускай. Придумай что-нибудь.
И вышел, не дав мне рта раскрыть.
Очень интересно. Что-то ему такое известно об Ильине...
Тая уже проснулась, встала, но движения у нее были вялые, а глаза - как у мороженого судака, большие и глупые.
- О господи, какая мне чепуха снилась, - сказала она хрипловато. - Наш противник, оказывается, ребенок.
- Какой противник? - насторожился я.
- Ах, да, - она зевнула. - Ну, конечно же, не противник. Партнер. Подопечный.
- Ты про Чера, что ли?
- Да. Он ребенок и он потрясен.
- Ты что, рассказываешь мне свой сон? - спросил я. - Интересно. И что же дальше?
- Дальше - как обычно. Я проснулась.
- А перед тем, как проснулась?
- Он был испуган, что причинил кому-то вред.
- Действительно, чепуха, - сказал я. - Чистый разум - и испуг. Тем более потрясение. Несовместимо, а? Как ты думаешь?
- Я же говорю - это был сон.
- Понятное дело - сон, - согласился я. - После вчерашнего разговора и не такое приснится.
- Да, конечно, - Тая как-то сникла. - Аркадий Семенович намекал.
- На что? - удивился я.
- На то, что мы попали в зону аномалии.
Чего-чего, а этого я никак не ожидал. В нашем секторе - и аномалия? Совершенно непонятно. Аномалии - это угасающие отторжения Чера, результаты, так сказать, добровольной ампутации отмирающей части. Здесь же чистенький, здоровый и крепкий Чер.
- Пойдем на кухню, - предложил я и по дороге спросил: - Так о чем вы вчера говорили? Что-то очень неприятное?
- Ой, Толечка, я не могу объяснить, - проговорила она скороговоркой, включая электропечь. - Вот я астробиолог, а он меня ловит на неточностях. Ты понимаешь?
Он, неспециалист, мягко так, деликатно таскает меня, специалиста, за уши. Причем очень обходительно. Обходительный мужчина. Поставь, пожалуйста, воду... Но самое главное, вопросы. По смыслу - ерунда. Коротенькие необязывающие вопросики.
Начинаешь отвечать - и в такие дебри лезешь. То есть, вопросики-то квалифицированные. Тут и дураку ясно.
Тая вынула из холодильника все, что необходимо для легкого завтрака, то есть масло, молоко, упаковочку с красной икрой, сосиски, и набрала заказ на доставку новой порции, но уже на ужин.
- Короче, раскрутил он меня своими вопросиками почти до точки. - Она вынула из пакета ржаной хлеб и жестом показала, что его надо нарезать (будто я сам не знал). - Я уже рот раскрыла, чтобы рассказать про доработку ВИБРа, как вдруг он усмехнулся и спрашивает: суперпозиция? Вы что, мол, тоже до этого додумались? А вы, мол, знаете, девушка, он так и сказал - девушка, что одурманивание чистого разума неэтично? И тут он рассказал коротенькую историю про одного типа, который умудрялся доводить Чера до состояния эйфории. Как-то к нему подключался и гонял всякую похабщину. Я подумала: у нас почти то же самое. И подключение, и прекрасный контакт, и суперпозиция. А кто его знает, разум этот, что он там выискивает в наших глубинах и что потом в нас, в глубины наши, впихивает?
- Ну хорошо. - Я спрятал оставшийся хлеб в пакет и опустил сосиски в кипящую воду. - Пусть так. Но к чему он это рассказал?
Дело в том, что по станции уже ходили слухи про какого-то предприимчивого субъекта, ухитряющегося выходить на прямой контакт с Чером. Рассказ Ильина, который почему-то явился откровением для Таи, как бы подкреплял эти слухи компетентностью инспектора из Центра.
- С тем типом случилось то же самое, что и с нашим кэпом. Ильин назвал это информационным шоком. С одной разницей - наш капитан жив.
- А тот, значит...
- Вот именно. Как представлю, что это могло случиться с нами, так тошно становится.
- Давай-ка позавтракаем, - сказал я. - Сил нет, как есть охота.
По пути на вахту в свое навигационное хозяйство я хотел было заглянуть в рубку Коржикова, но передумал. Успеется.
Глыбообразный Сеня Рыбаков, которого я сменял, выразительно посмотрел на настенные цифровые часы. Я тоже посмотрел. Там было 8 час 1 мин. Эту минуту я потерял у дверей Коржикова.
- Хуже нет быть женатым, - завел свою песню Сеня, пока я устраивался в кресле дублера. - Вечно он не выспался, вечно он устамши, вечно он опоздал. Утвердился?
Расписывайся, да я пошел.
- Дуй, холостяк, - не глядя на запись в журнале, я расписался в приеме вахты. - Опять у тебя все в порядке. Преодолели, понимаешь, очередную космическую милю, а у тебя все в порядке. С каждой милей мы становимся старше, дружок. Заруби на носу.
- Ночью помеха шла. Вот из этого сектора, - Рыбаков привстал и, перегнувшись через пульт, щелкнул по экрану. - Не иначе - к дождю.
Все правильно, была помеха. В вахтенном журнале Сеня записал: "04 час 39 мин 52 сек. В секторе СВ-1735 визуально наблюдается помеха. Длительность помехи 1 мин (эта цифра зачеркнута) 02 мин 02 сек, следующая помеха через 03 мин с длительностью 02 мин 36 сек. Природа не ясна. Произведена запись помехи на дежурный осциллоскоп".
Чуть позже я разгадал характер этой серии помех, но сейчас моя рука непроизвольно потянулась к затылку.
- Я же говорю - не выспамшись, - сказал Сеня и ушел довольный собой.
Собственно, ничего сверхъестественного в этой записи не было. Наша станция исследовательская, дрейфующая, встречает на своем пути различного происхождения излучения, регистрирует их, отфильтровывает посторонние наложения и выдает на контроль. Одно из направлений нашей работы. Тут было другое. Выявленная Сеней помеха шла точно из района нахождения Чера, который для любого вида излучений являлся экраном или, скорее, отражателем. А если быть еще точнее, то мы с нашими мощнейшими психозондами пробились к нему после многочисленных безуспешных попыток, будто он был замкнут в защитном поле, как куколка в коконе. То есть, суммируя сказанное, можно было предположить, что Рыбаков зарегистрировал направленное излучение Чера. Такого еще не бывало.
И тут я вспомнил Таин сон, затем, почти тут же, странноватое предупреждение Вадима. На вызов по видеокому он ответил почти сразу. Некоторое время мы таращились друг на друга.
- Вообще-то я думал, что ты зайдешь, - сказал он, усмехнувшись.
- Ты один? - спросил я.
- Один, - он снова усмехнулся.
- У меня к тебе дело.
- Пойдешь обедать - загляни, - сказав это, Вадим отключился.
А случай-то, видно, серьезный, если Вадим не доверяет даже внутренней связи, коммутация которой не позволяет подключиться к линии и тем самым перехватить информацию.
Я поймал себя на том, что лезу в область психогигиены, и успокоился. И занялся работой, которая отбивала всякие посторонние мысли, так как свою работу я старался делать хорошо. Привычка, так сказать, воспитание, самоосознание, наконец, себя в полезном для общества проявлении. Но, несмотря на это, во мне моментально завелся микро-Добрынин, который немедленно приступил к арифметике.
Итак, чистый разум, для краткости Чер. Предположительно - это цивилизация, достигшая всех мыслимых высот и в силу своего развития отказавшаяся от бренности. Распространенность в галактике - неизвестна, возраст - неизвестен.
Обнаружен полтора земных года тому назад. В первой фазе обнаружения запеленгован дрейфующей станцией "Габарит" как объект, отражающий сигналы ДВ-локатора. Для "Габарита", не сменившего курс, оказался проницаем без какого-либо видимого ущерба, но с повальной галлюцинацией у членов экипажа. "Габарит" отправлен в зону карантина. Следующий этап - поисковая станция "Каскад". Станция была оборудована психозондирующими "поплавками". Рассказывать о "поплавке" сложно, да и не нужно, главное, что он "плывет" по радиоканалу к абоненту, как по течению.
Это при условии установления контакта с абонентом. Естественно, "поплавки"
прибивало обратно к "Каскаду". Контакт был осуществлен после множества попыток.
Объект позволил психозондам равномерно распределиться по своему участку протяженностью в 300 километров. "Каскад" искал связи по всем разумным частотам около двух недель, после чего вынужден был уступить место "Утесу". Если говорить честно, знаков отличия в первую очередь заслуживал трудяга "Каскад", но никак не "Утес". Кстати, "габаритчики" в это время находились в изоляторе и как бы выпали из благодатной зоны наград. Тем не менее, открытие Чера было приписано экипажу "Утеса". Такого грандиозного банка информации еще свет не видывал, и на его освоение были брошены крайне щедрые средства.
В настоящее время в районах локализации Чера постоянно дрейфовали жилые станции, в том числе наша, поэтически именуемая "Глыбой" (существовали названия и поизящнее, например - "Зелень", "Скирд", "Апельсон" и т. д.). Команды станций были малочисленны, что компенсировалось обилием автоматики.
Именно эта автоматика позволила одному умнику подключаться к Черу и втихомолку решать свои куриные проблемы. Для Чера это было раз плюнуть.
С этого умника и началось потребительское отношение к чистому разуму. Тот тип, про которого рассказал Тае Ильин, умудрялся подключаться к Черу напрямую.
Настраивая автоматику на биоритмы своего мозга, он вызывал ответную реакцию, в результате чего получалось довольно оригинальное наложение двух гармонических колебаний (суперпозиция) различного информационного уровня. Тип начинал мыслить масштабами Чера, а Чер - масштабами типа. Отловил его дежурный электрик, который зафиксировал несанкционированную утечку энергии. По крайней мере, мне преподнесли это именно в таком виде. Хотя, может быть, и приврали для пользы дела. А вот про то, что тип этот, по словам Ильина, испытал тяжелейший информационный шок, который отправил его к праотцам, никто из нас не знал.
Теперь по крайней мере было понятно, почему на "Глыбе" появился инспектор Ильин.
Все. Обед. Я сдал управление уже откушавшему эмэнэсу Люкакину и покинул вахту, спеша предаться чревоугодию. Но перед этим заглянул к Вадиму.
Мы прошли в оранжерею, которая располагалась на пути в столовую. Здесь всегда можно было найти укромный уголок, а также полакомиться спелым бананом или авокадо.
Вадим - парень не из разговорчивых, хмуроватый, можно сказать, парень, серьезный, а сегодня вообще какой-то суконный, будто работал три смены подряд.
Хотел я его маленько подковырнуть по этому поводу, но вдруг он сказал:
- На тебе что, всю ночь воду возили, что ли?
Стало быть, и у меня такая же безрадостная физиономия.
Нет, братцы, ночь надо спать, кому нужно это бдение? Хряпнул бы того же барбамила, благо от барбитуратов аптечка ломится, - и баиньки. Нечего уповать на ионный душ, если бессонница приняла хронический характер. А еще - нервы надо укреплять, братцы, вот что я вам скажу.
Мой ответ Вадиму был стандартный, на уровне песочницы и детского совочка:
- На себя посмотри, приятель.
- Что именно тебя интересует? - последовал немедленный вопрос.
- Видишь ли, Вадик, - сказал я. - Сегодня ночью Чер общался с кем-то из экипажа.
Игнорируя нашу технику.
- Что ты говоришь, - без всякого энтузиазма процедил Вадим.
- Точнее, общался он с двумя... товарищами. Одного товарища я знаю наверняка, а вот второй... Будем вычислять дальше или сам расколешься?
- Аристотель, - буркнул Вадим. - Будь добр, подай вон ту грушу.
Он, видите ли, не желал на моих глазах прыгать да скакать за высоко растущей грушей. Приподнявшись на цыпочки, я сорвал ее и подал со слащавой улыбочкой и поклоном, как официант в старинном кинофильме.
Вадим впился в сочный желтый плод и не успокоился до тех пор, пока не обглодал до косточки.
- Порядок, - сказал он, ополаскивая руки в фонтанчике. - Значит, так. Чер может связаться, игнорируя нашу технику, как ты изволил выразиться, с любым из нас, но это ему достается ценой больших потерь и не доставляет радости. Напротив, связь через Таин ВИБР ему нравится, он испытывает наслаждение. В чем тут суть - не знаю. Наверное, при прямом контакте он теряет много энергии, а тут все-таки мощный радиоканал. Так вот, наш разлюбезный Ильин лелеет мечту наложить на психозонд запрет - как на зонд прямого контакта. Он, оказывается, практикует именно на этих вещах. Чер сказал, что Ильин его обворовывает и лишает того минимума удовольствия, который он испытывает при общении с нами, то есть с мыслящей протоплазмой. Роль Таи мне не ясна, но Чер предупредил, что ей не стоит больше общаться с этим инспектором. И дело, как я разумею, вовсе не в психозонде, сам знаешь - он прост в изготовлении, а в его принципиальной новизне, стихийно возникшей после Таиных доработок ВИБРа. Почему я так думаю?
Объясню. Чер намекнул, что Таин вариант позволяет отфильтровывать ненужную ему информацию. Больше я ничего не знаю.
М-да, попробуй теперь состыкуй Вадькино изложение и Таин сон. Хотя она ничего толком и не успела рассказать, меня больше интересовал ее вчерашний разговор с Ильиным.
На всякий случай я сказал:
- Тут что-то не то.
- Ага, - согласился Вадим.
Не знаю почему, но во мне постепенно зрела уверенность, что от этого психозонда будет большой вред. Бывает иногда такое предчувствие грозящей опасности. Оно тем более сильное, если не знаешь, откуда ждать опасность.
- Тут есть один непонятный момент, - сказал Вадим.
- Какой именно?
- Зонды есть на всех станциях. Хуже того, они предусмотрены инструкцией по контакту. И вдруг появляется официальный чиновник, можно сказать создатель инструкции, и начинает на эти самые зонды накладывать запрет. Темновато?
- Действительно, - сказал я. - Действительно темновато... Если только это правда.
Вадим удивленно посмотрел на меня.
- Ты уверен, что Чер сказал тебе правду? Это, как-никак, ставит под сомнение деятельность Ильина.
- А зачем ему врать? - совсем уж удивился Вадим. - Как может соврать ребенок?
- Что ты сказал?
- Погоди, - Вадим опустил глаза. - Дай вспомнить. Ах, да, вначале была мощная посылка, что наш Чер очень юн.
- Все, сейчас мы окончательно запутаемся. Есть предложение подкрепиться и продолжить вечером. Вместе с Таей.
- Идет, - согласился Вадим. - Значит, первый товарищ - она?
- Вы очень проницательны, уважаемый.
Сразу после обеда меня вызвал Ильин. Эмэнэс Люкакин заскрипел было, что не обязан, что вахта - дело не его оклада, но потихоньку, полушепотом. Я не ответил, и он быстро успокоился. Понимал свою зависимость.
Опросом экипажа Аркадий Семенович занимался в кают-компании, днем обычно пустовавшей.
До этого я его видел лишь мельком, теперь разглядел получше. Ему под пятьдесят, и он похож на какого-то киноактера. Очень характерное такое лицо - с двумя продольными складками у рта, пристальным взглядом и редкой, но, как говорится, неотразимой улыбкой. Все это я выхватывал фрагментами, в процессе разговора, так как старался не встречаться с ним глазами. Терпеть не могу смотреть на человека в упор, тем более, если накануне этот человек был нелюбезен с моей женой.
- Меня интересует, Анатолий Иванович, где вы находились в момент происшествия? - начал Ильин.
- На месте происшествия.
- Да вы поконкретнее. Не стесняйтесь.
- В постовой.
- Так-так, и чем вы там занимались?
- Сидел в кресле.
- Нет, дорогой Анатолий Иванович, так не пойдет. Меня интересует зачем вы туда пришли, кто конкретно присутствовал, в какой момент в постовой появился капитан Фунтиков, ну и так далее. Понимаете? Меня интересуют подробности.
Я пожал плечами, но этого человека трудно было вывести из себя.
- Ну, хорошо, - терпеливо сказал Ильин. - Итак, вы сидели в кресле. Как вы оказались в этом кресле?
- Я был свободен от вахты, - разразился я наконец, и Ильин одобрительно кивнул.
- Зашел. Вдруг, понимаете ли, понадобится моя помощь? Чер не любит простых вопросов. Так что, как правило, во время сеанса нас там трое-пятеро, а то и больше.
- Вот видите, как чудненько, Анатолий Иванович, - обрадовался Ильин. А вы не припомните, кто еще присутствовал при этом?
- М-м... Коржиков. Гусейнов... Э-э... Я. Кэп, разумеется. Лаптев... Пожалуй, все.
- Так. Роль Коржикова?
- Ассистент.
- Гусейнова?
- Ассистент.
- Лаптева?
- Оператор на связи.
- Когда появился капитан?
- Буквально за несколько секунд до происшествия. Почти тут же Лаптев сказал что-то вроде: "Он хочет пообщаться с вами". Капитана почему-то не удивило, что Чер вызвал именно его, хотя должен был знать, что у нас связь обезличенная.
- Вы говорите очень интересные вещи. Значит, Чер различает индивидуальности?
- Не знаю. Не уверен. Может быть, он попросил руководителя, начальника, самого главного. Вам лучше спросить у Лаптева.
- Благодарю за совет. Обязательно спрошу. Честно говоря, Анатолий Иванович, мне нравится ваша правдивость. Мне кажется, что в пиковой ситуации вы поведете себя правильно. Понимаете, в нестандартной обстановке самое главное - это выбор верного решения, то есть выбор первого шага. Если он правильный, то и дальнейшая линия поведения будет оптимальной. Вы спортом занимаетесь?
- Разумеется. - Я был несколько сбит с толку его неожиданной тирадой.
- Прекрасно. Я так и думал. Спорт дисциплинирует тело и эмоции.
Он посмотрел на меня, усмехнулся и сказал:
- Меня очень волнует то, что Евгений Антонович испытал информационный удар. Так сказать, чистейший информационный нокаут. Это при блокировочных фильтрах, сами понимаете, дело ненормальное. Я приводил вашей жене пример, в каких случаях это становится возможным, так что не буду повторяться...
Хитрый, черт. Намекает, что между мужем и женой нет секретов.
- ... В связи с этим к вам, Анатолий Иванович, как к навигатору, технически подкованному человеку, у меня вопрос: не мог ли кто-нибудь, отвлеченный индивид, скажем, доработать психозонд на прямое подключение, минуя фильтры?
- Это исключено, - уверенно сказал я.
- Рад был познакомиться, - давая понять, что беседа окончена, Ильин встал, протянул мне твердую, как кирпич, ладонь. - Не забудьте о выборе первого шага.
Это вам поможет в трудную минуту.
Улыбка преобразила его угрюмоватое лицо, глаза из стальных превратились в пронзительно голубые, веселые, и тут я вспомнил, где его видел раньше. Перед самым уходом в экспедицию, еще на Земле, по телекору. Показывали старую хронику о космодесанте в Зону Освоения, увлекательную и захватывающую, как хороший детектив. Вот тебе и киноактер. А мы-то, пентюхи, были убеждены, что это обычный бюрократ из Управления. Значит, хватка у него, как у всякого десантника, мертвая. Сейчас он ищет зацепочки, мелкие, вроде бы ничего не значащие факты, собрав которые воедино, он сможет развернуться по-настоящему. Вот тогда только держись. Но почему с Таей он обошелся так сурово? Вчера она пришла измочаленная, выжатая. Может, он женоненавистник? Есть, говорят, такие. И вообще, кто он, в конце концов, такой, этот Ильин? Судя по всему, он исследует возможности прямого контакта с Чером. То есть, тут я неточен, не исследует, а ищет нарушения в системе контакта. С тем, чтобы, как сказал Вадиму Чер, их пресечь.

Чистый разум - Баюшев Дмитрий => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Чистый разум писателя-фантаста Баюшев Дмитрий понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Чистый разум своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Баюшев Дмитрий - Чистый разум.
Ключевые слова страницы: Чистый разум; Баюшев Дмитрий, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов