А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Черненок Михаил

Брызги шампанского


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Брызги шампанского автора, которого зовут Черненок Михаил. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Брызги шампанского в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Черненок Михаил - Брызги шампанского онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Брызги шампанского = 195.21 KB

Брызги шампанского - Черненок Михаил => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



sad369 (7.07.2008)
«Брызги шампанского»: Мангазея; Новосибирск; 2004
ISBN 5-8091-0042-2
Аннотация
«…Труп одетого в расстегнутый камуфляжный комбинезон молодого мужчины лежал на подрастающей после укоса луговой отаве возле большого стога сена… На полосатой тельняшке, плотно обтягивающей могучую грудь потерпевшего, блестела крупная цепочка с золотым крестом внушительного размера. Пальцы безжизненно откинутой правой руки украшали золотое кольцо и массивный перстень…»
Неизменным героям детективных романов Михаила Черненка – Антону Бирюкову, Славе Голубеву и их коллегам – на этот раз с избытком хватило криминальных загадок.
Михаил Черненок
Брызги шампанского
Глава I
Тихим солнечным утром в кабинет районного прокурора Бирюкова вошел невеселый следователь Петр Лимакин и со вздохом огорченно проговорил:
– Опять ЧП, Антон Игнатьевич…
Бирюков захлопнул папку с текущими бумагами. Встретившись взглядом со следователем, спросил:
– Что случилось?
– На раздоленских лугах то ли охотник какого-то мужика застрелил, то ли его самого какие-то злодеи замочили.
– Почему такая смутная информация?
– Десяток минут назад дежурному милиции позвонила, судя по голосу, молодая женщина и так вот смутно доложила. Дежурный, разумеется, стал уточнять. Мадам протараторила, что на рассвете с лугов доносилась ружейная пальба, и телефон внезапно отключился.
– Не выяснили, откуда звонок был?
– Видимо, из села Раздольного, поскольку лишь там могут быть слышны выстрелы с лугов.
– Надо было дежурному сразу туда позвонить.
– Звонил. В колхозной конторе ни один номер не отвечает, будто все вымерли. А домашних телефонов там ни у кого нет. Женщина вроде бы по сотовой связи говорила.
Бирюков глянул на перекидной настольный календарь:
– Сегодня с утренней зорьки открылся охотничий сезон на уток. Ружейная пальба на лугах, где множество озер, объяснима, но трудно поверить, что в хиреющем селе у кого-то завелся сотовый телефон. Это же дорогое удовольствие.
– За околицей Раздольного проходит Кузбасская автотрасса. Может, проезжавшие богачи с мобильной радиосвязью завернули в сельскую шашлычную перекусить. Там уже несколько лет функционирует частная харчевня… – Следователь помолчал. – Что будем делать?..
– Собирай оперативную группу. Придется съездить в Раздольное.
Первым из участников опергруппы в прокуратуру заявился располневший не по годам судебно-медицинский эксперт Борис Медников. Буркнув от порога «здрасьте», он провел ладонью по вспотевшей лысине, поставил на пол служебный саквояж с красными крестами по бокам и, усаживаясь в кресло возле прокурорского стола, с напускной ворчливостью заговорил:
– В цивилизованных странах мужики по субботам в гольф играют или виски со льдом через соломинку пьют. А в нашей забавной державе при наших чудаковатых блюстителях закона ни в будни, ни в выходные покоя нет.
Бирюков улыбнулся:
– Не пыхти, доктор. Преступники не считаются с нашими планами. Мы с Лимакиным редко по субботним дням отдыхаем.
– Ну и флаг вам в руки! Хотя гордиться в общем-то нечем. Сами виноваты. В гуманизм играете с мафиозными кланами, а те, распоясавшись, хлещутся напропалую в кровавых разборках. Скоро поедем на дело или будем ждать, пока в трупе опарыши заведутся?
– Соберем оперативников и поедем.
– Пока все соберутся, я от скуки с ума сойду.
Бирюков достал из стола оставленную кем-то из посетителей почти полную пачку «Мальборо» и протянул судмедэксперту:
– Перекури, Боря, успокойся. – Заметив на лице Медникова скептическую усмешку, спросил: – Не нравится мой презент?
– Ничего «брезент», сгодится. Дареного коня, как известно, к стоматологу не водят…
Едва судмедэксперт прикурил сигарету, появились оперуполномоченный уголовного розыска энергичный крепыш Слава Голубев и эксперт-криминалист Тимохина – моложавая стройная шатенка в форме майора милиции.
– Оперативный УАЗ подан к парадному подъезду! – глядя на Бирюкова, громко выпалил Голубев. – Поехали, Игнатьич?..
Медников, мечтательно выпуская к потолку густое облако табачного дыма, поперхнулся:
– По-погоди, сы-сыщик… Чего шустришь, будто черт, выпрыгнувший из табакерки? На свадьбу или к любимой женщине торопишься, что ли?..
Голубев живо глянул на него:
– Кончай, эскулап, дымить, как паровоз. Минздрав России предупреждает: курение опасно для вашего здоровья. Досрочно помереть можешь.
– В России вообще жить опасно, и досрочно гигнуться у нас можно не за понюшку табака. Скажи быстренько, кого ухлопали в Раздольном?
– Приедем – увидишь.
– Ясно. Опер, а ничего не знаешь.
– Не подначивай, Боренька. С божьей помощью все разузнаем…
Глава II
Основанное почти столетие назад, в период Столыпинской реформы, село Раздольное находилось в тридцати километрах от райцентра. Выбиравшие для него место переселенцы были людьми смекалистыми и обосновались в лесостепной полосе, где условия для крестьянской жизни благодатные. Особенно здесь славились расположенные на заливных лугах сенокосные угодья и выпаса. Осенью на обширных луговых озерах табунились несметные стаи водоплавающей дичи, что привлекало сюда множество охотников из самых разных мест. Поскольку на Руси охота без бутылки – явление редкое, а алкогольная мера – понятие растяжимое, то в чрезмерно разгоряченных у охотничьего костра компаниях, случалось, вспыхивали рукопашные схватки. Бывало, в хмельном угаре особо задиристые и за ружья хватались, однако до убийств обычно пьяные страсти не доходили.
Дрались по пьяной лавочке и в селе Раздольном. К счастью, у сельских драчунов огнестрельного оружия не имелось. Самыми вескими аргументами при выяснении отношений у них были подвернувшиеся под руку палка или обломок кирпича. Одуревшие от алкогольных суррогатов мужики квасили друг другу носы, до крови разбивали лица, били по ребрам, но до смерти никого никогда не забивали. Словом, хмельные конфликты охотников и крестьян обходились без похорон. Лишь несколько лет назад, в самый крутой период антиалкогольной кампании, здесь произошло, как грустно пошутил судмедэксперт Медников, «два летальных исхода от борща». Молодая загульная доярка и ее сожитель-бомж переборщили украденным из колхозного гаража стеклоочистителем и без особых мучений, в беспробудном сне, отдали свои грешные души Господу Богу.
По воспоминаниям старожилов, до революции в Раздольном было более трехсот добротных дворов, и село считалось самым зажиточным в округе. Обеднело оно махом в начале тридцатых годов, когда докатилась до Сибири принудительная коллективизация. Почти три четверти крестьянских семей Раздольного были зачислены в кулацкое сословие и под конвоем отправлены на освоение Нарымских урманов. Уцелевшие от раскулачивания немногие середняки да бедняки, выполняя жесткое распоряжение властей, нехотя объединились в колхоз с заманчивым названием «Светлый путь». Чем дольше топали колхозники по этому пути, тем глубже погружались в экономическую трясину. В конце концов забрели бедолаги в такие топкие дебри, через которые умные люди по своей воле никогда не ходят. Окончательно доконали колхозный уклад бесшабашные постперестроечные реформы. Собственно, все реформирование заключалось в том, что колхоз, сохранив прежнее «светлое» название, стал именоваться акционерным обществом. Наиболее трудолюбивые крестьяне сгоряча забрали полагающиеся им земельные паи да инвентарь и создали собственные фермерские хозяйства. Попав под мощный прессинг налоговых поборов, они быстро сникли и, понуро опустив головы, вернулись на общественную барщину, где хотя и редко, но все-таки подбрасывают ничтожные денежные подачки из обнищавшего государственного кармана.
Последний раз прокурор Бирюков был в Раздольном года три назад. По сибирскому обычаю вытянутое одной длинной улицей село за это время, можно сказать, нисколько не изменилось. Разве только изъезженная тракторами дорога стала грязнее да на покосившемся флагштоке над плоской крышей кирпичной конторы акционерного общества вместо красного флага лениво шевелилось от ветра трехцветное российское полотнище. Тишину безлюдной улицы нарушали доносившиеся с лугов глухие выстрелы.
– Куда ехать, Антон Игнатьевич? – спросил шофер.
– Рули к конторе. Там вроде живая душа видна.
Возле конторского крыльца, прислонив ржавенький велосипед к покосившейся длинной скамейке, белобрысый подросток лет четырнадцати в старых джинсах и в солдатском френче явно с чужого плеча старательно накачивал ручным насосом заднее колесо. Увидев подъехавший милицейский УАЗ, мальчишка прекратил, похоже, бесплодное занятие, провел указательным пальцем под носом, отчего над верхней губой осталась грязная полоса, и с любопытством насторожился. Бирюков обернулся к Голубеву:
– Сходи в контору. Авось, там что-то знают о происшествии.
Голубев, распахнув дверцу, прыжком выскочил из машины. Подойдя к подростку, разглядел эмблемы на петлицах френча и весело поздоровался:
– Привет, танкист!
– Привет от старых щиблет, – отбрил тот. Лукаво прищурив большие серые глаза, улыбнулся: – Чо, в контору хочешь попасть?
– Туда.
– Поворачивай лыжи. Контора на замке.
Слава шутливо вскинул брови:
– Все ушли на фронт?
– Утром ни бухгалтера, ни специалисты не приходили. Щас бани топят. Вечером будут париться да похмелье выгонять.
– У вас вчера был праздник? День крестьянина?
– Суббота сегодня. А вчерашним вечером Капелька аванец выдал акционерам. По пятьдесят тысяч каждому.
– Почему так мало?
– Казна пуста, но танки наши быстры.
– От кого такие секретные сведения узнал?
– От брата, бывшего танкиста.
– Ты и сам вроде как сын танкового полка.
– Братову форму после дембеля донашиваю.
– Понятно. Капелька – это кто?
– Бывший предколхоза, теперешний хозяин акционерного общества «Светлый путь».
– Гусянов Семен Максимович?
– Угу.
– Вот так «капелька»!.. – Голубев засмеялся. – У него ж один живот не меньше центнера весом.
– За брюхатость и прозвище получил.
– Веселый у вас народ.
– Ага, хохотать умеем.
– А работать?..
– Работа дураков любит, но дураки теперь поумнели. Задарма не надсаживаются.
Мальчуган оказался бойким на язык, смешливым и откровенным. За считанные минуты Голубев узнал, что зовут его Ромка, фамилия – Удалой. Нынче пойдет в шестой класс школы, хотя по годам надо бы уже идти в седьмой. Лишний «срок» просидел в первом классе. Бастовал. Приехавшая из города молодая учителка была злая, как овчарка. Учеников называла дебилами и олухами царя небесного. Пришлось обучать ее саму. Вместо ответов на все вопросы Ромка показывал учителке фигу, а та в отместку ставила ему «колы» да «двойки». Забастовку прекратил, когда злючка сбежала из деревни в свой город, а сюда приехала другая – веселая и добрая.
– Как, на твой взгляд, общая обстановка в селе? – спросил Голубев.
– Нормальная. Солярки нету, трактора стоят. Механизаторы в гараже «козла» забивают.
– А председатель о чем думает?
– О себе, любимом. Для собственной техники у Капельки всегда горючки хватает.
– Какая у него техника?
– Два японских джипа. Козырные машины! На «Тойоте» сам ездит, на другой сын гоняет. «Мицубиси-Паджеро» называется. Председатель у нас богатый. Дворец себе построил, как у американского президента Блина Клинтона. Мужики «Белым домом» его прозвали.
– На чем разбогател?
– На прихватизации. Когда колхоз растаскивали по паям, Капелька хапнул самую лучшую землю и технику, что поновее. При объединении назад в общество вернул всякое ломье, а земельный пай оформил в аренду. Теперь алкаши за бутылку на Капельку батрачат, а он миллионы наживает и на критику плюет с верхней полки.
– Фермеры, значит, обанкротились?
– Все крякнули. Один Богдан Куделькин остался. И тот, говорят, если не нынче, то на будущий год, как Баба Яга на метле, в трубу вылетит… А вы с какой проверкой в Раздольное приехали?
– Хотим посмотреть, что к чему.
– Чо тут смотреть. Серьезных драк давно не было. Воровать нечего. Комбикорм, какой на складе имелся, растащили еще по весне, а зерно нового урожая нынче от комбайнов прямиком на райцентровский элеватор увозят.
– Богатая у тебя информация.
– Я не слепой и не глухой. В контору часто на разнарядки с мужиками хожу. Да и Андрюха, брат мой, после армии с весны до осени на Капельку пахал. На «Жигули» хотел заработать, а пузатый хозяин заплатил такие слезы, что и на мотоцикл с люлькой не хватило. Психанул братан и ушел со своим наделом к Куделькину. Богдан – честняга. Компаньонов не обманывает. – Ромка легонько попинал спущенное колесо велосипеда. – Собирался на велике по лугам прошвырнуться, да камера, зараза старая, лопнула. Придется клеить.
– Чего ты на лугах забыл?
– На кошенине подбитых уток хотел поискать. Сегодня в утреннюю зорьку охотники там палили почем зря. Наверняка подранки остались. В прошлом году после открытия охоты я две кряквы и трех чирков нашел.
– Случайно, не знаешь, кого там вроде бы убили? – быстро спросил Голубев.
Ромка удивленно округлил глаза:
– Не-е, про убийство не знаю.
– И в селе у вас все живы-здоровы?
– Живы, кажется, все. Насчет здоровья… вряд ли. После вчерашнего аванца кто головой, кто животом мается.
– Неужели все пьют без меры?
– Все не все, но кое-кто при каждой возможности напивается досыта.
– Охотников в Раздольном много?
– Не-е, один дед Егор Ванин постоянно охотится. Мировой старик! Ему годов уже под сто, но стреляет без промашки. Крякву на лету из двустволки как бабахнет! Та сразу – кувырком вниз. В Отечественную войну снайпером был и натренировался стрелять мировецки. Больше и ружей тут ни у кого нет… – Ромка задумался. – Хотя погоди, соврал. У Капельки есть карабин со снайперским прицелом. Сын ему из Кузнецка привез. Хочет зимой лосей стрелять. И еще Богдан Куделькин новую отличную двустволку купил, чтобы от рэкетиров отбиваться.
– Много их в Раздольном?
– Кого?
– Рэкетиров.
– Лично я ни одного не видел. Это Богдан в конторе говорил. Мол, вышел указ, разрешающий фермерам для защиты своего имущества иметь оружие.
– Еще кто из ваших селян вооружен и очень опасен?
Ромка хитро улыбнулся:
– Еще у Кеши Упадышева была завалящая одностволка. Так он с другом, с Гриней Замотаевым, из нее конверсию сделал.
– Это как?
– Отпилил курок и ствол в самогонный аппарат приспособил. Говорит, теперь ружье служит на пользу мира.
– Многие занимаются самогоном?
– Ну, а как же… Без бутылки в деревне ни туды и ни сюды. Если хочешь, чтоб тебе помогли в чем-нибудь, за любой пустяк – ставь поллитру.
– Меж собой крестьяне не враждуют?
– Не-е. Одного Капельку и за глаза, и в глаза матерят всяко-разно.
– Он в ответ что?..
– Ничего. Гнет свою хамскую политику – и точка. Надеется, Вован не даст в обиду.
– Это кто такой?
– Сына его, Володьку Гусянова, который на «Мицубиси-Паджеро» гоняет, так дружки зовут. Такой же красномордый и толстый бык, как батька. С моим братом служил танкистом, а теперь форму десантника с голубым беретом напялил. Обстригся круто. В городе Кузнецке живет. Часто сюда приезжает с друзьями, такими же амбалами, как сам.
– Давно последний раз был?
– Вчера, когда после аванца мужики к таверне потянулись за четушками, он перед ними там выступал: «Земляки! Если кто, не дай Бог, бляха-муха, моего батяню обидит, я всех вас урою!»
– Почему блатными замашками играет? В тюрьме сидел?
– Не, ни разу не сидел. В таверне шампанским накачался и в пузырь полез. А когда тверезый, Володька не пузырится. Честь мне отдает и по-солдатски гаркает: «Здравия желаю, товарищ генерал!»
– У вас в селе «таверна» появилась?
Ромка, шмыгнув носом, показал в дальний конец села:
– Шашлычную, что напротив «Белого дома», так назвали и вывеску над дверями присобачили: «Брызги шампанского».
– И кто там «брызгает»?
– Шашлыки жарит Хачик Закарян. Торгует Лизка наша, то есть сеструха моя. Я с ней – в контрах.
– Почему?
– Обзывается. Зашел раз к ней жвачку купить. Она глаза накрашенные вытаращила: «Чего приперся, ефрейтор? Ну-ка, кругом! Шагом марш отседова! Нарядился, как охламон!» И длинным пальчиком покрутила у кудрявого виска, будто я баран туполобый. «Сама ты, бляха, телка комолая!» – ляпнул сгоряча и больше в таверну носа не кажу. Ну их всех на фиг… – Ромка взялся за руль велосипеда. – Ладно, покачу велик домой. Может, успею сегодня камеру заклеить.
Глава III
– Наговорился как меду напился? – иронично спросил судмедэксперт Медников, когда Голубев вернулся в машину.
– Оперативную обстановку выяснил, – Слава скороговоркой изложил суть полученной информации и заключил: – Итак, друзья, в Раздольном нам делать нечего. Надо ехать на луга, искать труп.
Бирюков обернулся к нему:
– Там же десятки дорог…
– И все в разные стороны, – будто поддерживая прокурора, добавил судмедэксперт.
Следователь Лимакин недовольно сказал:
– По-моему, кто-то разыграл дежурного милиции, а тот не разобрался.
– Петя, не разводи хандру! Во время того звонка мы с Леной Тимохиной были в дежурке и собственными ушами слышали встревоженный голос женщины. – Голубев посмотрел на Тимохину.
– Лен, подтверди…
Эксперт-криминалист улыбнулась:
– Подтверждаю, Славочка.
– Вот так!.. Конечно, что-то странное в том звонке есть, но только не розыгрыш. Мне думается, нам предстоит раскручивать драматическую ситуацию, о которой в свое время писал Антон Павлович Чехов. Помните, если в первом акте пьесы на стене висит ружье…
– То в антракте его непременно украдут, – флегматично вставил Медников, чем вызвал дружный всплеск смеха.
– Боря, если не согласен со мной, предложи сам что-нибудь ценное, – просмеявшись вместе со всеми, сказал Голубев.
– В моем саквояже самое ценное – импортный скальпель из отечественной нержавейки. Предлагаю полезное: всей опергруппой закатиться в сельскую таверну и за прокурорский счет съесть по доброму шашлыку с шампанским.
– Ты, оказывается, халявщик.
– Если у тебя завалялась десятитысячная кредитка, заплати из собственного кармана.
– Глупо, Боренька, считать чужие деньги.
– А свои – интересно. – Медников положил руку на плечо Бирюкова. – Как, прокурор, принимаешь мое предложение насчет таверны?
– Принимаю, доктор. Едем подкрепляться шашлыками, но без шампанского.
– Вино помогает пищеварению…
– Переваришь и без вина.
Голубев подмигнул:
– Облизнулся, эскулап?
– Облизнется тот, кто платить будет.
Над высоким резным крыльцом роскошного дома, построенного в стиле княжеского терема, сияла лазурью большая вывеска с российским орлом. Под золотистой двуглавой птицей небольшими четкими буквами было написано «Таверна» и крупной размашистой вязью – «БРЫЗГИ ШАМПАНСКОГО». Перед таверной пустовала асфальтированная площадка, от которой тянулась накатанная щебеночная дорога к магистральной автотрассе, проходившей в полукилометре за околицей села. Удобные подъезд и стоянка позволяли проезжавшим по трассе автомобилистам при любой погоде завернуть в село, чтобы сытно перекусить на длинном пути.
Рядом располагалась большая усадьба, обнесенная дощатым забором, за которым возвышался обитый рейкой второй этаж продолговатого дома и виднелись шиферные крыши дворовых построек. За постройками стояло высокое сооружение – то ли зерносушилка, то ли мельница. Там же устало притулились старый комбайн «Нива» и тракторишко «Беларусь» с обшарпанной синей кабинкой. На воротах усадьбы зеленела сделанная масляной краской по трафарету надпись: «Фермерское хозяйство „Совпадение“ Богдана Куделькина».
На противоположной стороне улицы, наискосок от фермерского хозяйства, за узорной металлической оградой высился величавый двухэтажный коттедж с роскошным мезонином и застекленной лоджией во всю ширину фасада. Сложенный из белого силикатного кирпича дворец на фоне почерневших от времени крестьянских домиков казался чужеродным. Своей праздной вальяжностью он словно бросал вызов практичной скромности усадьбы фермера.
– О-го-го, какой «Белый домина» отгрохал себе председатель акционерного общества господин Гусянов! – глядя на коттедж, удивленно произнес Слава Голубев и перевел взгляд на таверну. – Интересно, а кто хозяин этого терема?..
– Человек с плохим вкусом и явно не патриот России, – не задумываясь, ответил судмедэксперт. – Нет, чтобы под всевидящим гордым орлом написать по-расейски: «Трактир» или, скажем, «Кабак», так он по-заморски выщелкнулся: «Таверна». В придачу к этой глупости, вместо обожаемой россиянами водки, еще и шампанским разбрызгался. Дурак, одним словом.
– Осилить строительство и содержать такое заведение дураку, пожалуй, не по карману, – возразил Слава.
Медников усмехнулся:
– У новых русских придурков карманы безразмерные.
Выходившая из машины следом за Медниковым Тимохина легонько тронула его за плечо:
– Посмотри, Боря, какой очаровательный дедуля к нам шагает…
– Ле-е-ена… – с тихим восхищением протянул судмедэксперт. – Это же Микула Селянинович – хлебороб и заступник земли русской.
Рослый с белой окладистой бородой старик и впрямь походил на былинного богатыря, каким его изображали в детских книгах. Только одет-обут он был по-современному: в пятнистый военного покроя маскировочный комбинезон и резиновые болотники с загнутыми ниже колен широкими раструбами голенищ. Крупную седую голову прикрывала тоже военная, в желто-зеленых пятнах, кепка с длинным козырьком. Тихо поздоровавшись с участниками опергруппы, старик смущенно спросил:
– Извините, граждане, вы не из районной милиции будете?
– Оттуда, – не вдаваясь в подробности, ответил Бирюков.
– Стало быть, по поводу несчастья на наших лугах приехали?
– Да. Что там случилось?
– Возможно, ошибаюсь, но сдается мне, что Володьку Гусянова застрелили. Сына нашего председателя.
– Вы местный житель? – спросил Бирюков.
– Местный, Ванин Егор Захарович. Живу бобылем вон в той избушке на курьих ножках… – старик показал на небольшой ветхий домик по соседству с белокаменным дворцом. – Родился тут и помирать здеся буду. Годов мне набежало – со счета собьешься. Однако, пока не ослеп да руки не трясутся, похаживаю с двустволкой на утиную охоту. С малолетства заражен этой забавой… Вам, случаем, не приходилось бывать на озере Долгом?
– Приходилось. Охотился когда-то на нем.
– Вот и хорошо. Понятнее будет, о каком месте поведу разговор. Значит, прошедшей ночью по случаю открытия сезона притопал я ни свет ни заря в правый конец этого озера, где вчерашним днем заранее оборудовал удобный скрадок. Уселся с собачонкой-утятницей в шалашик и стал ждать рассвета, когда утиный лет начнется. Уток ныне тьма-тьмущая вывелось, а охотников на утреннюю зорьку набралось, как говорится, еще больше. Пальбу открыли в кромешной темноте. К рассвету же загудела такая канонада, будто на фронте перед серьезным наступлением. Вблизи от меня, правда, не стреляли, и кряквы к моему скрадку подсаживались часто. Считай, за полчаса я уложил четырех утей. И тут слышу за кустами, на выкошенном лугу, сердитый спор: вроде бы два мужика заскандалили. Не успел прислушаться, чего скандалисты меж собой не поделили, уже третий мужик злобно вроде приказал: «Вован, мочи козла!

Брызги шампанского - Черненок Михаил => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Брызги шампанского писателя-фантаста Черненок Михаил понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Брызги шампанского своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Черненок Михаил - Брызги шампанского.
Ключевые слова страницы: Брызги шампанского; Черненок Михаил, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов