фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лукодьянов Исай

Формула невозможного


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Формула невозможного автора, которого зовут Лукодьянов Исай. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Формула невозможного в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Лукодьянов Исай - Формула невозможного онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Формула невозможного = 24.73 KB

Формула невозможного - Лукодьянов Исай => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов
Формула невозможного
ЗЛОПОЛУЧНАЯ ПРОГУЛКА
В нежно-зеленом небе пылало чужое красноватое солнце, недвижно стоял лес, на горизонте громоздились зубчатые рыжие холмы. Велик был соблазн заняться исследованием этой планеты. Здесь хорошо дышалось. Здесь легко ходилось: планета была поменьше Земли. Но «Юрий Гагарин» требовал серьезного ремонта, а экипаж его состоял всего из шести человек, и Прошин, командир, не счел возможным высылать разведку.
На исходе вторых суток (сутки здесь составляли семнадцать с четвертью земных часов) из фиолетовых зарослей высунулась отвратительная жующая морда на длинной чешуйчатой шее.
– Привет, – негромко сказал кибернетист Новиков, первым заметивший гостя. – Посмотрите, ребята, на этого красавца.
Биофизик Резницкий кинулся за фотоаппаратом, но «красавец», видимо, не искал популярности. Продолжая жевать, он попятился и исчез в зарослях. Послышался треск ломаемых деревьев, потом все стихло.
– Командир, – взмолился Новиков, – не будьте жестокосердны, разрешите прогуляться по планете.
– У нас другая задача, – сказал Прошин. – Нам нужно спешить.
Резницкий кивнул, подтверждая слова командира. Затем он произнес ломким голосом, похожим на голос обиженного ребенка:
– Трехчасовую вылазку, полагаю, можно бы сделать.
Прошин вопросительно взглянул на бортинженера, тот коротко махнул рукой; пусть, мол, идут, управимся.
– Хорошо, – сказал Прошин. – Отправляйтесь, Сергей Сергеевич, и вы, Алексей. Ровно через три часа прошу быть на месте. До наступления темноты.
Так вот и получилось, что Резницкий и Новиков отправились в свой злополучный поход.
Вездеход, покачиваясь на неровностях почвы, описал большую дугу вдоль лесной опушки и вышел к рыжим холмам, затем углубился в лес. Дважды Новиков останавливал машину, и Резницкий брал пробы грунта и образцы растительности. Лес поредел, расступился, открылась поляна.
Разведчики откинули люк и собрались было вылезти наружу, как вдруг услышали тяжелый топот и треск. На поляну, ломая заросли, выбегало зверье, словно сошедшее со страниц учебника палеонтологии. В смотровых стеклах замелькали чешуйчатые бока, пилообразные хребты и длинные шеи со страшными мордами. Целое стадо ящеров, волоча тяжелые хвосты, торопливо прошло мимо вездехода, – и тут появились теннисные ракетки.
Их было несколько штук. Они были ростом метра в три, но формой напоминали именно теннисные ракетки. Подняв над черными массивными рукоятями решетчатые лопасти, они летели, почти задевая траву.
Новиков коротко свистнул, переглянулся с Резницким. Затем он захлопнул люк и включил двигатель. ИПДП инструкция по поведению на других планетах предписывала в случае встречи с неизвестными беспилотными устройствами немедленно выйти из зоны возможного столкновения и удалиться на расстояние, соответствующее скорости и направлению упомянутых беспилотных устройств.
Вездеход помчался назад, но на втором десятке метров резко остановился. Разведчиков тряхнуло, заскрипели предохранительные ремни, благодаря которым они избежали удара о пульт управления. Двигатель продолжал работать, гусеницы рвали почву, но вездеход стоял, словно упершись в невидимую стену. В смотровых стеклах мелькнули две-три ракетки.
– Вот я вас! – зло сказал Новиков и повернул машину влево.
Но и влево путь был закрыт. И вправо тоже. Лишь в одном направлении вездеход мог двигаться свободно в ту сторону, куда шли ящеры.
Новиков остановил машину. И тотчас страшная сила прижала разведчиков к сиденьям. Тело налилось такой тяжестью, будто кровь превратилась в ртуть. Космонавтам не впервой было испытывать подобные перегрузки, но меньше всего они ожидали столкнуться с ними здесь.
– Двенадцать «же», – прохрипел Новиков.
Он потянулся к рычагу и, мыча от пронзительной боли в костях, включил сцепление. Вездеход двинулся, ощущение тяжести исчезло. Но оно возникало каждый раз, как разведчики пробовали изменить курс. Тяжесть гнала машину вперед и вперед, в одном направлении, вслед за зверями.
– Влипли, – сказал Новиков. – Гравитационная ловушка.
ИПДП позволяет применять оружие только в случае прямого нападения. Прямого нападения нет. Будем выжидать.
Всю ночь вездеход шел, освещая фарами чешуйчатые туловища зверей. Долго тянулось слева, отсвечивая розовым, не то озеро, не то стеклянная равнина, потом местность стала холмистой. Ящеры, видно, устали, они плелись еле-еле, и вездеход шел на малой скорости в середине стада, и свернуть по-прежнему мешала невидимая стена.
Утро наступило сразу, без рассветных сумерек. Впереди в рыжем склоне холма зияло полукруглое отверстие, и в это отверстие начали втягиваться звери.
Новиков взглянул воспаленными глазами на Резницкого.
– Хватит. Надо вылезать из машины. Я в этот чертов туннель не поеду.
– Да, пожалуй, – отозвался Резницкий.
Он перекинул через плечо ремешок кинокамеры и взял футляр с бортовым журналом. Новиков взвалил на спину портативную рацию и выключил двигатель. Затем, преодолевая навалившуюся тяжесть, затянул тормоза и вылез из машины. За ним выполз Резницкий. Перегрузка сразу исчезла. Разведчики смотрели, как несколько роботов повисло вокруг вездехода.
Новиков криво усмехнулся:
– Стараются сдвинуть – да не выходит… Дайте-ка кинокамеру.
Прилетела целая стая роботов. Они окружили машину, выпустили крючковатые манипуляторы. Зарываясь заторможенными гусеницами в землю, подымая клубы пыли, вездеход сдвинулся с места и медленно скрылся в черной дыре туннеля, уже поглотившей зверей.
На разведчиков роботы не обратили ни малейшего внимания.
СЕРЫЕ СУЩЕСТВА
Новиков поставил рацию на мягкую фиолетовую траву и связался с «Юрием Гагариным». Слышимость была скверная. Новиков охрип, пока прокричал Прошину о случившемся, каждую фразу приходилось повторять. Прошин запеленговал место, где находились разведчики, и обещал через час вылететь за ними на вертолете.
Новиков повеселел.
– Сергей Сергеевич, – сказал он, – я проголодался. Нет ли у вас в кармане баклажанной икры?
Они подкрепились шоколадной пастой и решили немного прогуляться, не отходя, впрочем, далеко от того места, которое запеленговал Прошин.
Вдруг они разом остановились. Знакомое ощущение тяжести навалилось, пригнуло их к земле. С трудом передвигая ноги, они сделали еще несколько шагов перегрузка стала нестерпимой. Разведчики отступили. Они пошли вдоль невидимой преграды, нащупывая ее вытянутыми руками.
– Гравитационная стена, – сказал Новиков. – Кто-то определенно хочет познакомиться с нами… Интересно, высока ли она?
Он подобрал камень и швырнул его вверх, в сторону преграды. Сначала камень летел по привычной для глаза баллистической кривой, потом отскочил, будто встретившись с твердым препятствием. Разведчики принялись метать камни. Вскоре они поняли, что гравитационная стена была не вертикальной, а искривлялась внутрь.
– Привет, – сказал Новиков, шумно отдуваясь. – Мы под сплошным колпаком.
– Вызывайте Прошина, – сказал Резницкий. – Лететь сюда нельзя. Вертолет не пройдет сквозь купол.
Прошин встревожился, выслушав сообщение разведчиков.
– Ищите проход! – закричал он. – Не теряйте времени, идите вдоль этой дурацкой стены и ищите проход. Слышите, Алексей? Будьте осторожны! Будьте осторожны! Связывайтесь со мной каждый час! Вы слышите?
И разведчики пошли вдоль невидимой стены. Новиков остановился, схватил Резницкого за руку.
– Ущипните меня, Сергей Сергеич… Я брежу…
Резницкий посмотрел в направлении взгляда Новикова. Справа, в глубине рощи, что-то мелькало. Было похоже, что крутится огромное вертикальное колесо, вроде тех, что издавна ставят на Земле в местах массовых гуляний.
Разведчики переглянулись и быстро направились в глубь рощи.
– Там люди сидят, – сдавленным шепотом сказал Новиков. – Как у нас в парках… Бред какой-то…
Они вышли на большую поляну и остановились, пораженные. Крутилось аттракционное колесо с подвесными креслами, в креслах сидели бледно-серые существа, похожие на людей… И в то же время непохожие. Вокруг колеса бродили и лежали на траве такие же существа – видно, ждали своей очереди. Они не носили одежды. У них были непропорционально маленькие головы, длинная шея переходила в туловище, лишенное плеч, расширяющееся книзу, руки-коротышки едва доходили до живота, а ноги были толстые, массивные, как тумбы. Чем-то эти существа напоминали кенгуру.
Они молчали. Ни выкрика, ни смеха, ни обрывка разговора. В полной тишине существа крутились на колесе, то взмывая на пятидесятиметровую высоту, то проносясь над густой травой, а другие молча ждали своей очереди.
Так вот они, разумные существа чужого мира!
Воодушевление победило естественную осторожность. Разведчики кинулись к хозяевам планеты.
– Дорогие товарищи! – закричал Новиков, сияя от счастья. – Дорогие друзья! Вы не понимаете нашего языка, но это ничего! Мы обязательно поймем друг друга…
Братья по разуму вели себя странно. Они не обратили на разведчиков никакого внимания. Кое-кто из них, правда, оглянулся на голос, но тут же, скользнув взглядом, отвернулся. Улыбки погасли на лицах разведчиков. Новиков встал на пути одного существа, которое брело вокруг колеса, и знаками показал, что хотел бы с ним поговорить. Существо равнодушно взглянуло ускользающими узкими глазами и медленно свернуло в сторону. Оторопь взяла Новикова: таким холодным взглядом могла бы посмотреть лягушка.
– Не забывайте ИПДП, – проворчал Резницкий, – держитесь от них подальше.
И тут же присел возле существа, лежащего в траве, и принялся внимательно его разглядывать.
– Алеша, – позвал он негромко. – Очень интересно: у них на черепе третий глаз.
– Что-то они мне не особенно нравятся, эти здешние, – сказал Новиков. – Непохоже, что они управляют роботами. Может, наоборот?
– Ну, бросьте.
Между тем колесо крутилось все быстрее. Кресла с серыми существами взмывали к небу и падали вниз, и снова взмывали.
– А кожа у него мелкочешуйчатая, – сообщил Резницкий. – Пальцы на руках очень слабо развиты… Интересно было бы взглянуть на зубы…
– Только не кладите ему палец в рот, – рассеянно сказал Новиков, глядя на колесо. – Ничего себе раскрутили. Тихие, а любят острые ощущения… Ох!
– вырвалось у него.
Серое тело вылетело из подвесного кресла. Подброшенное центробежной силой, оно взвилось в зеленое небо, перекувырнулось и с глухим стуком упало на землю.
– Остановите колесо! – заорал Новиков и бросился к упавшему телу.
Резницкий побежал за ним. Помощи никакой не требовалось: серое существо разбилось насмерть. Обитатели рощи не спеша сходились к месту происшествия, молча смотрели на труп сородича, молча брели дальше на своих тумбообразных ногах.
Вдруг, откуда ни возьмись, появилась теннисная ракетка. Она выпустила манипуляторы, подхватила труп и умчалась куда-то, скользя над травой и ловко огибая деревья.
А колесо все крутилось, правда, уже медленнее.
– Ф-фу! – выдохнул Новиков, обращая к Резницкому расстроенное лицо. – Духотища какая… он отер пот со лба и шеи. – Что скажете, Сергей Сергеич?
– Пойдемте-ка, Алеша, к стене. Надо искать проход.
– Пойдемте…
Их внимание привлекли небольшие усеченные пирамидки, стоявшие тут и там на поляне. Они были из черного стекла, и на каждой был желтый круг, а внутри круга черный квадратик.
Подавленные, молчаливые, разведчики вернулись к невидимой стене и пошли вдоль нее. Среди деревьев то и дело мелькали серые тела обитателей рощи, но разведчикам уже расхотелось устанавливать с ними контакт.
– Сдается мне, – сказал Новиков, – что мы попали на планету непуганых идиотов.
РЕЗНИЦКИЙ НАРУШАЕТ ИПДП
Прохода не было. Разведчики убедились в этом, когда к концу дня вернулись к тому месту возле рыжих холмов, где в загадочном тоннеле исчез вездеход. Гравитационный колпак накрывал добрую сотню квадратных километров.
Неужели эта мощная силовая защита существует лишь для того, чтобы оградить этих «кенгуру» от зверья и других неприятностей? – сказал Новиков. – Чтобы они тут ходили голышом и катались на колесе? Они ведь ничем не заняты, Сергей Сергеич. Бродят по роще, валяются в траве, жрут из автоматических кормушек… Чем не райская жизнь?
…Разведчики сильно проголодались. Вездеход, в котором был пятисуточный запас провианта, исчез, тюбик шоколадной пасты, обнаруженный Резницким в кармане комбинезона, давно опустел. Два часа назад они видели, как серые существа потянулись к черным пирамидкам, стали извлекать из них какие-то желтые диски и меланхолично жевать эти диски, рассевшись на траве вокруг кормушек.
– Давайте попробуем, что за еда, – предложил Новиков, глотая горячую слюну.
– Нельзя, – сказал Резницкий.
– Знаю, что нельзя. – Новиков тяжко вздохнул. – Полжизни отдал бы за цистерну газированной воды.
Положение было просто отчаянное. Прошин, с которым они несколько раз связывались, очень тревожился.
– В самом крайнем случае, – сказал он, узнав, что прохода в стене не обнаружено, – в крайнем случае мы взорвем стену фотонной бомбой.
– Вряд ли это поможет, – с сомнением ответил Новиков. – Павел Иванович, мы тут обнаружили какой-то автоматический центр управления. Мы попробуем разгадать его устройство и…
– Хорошо, – крикнул Прошин. – Только поскорее. И будьте осторожны!
Разведчики возвратились к месту, где они около часа тому назад, завершая обход зоны, приметили решетчатый купол, окруженный кольцевым рвом. Кроме купола на острове возвышалась большая башня, стояли башенки поменьше, мачты, похожие на весла, воткнутые в землю, лопастью вверх, еще какие-то сооружения – все из того же черного стекла.
Ров был широк, метров в двадцать, и заполнен водой. Разведчики постояли на берегу, вглядываясь в сооружения по ту сторону рва.
– Явно центр управления, – сказал Новиков. – А ров, должно быть, для того, чтобы эти слабоумные не могли прийти и что-нибудь испортить. Они, конечно, боятся воды.
Резницкий хмыкнул.
– А мы воды не боимся, но…
– ИПДП не предусматривает запрещения форсирования водных преград, – быстро сказал Новиков.
– Ладно. – Ввиду чрезвычайных обстоятельств Реэницкий сделался покладистым. Кроме того, он был очень, очень голоден.
Разведчики разделись и повесили комбинезоны на ветки дерева, чтобы низкорослые обитатели зоны не смогли до них дотянуться. Потом переплыли ров и с некоторой опаской ступили на внутренний берег.
– Так. – Новиков ладонями согнал воду с тела. – Мы здесь, и мы живы. Центр управления нас не уничтожил. Нам не угрожает опасность. Мы переплыли ров, и мы живы…
– Помолчите, Алеша, – тихо сказал Резницкий. – А то я подумаю, что вы трусите.
– Я? Трушу? – Новиков храбро зашагал к куполу. – Тоже мне, психолог, – проворчал он себе под нос.
Они осторожно пролезли под широкими клетками решетки. Здесь, под куполом, стояло несколько установок, похожих на химические аппараты. Они соединялись причудливо изогнутыми магистралями. В прозрачных голубоватых трубах пульсировала пузырчатая жидкость. На черных корпусах аппаратов были нанесены разноцветными красками сложные комбинации спиралей, прямых и кривых линий.
– Ишь, разрисовали, – сказал Новиков, разглядывая установку. – Напоминает наши печатные схемы…
Он представил себе неведомого конструктора, который с набором кистей и проводящих красок вдохновенно переносил на корпуса аппаратов то, что рождалось в его напряженном мозгу. Неужели он тоже был из породы этих слабоумных серых существ?..
В полной тишине рисованные схемы непрерывно меняли свои цвета. Центр работал.
– Ну что ж, – бодрым голосом сказал Новиков. – В конце концов, это кибернетическое устройство. Очень совершенная и хорошо защищенная счетно-решающая машина. А раз так, то мы с вами, Сергей Сергеич…
– Алеша, – прервал его Резницкий, – наклонитесь ко мне. – И он прошептал Новикову в ухо: – Не надо здесь разговаривать. Оно может слушать и анализировать наши разговоры. Оно наверняка наблюдает.
– Гм… Верно.
– И не трогайте ничего руками. Мало ли что, сработает какое-то защитное устройство…
Разведчики тщательно осмотрели установки под куполом. Затем, обойдя трубы, поднимавшиеся из скважин, пролезли под решеткой в большую башню. Здесь помещалось странное устройство, больше всего напоминающее какую-то игру-головоломку. Палочки и одетые на них кружки, все время переходящие с одной палочки на другую. У Новикова загорелись глаза.
– Товарищи родители, – сказал он. – В наш универмаг поступила очень интересная игрушка.
С этими словами он вытащил из пластмассового футляра, висевшего у него на ремешке, бортовой журнал и карандаш и принялся зарисовывать схему «игрушки».
– Дети будут визжать от восторга, – приговаривал он. – Ничто так не развивает здоровую любознательность ребенка, как настольные игры… а также игры на свежем воздухе… Вот так… – карандаш быстро бегал по бумаге.
Начало темнеть. Зеленое небо померкло и вдруг вспыхнул неяркий приятный свет. Казалось, светился сам воздух. Разведчики изумленно огляделись. Тишина. Бегущие, меняющиеся краски на панелях. И на том берегу мягко освещенная роща, по которой бродят тихие бесполезные существа…
Новиков долго и старательно рисовал. Затем разведчики вышли из башни и осмотрели маленькие, совершено одинаковые башенки-шкафчики, стоявшие вокруг. Их было двенадцать.
– Пошли обратно, – сказал Резницкий.
Они переплыли ров. Вода была теплой, и воздух был теплым, – видно, работала установка искусственного климата. От голода кружилась голова. Разведчики побрели на поляну с кормушками и без сил опустились на траву.
Был как раз час очередной кормежки. Вдруг Реэницкий поднялся и решительно пошел к ближайшей кормушке. Он чуть помедлил, потом тронул пальцем черный квадратик в центре желтого круга. Подоспевший Новиков увидел, как круг подался назад, и из отверстия вывалился на ладонь Резницкого желтый диск.
– Сергей Сергеич… – пробормотал Новиков, но было уже поздно; биофизик впился в диск зубами.
«ИНСПЕКТОР УКУСИЛ МУХУ…»
Резницкого разбудил шум шагов. Кто-то ходил вокруг да около, шуршала трава. Сергей Сергеевич поднял голову и увидел серое существо. Оно то одной ногой, то другой медленно подталкивало футляр с кинокамерой.
Резницкий тронул за плечо Новикова, спавшего рядом. Тот сразу сел, русые волосы его были спутаны, к небритой щеке прилепились травинки.
– Что случилось?
Биофизик указал на серое существо.
– Ха! – воскликнул Новиков и направился было к существу, чтобы отнять кинокамеру, но Резницкий схватил его за руку.
– Подождите, Алеша, давайте понаблюдаем.
– Но этот футболист раздавит камеру! Посмотрите на его ножищу!
– Лучше взгляните на его зад. Видите? Хвостик. – Резницкий нацелился фотоаппаратом и несколько раз щелкнул затвором. – Очень интересно, – продолжал он. – Проявление любопытства к незнакомому предмету… Это какой-то проблеск, Алеша… Стойте! – воскликнул он.
Новиков кинулся к существу и выхватил кинокамеру из-под его занесенной ноги.
– Игрушку нашел? – грубо спросил он. – Давай-ка проваливай! Катайся на колесе, а сюда не лезь.
Существо безропотно пошло прочь. Резницкий поспешил за ним, встал у него на дороге и протянул карандаш. Существо скользнуло передними глазами по ладони Резницкого, а теменным глазом по его лицу. Затем оно медленно протянуло четырехпалую руку и взяло неуклюжими пальцами-обрубками карандаш. На миг Резницкий испытал неприятное прикосновение холодного и шершавого. Он вынул из кармана другой карандаш и блокнот и показал, как надо писать. Но существо уже не смотрело на Резницкого. Зажав карандаш в кулачке, оно повернулось и побрело в сторону. Резницкому показалось, будто оно издало легкое, чуть слышное повизгиванье.
– Пора придумать им имена, – сказал он. – Пусть будет хоть Севастьяном.
Новиков вызвал командира.
– Их пища годится для еды? – переспросил Прошин, выслушав доклад. Голос командира звучал недоверчиво. – Вы уверены, Алексей?
– Вполне, Павел Иванович. Вкусно даже. Утоляет не только голод, но и жажду.
– Все-таки вы очень неосторожны. Удивляюсь, как Сергей Сергеич не удержал вас от такого риска. Передайте, пожалуйста, ему трубку.
Новиков, хитро прищурясь, протянул трубку Резницкому.
– Да, Павел Иванович. Видите ли… – Резницкий смущенно кашлянул. – Конечно, я помню ИПДП. Но… Он, конечно, горяч, но, Павел Иванович, я, как биолог, решил первым попробовать… Да, я… Это синтетическая пища, она вполне пригодна, подтверждаю…
– Умыться бы, – сказал Новиков после окончания радиосеанса.
– Умоемся, когда будем переплывать ров.
– Гениальная мысль, Сергей Сергеич!
Между тем настал час утренней пищи. Медлительные серые фигуры потянулись к кормушкам.
– Они знают время кормежки, – сказал Новиков. – Чем нас угостит сегодня Центр?
Желтые диски оказались совсем другого вкуса, чем вчера. В них была приятная освежающая кислинка, а вчерашние напоминали скорее сладковатую сдобу. Диски легко таяли во рту.
– Ну, Сергей Сергеич, – пойдемте работать.
– Моя работа здесь, Алеша… Хотя, лучше я пойду с вами. В кибернетике я не очень силен, но за вами надо присматривать.
Новиков ухмыльнулся:
– Вчера вечером я убедился, что присматривать надо не столько за мной, сколько…
Резницкий поджал губы и промолчал.
Они пошли к Центру, выверяя по дороге план действий. Прежде всего следовало изучить блок программирования, схему которого Новиков уже зарисовал. Принципиально в блоке, как утверждал Новиков, не было ничего резко отличного от земных счетно-решающих устройств. Но некоторые различия, разумеется, имелись, их-то и требовалось разгадать. Затем надо было найти участок электронного мозга, управляющий силовой защитой зоны, – службу безопасности, так сказать, – и заставить его принять команду о снятии силовой защиты. Или, по крайней мере, заставить открыть проход в гравитационной стене. Ведь был же сделан проход для загона животных – значит, в программе Центра имелась такая задача.
– Хотел бы я знать, – сказал Новиков, – кто создал этот автоматический рай…
– Могу сказать одно: создатели были живыми и мыслящими.
– А если так, – подхватил Новиков, – то и они подходят под древнюю земную поговорку – человеку свойственно ошибаться. Иными словами на всякую старуху бывает проруха. Верно, Сергей Сергеич? При всей своей мудрости они уже допустили один просчет: не учли, что мы с вами умеем плавать, и ров для нас не преграда…
Резницкий предостерегающе приложил палец к губам.
Они переплыли ров.
Как и вчера, на черных панелях аппаратов менялись цвета рисованных схем. В башне блок программирования вел нескончаемую игру с палочками и кружками. Разведчики несколько часов подряд наблюдали за работой электронного мозга. Новиков исписывал тетрадь рядами математических значков.
В черном куполе, возвышавшемся над блоком программирования, светился зеленоватый кружок. Куда бы ни переходили разведчики, зеленый глаз все время был устремлен на них. Умная машина явно вела наблюдения, от этого было как-то не по себе.
– Петух схватил мокрую тряпку и повесил ее на балконе, – говорил Новиков.
– Слон бэ-семь, шах! – отвечал Резницкий.
Они нарочно несли чепуху, чтобы сбить машину с толку.
– Инспектор укусил муху за левую ногу…
Обмениваясь подобными замечаниями, они внимательно изучали систему перестановок и систему включений, а зеленый глаз испытующе смотрел на них, и они вдруг ощутили непреодолимое желание поскорее уйти из башни.

Формула невозможного - Лукодьянов Исай => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Формула невозможного писателя-фантаста Лукодьянов Исай понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Формула невозможного своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Лукодьянов Исай - Формула невозможного.
Ключевые слова страницы: Формула невозможного; Лукодьянов Исай, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике