А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ферринг Дэвид

Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы автора, которого зовут Ферринг Дэвид. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Ферринг Дэвид - Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы = 167.16 KB

Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы - Ферринг Дэвид => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Сага о Конраде - 2

Дэвид Ферринг
Порождение тьмы
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Боевой двуручный молот Сигмара со свистом рассекал воздух, и с каждым его взмахом погибал новый зеленокожий монстр, чья голова превращалась в кровавое месиво. Гоблины не отступали, волна за волной прорываясь вперед, и превращались в изуродованные трупы, падая под ударами священного оружия дварфов.
Дварфы прозвали его Гхал-мараз – Череполом, и нынче он оправдывал свое имя. Раз за разом опускалось тяжелое оружие, сокрушая омерзительных тварей.
Этому дню предстояло стать решающим событием в ходе истории; в этот день в ее анналы были вписаны имена, ставшие легендой: в этот день Сигмар, вождь унберогенов, предводитель восьми объединенных человеческих племен, получил прозвище Победивший Гоблинов и стал именоваться Сигмар Молотодержец. В этот день были заложены основы Империи. И в этот день гоблины, орки и их приспешники были изгнаны из мира людей.
Дварфы и гоблины враждовали с давних пор. Они долго и яростно боролись за обладание землями между Морем Когтей и горами Края Мира; создавалось впечатление, что зеленокожие одолеют дварфов просто потому, что их во много раз больше. Миновало несколько кровопролитных столетий, и дварфов действительно начали оттеснять в их родные горы; они отступили, оставив в ущелье Черного Огня несколько сотен добровольцев, которые должны были прикрывать отход армии. Это была последняя надежна дварфов, а для оставленного арьергарда надежды не было никакой; им предстояло умереть, отдать жизнь, чтобы жили другие.
Однако герои не погибли; погибла армия гоблинов, оказавшись зажатой между дварфами и их новыми союзниками, молодой и быстро развивающейся расой людей.
Именно Сигмар привел свои войска к победе; он пробивался сквозь сомкнутые ряды гоблинов, а его мощный молот собирал с них кровавую дань…
От яркого света он зажмурился. Солнце стояло в зените, сияя на безоблачном небе. Наверное, зимой Кислев был самым холодным местом в мире, зато летом самым жарким.
Он несколько раз глубоко вздохнул, набирая в легкие свежий воздух и стараясь прочистить ноздри от мерзкой вони, которая заполняла подземные коридоры. На его коже и одежде все еще оставались пятна зеленой крови, которую будет нелегко отчистить.
Конрад вспомнил, когда так перепачкался в последний раз. Да, в тот день, когда была уничтожена его деревня; когда, спасая свою жизнь, он нацепил на себя шкуру убитого зверочеловека и затерялся среди монстров.
Он сплюнул, прочищая рот от вкуса смерти и стараясь не думать о том, что осталось в прошлом, – задача довольно непростая.
Вскоре он обнаружил огромную линзу, которая когда-то освещала подземный храм дварфов. Круглая, ярдов пять в диаметре и ограненная, как драгоценный камень, она была вставлена в скалу немного под углом. Анвила взорвала камни, которые в течение многих веков закрывали этот огромный кусок стекла, и сейчас он во многих местах был покрыт трещинами и царапинами.
От линзы было отбито несколько кусков, видимо, поэтому изображение всадника получилось искаженным. Рыцарь отразился в одной из граней линзы, и это отражение передалось под землю, принимающей линзе.
Подойдя к краю пропасти, Конрад оглядел раскинувшийся под ним ландшафт, несколько скрытый выступами скал. Бронзового рыцаря нигде не было.
Конрад начал спускаться по склону. Подойдя к знакомой расщелине, он заглянул в темноту.
Ему очень хотелось вернуться, чтобы помочь Анвиле, но он понимал и другое: он оставил их, чтобы найти бронзового рыцаря, теперь это его главная задача.
Стараясь придерживаться того же маршрута, которым пришел сюда, Конрад пустился в путь. Идти вниз оказалось не легче, даже труднее. Тогда он не боялся за себя, думая только о Вольфе и его спасении, о времени, которого было очень мало. Теперь же он постоянно думал о том, как далеко ему придется падать, если он сорвется…
Наконец он добрался до того места, где Вольф и Анвила попали в засаду.
Найдя среди вещей бурдюк с водой, который вез на себе несчастный Миднайт, Конрад с наслаждением влил себе в горло прохладную жидкость.
Вдоволь напившись, он вылил остатки воды на лицо, чтобы смыть кровь. Утеревшись ладонью, он принялся копаться в вещах, выбирая то, что могло ему понадобиться.
Он взял не много. Вольфу и Анвиле тоже понадобятся вода и пища. К тому же на вьючных лошадях, оставленных у склона, было много разных припасов – если, конечно, животных не обнаружила еще одна шайка гоблинов.
Конрад очень устал, но времени на отдых не было. Он начал спускаться, подбирая свои брошенные вещи – меховые штаны, доспехи, пока не добрался до места ночлега.
Здесь все было в сохранности, так, как он оставил, когда сломя голову кинулся на помощь Вольфу и Анвиле. Лошади стояли там, где их привязали, но Конрад, подходил к ним осторожно, вытащив меч, тщательно осматривая ближайшие скалы. Все было тихо.
Еще раз умывшись, Конрад перевязал себе раны, затем оседлал лошадь и задумался: куда теперь ехать? Для начала нужно спуститься с гор. В этом месте склон был не такой уж крутой, но все же ехать придется осторожно. Раньше они опасались погони, а теперь он сам превратился в преследователя. У него нет времени, чтобы вести лошадь в поводу, теперь главное для него – скорость. Конечно, лошадь может споткнуться и сломать ногу; что ж, придется рискнуть, поскольку иначе бронзового рыцаря не догнать.
Конрад всматривался в даль, выискивая одинокого всадника, но никого не было видно – ни человека, ни какого-либо другого существа. Так же было и по дороге сюда. Это казалось подозрительным, но тогда они только радовались временной передышке.
Конрад вырос в Лесу Теней, где враг мог прятаться за каждым деревом, поэтому он до сих пор не привык к открытым пространствам, хотя и научился видеть на многие мили вокруг, и если бы вдали появился зверочеловек, Конрад тут же бы его заметил. Он был начеку, но сейчас искал не монстров.
Вскоре он решил, какой выберет путь.
Пять лет назад они с Элиссой увидели бронзового всадника. На следующий день на деревню напала армия чудовищ и перебила всех ее жителей. Конрад выжил только потому, что ушел в лес.
Завтра будет первый день лета, день святого Сигмара. Может быть, история повторится? Может быть, тот всадник – предвестник смерти и разрушений?
Возможно, что так. И бронзовый рыцарь – это следопыт, разведчик, который ведет за собой силы Тьмы.
Северный Кислев был пустынен и малолюден. Единственным по-настоящему населенным местом был здесь шахтерский поселок – вот туда, скорее всего, и будет направлен удар армии чудовищ.
Конрад решил ехать туда, где прожил последние пять лет. До сих пор они с Вольфом успешно защищали поселок от набегов. В течение последних двух лет дела шли особенно хорошо – им удалось отогнать монстров довольно далеко. Армия Вольфа не оборонялась – она перешла в наступление.
А потом была осада Праага. Битва была ожесточенной, но недолгой: казалось, война пошла на убыль…
Он гнал лошадь вперед, возвращаясь той же дорогой, какой поднимался в горы несколько дней назад. Он делал только короткие привалы. Проваливаясь в сон, Конрад снова и снова думал о бронзовом всаднике. Был ли то настоящий рыцарь или что-то вроде призрака? Ведь привиделся же ему после боя с гоблинами не его топор, а двуручный молот. «Но ведь и Анвила тоже видела того рыцаря», – подумал Конрад, засыпая.
Ему снилось, что он убивает гоблинов, которые не дают ему приблизиться к бронзовому всаднику. И среди монстров, призывая их убить Конрада, стоит Элисса…
Он проснулся внезапно, весь в поту, и попытался нащупать свой крис. Потом сел, посмотрел на звезды в черном небе и на две луны, лег и снова уснул.
Едва занялась заря, он был уже в седле, проезжая пустынную равнину, где, казалось, кроме него, не было ни одной живой души.
Пять лет назад была уничтожена беззащитная деревня. Неужели такое произойдет и здесь, в далеком Остланде! Но поселок и шахта хорошо укреплены, их охраняют опытные воины, которые уже не раз громили врага, пришедшего из Северных Пустошей. Ну, какое здесь может быть сравнение!
И все же на месте убитых монстров каждый раз появлялись новые. За последние два года их число только увеличилось. Неужели они действительно собрали войско, чтобы нанести решающий удар?
В день нападения на деревню тварей объединяла общая цель. И если они вновь объединятся, выступив сплоченной армией, шахтерский поселок обречен…
Когда Конрад увидел на горизонте столб черного дыма, он понял, что опоздал.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Конрад летел вперед, яростно вонзая шпоры в бока лошади; но та вдруг споткнулась, упала на передние ноги, и Конрад кубарем вылетел из седла. Лошадь лежала на боку, хрипела, из ее рта валила пена, взмыленная шкура была в крови. Животное дергало задними ногами, словно продолжая бежать, но внезапно движения прекратились, и лошадь затихла. Она была мертва.
Не медля ни минуты, Конрад подобрал меч, топор, шлем и доспехи и устремился дальше, подгоняя себя так, как он подгонял бы своего коня.
До поселка оставалось не больше трех миль, но он уже чувствовал запах дыма, видел языки пламени. Хотя ветер дул в его сторону, со стороны шахты не доносилось ни звука. Не было слышно ни боевых кличей, ни лязга оружия, ни криков раненых и умирающих…
Расположенный в долине между тремя скалами, каждая из которых служила прекрасным оборонительным укреплением, шахтерский поселок ни разу не подвергался нападениям монстров.
А сейчас три скалы, служившие неприступными сторожевыми башнями, были объяты красно-оранжевыми языками пламени. Над ними поднимались густые клубы дыма, но они не шли ни в какое сравнение с черными тучами, окутавшими сам поселок.
Конрад вспомнил, что первым строением, которое подожгли монстры, ворвавшись в его деревню, был храм Сигмара, где и погибла большая часть его односельчан. Но тогда Конрад думал не о храме; он помнил об усадьбе.
Там он надеялся найти Элиссу. Но, вбежав во двор усадьбы, он увидел лишь горящие постройки и среди них – человека с лицом, напоминавшим череп, которого не смогла убить стрела Конрада, пущенная прямо в сердце. Конрад помнил, что тогда он испугался так, как никогда прежде в жизни, и бросился бежать от того жуткого существа.
Конрад истребил множество тварей, но Черепа убить было невозможно.
Потом Конрад не раз встречал тварей, на которых не действовало обычное оружие, их приходилось убивать подолгу и разными хитроумными способами.
Гоблинов убивать было легко, но не они были самыми страшными врагами. Гоблины были частью Старого Света, как и дварфы, и люди. Они не были порождением Северных Пустошей, Пустошей Хаоса…
Именно оттуда приходили орды зверолюдей, словно застывшая земля там стала почвой, где рождалось само зло.
Череп не погиб потому, что там, куда вонзилась стрела, не было сердца; однако многие твари имели множество сердец и умирали только после того, как умирали все их сердца.
Некоторые из них оставались в живых, получив рану, смертельную для любого человека. Их отрубленные в бою конечности продолжали жить сами по себе: нога превращалась в змею, а рука, державшая меч, продолжала сражаться. Некоторые из тварей умели даже распадаться на половины, и вместо одного двухголового воина появлялось два.
С некоторых пор Конраду перестали сниться кошмары, ибо какой бы кошмар ему ни привиделся, он не мог сравниться с действительностью.
Слегка замедлив бег, чтобы передохнуть, Конрад перешел на легкую трусцу. Со стороны поселка повеяло жаром. Глядя на столб огня и дыма, он думал о том, что же увидит там.
Внезапно он почувствовал запах горящей человеческой плоти. Конрад на секунду помедлил, задав себе вопрос, зачем бежит в поселок, где уже никому не сможет помочь.
Однако он продолжил свой бег. Как деревня, в которой он провел свое детство и юность, поселок стал для него родным. Это была его земля.
Первое, что он увидел, были трупы зверолюдей, убитых защитниками поселка. Чем ближе к укреплениям он подходил, тем больше видел он тварей, распростертых на земле.
Было жарко, мертвецы валялись здесь уже несколько часов, но Конрад бродил между ними с осторожностью. Он хорошо знал повадки самого страшного врага людей. У большинства тварей не было мозгов, но некоторые из них умели притворяться мертвыми, чтобы неожиданно схватить ни о чем не подозревавшую жертву.
Для тварей не существовало слова «смерть». Конрад не раз видел, как убитый монстр через некоторое время оживал, словно человек, пробудившийся от сна, и снова бросался в бой.
Некоторые из тварей, уже умирая, могли внезапно ожить, когда рядом оказывался человек, и напасть на него. Они чуяли запах крови человека, а жидкость, которая текла в их собственных жилах, могла быть холодной, как у ящерицы, и иметь любой цвет.
Твари, среди которых бродил Конрад, были столь же безобразны, как и всегда, – уродливая помесь человека и животного, насекомого и рептилии или птицы. Казалось, что они наспех составлены из частей их тел. Видимо, этим тварям было так тяжело жить, что умереть было гораздо легче.
Существа эти погибли под градом стрел, обрушившихся на них с бастионов; так и он стрелял пять лет назад…
Но лучше об этом не думать. Прошлого нет, как нет больше тварей, которых он убил. Нужно думать о настоящем – и о тех, кто мог выжить.
Конрад шел дальше. Внезапно в глаза ему ударил едкий дым и жар, и он машинально прикрыл лицо щитом. Топор он держал в руке.
Три скалы-башни были огорожены крепкой деревянной стеной высотой в три человеческих роста. Перед стеной был вырыт глубокий ров с торчащими из него острыми кольями. Такая преграда могла надолго задержать наступающую армию – и захватчиков она явно задержала.
Деревянные стены горели, но ворота остались целыми и были по-прежнему заперты; подъемный мост был поднят. Пройти через ворота монстры так и не смогли. Они перелезли через стену, образовав возле нее вторую, еще более высокую стену – из трупов…
В прошлом Конрад уже наблюдал, как твари бросались в бой, совершенно не думая о смерти; десятки, а то и сотни погибали ради того, чтобы убить одного человека. Десять, сто, тысяча погибших – им было все равно. У них не было страха за свою жизнь, не было инстинкта самосохранения, и это делало их особенно опасными.
Конрад увидел, что тысячи тварей, упав одна на другую, образовали живую стену; многие из них задохнулись под тяжестью своих собратьев, но своей цели они достигли – прорвали кольцо обороны.
Так как ворота оставались запертыми, ему пришлось идти по трупам захватчиков. Он полез наверх, то и дело соскальзывая, ступая по уродливым головам и туловищам.
Он был почти на гребне этой «стены», когда из груды трупов внезапно высунулась чешуйчатая рука и схватила его за лодыжку. Его реакция было мгновенной – свистнул топор, и рука отделилась от туловища. Однако она продолжала цепляться за его сапог, и тогда ему пришлось еще поработать топором, чтобы освободиться. Наконец рука, разжав когтистые пальцы, шлепнулась на кучу трупов. Пнув ее, Конрад полез дальше.
Взобравшись на «стену», он посмотрел вниз, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь завесу дыма. Конрад повидал много всяческих ужасов за свою жизнь, но от зрелища, представшего перед его глазами теперь, его рот наполнился желчью.
У него закружилась голова; закрыв глаза, он попытался справиться с приступом рвоты, несколько раз глубоко вздохнул, чтобы глотнуть чистого воздуха, но того не было. Вся атмосфера была пропитана запахом горящего мяса.
Чтобы спуститься со «стены», Конраду пришлось прыгнуть. Закинув за спину щит и вытащив из ножен меч, он ступил во двор.
Здесь не было ни единого места, где не стояла бы лужа крови или не валялось мертвое тело – человека или нечеловека. Людей не просто убивали. Изуродованные, изувеченные трупы находились повсюду: прибитые гвоздями к стене, повешенные на перекладинах, пригвожденные к земле. Им вспарывали животы, их поедали заживо, с них сдирали кожу, их поджигали. Повезло тем, кто погиб в первые минуты боя.
Некоторых задушили их же собственными кишками, другие задохнулись от набитых в рот внутренностей. Им отрезали головы, вырывали из суставов конечности, выкалывали глаза, отрезали пальцы, сдирали кожу с лица… Этот перечень зверств был бесконечен.
Монстры развлекались тем, что разрубали на части тела защитников крепости и составляли из них «мозаику». Голова дварфа была приставлена к туловищу женщины в том месте, где у нее должен находиться живот. У шахтера вместо отрезанных ног были приставлены вырванные из суставов руки ребенка. У одного наемника из распоротой груди торчала чья-то ступня. Другому в перерезанное горло были вставлены глаза, словно ожерелье из огромных жемчужин. Каждый труп был изувечен до неузнаваемости, словно монстры соревновались друг с другом по части выдумки. Это было больше чем убийство, чем месть, чем жажда крови: это было зло, абсолютное, тотальное зло.
Это была сама сущность Хаоса.
Стражники, которые охраняли шахту, каторжники, которые работали под землей, надсмотрщики, которые следили за ними, дварфы, которые работали горными мастерами, женщины, которые здесь жили, их дети – все были мертвы.
Конраду удалось узнать некоторых. Они приехали на шахту со всех концов Старого Света и даже из-за его пределов. Солдаты удачи, которые приехали сюда, за сотни, тысячи миль от своей родины – и которым удача изменила.
Защитники своего родного Кислева, воины из всех частей Империи, из Эсталианских королевств и Бретонии, из города-государства Тайлин и Пограничных княжеств, из загадочных заокеанских земель, Аравии и Африки, даже из Катая и Ниппона – всех сплотила армия, созданная Вольфом. Они воевали против общего врага. И умерли медленной, мучительной смертью.
Конрад до крови закусил губу. В бессильной ярости он сжимал рукоять топора. Он хотел драться, убивать, броситься в самую гущу боя, вылить на монстров свой гнев, но рядом не было никого.
Стояла полная тишина, только трещал огонь. Над трупами кружились мухи. В небе вороны и стервятники дожидались, когда Конрад уйдет. Из разрушенной конюшни выскочила крыса, затем юркнула обратно. Скоро сюда придут волки и другие хищники, привлеченные запахом ожидающего их пиршества.
На каждого убитого человека приходилось несколько страшилищ. Как и пять лет назад, они вновь выступили единой армией: существа с перьями и шерстью, с шипами и чешуей, с когтями и клыками, с клювами и крыльями, с конечностями в виде разных видов оружия, покрытые яркой раскраской или незаметные, с лицами, перевернутыми подбородком вверх, или вовсе без лиц, с глазами, болтающимися на жилах, или с глазами, лишенными зрачков.
Были среди них и такие, которые своим обличьем напоминали людей. Возможно, потому, что когда-то действительно были таковыми. Да, некоторые из людей предавали свою расу, предпочитая служить темным силам и превратиться в чудовищ.
А сам он во второй раз избежал верной смерти; он снова выжил.
Его деревня была стерта с лица земли. Вернувшись, он не застал в ней ни одного дома и ни одного человека. Если то же самое его ждет в поселке, ему лучше поскорее уйти. Но сначала он должен кое-что сделать – то, о чем не хотел и думать, завидев на горизонте черный дым.
Вход в поселок был завален камнями, бревнами и трупами людей и монстров.
Все дома были разграблены. Трупы людей висели в окнах, валялись у дверей. Большая часть деревянных построек была сожжена. Постоялый двор превратился в груду тлеющих головешек и обугленных костей.
Конраду во что бы то ни стало нужно было найти галерею над казармой наемников и комнату, в которой жила Кристен. Он упорно не хотел туда смотреть и все же взглянул в сторону самой высокой из трех скал, на которой находилась казарма.
Хотя дым, застилая землю, выползал из всех окон, было видно, что верхний этаж уцелел. В глубине души Конраду хотелось, чтобы здание рухнуло и превратилось в пепел. Тогда ему не пришлось бы подниматься по узким ступенькам и смотреть, что там внутри.
Медленно, неохотно он двинулся к казарме.
Передняя, заваленная трупами людей и монстров; лестница, залитая кровью, красной и других цветов.
Внутри было темно, от дыма першило в горле, и Конрад снял шлем. Оставив топор и щит у входа, он начал пробираться среди общего разгрома, отпихивая трупы ногой. Окровавленная плоть была для него лишь кусками мяса. Души людей забрали к себе почитаемые ими боги, осталась лишь оболочка.
Он узнал всех, кого еще можно было узнать. Это были солдаты, которыми он командовал и которым доверял; девушки, которых он знал и любил.
Но нигде не было и следа маленькой фигурки с золотистыми вьющимися волосами, хотя чем дальше он шел, тем больше был уверен, что она должна находиться именно здесь.
Каждый шаг давался ему с трудом, сердце бешено колотилось. От невыразимой тоски и печали по его щеке поползла слеза.
Несколько дней назад он почувствовал на губах слезы Кристен – когда, прощаясь, поцеловал ее. Они оба знали, что больше не увидятся, и она притворилась, что спит, но слезы выдали ее.
Тогда, отправляясь вместе с Вольфом и Анвилой на поиски подземного храма, Конрад думал, что больше в поселок не вернется. Он оставил Кристен такой же, какой и нашел в свое время, – одинокой. Он надеялся, что после его ухода она будет жить, как жила прежде, но теперь понял: после нападения тварей выжить невозможно.
Или почти невозможно.
Он скорбел не только о Кристен. Он всегда помнил об Элиссе, которая сейчас вновь ожила в его памяти.
Она тоже погибла при нападении тварей. И, как и Кристен, была оставлена им перед самой атакой…
Когда он был с Кристен, он ничего не предчувствовал; но смерть Элиссы он видел – был уверен, что она погибнет, только не знал, где и когда.
Он предвидел, что Элисса его погубит, но она умерла, а значит, это предвидение было неверным. Она умерла, а он продолжает жить.
Элисса и Кристен, Кристен и Элисса. Как не похожи они одна на другую. Может быть, поэтому его и потянуло к уроженке Кислева, чтобы она помогла ему забыть об Элиссе? Элисса была высокой и темноволосой, а Кристен – маленькой блондинкой. Теперь же они ничем не отличались друг от друга. Обе мертвы.
Откинув испачканную кровью занавеску, он вошел в комнату Кристен. На соломенном тюфяке лежал труп: желтокожий монстр с застывшей в предсмертной агонии кошачьей мордой; из мохнатой груди торчал кинжал, воткнутый по самую рукоять.
Конрад молча разглядывал разгромленную комнату. Девушки здесь не было – ни мертвой, ни живой. Но он узнал кинжал. Это был стилет, который он как-то подарил Кристен, чтобы ей было чем защищаться. Похоже, стилет выполнил свое назначение. Неужели Кристен удалось сбежать?
Потыкав мертвую тварь концом меча, Конрад сбросил труп с матраса, чтобы дохлая тварь не оскверняла постель Кристен.
Конрад знал эту комнатку до мельчайших подробностей – здесь Кристен спрятаться было негде. На полу были разбросаны ее безделушки, которые она хранила на полочке возле кровати, – горстка украшений, ее единственное сокровище. Полочка была сорвана со стены и валялась на полу, разбитая в щепки.
Выпрямившись, Конрад заметил зеркало, еще один свой подарок. Оно висело на стене криво и все было покрыто трещинами.

Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы - Ферринг Дэвид => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы писателя-фантаста Ферринг Дэвид понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Ферринг Дэвид - Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы.
Ключевые слова страницы: Сага о Конраде - 2. Порождение тьмы; Ферринг Дэвид, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов