А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Коммутация автора, которого зовут Каганов Леонид Александрович. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Коммутация в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Каганов Леонид Александрович - Коммутация онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Коммутация = 119.25 KB

Коммутация - Каганов Леонид Александрович => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу




«Коммутация»: АСТ; Москва; 2002
ISBN 5-17-011016-2
Леонид КАГАНОВ
КОММУТАЦИЯ
Звезды с неба падают бисером Я сижу на окне под звездами Жду удачу, удача близится, Нависает удача гроздьями... Группа «Смысловые галлюцинации»
Желание определять болезни путем исследования мочи — смешное шарлатанство, позор для медицины и разума. Вольтер
Виктор Кольцов по кличке Гек проснулся с предчувствием беды за несколько минут до сигнала будильника. Предчувствие никогда не обманывало его — ни в детстве, ни в учебном спецкорпусе внутренней разведки, ни в годы оперативной работы, ни в последние два года, когда Гек ушел с оперативки и подался в службу охраны крупного банка.
Но день прошел спокойно — Гек принял смену, съездил с боссом на собрание акционеров, поиграл в домино с другими телохранителями, вечером свозил босса в сауну и спокойно сдал смену. Ничего не произошло.
Гек лег спать и снова проснулся до будильника с предчувствием беды. День у него был выходной, и Гек собирался позвонить какой-нибудь из знакомых женщин и весело провести вечер. Но предчувствие беды томило, поэтому Гек наскоро поколотил грушу в прихожей, принял ледяной душ, сходил к метро за газетами, а вернувшись, включил одновременно радио и телевизор. Гек анализировал политическую ситуацию. В мире все было тихо. Российскую экономику лихорадило, но не больше, чем обычно. Политические судебные процессы шли своим чередом, и ничего нового не происходило. Олигархи и лидеры партий провели неделю тихо. Президент ничего не отчудил. Военные действия в бывших республиках и напряженные обстановки на границах оставались ровно такими же напряженными, как и в последние годы, без изменений. И даже убийств за минувшую неделю почти не было. Лишь в одной сводке был упомянут пожилой алкоголик, неведомо зачем застреленный почти в самом центре Москвы. Гек до позднего вечера анализировал информацию и лишь под утро лег спать. Лег с предчувствием беды, которое уже немного притупилось. И в этот миг в прихожей раздался телефонный звонок.
Сначала Гек решил, что это какая-нибудь знакомая, но тут же вспомнил, что они звонили ему на мобильный — по старой и давно уже ненужной привычке Гек старался без необходимости никому не давать своего городского номера. Телефон звонил не умолкая, это был старый аппарат с богатым колокольным звоном вперемежку с глухими ударами — иногда колотушка в аппарате промахивалась мимо звонков. Гек откинул одеяло, одним прыжком достиг прихожей и поднял трубку.
— Кольцов у аппарата, — сказал он.
— Ну, здравствуй, — раздался в ответ знакомый голос.
— Леонид Юрьевич! Здравия желаю, товарищ генерал! — выпалил Гек.
Леонид Юрьевич Гриценко много лет был его начальником в школе внутренней разведки.
— Отставить кричать, — сказал Гриценко. — Как жизнь, боец?
— Жизнь идет, товарищ генерал, — ответил Гек. — Работаем.
— Где работаешь, боец? — поинтересовался Гриценко.
— На гражданке. В сфере охраны, товарищ генерал. Платят хорошо. Работа спокойная... — Гек виновато смолк.
Гриценко тоже помолчал.
— Боец, ты ж вроде бизнесом собирался заняться, когда увольнялся?
— Не сложилось, товарищ генерал... Стрелять умею. Задержание производить голыми руками умею. Анализировать информацию умею. А вот бизнесом — не умею. И в бандиты не хочу.
— Ты вот что, боец. Во-первых, прекрати это «товарищ генерал».
— Так точно! — ответил Гек и добавил: — Леонид Юрьевич.
— А во-вторых, скажи-ка мне, как ты относишься к евреям?
«А батя наш все такой же — умеет вопросом в тупик поставить!» — оторопело подумал Гек.
— Ну как сказать... — начал он. — Ну сам-то я ничего против евреев не имею. Евреи... Ну и евреи. Тоже люди. У меня друг когда-то был еврей. Глеб Альтшифтер. И ничего, хороший человек.
— А вот я так считаю, — перебил Гриценко. — Пусть евреи живут у себя в Израиле, а нам тут не мешают. Как думаешь, боец?
— Так точно, пусть живут... — растерянно ответил Гек.
— Старший лейтенант Кольцов, — начал Гриценко так торжественно, что Гек невольно выпрямился по стойке «смирно». — Как у нас с загрузкой?
— Какой загрузкой?
— Со свободным временем у нас как? Послужить Родине готов?
— Но я же уже давно уволился... Да уже и не в той форме... Ну и это...
— Мне больше некого просить, — перебил Гриценко. — Молодые мои бойцы не справятся. Не годятся они, очень ложное дело.
— Да бросьте, Леонид Юрьевич, — сказал Гек. — «Умный-умный, а дурак» — это ж вы про кого всегда говорили. И что, сколько меня ни обучай, я все равно для оперативной работы непригоден, а только для силовых операций... и что...
— Ты и есть умный-умный, а дурак, — сказал Гриценко. — Я всем своим бойцам так говорю, один ты всерьез воспринимаешь. Так как? Выполнишь?
Гек молчал ровно минуту. Гриценко терпеливо ждал.
— Слушаюсь, Леонид Юрьевич, — наконец ответил Гек.
— Тогда к делу, — нетерпеливо сказал Гриценко, и Гек понял, что тот был уверен в ответе заранее. — Вчера убили алкоголика...
— В Гвоздевском переулке, — сказал Гек.
— Молодец боец! — похвалил Гриценко. — А говорил, не в форме! Только не в переулке, во дворе рядом с переулком. Пальнули из пистолета «ТТ» с глушителем.
— Он был еврей? — спросил Гек и понял, что вопрос прозвучал глупо.
— Нет, он был русский, — ответил Гриценко. — На четверть татарин. Не думай об этом. Это все настолько серьезно, что я тебе ничего не смогу рассказать. А сам все равно не догадаешься. А раз даже ты не догадаешься, то у меня есть надежда, что и вообще никто не догадается. И это меня радует. Понимаешь?
— Так точно... — растерянно ответил Гек.
— Продолжаю. У тебя есть три дня. За эти три дня тебе надо найти тех, кто убил алкоголика. Отобрать пакет. Доложить мне. Все.
— Какой пакет? — спросил Гек.
— Не думай об этом. Не нужно тебе это знать, поверь мне. Приступай к выполнению прямо сейчас. Завтра в девять утра заедешь ко мне в отдел, возьмешь любые документы, оружие, аппаратуру — все, что понадобится, без ограничений. Я могу на тебя надеяться?
— Так точно, — сказал Гек и понял, что влип в очень серьезную переделку. — Леонид Юрьевич, а что, действительно дело настолько серьезно?
— Мирового уровня, — сказал Гриценко, и в трубке раздались гудки отбоя.
Несмотря на приказ приступить к выполнению немедленно, Гек сразу лег спать. Он пока совершенно не предстаавлял, с чего начинать работу, и рассудил, что утром многое станет понятно.
С утра Гек позвонил начальнику охраны банка и попросил срочный отгул, сославшись на личные обстоятельства. За два года работы в охране Гек еще ни разу не просил внеочередных отгулов, поэтому начальник удивился, но разрешил. Следующие два дня и так были у Гека выходными, поэтому как раз выходило три свободных дня.
Ровно в девять Гек уже припарковывал свою «тойоту» на старой Лубянке, а вскоре шагнул в дверь отдела Гриценко. В приемной все было как четыре года назад, ничего не изменилось, только вместо Валечки сидела незнакомая секретарша. Полчаса Геку пришлось ждать в приемной — у Гриценко был посетитель. Наконец распахнулась дверь и посетитель вышел — им оказался рослый иностранец со смуглым лицом и в восточной чалме.
Гек ожидал, что Гриценко все-таки введет его в курс дела, но тот не сказал ему ничего нового, лишь подтвердил задание — найти тех, кто застрелил алкоголика. Гек хотел было заявить, что найти непонятно кого и непонятно зачем в огромной столице совершенно невозможно, но промолчал.
Гриценко виднее.
После этого Гек спустился в отдел матчасти и выписал себе удостоверение на имя старшего следователя Хачапурова. Фотографию ему сделали тут же.
В оружейный отдел Гек заходить не стал — его любимец, испанский пистолет «LLama» и так всегда висел в кобуре под вышкой. Гек, как работник службы охраны, имел специальное Разрешение на его ношение. Гек уже и забыл, когда ему последний раз приходилось стрелять, не считая тренировок в тире. Он вообще всегда считал, что лучшее оружие в бою — это руки, ноги и голова.
Несколько часов Гек провел за терминалом информатория Лубянки — наводил справки об убитом алкоголике. Ничего интересного выяснить не удалось — фамилия алкоголика была Калязин, звали его Спартак Иванович. Было ему пятьдесят семь лет, пил давно, жена ушла еще до перестройки, жил один, в Мытищах, детей не было. Работал сторожем на складе при заводе спортивного инвентаря в Бутово — на другом конце Москвы. Перед законом был чист, и никаких материалов на него не имелось. В данных ГУВД значился лишь один привод в вытрезвитель прошлой осенью. Ни о родственниках, ни о друзьях информации обнаружить не удалось.
Гек выяснил, где хранится тело — труп лежал в морге местной больницы. Гек сразу сделал вывод, что сам алкоголик не представляет для следствия ну совершенно никакого интереса, иначе Гриценко упрятал бы его как минимум в морг ведомственного спецгоспиталя. Тем не менее Гек отправился в районную больницу и там, после коротких препирательств с главврачом и возмутительно долгого ожидания старшей сестры, ушедшей на обед с ключами от морозилки, наконец осмотрел труп.
Пуля вошла Калязину слева в самую верхнюю часть лба, где уже кончалась залысина и торчал клок седых волос. На лице остались следы пороховых газов — значит, стреляли с расстояния полметра, не больше. Вышла пуля из шеи, раздробив позвоночник. По крайней мере смерть Калязина была легкой и безболезненной. Вторая пуля вошла в левый бок и, очевидно, застряла где-то в легких. Все было ясно. Гек мысленно восстановил эту сцену. Вот старика подзывают к окошку машины, он наклоняется и получает пулю в лоб. Второй выстрел убийца сделал контрольный. Целился в сердце, но промахнулся. Убийца был полный дилетант — кто же делает контрольный в сердце? Да еще после того, как пробиты голова и позвоночник?
Гек вышел из морга, сел в машину, полтора часа продирался через столичные пробки и наконец добрался до Мытищ. Гек нашел нужный дом и энергично взбежал на пятый этаж. Как он и думал, квартира Калязина была уже опечатана. Но идти в местное отделение не хотелось. Впрочем, сейчас важнее осмотра квартиры мог оказаться разговор с жильцами. Гек позвонил в соседнюю дверь. Никого. Перешел к дверям слева от лифта, позвонил — нервно загавкала собака. «Болонка. Старая, лет пятнадцать. Две двери. Внутренняя с утеплителем», — машинально отметил Гек и позвонил в последнюю дверь. Никого. Гек требовательно нажал кнопку еще раз — за потертым дерматином с торчащими по бокам клочьями пыльной ваты зудело глухо и противно. Казалось, будто сама кнопка дробится и осыпается под пальцем. Уже отпуская кнопку, Гек понял, что в квартире кто-то есть. Тогда он постучал костяшками пальцев по косяку и произнес басом: «Из прокуратуры беспокоят по поводу соседа».
Тут же прямо под дверью заелозили тапки, переминаясь на месте. Звякнул замок, и дверь приоткрылась на цепочке. За дверью стояла пенсионерка с таким лицом, какое бывает только у тех, кто круглосуточно ожидает подвоха от людей и правительства. Гек представился следователем и раскрыл удостоверение. Пенсионерка выслушала Гека, кивнула и молча закрыла дверь, заперев замок на два оборота. В глубине квартиры зашаркали ее тапки. Опять дважды лязгнул замок, и дверь открылась снова — теперь старуха держала в руке громадную лупу. В эту лупу она так внимательно начала рассматривать удостоверение старшего следователя Хачапурова, что Геку показалось, будто старуха уже догадывается, что оно фальшивое.
— Фальшивое, — сказала старуха, вернула корочку Геку и собиралась захлопнуть дверь, но Гек подставил ботинок.
— Значит, будем милицию вызывать, — сказал он, вынимая мобильник.
— Это дело ваше. А только зачем милицию? — подозрительно спросила старуха.
— Отказ от помощи следствию, — сказал Гек внушительно. — Выражение недоверия должностному лицу при исполнении.
— Знаем мы вас, ворюг... — сказала старуха неуверенно.
— Личное оскорбление или клевета. Статья 132 пункт "Б", до шести месяцев исправительных работ, — закончил Гек и поднес мобильник к уху.
— Уже приходил старший следователь. И младший приходил, — сказала старуха. — У них другие книжки. С двуглавым орлом, а не со старым гербом.
Гек внутренне похолодел, но взял себя в руки и укоризненно посмотрел на старуху.
— Я из центральной прокуратуры, — сказал он веско. — А не из районной.
Старуха немного помялась, побормотала неразборчиво, но цепочку отстегнула, распахнула дверь и пустила Гека на кухню.
Про соседа рассказать она ничего толком не могла — особо не шумел, компаний не водил, пару раз стучался в дверь и просил одолжить двадцать рублей, но не дала. Зато на Гека свалилось огромное количество информации про дворовых подростков-мотоциклистов, которые вечерами орут под окнами и «врубают свой мотоцикл». Гек понял, что теряет время.
— Спасибо за информацию, мы вас вызовем, — сказал он и захлопнул записную книжку, в которой не появилось ни одной новой строчки.
Под бдительным взглядом старухи Гек вызвал лифт — старый, с ручными дверьми. Пока лифт ворочался на нижних этажах, старуха все стояла на пороге и сверлила Гека взглядом. Гек спустился вниз и вышел во двор, энергично хлопнув дверью подъезда, — и сразу повернул за угол под раскидистыми кустами сирени. Быстро обошел вокруг дома — глиняной тропинкой в кустах под нависающими балконами, где запах сирени мешался с запахом кошек, — и снова вышел к подъезду. Бесшумно поднялся на пятый этаж и прислушался. Старухина дверь была закрыта, и, что было очень кстати, в глубине работал телевизор.
Гек глянул в верхний лестничный пролет, затем в нижний — никого. Тогда он шагнул к опечатанной квартире. Бумажку с невнятной печатью, напоминавшей старый синяк, уже кто-то сорвал — она держалась лишь одним краем, сквозняк трепал ее как белое знамя. Гек достал из кармана диверсионный нож и открыл в третьем ряду лезвий отмычку-пластинку. Замок был старый, советский — разболтанная личинка-"копейка" с зигзагообразной щелью для ключа. Гек вдруг вспомнил, что когда-то в детстве такой же замок был в его квартире. Когда он забывал ключи дома, то, возвращаясь из школы, каждый раз открывал его разогнутой скрепкой — без всякого диверсионного ножа. А вот вскрывать сейф в кабинете загородной резиденции премьер-министра Таджикистана было уже намного сложнее, пришлось возиться всю ночь... Когда же это было?
Ну да, семь лет назад...
Край титановой пластинки на микрошарнирах коснулся щели замочной скважины и послушно принял все ее зигзаги. Пластинка легко скользнула внутрь. Гек слегка надавил против часовой стрелки и потянул за поводок — внутри замка вдоль пластинки заскользила бородка, подбирая рельеф ключа. Пальцами Гек чувствовал щелчки — один за другим открывались штифты замка. Четвертый, пятый... Где же последний? Гек еще раз двинул поводком взад-вперед. Есть! Замок легко повернулся. Гек выждал секунду и приоткрыл дверь. Оттуда, из темноты, со свистом потянуло табаком и сырой картошкой. «Ишь как сквозит. Небось эти идиоты опера оставили окно раскрытым», — подумал Гек. Он спрятал диверсионный нож, боком протиснулся в темную прихожую и прикрыл за собой дверь.
Сначала он не успел ничего увидеть, почувствовать или осознать. Но рефлексы включились сами — тело пружинисто бросилось вниз, а левая ладонь, вспарывая воздух, полетела вверх наискосок. Все заняло сотую долю секунды, и только после этого Гек понял, что его пытались ударить в шею — вырубить, — а он этот удар отвел.
Рефлексы заработали снова: левое колено рывком подтянулось к животу, а правый кулак, который оказался ближе всего к цели, рванулся без замаха туда, где мелькнул квадратный контур чужого подбородка. И немного вбок — куда этот контур должен был вот-вот сместиться. Гека качнуло, и левая голень онемела, будто ее вмиг туго обмотали полотенцем. Правый кулак почти коснулся чужого подбородка и пулей летел дальше, сворачивая все на пути. Миг — и голова противника уже развернута в профиль, словно из ее бытия вырезали все промежуточные кадры.
По коже левой голени покатился сноп мурашек — предвестник боли, плывущей издалека, но, как и положено боли, надолго опаздывающей. «Скорость прохождения болевых импульсов по нервным волокнам — метр в секунду, двигательных импульсов — в сто раз больше», — мигнула в голове фраза.
Гек понял, зачем рефлексы подняли колено — его собирались пнуть ногой в пах, но колено заблокировало удар.
«При таком ударе нападавшему еще больнее...» — мелькнуло в голове.
Рефлексы опять взорвались: корпус и плечи скрутились в спираль, локоть левой руки взлетел по дуге для удара. То ли сбоку, то ли сзади вдруг окатило тяжелым предчувствием. Не локоть! Не так!!! В этот момент мозг Гека наконец пришел в себя, взял ход боя под свой контроль и приказал рефлексам отключиться. Но было уже поздно. Каждой клетке тела стало ясно, что на этот раз рефлексы дали промашку — нельзя было атаковать, надо было защищаться, а теперь корпус до упора свернут вокруг своей оси, а локоть, локоть совсем не там, где он сейчас будет так необходим, и теперь некуда уйти с линии удара. Оставалось лишь одно. Гек открыл рот в яростной гримасе и, выжимая из легких всеми ребрами и диафрагмой остатки воздуха через сведенное судорогой горло, включил, словно повернул рубильник, свой истошный крик: «ка-и-и-и-И-И-ИИ-ИИИ-ИИИ!!!!!!»
Оглушающий, сбивающий с ног пронзительный звук еще не успел разлиться в пространстве, он раздастся на миг позже, но все равно пригодится — это шок для любого нападающего, это честно выигранная десятая доля секунды... А еще в этот же миг Гек успел молниеносно сжать кулак, оставив выпрямленными указательный и средний палец. Два окаменевших пальца, будто сросшиеся в единое лезвие кинжала — из плоти и кости. И Гек бросил руку вверх и назад — над макушкой, туда, за спину — лезвием из двух пальцев, — за голову, за спину, откуда катилось тяжелое предчувствие...
Мир не исчез сразу. Мир взрывался постепенно. Или так показалось Геку? Время тянулось как бескрайняя пустыня. Вселенная догорала медленно, как ядерный гриб на учебных видеолентах — неторопливо и непреодолимо. Сумрак коридора померк, и накатила полная чернота. Захлебнулся звук — смолк тот, кто кричал. Или это кричал Гек? Не стало никого.
А потом возникло слово — «НАДО». Это было безумно тяжело, потому что нужны были силы, а сил еще не было, и Гека еще не было, не было ничего, было только слово — «НАДО». И тогда Гек рывком создал себя из ничего. А затем вторым рывком снова создал Вселенную вокруг себя. И тогда со всех сторон навалился крик, будто вывернули плавно рукоятку громкости. И появился свет. Оказалось, что Гек за все это время так и не закрывал глаз. А затем появился пол прихожей с идиотским узором на линолеуме. Этот узор стремительно летел навстречу.
Гек выкинул вперед руки, сгруппировался, перекатился на бок, закинул руку под мышку и прыгнул на метр в совершенно непредсказуемую сторону. Он засекретил этот прыжок так, что до самого последнего мгновения сам еще не знал, куда прыгнет. Это оказалось лишним — в него никто не стрелял, никто его не бил. И когда он приземлился в углу прихожей спиной на пыльные картонные коробки, то Вселенная уже была светлой и обжитой, она была предсказуема и контролируема, а в руке была верная «LLama», снятая с предохранителя, и ствол ее смотрел именно гуда, куда нужно.
Перед Геком иа полу прихожей валялся пистолет «ТТ», а чуть поодаль лежали два тела. Они были живы, но уже не опасны — из этого угла прекрасно контролировалась вся прихожая. Дверь в единственную комнату была приоткрыта, а еще где-то слева была кухня и санузел и наверняка балкон. Но Гек чувствовал, что, кроме этих двоих, лежащих на полу, в квартире никого нет.
Он наконец сделал глубокий вдох. И сразу с тошнотворным гулом заныл и запульсировал затылок. На спину, за воротник упали теплые капли. Левая голень пылала, боль расходилась медленными волнами по всей ноге. Как бы не перелом. Гек прислушался к себе — дыхание восстановилось. И тогда он начал говорить — без интонаций, спокойно, размеренно, с вескими паузами, — старательно копируя генерала Гриценко, как тот обычно произносил эти слова:
— По нашим организационным вопросам. Звонили мне из Рая. Не хватает двух великомучеников. Держу в руке горящие путевки. Мое имя Человек-рефлекс. Добровольцы — шаг вперед. Остальным — замереть. Двигаться — после моих приказов. Говорить — после моих вопросов. Дышать — медленно, без рывков.
Тела лежали на полу не шевелясь. Один лицом вниз, другой — вверх. Лицо было широкое, почти квадратное и совершенно ничем не примечательное. Гек решил про себя, ,что такое лицо больше подошло бы не бандиту и не киллеру, а какому-нибудь роботу. Оба противника смотрелись года на двадцать два, но были удивительно рослые и накачанные, на голову выше Гека. Да и вообще рядом с такими тушами жилистый и худой Гек выглядел как школьник младших классов перед компанией призывников. Одеты амбалы тоже были одинаково — что-то вроде рабочих комбинезонов.
— Значит, ты, дальний! — сказал Гек. — Лежать тебе еще в нокауте долго, если я все правильно помню. Потому что я напрямик щелкунчик твой пробил. Челюсть должна быть цела и позвонки на месте, потому что хруста я не почувствовал. Как же ты меня врасплох-то так застал, гадина? Где тебя так драться научили? А ногу свою ты об меня небось сильно отшиб, когда в пах пробить пытался... Или может, у тебя щитки на ногах?
Словно в ответ, левая голень оживилась, запульсировала и заныла. Гек поморщился и глянул перед собой — на полу лежал пистолет «ТТ». Рукоятка была в крови, на линолеуме вокруг краснели яркие пятна. Сразу кольнуло в затылке. «А ведь недавно эти пятна у меня внутри текли... хорошо текли» — подумал Гек. Он уставился в упор на второго громилу и продолжил:
— Теперь ты, ближний... А ведь я ж тебя, урода, сначала и не заметил. Как же так? Так не бывает, чтобы я не заметил. А ты со спины бросился, хотел меня оглушить... И ведь оглушил по полной программе. Только я тоже тебя достал напоследок. А поднялся я быстрее... Куда же я тебе попал-то? Бил я тебя в глаз двумя пальцами... Но бил вслепую, назад. И не попал. Если бы попал — ты бы сейчас лежал тихо-тихо. С дыркой в голове и в луже крови. Повезло тебе, жив остался.
Гек быстро глянул на правую руку, в которой была зажата «LLama». Крови на пальцах не было. За воротник упало еще несколько капель. Гек чувствовал, что спина уже мокрая от крови. Голову надо срочно перевязать. Ближайшее тело на полу незаметно напряглось. Гек качнул пистолетом.
— Да ты не стесняйся. Хочешь попрыгать, герой? Вот он, твой пестик, руку протянуть.
Тело на полу расслабилось и обмякло.
— Есть ко мне вопросы? — спросил Гек.
В ответ раздался сдавленный хрип. Гек встал. Затылок пронзила боль. Прихожая слегка качнулась, но твердо вернулась на место.
— Я спросил: есть ко мне вопросы? — рявкнул Гек. — Я жду ответа. Ответа два — «никак нет» и «так точно». Один правильный, другой — последний.
Снова раздался хрип и клокотание. До Гека наконец дошло.
— Слушай, я ж тебе горло пробил! — Гек нахмурился. — Ну не смертельно, в тюрьме подлечат.
Тело стало медленно-медленно переворачиваться на спину. Гек поднял пистолет и спокойно наблюдал.

Коммутация - Каганов Леонид Александрович => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Коммутация писателя-фантаста Каганов Леонид Александрович понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Коммутация своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Каганов Леонид Александрович - Коммутация.
Ключевые слова страницы: Коммутация; Каганов Леонид Александрович, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов