А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Джеллис Роберта

Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор автора, которого зовут Джеллис Роберта. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Джеллис Роберта - Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор = 361.5 KB

Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор - Джеллис Роберта => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Хроники Роузлинда – 2
OCR AngelBooks
«Джеллис Р. Коварный заговор: Роман»: Попурри; Минск;
Оригинал: Roberta Gellis, “Alinor”, 1978
Аннотация
Прекрасная вдова, хозяйка Роузлинда, и молодой отважный рыцарь, долгие годы беззаветно влюбленный в нее, вступили в брак, так и не сказав друг другу слов любви. Чтобы произнести их, им пришлось пройти через множество испытаний, уготованных им могущественным врагом, пережить непонимание и муки ревности и научиться доверять друг другу.
Роберта ДЖЕЛЛИС
КОВАРНЫЙ ЗАГОВОР
1.
Элинор посмотрела на обнаженное тело Иэна и неожиданно почувствовала, что не может оторвать взор от этого статного молодого человека. Но самым пугающим было то, что от этого взгляда в висках гулко застучала кровь, полузабытой сладкой болью заныла грудь, а сердце испуганно забилось. Элинор бросило в жар, который ознобом пронзил все тело… «Боже, хоть бы Иэн ничего не заметил», — промелькнула мысль…
Для леди Элинор Дево, тридцатилетней хозяйки замка Роузлинд, владелицы обширных ухоженных поместий, было в обычае купать высокородных гостей своего замка, хотя именно Иэн до сих пор ни разу не воспользовался ее милостью. Молодой барон Иэн де Випон был оруженосцем ее мужа еще до того, как они с Саймоном поженились, а после их возвращения из крестового похода Саймон так успешно содействовал своему протеже, что Иэну вскоре были возвращены баронский титул и земли его матери…
Иэн стал близким другом их семьи и частым гостем замка Роузлинд. Особенно он привязался к детям, и Адам с Джоанной всегда жарко спорили, чей он друг больше. Иэн возмужал, он больше не был похож на того застенчивого юношу, который не решался говорить с Элинор на балу во время коронации короля Ричарда. Он превратился в прекрасного молодого рыцаря, на сильное тело и нежное лицо которого заглядывались многие женщины. Однако нежелание юноши жениться было настолько стойким, что заставило Элинор как-то поинтересоваться у мужа, не подвержен ли Иэн извращенным наклонностям, как король Ричард.
Саймон тогда только рассмеялся и уверил ее, что это совсем не так, добавив в присущей ему грубоватой манере, что Иэна можно обвинить разве в том, что он слишком много внимания уделяет забавам молодого жеребца. Тогда Саймон всерьез предостерег Элинор, чтобы она не дразнила юношу.
Теперь не оставалось никаких сомнений в том, что Саймон был прав, — Иэн действительно был прекрасным молодым жеребцом и сейчас продемонстрировал этот факт с потрясающим эффектом, который так смутил его самого.
Первым порывом Элинор было желание рассмеяться и отпустить какую-нибудь легкую шутку. Но взгляд Иэна остановил ее. Он безусловно прекрасно понимал, в каком положении оказался, но, видимо, не находил его забавным: лицо его залил румянец, а глаза смущенно бегали, как бы ища предмет, на который могли бы отвлечь внимание от разыгравшейся плоти.
Честно говоря, Элинор растерялась. То, что произошло сейчас с Иэном, время от времени случалось и с другими мужчинами, которых Элинор по праву хозяйки приходилось купать. Некоторые из них самонадеянно полагали, что Элинор не удовлетворена своим мужем, который был гораздо старше ее, и ждали, что обряд купания станет отличным поводом для соблазнения прелестной хозяйки. Они недооценивали Саймона, а от Элинор получали такой ледяной прием, что подобные попытки во второй раз не случались. С теми, у кого это происходило нечаянно, из-за слишком долгого воздержания или случайного нежного прикосновения, она превращала неловкость в шутку.
И сейчас такая шутка была бы наилучшим выходом, но Элинор, мельком глянув на Иэна, почувствовала, что смеяться нельзя — лицо молодого человека просто окаменело, а в глазах плескался такой ужас, что слова просто застряли у нее в горле.
Она поднялась с колен, отступила назад, и неприкрытая красота его тела опять пронзила ее томной болью. Черные кудри, которые шелковыми завитками падали на лоб, большие карие глаза, опушенные густыми ресницами, отражали свет камина и светились, будто звезды на темном небе. Тонкие, точеные черты лица, а губы — чувственные, возбуждающие, манящие… Элинор тряхнула головой, будто смахивая нахлынувшее наваждение, но ее глаза были словно прикованы к юноше и разглядывали его оценивающим взглядом.
Он был очень высок ростом — Элинор не доставала ему до плеча. Тело выглядело удивительно безволосым — если не считать темного пушка на груди и узкой полоски от пупка до густой поросли в паху. Кожа его была очень смуглой и гладкой, лишь отметины от боевых ранений белели тонкими рубцами, будто царапинами.
В год болезни мужа Элинор была слишком утомлена переживаниями, чтобы вспоминать о себе как о женщине, а после смерти Саймона боль и волнение лишь усилились: беспокойство за детей и обрушившиеся хлопоты по хозяйству не давали ей передышки. И только теперь, испытав неожиданное волнение при виде обнаженного мужчины, она отчетливо почувствовала, как изголодалось ее тело. Кровь отхлынула от ее лица, и она усилием воли заставила себя отвести взор от этой манящей молодой плоти. Элинор оперлась рукой о край ванны, чтобы успокоиться, и возблагодарила Бога за то, что Иэн смотрел мимо нее невидящим взглядом.
— Залезай, — тихо сказала она.
Если бы Иэн был в состоянии что-либо заметить, голос Элинор выдал бы ее. Однако он был настолько поглощен своими собственными переживаниями от случившейся неловкости, что ничего не понял, лишь в глазах мелькнула признательность, что неловкость удалось так легко если не разрешить, то хотя бы скрыть. Он шагнул в ванну и медленно погрузился в воду, которая была еще достаточно горячая. Элинор встала за его спиной.
Она раздумывала, сумеет ли выдержать прикосновение к мужскому телу, и решила, что было бы гораздо проще и безопаснее устраниться от этого дела и предоставить мытье высокого гостя служанке. Элинор легко могла объяснить это тем, что забыла о каком-то неотложном деле. Собираясь с духом, чтобы голос не выдал ее волнения, она не сводила глаз с Иэна. Ее взгляд на какое-то время остановился на крепкой шее, ласково скользнул по широким плечам…
Нет, уходить ей вовсе не хотелось…
* * *
Одинокий всадник в тяжелых рыцарских доспехах, пришпорив усталую, взмыленную лошадь, медленно поднимался по извилистой дороге к замку Роузлинд. Это явление было столь необычным в год 1206 от Рождества Христова, на седьмой год правления короля Джона — проклятого, как его называли многие, — что страж на башне даже протер глаза от Неожиданности.
Во времена правления короля Ричарда периодически случались тяжелые годы, потому что Ричард не любил Англию, и наместники, которых он назначил управлять землями и собирать налоги для своих бесчисленных походов, зачастую ложились на страну тяжелым бременем. Однако еще была жива старая королева Элинор Аквитанская, которая не давала разгуляться наместникам Ричарда и могла усмирить опасные крайности в запросах своего старшего сына.
В 1199 году Ричард был смертельно ранен, и на трон взошел Джон, его младший брат, последний отпрыск яростного Генриха Плантагенета. Хотя Джон и любил Англию больше всех других своих владений, политическая необходимость заставляла его проявлять себя даже более свирепым, нежели Ричард, не говоря уже о том, что его злоба была врожденной.
Затем, в 1204 году, умерла старая королева, и с ней исчезла последняя сила, препятствовавшая введению безрассудно высоких налогов. Злоба и поборы со стороны короля тогда обрушились с такой страшной силой на столь многих, что по всей стране рыскали мародеры, и дороги стали небезопасны. В эти дни люди, имевшие при себе кошелек, перемещались только хорошо вооруженными группами.
В пределах имения Роузлинд дела обстояли несколько лучше. Сэру Саймону Леманю и его жене леди Элинор до поры до времени удавалось поддерживать мир на своих землях, но год назад хозяина Роузлинда сразили неожиданные боли в груди и руках, и в июне он умер.
Мир удавалось сохранить, хотя это было уже совсем не то, что при жизни сэра Саймона. Как бы то ни было, часовой понимал, что рыцарь приехал не из окрестностей Роузлинда. По состоянию его лошади и доспехов было нетрудно понять, что он проделал долгий и утомительный путь. На краю подъемного моста рыцарь остановился и выкрикнул свое имя. Лицо часового просветлело, и он с башни отдал приказ пропустить гостя. Решетка была поднята со всей возможной поспешностью — Иэн был желанным гостем в этом доме…
Рыцарь пояснил, что его люди следуют позади и что их необходимо пропустить, когда они прибудут. Стражник успокоился, но все же продолжал недоумевать, что могло привести друга его почившего лорда в эти края, причем с такой поспешностью, что он намного опередил свой отряд. Однако не дело простого стражника задавать вопросы благородному рыцарю.
Всадник быстро пересек небольшой подъемный мост и оказался во внутреннем дворе замка. Там его встретили конюх, который подбежал к нему, чтобы принять лошадь, и седовласый воин, тяжело поднявшийся с бочки, на которой он сидел, присматривая за двумя играющими детьми: девятилетней девочкой и семилетним мальчиком.
Дети оторвались от игры и раскрыли рты от удивления, уставившись на нежданного гостя. Но когда рыцарь снял шлем, то они разом взвизгнули от радости и бросились к нему.
— Иэн! — закричал мальчик.
Рыцарь ловким движением спешился, отдал старому воину щит, наклонился и поднял обоих детей на руки. Он расцеловал их, потом вдруг зарыл свое лицо в шевелюре мальчика и глухо застонал. Дети, вертевшиеся от удовольствия, сразу же притихли.
— Иэн, ты плачешь потому, что папа умер, да? Или есть какие-то другие плохие новости? — серьезно спросила девочка.
«Настоящая дочка Саймона», — подумал Иэн, изо всех сил пытаясь не всхлипнуть в голос.
— Ты только сейчас узнал об этом? — громко спросил мальчик. — Это же было в июне! Жаль, что ты не смог приехать на похороны. Всем очень понравилось.
Адам обхватил руками шею Иэна и, утешая своего большого друга, тихо поглаживал маленькой ладошкой плечо рыцаря. Голос его, однако, был бодрым и веселым и таким звонким, что Иен не смог удержаться от улыбки. Этот мальчик — истинный сын леди Элинор, добрый к страданиям других и крепкий неукротимой силой духа.
Иэн крепко прижал мальчика к себе, затем выпрямился и вытер лицо внутренней кожаной стороной своей обитой железом перчатки, будто смахнул так и не выпущенные на волю слезы.
— Нет, других плохих новостей нет, — ответил он Джоанне. А затем улыбнулся Адаму: — Я услышал об этом в июле, но я находился с королем во Франции, осаждая Монтобан. Я не мог приехать раньше.
— Расскажи об осаде, расскажи! — возбужденно воскликнул мальчик.
— Да, Иэн, пожалуйста, расскажи, — попросила девочка.
Солнце на минуту выглянуло из-за тучи и зажгло блестящие зеленые и золотые огоньки в карих глазах мальчика, а волосы девочки в этом свете вспыхнули огнем. Брат и сестра были внешне совершенно не похожи друг на друга — словно черты их отца и матери были настолько сильными, что не могли смешаться.
Волосы Адама ниспадали прямыми и черными прядями, они только подчеркивали изысканную белизну его лица, маленький подбородок был таким же упрямым, как у Элинор. Но фигурой он был необычно крепок для своего возраста. Таково наследие Саймона — и хорошее наследие. «Это может оказаться полезным, — печально подумал Иэн, — в брызжущие впереди горькие времена, если король Джон не переменится к лучшему».
Джоанна, несмотря на то, что была на два года старше Адама, выглядела его ровесницей — она казалась маленькой статуэткой. И хотя ей исполнилось всего девять лет, можно было возблагодарить судьбу, что та подарила этой девочке характер ее матери. Уже сейчас ее нельзя было назвать хрупким созданием.
Иэн сам был еще малым ребенком, когда волосы Саймона отливали таким же чистым золотом, как у Джоанны, но ее глаза, дымчато-серые, с проглядывавшей голубизной, яснели и светлели совсем, как у Саймона, когда он был зол, весел или счастлив.
Дети притихли, ожидая услышать интересный рассказ о том, как их друг побеждал врагов английской короны. Их живые, такие разные глазки с любопытством смотрели на Иэна. И теперь было видно, что веселое личико Джоанны зеркально отражает лицо Адама.
— Вы штурмовали стены? — нетерпеливо спросила она.
— Вы пробивали ворота тараном? — эхом ей отозвался Адам.
— Мастер Адам! Леди Джоанна! — запротестовал седой воин. — Разве вы не видите, какой лорд Иэн грязный и уставший? Вы позорите наше гостеприимство. Гостю нужно сначала дать умыться и отдохнуть, а не засыпать его вопросами.
— Beoth ЬаР, Бьорн, — сказал Иэн на незнакомом языке.
— Beoth hal, eaorling, — мягко ответил Бьорн. Адам вытаращил глаза. Бьорн занимал очень большое место в его жизни. Он учил мальчика азам боя на мечах и булавах. Адам помнил, что эти уроки начинал его отец, но в последний год он едва был способен лишь спускаться во двор, чтобы наблюдать со стороны и подавать еле слышным голосом советы. Адам знал, что у Бьорна есть свой собственный язык, и даже понимал некоторые слова, но Бьорн никогда не заговаривал с ним на этом языке и никогда не позволил бы мальчику говорить на нем.
— Иэн, Бьорн ответил тебе, — сказал мальчик. Старик покраснел, а лицо Иэна нахмурилось. Он никак не прокомментировал реплику мальчика, лишь сказал, что ему пора войти в дом и поздороваться с их матерью. Отказавшись от предложения детей сопровождать его и дав слово, что обязательно расскажет им о войне, он направился к дому и поднялся по лестнице в большой зал, расшнуровывая по пути свои доспехи и снимая рукавицы.
Иэн поднял глаза на лестницу, которая вела в женскую половину дома, но решил не останавливаться. Леди Элинор с таким же успехом могла оказаться в любом другом месте дома, и, кроме того, наверняка уже кто-то бежал впереди, чтобы сообщить хозяйке о приезде гостя. И правда: не успел он пересечь зал, направляясь к огромному камину, как из боковой комнаты — своего рода ниши в стене — легкой походкой выбежала леди Элинор. Она взяла протянутые ей руки в свои и крепко сжала их.
— Иэн, я так рада видеть тебя!
— Я не мог приехать, когда узнал… Я умолял короля отпустить меня, но он и слушать не стал.
— Тебе нет нужды оправдываться.
И вдруг глаза ее наполнились слезами. Она шагнула вперед и уронила голову на его грудь. Руки Иэна потянулись, чтобы обнять ее, но тут же опустились. Он боялся прилива еще одной волны горя в самом себе. Элинор глубоко вздохнула и, отступив, посмотрела ему в глаза.
— Как хорошо, что ты здесь, — сказала она чуть дрожащим голосом. — Как долго ты пробудешь?
— Я не знаю, — медленно ответил он, будто подбирая слова и стараясь не смотреть на нее. — Это зависит от…
— Ну хотя бы ночь, — не дослушав, воскликнула Элинор.
— Да, конечно, но…
— Никаких «но»! Ох, Иэн, ты выглядишь таким уставшим!
— Наше судно сбилось с пути. Я намеревался высадиться в Роузлинде, но нас отнесло к Дувру. По дороге на нас трижды нападали. Я не мог поверить в это. Даже в худшие времена при Лонгкемпе ничего подобного не случалось. Я мчался всю ночь. Я должен был…
— У тебя плохие новости? — спросила Элинор, но не дала ему времени ответить. — Не говори мне сейчас. — Быстро спросила с дрожью в голосе: — Ты ел?
Он кивнул.
— Тогда позволь мне разоружить тебя и помыть.
— Но мои оруженосцы остались в отряде, — возразил он. — Я поехал вперед.
На это Элинор засмеялась более искренне:
— Я еще не такая уж немощная старуха, чтобы не суметь поднять кольчугу. Идем!
Она повела его в боковую комнату, из которой только что появилась.
— Ванна уже готова и может остыть.
На мгновение Элинор показалось, что Иэн опять собирается возражать, и она, остановившись, вопросительно взглянула на него. Но лицо его ничего особенного не выражало, и он уже последовал за ней, так что она промолчала. Элинор чувствовала, что что-то было не так.
Элинор, памятуя предостережение мужа, всегда осторожно держала себя с Иэном. Несмотря на то, что Саймон был на тридцать лет старше ее, — а может быть, благодаря этому, — он не был ревнивым супругом. Впрочем, до болезни у него не было никаких оснований ревновать — он полностью удовлетворял Элинор. Так что когда Саймон предупреждал ее не флиртовать с Иэном, это было сказано скорее ради самого Иэна. Элинор понимала справедливость слов мужа. Было бы жестоко кокетничать с Иэном — и опасно в то же время.
В карих глазах молодого человека светилась такая сила, что, хотя Элинор любила Саймона и была счастлива в браке, она не могла отрицать, что Иэн превратился в красивого мужчину, против которого трудно устоять женщине. Надо отдать должное, Иэн тоже был очень осторожен в отношениях с Элинор, редко прикасался к ней, даже чтобы из вежливости поцеловать руку.
Все эти годы они были добрыми друзьями. Элинор умела видеть, когда Иэн пытался скрыть бремя своих проблем. Обычно она засыпала его вопросами, так что он волей-неволей раскрывал свой тягостный багаж на ее обозрение. Элинор никогда не боялась трудностей. Саймон не раз угрюмо говаривал, что она всегда радостно летит им навстречу, будто мотылек на пламя свечи. Она не представляла себе проблемы, которую она или Саймон, или они вдвоем не могли бы разрешить. Трудности становились для нее скорее вызовом, который следовало принять, преодолеть или хитрым путем обойти…
Да, именно так все и обстояло до смерти Саймона. Теперь проблем оказалось слишком много — и все сразу, — и Элинор не могла не расспросить еще об одной.
Послеполуденное солнце заливало зал светом, но в комнате, где была приготовлена бадья для купания, царил полумрак. Иэн замешкался на пороге, и Элинор потянула его за руку, подводя к широкой деревянной ванне, поставленной у камина. Рядом располагался низкий табурет. Элинор подтолкнула Иэна к нему и приподняла край кольчуги, затем отцепила меч, прежде чем он даже успел протянуть руку к нему, стащила верхнюю куртку и аккуратно сложила ее на сундуке, стоявшем в углу комнаты. Иэн прекратил попытки помочь ей и предоставил себя ловким рукам Элинор, лишь послушно выполняя ее приказания.
Одним ловким движением Элинор стащила с него через голову кольчугу, повертела ее перед собой, чтобы проверить, не нуждается ли она в услугах замкового оружейника, и затем положила на сундук рядом с мечом. Потом она подошла к Иэну спереди и расшнуровала тунику и рубашку. Одежда его задубела от пота и грязи, и Элинор брезгливо швырнула ее на пол. Присев на корточки, она расстегнула и сняла с него обувь, развязала штаны и велела ему встать.
Иэн застыл в нерешительности. Элинор подумала, что он очень устал, и хотела уже уверить его, что ему станет гораздо легче после мытья… Через секунду Иэн порывисто встал. По-прежнему сидя на корточках, она стащила с его ног штаны и отбросила их в сторону. Когда она подняла глаза, чтобы предложить ему влезть в ванну, то поняла причину его нерешительности… И в эту минуту Элинор почувствовала, как изнывает ее тело без мужской ласки…
Но, так или иначе, неловкость, которую они оба ощутили в это мгновение, прошла, когда Элинор заметила на теле рыцаря глубокую свежую рану.
— Иэн! Матерь Божья, что с тобой приключилось? Большой участок кожи на его лопатках был изорван в клочья. Рана казалась не глубокой, но с рваными краями, которые потрескались и кровоточили.
Иэн обернулся и, увидев, куда она смотрит, рассмеялся:
— Ах, это! Взорвалась бочка с горящей смолой, и я стал похож на факел. Мои люди облили меня водой, но, когда начали снимать одежду, вместе с ней сняли и кусок меня самого. — Голос его был спокоен, он веселился, словно рассказывал о забавном приключении. — Досадное невезение. Особенно если учесть, что за день до этого мы захватили замок и за всю битву у меня не было ни единой царапины.
— Но это происходило еще в августе! — воскликнула Элинор. — Ты просто идиот! Ты что, с этого времени так и не показался лекарю?!
— Там не было врачей. Меня, насколько умели, лечили цирюльники. К кому я мог обратиться? — раздраженно ответил он. — К королеве Изабелле?
— По крайней мере она не так брезглива, как первая королева — вечно ноющая Беренгария. Та, без сомнения, отказалась бы марать руки о простого барона, зато эта с удовольствием втерла бы в твои раны яд. Ладно, я займусь этим позднее. Горячие примочки помогут. Сначала я хочу вымыть тебе волосы. Подожди, дурачок, не откидывайся назад. Дай я подложу подушку — ты поцарапаешь спину о край бадьи.
— От подушки же ничего не останется, если ты опустишь ее в воду, — вяло сопротивлялся Иэн.
— Ее можно будет высушить. Прислуга здесь совсем обленилась без дел.
Элинор вышла. Иэн закрыл глаза и вздохнул. Выражение неуверенности на его лице, граничившее со страхом, сменилось мрачной решимостью. Элинор вернулась в сопровождении служанки. Иэн оперся на предложенную ему подушку и прикрыл глаза. Он слышал, как служанка собирала его грязные доспехи и раскладывала чистую одежду. Элинор принялась намыливать его волосы.
— Расскажи мне что-нибудь приятное, — попросила она.
— Ну что ж, мы взяли Монтобан, — ответил Иэн с тенью сомнения, но у него в запасе не нашлось ничего другого, что Элинор могла бы посчитать приятным. — Кроме того, спор между Филиппом и Джоном наконец улажен.
— Что же в этом приятного? — разочарованно спросила Элинор. — Это означает, что король вернется сюда. О, будь прокляты все эти анжуйцы! Ричард слишком мало любил Англию, а Джон… — Она зачесала волосы Иэна назад, чтобы мыло не капало ему на лицо. — Наклонись вперед.
—… но Джон любит Англию. — Иэн согнул колени, обхватил их руками и положил на них голову.
— Очень убедительно. Так же, как волк любит маленьких детишек. Он может съедать их по трое в день.
Элинор очень осторожно начала тереть спину Иэну. Она чувствовала, как он вздрагивает под ее руками, но голос оставался спокойным.
— Такова его природа. Как и волк, он опасен только тогда, когда бегает на свободе.
— А кто же посадит его в клетку?
Наступила долгая пауза. Иэн дернулся, когда Элинор коснулась особенно болезненной раны, а потом произнес едва слышно:
— У меня есть что рассказать об этом, но не сейчас и не здесь. По правде говоря, Элинор, я ужасно устал и не в состоянии сейчас препираться с тобой.
— Со мной? Да ну что ты, не беспокойся. Я вижу, что ты ввязался в какое-то необдуманное предприятие, но я не стану спорить с тобой, когда ты находишься в таком состоянии. И вообще я с тобой сейчас распрощаюсь. Домывайся без меня, а я пойду за бальзамом.
Элинор протянула Иэну мыло и мочалку. Она могла, конечно, приказать служанке принести все снадобья, которые ей были нужны, но она опасалась мыть остальные части тела Иэна. Была слишком велика опасность вновь возбудить его и себя.
К тому времени, когда она вернулась, он уже вылез из ванны и натянул штаны Саймона. Элинор удивило, как хорошо они ему подошли. Она знала, что Иэн и ее прежний муж были примерно одного роста, но Саймон всегда казался более крупным.
— Сядь, — приказала Элинор, а потом прибавила: — Нет, иди ляг на кровать лицом вниз — это будет долгая процедура, а мне не хотелось бы потом лечить еще и собственные колени.
— Ты утешаешь меня, — рассмеялся Иэн, — живодерка.
— Ты почувствуешь себя гораздо лучше после этого, — заметила Элинор без малейшего сострадания.

Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор - Джеллис Роберта => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор писателя-фантаста Джеллис Роберта понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Джеллис Роберта - Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор.
Ключевые слова страницы: Хроники Роузлинда - 2. Коварный заговор; Джеллис Роберта, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов