А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Панина Наталия

Практическая Магия - 2. Магия силы


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Практическая Магия - 2. Магия силы автора, которого зовут Панина Наталия. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Практическая Магия - 2. Магия силы в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Панина Наталия - Практическая Магия - 2. Магия силы онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Практическая Магия - 2. Магия силы = 348.36 KB

Практическая Магия - 2. Магия силы - Панина Наталия => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Практическая Магия - 2

Наталия Панина
Магия силы
Книга четвертая
РАБОТА НАД ОШИБКАМИ
В этой жизни не ошибается только тот, кто ничего не делает…
Беда в том, что именно бездействие и есть самая страшная ошибка.
ЧАСТЬ 9
Ничто не обходится нам так дорого, как собственная свобода. К сожалению, ее истинную цену мы узнаем только тогда, когда ею уже не владеем.
Глава 14
Что-то не так, – теперь это предположение превратилось в уверенность, – то, что происходит, невозможно по определению. Великая битва не гражданская война, она не может растянуться на годы… Не может… Но ведь есть, а, значит, возможно. Реальность всегда возможна, на то она и реальность. Не зависимо от того, мы существуем в ней или она существует в нас. В моей реальности в Великой битве нет победителя. Это означает только одно: я произвел недопустимое действие и произошло смещение, ведущее к разлому и хаосу. Будто в Книгу Судеб вкралась опечатка, и все события, хоть и существуют объективно, пошли странным кружным путем, на ходу меняя законы и обычаи. Меня не покидает ощущение двойственности происходящего, словно сливаются в одно неделимое две противоположных реальности, взаимоисключающие друг друга. Как если б я шагнул в Зазеркалье, стал собственным отражением и отразился в кривом зеркале.
Но я не заступал черту дозволенного, все было по закону. Ошибка, если она и произошла, не моя, не я ее совершил и не сейчас. В этот раз все было правильно, насколько это возможно в той череде несуразностей, что представляет собой наша история… Было предсказание, был посланец Мерлина, был расклад и была Битва. Ни одно мое действие не может быть признано недопустимым. Если б виноват в происходящем был я, меня бы вышвырнуло за пределы материального, нельзя нарушить законы Тарры и удержаться в этом мире. Но я вполне жив, и мир вокруг меня не искривлен разломом реальности. Значит, не я причина того, что разорвалась временная спираль событий. Но ведь и Посланник жив, выходит, и он не погрешил против закона. Правда, он не хотел драться, но это, в конце концов, его право, ни в одной из семи книг не сказано, что тот, кого пошлет Мерлин, должен рваться в бой за справедливость.
Странно. Тот, что приходил до него, был совсем другим… А, может, просто я тогда был не таким, как стал сегодня ? Не таким… Да нет, что могло измениться во мне, что изменилось ? Когда ?
Толку вопрошать небеса, когда я сам прекрасно знаю и то, что изменилось во мне, и то, что сломало череду времени. Родители не должны хоронить своих детей, это уродливый сбой естественной жизни, и он несет за собой целую череду несуразностей. Не свой бой я принял вчера в Альваре, это была битва моего сына, и не было победителя, потому что даже самому сильному не дано выиграть чужую битву. Ауст должен был сражаться за то, чтоб передать этот мир
своим детям, моим внукам. Но из цепи вырвали звено, и цепь распалась, а миг битвы рассыпался во времени тысячей осколков, превратившись в вечность ожидания. И нет больше будущего, за которое можно отдать жизнь, есть только прошлое, не стоящее такой жертвы. Я не боюсь уми-
рать; когда нечего терять в этом мире, не страшно потерять и сам мир. Мой мир рухнул, когда убили Ауста, моего единственного ребенка, других не дали небеса. Убили случайно, по ошибке. Даже извинились потом… Только нельзя извиниться перед судьбой, и теперь она раскинула свои карты против всех. Поэтому и нет сегодня того, кому боги присудили победу. Кто-то когда-то ошибся и расколол реальность. Мир замер в пыльных черепках прошлого. Невозможно победить в безвременьи на развалинах собственной жизни. Впрочем, проиграть в этом раскладе тоже не получится; нет ставки – нет проигрыша…
Кривое зеркало перекошенной реальности… То Посланник бегал от меня по Ваурии, теперь я от него – по Запределью. Не Битва, а Великий марафон друг от друга. Война отражений, чем быстрее мы бежим в разные стороны, тем больше вероятность столкнуться. Хватит. Пора возвращаться. Правда, кольца нет… но, будем надеяться, нет его и у Илая. Драка, так драка, я готов. В раскладе остался только один предмет. Он не спасет ни меня, ни посланца. Оно и к лучшему, будем биться по совести, без поддержки извне. Каждый за себя, и победит сильнейший, а не тот, кто угоден Тарре и Мерлину.
Я шагнул назад, но реальность Ваурии отвергла меня, без труда вышвырнув обратно в Бэсснию. Зазеркалье противилось моему возвращению. Это означает только то, что Запределье снова раскололось на две независимых державы, а, значит, посланца в Ваурии нет, а ненаглядный мой братец Сэтх имеет право принять участие в истории и вписать своей рукой пару строк в Книгу Судеб. Только сейчас, когда и я, и Золотой Илай вне Ваурии, Сэтх может сразиться за корону Запределья. Я знаю, мой брат всегда тайно мечтал об этом, но хватит ли у него смелости, и известно ли ему то, что его час пробил именно сегодня? И куда, черт побери, делся Инсилай, хотел бы я знать? Если б судьба засчитала ему победу, я не выжил бы и в царстве Сэтха. Если победа моя, почему я не могу отпраздновать ее в собственном доме? Если победителя нет вовсе, почему небеса не дают продолжить битву? Если, если, если… знать бы хоть что-то наверняка, с ума можно сойти в этом болоте условных предпосылок. Впрочем, кое-что известно. Раз я не могу вернуться в Ваурию, посланцу это тоже не по силам. На сей раз у нас равные условия. Мы оба не можем покинуть Запределье, пока один из нас не умрет в Битве. Я жив и своими глазами видел, что Илай не отправился в царство мертвых. Правда, его могли убить в мое отсутствие, но тогда я бы уже предстал перед Высшим судом и вовсю доказывал бы свою непричастность к его смерти и свое право на жизнь. Но я здесь, а Тарра не разрешает встречи… Равные условия… Или посланец ухитрился выскользнуть в Бэсснию вслед за мной, или… или только одно: он ушел за черту времени. Трудно, но возможно. Особенно, если судьба играет на его стороне. Илай – любимчик судьбы, никогда бы не подумал, а придется… Факт налицо: фокусы, которые он вытворяет, не по плечу простому Волшебнику. Либо он ловок и хитер, как дьявол, либо за ним тянется такой шлейф проклятий, что уравновесить его может только полоса глобального везения. Ведь наши шансы должны быть равными…
***
Факелы в подземелье чадили нещадно, их огонь, смешанный с копотью, был неверным и тусклым. Рассмотреть что-либо при этом освещении было практически невозможно. Варвара и Краш, откровенно растерявшись, нерешительно топтались на месте. Локи, не обращая никакого внимания на темноту, подхватив свою сумку, уверенно пошел вперед. «Он ухитряется что-то видеть, или владеет техникой радарного видения? – размышляла волшебница, осторожно продвигаясь следом. – Но это же прорва энергии! Он вообще-то думает отсюда выбираться? Судя по транжирству – нет. Сам же говорил, что Вау-рия практически безэнергетична, так какого дьявола он этой самой дефицитной энергией швыряется? Ладно, будем надеяться, он знает, что делает. Если Локи ошибется, в Запределье будет братская могила, но об этом лучше не думать, доверять, так до конца».
– Идите сюда, я, кажется, его нашел, – сказал Локи откуда-то из темноты подземелья.
У Варвары сердце оборвалось: Маг мог найти только Ронни, больше некого. «Элрой ясно сказал, – думала Волшебница, – Илая убили, не могут здесь держать мерт-
вое тело. Хотя, почему не могут? Судя по тому, что тут творится, они здесь все могут. Гробы вон на цепях качаются, холодно, как в морге, может, это у них вроде склепа. Или не гробы? Черт их знает, но на гробы очень смахивает. Почему Локи молчит, и Ронни голоса не подает? Что с ним, или и его, как Инсилая?» Варвара медленно шла вперед на негнущихся ногах, от тишины звенело в ушах, впереди было чуть светлее, но с каждым шагом все безы-сходнее. Кое-как она разглядела Локи. Он стоял склонившись над каменным уступом. У волшебницы отлегло от сердца, человек, бессильно поникший на камне, был явно крупнее Ронни. «Господи, кого же он тогда нашел?» – она подошла поближе и увидела Инсилая.
– У них тут всегда так тихо, – поинтересовался Локи, ни к кому не обращаясь, – или это в нашу честь? Не нравится мне эта тишина.
– Я был здесь всего сутки, – признался подошедший следом за Варварой Краш, – но, помнится, тогда было шумновато.
– Сходи-ка на разведку, сынок, – распорядился Маг. Он чуть шевельнул рукой, и Краш обратился в мышку. Маленькую, серую, с аккуратными белыми кисточками на острых ушках, – аккуратней, смотри, чтоб тебя ненароком не раздавили.
Мышонок что-то пискнул, уселся на задние лапы и стал ожесточенно расчесывать свои длинные усы на хитрой мордочке. Волшебница вскрикнула и просто взлетела на каменный уступ у стены, мышонок прижался к полу, повертел головой, сверкая глазками-бусинками, и шмыгнул в коридор, пробежав под ногами у Варвары.
– Ты что, – усмехнулся Локи, – мышей, что ли, боишься, племянница?
– Нет, – солгала Варвара, но слезать на пол не торопилась. Она застыла на импровизированном пьедестале в позе испуганной нимфы.
– Спускайся на землю, – посоветовал Локи,– смотришься ты, слов нет, эффектно, но я твою грацию уже оценил, а больше зрителей нет.
Варвара покраснела и спрыгнула на пол. «Ну у него нервы, – восхитилась Волшебница, – я бы своего ученика в таком месте, в таком виде обнаружила – сердечный приступ гарантирован. Хотя, может, Локи рассчитывал на худшее… Только куда уж хуже… Стоп, девушка, что-то уж очень быстро ты от всего открестилась, ведь это и твой ученик, между прочим. И без инфаркта ты запросто обошлась. Я горжусь Вашими нервами и презираю Ваше бездушие, госпожа Волшебница. Кстати об учениках, где Ронни? Пока мы здесь копаемся, его тоже прикончат. А вот об этом, милочка, Вам самой придется позаботиться, Локи на данном этапе и без Вас с Вашими заблудившимися учениками, есть чем и кем заняться. Так, – скомандовала сама себе Варвара и подошла поближе, – не трусить, собраться, в обморок не падать, посмотреть, что с Инси-лаем. О господи, что ж он такое сделал, что так дорого за это заплатил?» Глядя на разбитое, осунувшееся лицо старшего ученика, Волшебница неожиданно для себя поняла, что он намного взрослее, чем казалось ей это в Мерлин-Лэнде. Приходилось признать и то, что ни разу не воспользовавшись внешними магическими превращениями, Инсилай ухитрился вести себя так, что окружающие дружно воспринимали его недалеким двадцатилетним лоботрясом. Сейчас, когда он был нем и неподвижен, было ясно, что ему никак не меньше двадцати пяти. Виртуоз обмана! Все время пребывая в естественной сущности, не изменив и черточки в своем облике, он добился того, что все обитатели Варвариного дома, включая хозяйку, видели старшего ученика таким, каким он хотел казаться: молодым легкомысленным лентяем. Немного трусливым, ворчливым бездельником. Наваждение какое-то, они смотрели на него его глазами. Волшебница, всегда делившая людей по внешнему облику на птиц и на рыб, сразу отнесла Инсилая к ленивым, полусонным ротанам, едва взглянув на него. Еще одна иллюзия, вдребезги разбитая действительностью: Илай без сомнения не имел ничего общего с водоплавающими. Он был явно из тех, кого Варвара относила к птицам. При этом похож он был не на безобидного неповоротливого павлина, не видящего дальше своего клюва, а на стремительного кондора, шестым чувством определяющего жертву на расстоянии нескольких километров, как можно было так ошибаться?
«Ну, страна, если с таким хищником здесь так расправились, остальным остается только молиться! Не больше часа здесь нахожусь, а уже хочу отсюда любой ценой. Как здесь бедняга Ронни продержался? Бедный ребенок! Впрочем, если б этот ребенок не шлялся где попало, может, и мне не пришлось бы метаться по измерениям, Локи преспокойно сидел бы в своем дворце, и Инсилай был бы жив-здоров… Перед собой-то не оправдывайся, – резко оборвала она себя, – следила б получше за своими учениками и эмоциями, не пришлось бы Локи расхлебывать твои ошибки. Он ведь сейчас делает твою работу, а ты столбом стоишь рядом и сама себя жалеешь, вместо того, чтоб помочь ему».
– Я так и думал, – прервал ее раздумья голос Мага, – как человек, он мертв. Как волшебник, полностью парализован.
– Локи, ради бога, говори так, чтоб я поняла, – взмолилась Варвара, – он живой или мертвый?
Она видела синяки и ссадины на лице Инсилая, массивный ошейник, золотой чертой перечеркнувший его горло, разбитые в кровь руки и еще острее чувствовала свою вину перед ним. Если б не ее заклятие, он никогда не оказался бы в такой ситуации. Когда Варвара узнала, что Илай стоит с ней на одной ступени мастерства, если не выше, она, придя в себя от изумления, задумалась о том, как могло произойти такое, что она, практикующая Волшебница, не смогла распознать в ленивом бестолковом разгильдяе ученика Черного Мага. Варвара вспомнила и проанализировала все, связанное с Инсилаем, и поняла, как он ухитрился провести ее. Он прекрасно владел собой и был уверен в своих силах. Это сочетание помогло ему удержаться в рамках ученика Волшебницы, не сорвавшись ни разу. Только сильный не боится нарочито демонстрировать свою слабость, и лишь умный может позволить себе роскошь притвориться дураком. К тому же он был хитрым, этот любимец Локи, очень хитрым и осторожным. Если б не ее ученики, ее заклятье, ее невнимательность… Сам по себе Илай никогда не попал бы в Запределье, слишком он был расчетлив и осмотрителен, чтобы ради простого развлечения подписаться на авантюру, где ставкой в игре была его жизнь. «Это я загнала его сюда, – думала Варвара, глядя то на безжизненное тело Инсилая, то на Локи, стоящего рядом с ним на коленях, – это я его убила, прав Элрой, мне придется ответить за убийство. В смерть Илая не верит только Локи. Будем надеяться, что у него есть на это хоть какая-то причина, кроме бессмертной надежды».
– Он жив, Локи? – повторила она, не дождавшись ответа.
– Не знаю, – буркнул Маг, держа руки над учеником, на уровне сердца, – если он умер, откуда в нем такая прорва энергии, если нет, почему в нем отсутствует даже проблеск жизни… у тебя есть что-нибудь острое?
– Что? – Варвара невидящими глазами смотрела на бледное осунувшееся лицо Инсилая с черными кругами под глазами и не понимала ни слова. В висках стучала лишь одна мысль: « Это я убила его. Из-за меня умер Волшебник».
– Да что угодно, хоть шпилька.
Варвара привычным жестом подняла руку к голове, но, коснувшись пальцами разметавшихся по плечам волос, поняла, что в сущности, сотворенной ей Магом, шпильки в ее прическе отсутствуют, как, собственно, отсутствует и сама прическа, в наличии только водопад тяжелых, светлых, как лен, волос. Порывшись по карманам, она, к своему великому удивлению, обнаружила там маленький складной нож. В это время Локи приподнял бессильно лежащую руку Илая, звякнула цепь. Варвара обернулась на звук. «Мама моя родная, кандалы, – ахнула она про себя, – такое я только в кино видела, да на картинках в пособии по практической магии». Она вдруг вспомнила Мерлин-Лэнд, свой сад, маленький бассейн в тени огромных сосен и Инсилая, разыгравшегося в прозрачной воде. Он считал, что никто его не видит, и резвился, как мальчишка, воплощаясь в дельфина, стайку золотых рыбок, каракатиц, медуз и прочую водоплавающую компанию. Его превращения поднимали тучи брызг, и она крикнула, чтоб он не выходил из берегов. А ведь должна была не лужу у бассейна заметить, а то, что скорость превращений ее ученика соответствует скорее квалификации умелого Волшебника, чем Чародея-недоучки. Стайка экзотических рыбок в прозрачной воде замерла у нее перед глазами. Превращение с дроблением сущности… Это не каждый Маг рискнет исполнить, только слепой мог не понять. «Зато я заметила лужу, – вздохнула про себя Варвара, – великий педагог».
– Шпильки нет, есть ножик перочинный, – она раскрыла нож и протянула его Магу.
Локи махом резанул по ладони Инсилая и внимательно уставился на порез. Варвара заглянула ему через плечо. «Господи, что он хочет там высмотреть? – думала Волшебница, краем глаза скользнув по руке Волшебника: плетун на плече, золото кандалов на тонком запястье, пальцы разбиты так, что смотреть страшно. – Как это его угораздило, куда он этими пальцами залез? Впрочем, какая разница, это мы теперь уже вряд ли узнаем».
– Смотри, – Локи оторвался от созерцания пореза и посмотрел на Варвару, – ты что-нибудь понимаешь?
Она с трудом заставила себя посмотреть на ладонь Инсилая. Силы небесные, из его порезанной руки тяжелыми алыми каплями текла кровь.
– Он жив, – у Варвары отлегло от сердца.
– Я не утверждал бы так уверенно, – Локи не сводил глаз со струйки крови на ладони Волшебника, рука Мага крепко сжимала запястье ученика, – не хватает самой малости, пульса и дыхания.
– Что?! – она не поверила своим ушам.
– У него сердце не бьется, понятно, почему Наблюдатель констатировал смерть.
– Впервые вижу переполненного энергией покойника, истекающего кровью, – пробормотала Варвара.
– Это не самое удивительное, – Маг коснулся паука, сидящего на шее Илая, – видишь ли, Маня, плетуны не живут на людях. Не живут они и на мертвых Волшебниках. Но паучок весьма резв и очень неплохо себя чувствует, вон как живенько новую цепь плетет, загляденье, следовательно, как Волшебник, Инсилай наверняка жив. И это самое странное.
– Почему, – не поняла Варвара.
– Да потому, что Таур не разбрасывается рабочей силой. Здесь, как правило, бывает наоборот. Пытаются разделить сущности и, сохранив человека, убивают Волшебника. В Ваурии очень редко убивают людей, волшебную сущность, напротив, губят при первой же возможности, называя это освобождением. Раба отпускают на вольное поселение только после того, как исчезнет плетун с его шеи. Паук уходит, когда умирает Волшебник…
– Эту карту разыграл не Таур, а Мирна, – пропищал вернувшийся из разведки Краш, – она не вдавалась в тонкости экономической политики Ваурии.
– Твоя правда, – подумав, согласился Локи, взглядом возвращая Крашу его естественную сущность, – но все равно тут много непонятного. – Маг заметил, что разведчик дышит, как загнанная лошадь, и между делом поинтересовался: – Ты кошку встретил или на патруль нарвался?
– Крысу, – переведя дыхание, сообщил Краш. Физиономия у него была довольно испуганная.
– О господи, – охнула Варвара, быстро забираясь обратно на возвышение. Локи покосился на Волшебницу, усмехнулся и продолжил беседу с Крашем.
– Одно не пойму, – пробормотал Маг, ни к кому не обращаясь, – Как могло получиться, что Илай стал ни человек, ни Волшебник? Его сущности неразделимы. Пока он жив, как Волшебник, он не умрет, как человек. А как Волшебник, он в коме, если, конечно, такое определение справедливо для ментальной составляющей.
– Будет он ни человек, ни Волшебник, – процитировал Краш, – и будет кровь и смерть, и Маги преклонят колени.
– Что он говорит, Локи? – шепотом спросила Варвара.
– Он цитирует Тарру, девочка, – пояснил Маг и как-то странно посмотрел на Краша. – Ты считаешь, что мир снова на пороге битвы?
– Не знаю, – пожал плечами Краш, – если считать, что Тарра истинна, то да. Но ведь совсем не обязательно, что Черная Книга Перемен говорит правду. Это по ее версии все условия совпали, а что будет в реальности? Пока у нас только расклад ожидания, безвременье, совершенно дикое стечение обстоятельств и полуживой Волшебник в теле полумертвого человека.
– И мертвое из глубины веков возродит живое, тайной истиной древнего знания… Великий Мерлин, – Локи возвел глаза к небу, – мост через время… – он снял со своей шеи медальон в форме скорпиона, поцеловал его и положил на грудь Инсилаю, туда, где должно было биться сердце.
Медальон засветился едва заметным фиолетовым мерцанием, золотой скорпион шевельнул хвостом, замер на мгновение и вдруг вонзил свое жало в тело посланника.
И в ту же минуту пространство подземелья запульсировало временными толчками, беспорядочно мешая прошлое с будущим. Яркие вспышки воспоминаний наслаивались на текущую реальность и тут же растворялись в розоватых бликах предчувствий дня грядущего, раздвигая Настоящее до размеров невозможного. Вчера, сегодня и завтра то сливались в единый миг, то растягивались в вечность.
– Что происходит, Локи? – Варвара испугалась собственных ощущений. Она умирала и рождалась одновременно; камнем летела в пропасть и парила на недосягаемой высоте; сливалась со вселенной и тут же вместе с ней рассыпалась миллиардами звезд. Волшебница чувствовала горячую волну нечеловеческой силы, захлестнувшую ее, и в то же время у нее ноги подкашивались от внезапно нахлынувшей слабости.
– Ты стоишь на временном мосту, девочка, не бойся, – в глазах Локи сверкали молнии, он будто купался во вселенском урагане. – Эй, Краш, ты жив?
– Я да, – Краш был на удивление спокоен, – а он? – Чародей не сводил глаз с Инсилая.
– Он тоже, – помедлив, ответил Маг. – Этот любитель проваливаться между измерениями на сей раз ухитрился зависнуть между жизнью и смертью. Черт возьми, что он сделал с этой проклятой водой, что она его не убила, а просто выбросила из реальности?
– Какая разница, что он сделал, – сказал Чародей, – что делать нам, чтоб затащить его обратно в мир, вот что хотелось бы знать.
– Всегда легче нейтрализовать последствия, если знаешь причину, – сказал Маг, – узнаем, что случилось, поймем, что делать.
– Надеюсь, что поймем быстро, – пробормотал Краш, – не думаю, чтоб у нас было много времени на размышления.
– У нас целая вечность, Краш, – спокойно сказал Ло-ки. – Мы на временном мосту, правда, он открывается лишь на миг, зато удерживать этот миг можно сколь угодно долго.
– Локи, – взмолилась Варвара, – мы не адепты высшей магии, мы простые колдуны! Говори так, чтоб мы поняли хотя бы половину!
Маг едва заметно улыбнулся и вернул скорпиона себе на шею. Мерцание прекратилось.
– Ты убрал мост? – прошептала Волшебница. – Почему, ведь мы ничего не успели сделать?
– Слишком серьезные силы нельзя использовать просто так, потому, что хочется. Иногда приходится очень дорого платить за их помощь. Я уверен, что мы справимся со своими проблемами самостоятельно.
– При условии, что нам не помешает советник, – между делом заметил Краш, – он очень не любит самостоятельных гостей.
– Раз Арси не добил Посланника, а он имел массу возможностей сделать это, значит, советник играет по правилам, – спокойно сказал Локи. – Он не хочет смены власти, он ждет возвращения Таура и продолжения Битвы. Но правила таковы, что для возвращения Магистра необходимо либо наличие в Ваурии живого Посланника, либо… короче говоря, посланец в отсутствии Магистра должен умереть естественной смертью. Если б Инсилая забили насмерть у столбов, случай был бы спорный, но трактовался бы в пользу Магистра. Наказание, допустимое по местным законам, так что с некоторой натяжкой условие можно было бы считать выполненным. Но смерть от мертвой воды естественной, как ни крути, не представишь. У Арси не было выбора, он сам пустил нас в крепость, он хочет нашего вмешательства, он не будет препятствовать нам, мы – его последняя надежда на нормальное течение событий. Советник не сунется сюда до тех пор, пока мы не обеспечим Тауру возможность вернуться.

Практическая Магия - 2. Магия силы - Панина Наталия => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Практическая Магия - 2. Магия силы писателя-фантаста Панина Наталия понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Практическая Магия - 2. Магия силы своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Панина Наталия - Практическая Магия - 2. Магия силы.
Ключевые слова страницы: Практическая Магия - 2. Магия силы; Панина Наталия, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов