А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Фармер Филип Хосе

Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший автора, которого зовут Фармер Филип Хосе. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Фармер Филип Хосе - Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший = 61.09 KB

Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший - Фармер Филип Хосе => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Пир потаенный - 2
Филипп Х. Фармер
Гоблин осатаневший
Посвящение
Джеку Кордесу, обитающему порой в Пеории, штат Иллинойс, а порой-в ветхозаветной Валгалле.
Аннотация Филиппа Хосе Фармера
Хотя редакторы «Эйс букс» и настояли на публикации данной книги под моим именем, в действительности я только подготовил ее текст к печати, а рукопись принадлежит перу доктора Джеймса Калибана. Док Калибан сам избрал форму третьего лица как «наиболее уместную для изложения автобиографии». Ему представляется, что так выходит беспристрастнее. Мне же сдается, что Доку просто не по нутру описывать собственные похождения от первого лица. Он вообще не переносит панибратства-во всяком случае, с абсолютным большинством. Но ведь даже самой высокой горе случается отбрасывать тень.
* * *
В тени туч и деревьев мелькали три силуэта. Полная луна стояла высоко над альпийским пиком Грамз, что в Черном лесу на самом краю Германии, в считанных милях от щвейцарской границы. Темные поджарые облака голодной волчьей стаей проносились под холодным светилом, как бы подхлестываемые его колючими лучами. Мрачные тени гарцевали по отвесным западным склонам Грамза, с ходу набрасываясь на приземистую громаду замка, оседлавшего неприступную вершину, чтобы затем в бессильной злобе скатиться в пропасть, к сверкающей там узкой ленте реки Толл.
Силуэты, мелькающие чересполосицей лунной светотени, принадлежали трем путникам, которые продирались сквозь усеянный валунами густой подлесок. Один из них, шагавший впереди, был верзила под семь футов ростом, сложенный как Геркулес, блики лунного света играли на бронзовой его лысине. Случись дело днем, запомнился бы и цепкий взгляд его глаз-зеленовато-серых в мельчайшую желтую крапинку.
Второй, ростом лишь немного ниже, из-за чудовищной ширины плеч и необъятного брюха казался рядом с первым едва ли не карлой. Впечатление усиливали непропорционально длинные руки, короткие ноги-обрубки, низкий и покатый лоб, массивные надбровные дуги, приплюснутый нос с широко расставленными ноздрями и лишь смутный намек на подбородок, утонувший в складках могучей шеи. Не выпадали из общей картины и уши, заостренные, точно у волка, а также ежик волос цвета ржавых гвоздей.
Последний из троицы ростом был с толстяка, но поджарым, что твой грейхаунд, с лисьими чертами лица и иссиня-черной, как у апачей, прямой шевелюрой.
Лидер троицы шагал споро, невзирая на увесистый рюкзак за плечами. Толстяк, пыхтя и отдуваясь, окликнул забежавшего вперед приятеля. Его голос напоминал медвежий рык из глубокой берлоги.
– Имейте же совесть, Док! Вы прикончите меня!
– Да, Док, – поддержал третий. – Может, посадите его себе на закорки? Потащите старого олуха Пончо ван Вилара как младенца. Он ведь у нас и впрямь сосунок. Посеял где-то свою пустышку, Пончик? Достать запасную?
Обернувшись, гориллоподобный толстяк рявкнул:
– Заткнись, Берни Банкс! Только тебя еще мне недоставало! Я бы не спекся так, когда бы не один охламон сзади, постоянно наступающий мне на пятки! К тому же, тебе не приходится тащить такой вес, как у меня, чучело ты огородное!
– Привал, – кратко объявил гигант, присев на край валуна и терпеливо поджидая отставших спутников. Хотя он запросто мог бы ускорить шаг и добраться до вершины вообще без остановок, особого вреда в передышке он не видел. Как не находил его, впрочем, и в вечных перебранках Пончо ван Вилара с Берни Банксом. Это напоминало добрые старые времена, когда их отцы, копиями которых стали теперь сыновья, точно так же вечно пикировались на ходу.
Пока отставшие, привычно обмениваясь очередными любезностями, нагоняли, командир маленького отряда перевел взгляд на пепельно-серебристый склон. Как раз в этот момент туча, в клочья иссеченная лунными хлыстами, приоткрыла светило, вновь пролившее ледяное молоко на черный schloss c многочисленными его зубчатыми башенками-все еще в шестистах футах над головой. Издалека нижние стены замка казались гладкими как ладонь. Но после дневного полета над цитаделью на геликоптере командир знал, что трещин и выступов там хоть отбавляй. Тщательно изучив фотографии, он заранее наметил оптимальные маршруты-сразу несколько, на случай непредвиденных обстоятельств.
Запустив руку в карман жилета под необъятной курткой, Док Калибан извлек пакетик стимуляторов и наделил ими своих запыхавшихся сотоварищей: Берни Олбани Банкса и Вильяма Грира ван Вилара. Проглотив по пилюле, те заметно приободрились.
Калибан двинулся дальше. Луна то ныряла в облака, то вновь выигрывала у них свой гандикап по Млечному пути. Последние шестьсот футов подъема оказались самыми трудными. Стена местами становилась совершенно отвесной. Все трое напялили на руки специальные пластиковые диски-присоски, разрежение в которых регулировалось рукояткой внутри жесткой перчатки.
Достигнув стыка скального монолита с фундаментом замка, они перевели дух. Отсюда стали двигаться еще осторожнее. Луна в разрывах облаков теперь становилась им скорее помехой. Впрочем, в ее предательском свете трое верхолазов стороннему наблюдателю могли бы показаться небольшими скальными выступами-настолько замедлилось теперь их восхождение, прерываемое постоянными остановками. И все же троица неуклонно приближалась к своей цели-узенькому окошку в шестидесяти футах от основания замка.
За мгновенье до того, как Док Калибан достиг амбразуры, внутри нее вспыхнул свет. Зависнув на левом присоске, Док свернул и засунул в футляр другой. Затем достал из-под куртки тупорылый малокалиберный автомат, снаряженный разрывными пулями. Точность боя у крохотульки, разумеется, та еще, зато скорострельность на уровне-магазина в полсотни патронов едва хватит на пять-шесть секунд огня. К тому же в рукоятке скрывалась емкость со сжиженным горючим газом, при необходимости превращавшая и без того небезобидную игрушку в грозный огнемет.
На случай, если кто-то вдруг вздумает выглянуть в окошко, Док Калибан перевел предохранитель на газ и застыл с пальцем на спусковом крючке. Но никто не показывался, внутри не раздавалось ни звука. Свет, однако, не гас.
Спустя минуту-другую Док убрал автомат и, снова оснастив правую руку присоском, продолжил свое по-черепашьи медленное восхождение. Достигнув карниза, замер. Свет выхватывал узкий фрагмент лестничной площадки из дикого камня и деревянную, обшитую стальными полосами дверь прямо напротив. Саму амбразуру делил надвое толстый вертикальный прут, за ним было стекло, но все это не являлось серьезной преградой.
Зависнув на левом присоске, Док выпростал из нагрудного кармашка два длинных проводка и намотал один на нижнюю часть стального стержня. Затем, ухватившись за сам прут и сбросив давление на присосок, он подтянулся на одной руке и намотал второй проводок на самый верх прута. Снова вооружась присосками, Док сполз в тень и наощупь нажал в кармане кнопку на крохотном пульте.
Из проволочных обмоток весело брызнули искры. Док не мешкая подтянулся к амбразуре, выломал пережженный прут и аккуратно пристроил его в уголке оконной ниши. Затем забрался туда сам и, скорчившись в три погибели, тщательно прощупал оконную раму. Похоже, здесь, куда долетали одни только орлы, напороться на сигнализацию им не грозило, но существовал лишь один способ окончательно в том убедиться. Налепив свой присосок на стекло, Док обвел контур алмазом, после чего легонько надавил и бесшумно спрыгнул вовнутрь. Уже через минуту в амбразуру с трудом пропихивал свои телеса Пончо. Он хрюкнул, когда плечи застряли в проеме, и Берни, где-то под ним, не преминул поинтересоваться:
– В чем проблема на сей раз, жиртрест?
Он, конечно, не мог видеть, что творится там, наверху, но вполне мог себе представить.
Когда голова Берни выросла над краем амбразуры, Пончо уставился на него в упор с дьявольской гримасой:
– Ты что-то вякнул, дохляк?
– Ну, будет тебе паясничать! – вздохнул Берни. – Я устал висеть здесь, как летучая мышь! Может, кому это и по кайфу, есть тут среди нас такие бетманы, но только не мне. Посторонись-ка, пузан!
Пончо поднес к носу Берни могучий, поросший рыжей щетиной кулак.
– Чуток подпихнуть-и ты споешь нам лебединую песню без крылышек.
– Нет времени на пустой треп, – вмешался Док Калибан, и Пончо, нехотя посторонившись, позволил Берни забраться внутрь. Док попытал счастья с дверью, но та даже не шелохнулась. Тогда он, держа наизготовку автомат, установленный на газовый режим, стал осторожно спускаться по узенькой винтовой лестнице. Следом двинулись по одному Пончо и Берни-оба с таким же оружием.
Они совершили полных три витка спирали, прежде чем выбрались на очередную площадку. Здесь тоже оказалась дверь, распахнувшаяся на сей раз легко и без скрипа. За нею-три ступени вниз-открылось просторное помещение с ложем под балдахином в дальнем конце и прочей массивной мебелью мореного дуба по углам. Множество гобеленов украшали стены дикого камня. С голых участков на незваных гостей слепо таращились головы животных, целая галерея охотничьих трофеев: лось, слон, носорог, африканский буйвол, американский бизон, волк, лев, тигр, леопард, ягуар, медведь. Все экземпляры один к одному, как на подбор, но ничего экстраординарного. Такие трофеи можно отыскать в бильярдной любого толстосума, охочего до подобных кровавых развлечений.
Лишь на столе в углу, возле огромного камина в западной стене, громоздилась туша животного, с которым Док в жизни еще не сталкивался и знал только по рисункам, сделанным со слов очевидцев, или же по весьма сомнительным фотоснимкам.
– Tatzelvurm – констатировал он.
Схожая с ящером рептилия достигала добрых пяти с половиной футов, не считая змеевидного хвоста. Кожа, густокоричневая на спине, ближе к брюху заметно светлела. Из массивного округлого туловища едва проступало тупое хищное рыло, по бокам торчали четыре удивительно хрупкие для такой туши лапки. Круглые буркалы чучела полыхали ядовито-зеленым, точно живые.
– Что еще за Tatzelvurm такой? – буркнул Пончо.
Стоя рядом с чудищем, он, если позабыть на миг про одежду, составлял в паре с ним прекрасную палеонтологическую композицию: неандерталец после удачной охоты на ящера.
– Рептилия, которая, если верить слухам, до сих пор обитает в Альпах, – пояснил Док. – Накопились сотни свидетельств, достаточно близко совпадающие в деталях, чтобы оставались какие-то серьезные сомнения в ее реальном существовании. Гигантская разновидность саламандры. Самый солидный экземпляр из встречавшихся до сих пор-три фута. Тот, что перед нами, куда крупнее. Интересно, где это Ивольди сподобился разжиться такой экзотикой? И когда именно?
Слой пыли, покрывающий мебель и все экспонаты, указывал, что комнатой давно не пользовались. И ничего связанного с целью их визита здесь также не наблюдалось.
Калибан все же обошел помещение по периметру в поисках тайных входов или сигнальных датчиков. Спустя минуту троица уже вновь спускалась по винтовой лестнице. Со следующей площадки открывался коридор, ведущий к северной части замка, с тремя дверьми вдоль левой стены и одной в торце. За первыми тремя обнаружились нежилые помещения с грудами самого различного антикварного барахла-коробки, мебель, картины. Распахнув последнюю дверь, Калибан увидел еще одну гигантскую спальню, также всю увешанную гобеленами и обставленную старинной мебелью. С единственным заметным отличием-экспонатов для зоологического музея здесь не наблюдалось. Зато угли в камине еще теплились, а смятая постель хранила свежий отпечаток тела.
За высоким деревянным экраном с изображенной на нем средневековой батальной сценой обнаружилась дверца встроенного шкафа. Одежда в шкафу, явно женская, поражала разнообразием.
– Похоже, хозяйка-любительница костюмированных балов, – отметил Пончо. – Или коллекционер музейных нарядов.
Шкафа таких размеров вполне хватило бы, чтобы разместить в нем приличную современную спальню. Перебирая тряпки, три незваных гостя как бы совершили краткое путешествие по эпохам-начиная примерно с середины семнадцатого века. Большинство костюмов хранились запечатанными в герметичные пластиковые мешки с каким-то газом, очевидно, инертным.
Все это было захватывающе интересно, но ведь в замок они явились не по путевке от турагентства Кука. Калибан, не любивший попусту расходовать слов, бросил: «Идем!»-и захлопнул дверцу. Все трое двинулись к выходу.
В этот момент за спиной раздался мягкий шорох. Первым его уловил Калибан, обостривший свой слух специальными, им же самим составленными препаратами. Он уже успел развернуться и принять боевую стойку, пока спутники только начинали поворачивать голову. Часть гранитной стены отъехала в сторону, и из черноты проема в комнату струились серые тени. Это были канадские лесные волки и двигались они практически бесшумно, не считая легкого клацанья когтей по полированным мраморным плитам. На лбу у каждого белела нашлепка размером с половинку шарика для пинг-понга.
Из проема выскочила добрая дюжина матерых хищников-клыки ощерены, из пасти бежит слюна, могучие челюсти, способные единым махом сломать человеку запястье, готовы вот-вот сомкнуться.
Вожак стаи, целивший людям в тыл, чтобы отрезать от выхода самого дальнего, Берни, уже в прыжке вместо намеченной хилой жертвы внезапно увидел перед собой бронзового гиганта с серо-зелено-желтыми глазами-это было последнее, что хищник успел осознать. Мускулистая рука подхватила его на лету за горло, и Калибан волчком крутанулся на месте. Волк, смазав Берни хвостом по лицу, смачно впечатался в дверь и пал бездыханным.
А Калибан, продолжая выделывать замысловатые свои пируэты, в молниеносном выпаде обрушил ребро ладони на шею второму зверю. Волчьи позвонки сломались с треском, напоминающим удар топора по молодой сосенке.
Пончо, прекрасно сознающий необходимость соблюдать тишину, в пылу смертельной схватки отбросил всякую сдержанность. Его первый боевой клич прозвучал, как басовый рокот смычка по воловьей жиле внутри горного грота, каждый следующий-все выше и выше. Чудовищные кулаки-кувалды молотили тварей по чувствительным носам, крушили черепа, вминая в плоские лбы загадочные шарики. Он даже успел, и как минимум дважды, пальнуть из автомата с левой руки. Дважды сам грохался на спину под тяжестью хищников, запустивших клыки в пластиковую кольчугу, и, как медведь, грузно подымался снова.
Берни тоже перебросил автомат в левую руку, правая же внезапно ощетинилась шестидюймовым лезвием. Как балетный танцор кружился он среди волчьих тел, кланяясь, отскакивая, взрываясь неуловимыми выпадами. Затем рухнул навзничь под весом повисшего на плечах матерого самца, и еще двое хищников метнулись добивать беззащитную жертву.
Жутко взревев, Пончо угостил одного из своих «опекунов» таким ударом по загривку, что тот бездыханным полетел в кучу-малу над Берни. Затем ухватил другого насевшего на приятеля волка за хвост и рванул на себя. Тот, судорожно суча лапами, извернулся, пытаясь цапнуть обидчика. Но Пончо, придавив хищника собственной тушей, свернул ему шею, как былинку. Еще один зверь напрыгнул на толстяка сзади, чтобы тут же впечататься в стену возле Дока Калибана.
Берни завопил от боли, когда волчьи клыки защемили лодыжку. Если бы не пластиковая броня практически с головы до пят, он бы уже смело мог заказывать себе протезы. Пальнув в мучителя, Берни перекатился и, резко выбросив руку с ножом, лишил еще одного хищника глаза вместе с доброй порцией мозга.
Калибан, ухватив двух волков за глотки, без устали молотил их друг о друга лбами. Третий же тем временем изодрал штаны на нем буквально в клочья. Безжалостные клыки причиняли Доку невыносимую боль, но он не проронил ни звука. Методично добив двух первых и отбросив их в сторону, он с каменным лицом наклонился, ухватил третьего за уши и резко рванул вверх. Зверь, дико взвизгнув, бросился к своей темной норе. Но, не достигнув цели, вдруг затормозил, странно содрогнулся-и атаковал Дока снова.
Загадочное мужество окровавленного безухого волка изумило Калибана. Объяснить такое странное поведение можно было лишь каким-то внешним воздействием на волчью психику, видимо, при помощи таинственного полушария у него между ушами.
Поднырнув под взлетевшего в прыжке хищника, Калибан резко взметнул руку. Жестокий удар в брюхо подбросил зверя еще выше, и, совершив неуклюжий кульбит, тот шмякнулся на пол уже мертвым.
Неожиданно битва закончилась. Наступила тишина, прерываемая лишь тяжелым дыханием Пончо и Берни. Удивительно, но даже в разгар схватки волки не рычали, вообще не издавали ни звука, если не считать предсмертных всхрипов.
Ноздрей Дока Калибана достиг резкий запах пороха, смешанный с густой вонью пролитой волчьей крови. Прошли времена, когда он, не приемля в принципе убийств, все же смаковал ароматы боя. Док помнил лишь единственный случай, когда эликсир бессмертия, оказав некое побочное воздействие, заставил насладиться убийством. Теперь Калибан мог переносить подобное только в силу необходимости. «Двинулись!»-бросил он, и приятели, не мешкая, подобрали свое оружие. Участок стены уже успел вернуться на прежнее место. Очевидно, тот невидимый, кто дергал за ниточки, собирался открыть его снова, лишь когда приготовится выпустить на волю новый вид смерти. Возможно, впрочем, что вход управлялся слепой автоматикой, тогда не мешало бы поискать контрольный щит. Но Док, как бы ощущая на затылке чей-то незримый взгляд, стремился поскорее убраться с места схватки. А кроме того, где-то в недрах замка, возможно, уже вовсю заливались тревожные зуммеры.
Напоследок Док сорвал с волчьих лбов несколько нашлепок, и вся троица снова ввинтилась в лестничный штопор. В тишине, царившей под мрачными сводами, до них вдруг донесся приглушенный гул вертолетных двигателей, сопровождаемый беглым винтовочным огнем. Затем раздался грохот, похожий на взрыв бомбы, и следом-едва слышно-вопли.
Пончо разразился одним из видов своего неожиданно визгливого смеха (всего в его наборе имелось два различных), после чего заметил:
– Похоже, сегодня у Ивольди гостей хоть отбавляй, а, Док? И все такие нежданные.
– Ты прав. Сдается, какой-то умник атакует замок в лоб, – бесстрастно отозвался Калибан. – Так или иначе, нам это только на руку.
И они продолжили свой спиральный спуск с оружием наготове, но, пройдя еще четыре этажа, не встретили ни единой живой души. Звуки боя, однако, стали теперь явственнее и доносились откуда-то из передней части замка. Через открытую оконную амбразуру приятели распознали чавканье лопастей сразу нескольких геликоптеров. Снова прогремели взрывы, на сей раз больше похожие на разрывы гранат.
Задворки замка нависали над краем пропасти в 2600 футов. С фасада к замку вел куда менее крутой склон. Дорога, выбегая из ворот через подъемный мост, петляла серпантином в густом ельнике и приводила к деревушке Грамздорф, шестьсот жителей которой зимой пробавлялись скромным доходом с немногочисленных посетителей горнолыжного курорта да любителей минеральных вод, а летом-в основном с собственных огородов. Лыжные трассы с горы Хеушреке пролегали как раз через долину Грамз.
Откуда бы ни явились эти невольные союзники, но уж никак не из Грамздорфа. Калибану оставалось только гадать, кому он обязан столь нежданной поддержкой.
Пройдя еще этаж, наша троица очутилась в огромном пышно обставленном холле. Такая зала сделала бы честь даже дворцу слабоумного Людвига, короля Баварии. Ивольди уже многие сотни лет, а то и тысячелетий, коллекционировал произведения искусства, хотя первое упоминание о самом его замке датировалось, если верить местным хроникам, лишь 1241-м годом. Но у Дока имелись веские основания полагать, что тот возведен на куда более древнем фундаменте, относившемся, возможно, ко временам еще до Римской империи. Он считал, что под старинным сооружением, глубоко в недрах скального основания, таятся обширные залы и переходы, бесчисленные этажи катакомб, вырубленных в камне в невообразимо давнюю эпоху.
Лестничная спираль ныряла дальше вниз, но теперь Док выбрал направление на шум боя. Сделав краткую остановку, он извлек из рюкзака шесть пластиковых кругляшей величиной с тенисный мячик со штырьком в боку и раздал каждому по два. Все трое поспешили через бесконечную анфиладу залов, обстановка и objets d'art в которых привели бы в неописуемый восторг любого даже самого искушенного искусствоведа.
Дойдя до толстенной, сплошь покрытой золотой филигранью мраморной колонны, Док притаился за нею. Оглушительный треск винтовочной и пистолетной пальбы доносился уже из ближайшей залы. В двери ввалился некто, тут же рухнувший навзничь. Под убитым быстро расползалась лужа крови.
В помещение сунулся еще один, сторожко поводящий по сторонам стволом автомата. Успокоенный увиденным, охранник обернулся и помахал кому-то рукой.
– Они отступают, – прошептал Калибан. – И прокладывают путь для Ивольди.
Доку даже не верилось, что зверь так скоро набежит на ловца. Всего четыре дня назад он получил сообщение, что Ивольди замечен в Париже. Три дня сроку донесению о том, что тот на вертолете вылетел из Фрейбурга в Грамз. Разумеется, этим сведениям предшествовали пять месяцев кропотливой поисковой работы. И вот логово тысячелетнего гнома наконец установлено, и клещи вокруг него, казалось бы, неумолимо смыкаются. Но Ивольди не дожил бы до немыслимых своих лет, будь он хоть изредка беззаботен, лишен шестого чувства-обостренного нюха на опасность. И Калибан усматривал некий подвох в том, что столь скоро удалось добраться до цели.
Отчасти такое предчувствие объяснялось невольным трепетом, который Доку внушали все члены Девятки. Ведь это именно они угостили Дока эликсиром, позволяющим и в шестьдесят шесть по-прежнему ощущать себя двадцатипятилетним. Ведь это они тайно управляли миром на протяжении тысячелетий. И если не властвовали в открытую-хотя, судя по тому, что знал Док, вполне могли бы, – то сосредоточили в своих руках мощь, равной которой на планете не было, превышающую силы всех государств, вместе взятых. Док Калибан, выступивший против них в порыве благородного негодования и приступе невольного отвращения, не мог открыть миру правду. После подобной декларации он не протянул бы и дня. Более того, мир просто не поверил бы, Дока сочли бы обыкновенным параноиком.
Жуткую Девятку возглавляла злобная карга Аньяна, дамочка по крайней мере тридцати тысяч лет от роду, и с каким наслаждением Док взял бы ее на мушку первой! Без нее и остальные не внушали бы такой ужас. Хотя Ивольди тоже далеко не подарок. Он собственноручно уничтожил тысячи и тысячи покушавшихся на его драгоценную персону.
В зал ввалились еще трое бугаев с автоматами наизготовку. Док извлек из кармана одну из своих шаровидных бомб и стал нетерпеливо ждать, украдкой выглядывая из-за колонны. Ожидание не затянулось-Док мигом признал седую гриву и длинные бакенбарды плечистого карлы, морщинистое, как шея грифа-стервятника, лицо, длинные загребущие лапы и безобразно скрюченные ножки. Гном был облачен в некое подобие комбинезона из барсучьих шкур-возможно, для каких-то ритуальных целей, а возможно-что для его лет неудивительно-просто-напросто для тепла.
Крутанув и выдернув ось из крохотного глобуса, Док сделал шаг в сторону и метнул бомбу в цель.

Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший - Фармер Филип Хосе => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший писателя-фантаста Фармер Филип Хосе понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Фармер Филип Хосе - Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший.
Ключевые слова страницы: Пир потаенный - 2. Гоблин осатаневший; Фармер Филип Хосе, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов