А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уитли Деннис

Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию автора, которого зовут Уитли Деннис. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Уитли Деннис - Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию = 468.26 KB

Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию - Уитли Деннис => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Похождения Роджера Брука – 1

Library of the Huron: gurongl@rambler.ru
Оригинал: Dennis Wheatley, “THE LAUNCHING OF ROGER BROOK”
Аннотация
«Шпион по призванию» – первый роман исторического цикла Денниса Уитли о жизни, любви и опасных приключениях лучшего секретного агента британской короны Роджера Брука. Юноша благородного происхождения вынужден бежать во Францию и скитаться в чужой земле без средств к существованию. Острый ум, смекалка и веселый нрав помогают молодому человеку стать доверенным секретарем маркиза де Рошамбо, завоевать сердце его прекрасной дочери, а главное – добыть стратегически важные для Англии сведения, доставить их премьер-министру страны и заслужить его признательность и доверие.
Деннис Уитли
Шпион по призванию
Глава 1
СЧАСТЛИВЕЙШИЕ ДНИ
Юный Роджер Брук, бледный и напряженный, стоял в узком коридоре напротив здоровенного парня, явно старше его. Голубые глаза сверкали под темными ресницами.
– Отдай мою шапку, Ганстон! – сердито потребовал он.
Джордж Ганстон, широкоплечий шестнадцатилетний крепыш с круглой веснушчатой физиономией, низким лбом и коротко остриженными рыжими кудрявыми волосами, повертел в руках шапку с квадратным верхом, которую только что сорвал с головы Роджера, спрятал ее за спину и принялся дразниться:
– Зубрила Брук, зубрила Брук, учительский подлиза!
– Ложь! – воскликнул Роджер. – Я не подлиза!
– Так ты называешь меня лжецом, маленький зубрилка? Отлично! Выйдем и будем драться.
Сдерживая страх, заставивший его сердце биться быстрее, Роджер облизнул пересохшие губы кончиком языка и пробормотал:
– Я только хотел сказать, что не зубрила и не подлиза. Просто я понял, что если готовить уроки как следует и аккуратно обращаться с книгами, то избежишь многих неприятностей. Не моя вина, что ты вечно попадаешь впросак из-за своей лени. А теперь перестань вести себя как второклашка и верни мою шапку.
– Если она тебе нужна, подойди и возьми ее.
Несколько секунд Роджер обдумывал предложение. В двух предыдущих случаях, доведенный до отчаяния подначками Ганстона – главного задиры в классе, он вступал с ним в драку и каждый раз был нещадно бит. Затевать драку снова означало накликать беду, но тем не менее нужно было поскорее вернуть шапку, так как только что за ним послал заведующий, а появление перед Старым Тоби без мантии и шапки с квадратным верхом грозило серьезными неприятностями.
Они стояли друг против друга – Роджер, который кипел от негодования, зная, что превосходит своего мучителя во всех отношениях, кроме физической силы, и Джордж, подобно всем здоровенным олухам наслаждавшийся этой силой, дарующей ему возможность унижать более умного одноклассника, – и до них доносился невнятный гул, приглушенный толстыми стенами бывшего бенедиктинского монастыря, где на протяжении жизни многих поколений помещалась Шерборнская школа в Дорсете.
Обычно в вечерние часы в школе становилось тихо, так как ученики корпели над фрагментами из Цезаря, Горация и Цицерона, но это был последний вечер семестра, и мальчики упаковывали вещи, собираясь на следующее утро разъехаться на летние каникулы.
Шерборн – учебное заведение солидного возраста; его устав даровал Эдуард VI в 1550 году, но были доказательства, что корнями оно уходит едва ли не в дни святого Альдхельма, жившего в восьмом столетии.
Так вот, 28 июля 1783 года в его почтенных лет зданиях царило радостное оживление, охватывавшее школу в последний вечер семестра на протяжении почти целого тысячелетия.
Такие вечера в течение нескольких веков мало чем отличались друг от друга, разве что менялся покрой одежды и стиль речи наставников и учеников да еще некоторые мелочи. Например, в былые времена мальчики запивали ужин глотком меда, а теперь пили крепкий эль, а в более нежном возрасте – чистую воду. Сами же ученики не изменились вовсе, и сейчас, пользуясь послаблением, они кричали, шалили и бросали друг в друга ненавистные учебники в радостном предвкушении долгожданной свободы. Отголоски песен, смеха и топота доносились в уединенный коридор, где Ганстон столкнулся с Роджером и воспользовался последним шансом спровоцировать его на драку, сулившую легкую победу.
– Ну, чего ты ждешь? – усмехнулся Ганстон.
Роджер все еще колебался, разрываясь между необходимостью вернуть шапку и страхом перед физической болью. Он горячо ненавидел Ганстона и непременно рискнул бы вступить в бой, будучи уверен, что сможет нанести хотя бы один удар в толстую глупую физиономию мучителя, но он знал: шансы его добиться желаемого ничтожны, и не хотел возвращаться домой к матери с синяком под глазом или разбитой губой.
Казалось, Ганстон читал его мысли, так как он внезапно осведомился:
– Значит, ты боишься, что не сможешь пошевелить языком, когда завтра вечером будешь пить за здоровье старого папистского заговорщика «короля за морем» , а?
Насмешник целил в мать Роджера, потому что она была шотландского происхождения и, очевидно, подозревалась в якобитских симпатиях. Не прошло и сорока лет с тех пор, как красавчик принц Чарли провозгласил своего отца, старшего претендента на престол, королем в Эдинбурге, и гражданская война посеяла вражду во всей Британии . Выстрел Ганстона попал в цель, так как мать Роджера все еще считала уже пожилого принца Стюарта своим законным государем и иногда пила за его здоровье, символически поднимая бокал вина над водой в чаше для споласкивания пальцев.
Живое воображение Роджера побуждало его тайно сочувствовать делу Стюартов. Тот факт, что мать настоятельно советовала ему не подвергать опасности свою карьеру, поддерживая сторону, проигравшую в этой ссоре старших поколений, и блюсти преданность ганноверской династии , которую питал его отец-англичанин, ровным счетом ничего не менял. Политическая вражда и порождаемые ею преследования медленно умирали в те времена, и Роджер знал, что не может остаться безучастным к обвинению в якобитстве.
Напружинив худощавое тело, он стиснул кулаки и бросился на Ганстона с криком:
– Негодяй! Я отучу тебя порочить мою семью!
После двух предыдущих стычек Ганстон почти не питал надежды втянуть «зубрилу Брука» в драку, поэтому атака застигла его врасплох. К тому же он предоставил противнику преимущество, держа за спиной правую руку с его шапкой.
Уронив шапку, Ганстон отскочил, но не настолько быстро, чтобы избежать увесистого удара по носу. Усмешка исчезла с его лица, а из глаз невольно брызнули слезы. Однако Джордж Ганстон не принадлежал к типу задир, которые трусливо пасуют, встретив достойный отпор. Быстро приняв позу, которую перенял у полупрофессиональных кулачных борцов, состязавшихся на ярмарках и деревенских лужайках, он легко отразил серию нацеленных ему в голову ударов, противоречащих правилам.
Вскоре Роджеру пришлось отступить, чтобы восстановить дыхание. Его рыжеволосый противник тотчас же перехватил инициативу. Сильный удар в грудь заставил Роджера сделать еще один шаг в глубь коридора. Наступавший на него Ганстон попробовал нанести правой рукой хук в челюсть Роджеру, промахнулся, но успел левой ударить по корпусу.
Задохнувшись, Роджер прикрыл голову руками и вновь попятился. Более проворный, чем его противник, в просторном помещении Роджер мог бы увертываться от ударов Ганстона, но в узком коридоре от его ловкости не было никакого толку.
Роджер знал, что мог легко обескуражить противника быстрым пинком ногой в голень, и не понимал, почему нельзя воспользоваться этим приемом во время драки с противником более тяжелого веса. Но неписаный английский закон запрещал подобную тактику, как, впрочем, порицал и трусливое бегство. Совершить такое считалось большим святотатством, чем плюнуть на пол церкви во время святого причастия.
Охваченный слепым отчаянием, Роджер машинально защищался, понимая, что у него нет никакой надежды спастись от жестокого избиения. Еще немного, и Ганстон, загнав его в угол, примется молотить веснушчатыми кулачищами, пока не заставит упасть на колени и взмолиться о пощаде.
Словно сквозь туманную пелену, Роджер увидел, что нос Ганстона кровоточит, но даже не успел возрадоваться этому зрелищу, как получил такой силы удар в ухо, что зазвенело в голове и он едва удержался на ногах. Почти на минуту Роджер оказался полностью оглушен и поэтому, пригнувшись, чтобы избежать очередного удара, не расслышал голоса, спокойно произнесшего:
– Что это? Драка в последний вечер семестра? Прекратите немедленно.
Так как ожидаемого удара не последовало, Роджер опустил руку, поднял голову и осознал причину своего спасения.
На поле сражения появился высокий, худощавый и элегантный молодой человек с узкими плечами и заметной сутулостью. У него был большой мясистый нос, светло-голубые глаза с неодобрением обозревали разгоряченных драчунов. Двумя годами старше их, он выглядел настолько хилым, что Ганстон мог бы уложить его одним ударом. Тем не менее задира, казалось, съежился от страха.
Прервавший драку юноша имел прозвище Друпи Нед и занимал в школе привилегированное положение, причем не только потому, что принадлежал к одному из знатных семейств, которые в те золотые дни аристократии обладали в Англии куда большей властью, чем король. Приближалось столетие, когда любой отпрыск пэра мог схлопотать в школе лишний пинок только за то, что он сын своего отца, но в ту эпоху патронаж значил очень много, однако репутация Друпи Неда была в очень малой степени связана с тем фактом, что он являлся младшим отпрыском благороднейшего маркиза Эймсбери и имел титул лорд Эдуард Фицдеверел.
Авторитет Друпи Неда – весьма необычный, ибо школьное руководство по неизвестным причинам никогда не назначало его старостой – был следствием исключительно его личных качеств. Он настолько отличался от своих соучеников, что они были абсолютно не способны его понять, но, инстинктивно признавая в нем ум зрелого мужчины, принимали как должное странности этого молодого человека и безоговорочно подчинялись его суждениям.
Кое в чем Друпи Нед шокировал их до крайности. В тот век, когда кровавые развлечения занимали девять десятых мыслей и досуга любого английского джентльмена, он не делал секрета из своего отвращения к травле быков собаками, охоте на лисиц и петушиным боям, проявляя притом высокомерное равнодушие ко всем школьным забавам, играм с мячом на открытом воздухе. Вместо этого Друпи посвящал свое время странным дорогостоящим хобби: коллекционированию старинных драгоценностей, изучению древних религий и экспериментам на себе с восточными наркотиками – последнее в ту пору не являлось ни запрещенным законом, ни предосудительным с точки зрения морали. Не проявляя особого усердия к наукам, он овладевал ими с легкостью и охотно оказывал помощь отстающим соученикам. Друпи был необычайно щедр и обладал изысканными манерами, но при столкновении с грубостью и наглостью его обычное благодушие уступало место ядовитой иронии, повергавшей в ужас как его соучеников, так и наставников.
Друпи Нед махнул у себя перед носом тонким батистовым платком, от которого исходил запах французских духов, и осведомился:
– В чем причина драки?
Ганстон скорее запустил бы чернильницей в голову директора школы, чем подверг бы сомнению право собеседника задавать вопросы.
– Я отобрал у этого придурка шапку, – ответил он.
– Могу я узнать, зачем вы это сделали?
– Просто в шутку.
Светло-голубые глаза Друпи стали суровыми.
– Уверен, что у вас была более серьезная причина. Вы хотели навязать драку юному Бруку. Пристрастие к дракам простительно маленьким дикарям из начальных классов, но в следующем семестре вы переходите в высшую школу, и парню вашего возраста не к лицу быть задирой. Подберите шапку Брука и немедленно ему отдайте.
Секунду поколебавшись, Ганстон поднял шапку и протянул ее Роджеру.
– Теперь пожмите друг другу руки, – велел Друпи Нед.
Недавние противники повиновались с плохо скрытой неохотой, а Друпи посмотрел на Роджера и продолжил:
– Вас пригласили к Старому Тоби, не так ли? Я только что от него, и он говорил о вас. По его мнению, вы проявляете незаурядные способности, особенно в сочинениях и языках. Подобные дарования могут побудить вас вращаться в обществе. Как вы, возможно, знаете, я оставляю школу и отправляюсь в путешествие, но через три-четыре года вернусь в Англию. Если в будущем вам понадобятся мои услуги, пожалуйста, обращайтесь ко мне. О моем местопребывании вы всегда сможете узнать в Эймсбери-Хаус на Арлингтон-стрит.
Роджер почтительно поклонился:
– Очень любезно с вашей стороны, лорд Эдуард. – Интуиция подсказала ему использовать титул в знак признания того факта, что Друпи Нед уже не его школьный товарищ, а взрослый мужчина.
В светло-голубых глазах собеседника мелькнуло одобрение.
– Вижу, вы взрослеете, мистер Брук, но для моих друзей я навсегда останусь Друпи Недом, а вас надеюсь считать принадлежащим к их числу.
Друпи Нед перевел взгляд на Ганстона, который стоял с мрачным видом, переминаясь с ноги на ногу.
– Я должен проститься с остальными и более не задерживаю никого из вас.
Ганстон удалился, пробормотав «до свидания».
– Завидую вам, – сказал Роджер. – Отдал бы что угодно за возможность отправиться в путешествие.
– Когда-нибудь вам это удастся, – кивнул Друпи Нед. – А пока желаю вам всего наилучшего. Пожалуйста, не забудьте навестить меня после моего возвращения.
– Конечно не забуду. Желаю вам счастливого путешествия и благодарю за то, что пришли мне на помощь.
– Это доставило мне удовольствие. – Еще раз махнув надушенным платком, Друпи Нед двинулся по коридору следом за Ганстоном.
Им троим было не суждено встретиться в течение нескольких лет, но если бы Роджер мог заглянуть в будущее, то узнал бы, что обоим этим людям предстояло появляться в его жизни в критические моменты.
Он еще неоднократно столкнется с тупым упрямством Ганстона – лейтенанта, капитана, майора, полковника и, наконец, генерала сэра Джорджа на поле Ватерлоо, в то время как Друпи Нед станет его испытанным другом и мудрым советчиком на извилистом пути, который изберет он, Роджер Брук, возложив на себя миссию главного секретного агента мистера Питта в мрачные дни Французской революции и жестокой борьбы с Наполеоном.
Глава 2
ТРУДНОРАЗРЕШИМАЯ ПРОБЛЕМА
Преподобный мистер Томас Чепвуд, или Старый Тоби, как его прозвали воспитанники, ни в коей мере не принадлежал к самым популярным учителям школы. Его интересы сосредоточились в области английской истории, о которой он написал несколько ученых трактатов. Будь у Старого Тоби достаточно денег, он ушел бы в отставку, чтобы полностью посвятить себя любимой науке, но он жил исключительно на жалованье и потому был вынужден оставаться в Шерборне, где его обязанности часто вступали в конфликт с личными интересами.
Стоило ему погрузиться в особенно замысловатый фрагмент очередного научного труда, как дисциплина в школе начинала трещать по швам. Внезапно вспомнив о своем долге, Старый Тоби возвращался к действительности и принимался направо и налево раздавать суровые наказания. Мальчики не понимали причин столь переменчивого к ним отношения и злились на Старого Тоби, а некоторые считали его злобным старикашкой, который испытывал наслаждение, играя с учениками в кошки-мышки.
Подобное к нему отношение укреплялось все сильнее по той простой причине, что лишь немногие ученики по-настоящему знали своего заведующего. Старый Тоби смотрел на большинство из них как на маленьких дикарей, которых только время могло превратить в цивилизованные человеческие существа. Более того, он считал себя обязанным лишь сдерживать худшие природные инстинкты этих дикарей и выпускать их в мир напичканными достаточным количеством знаний (которые они усваивали главным образом на манер попугаев), создавая тем самым фундамент для дальнейшего образования в тех областях, которые они изберут для развития своих талантов, если таковые имеются.
Однако для тех мальчиков, которым Старый Тоби уделял особое внимание, он был совсем другим человеком. В уединении неопрятного, захламленного книгами кабинета Старый Тоби не был «рассеянным профессором», девять раз из десяти не замечавшим мелких проступков, а на десятый щедро раздававшим наказания. Те, кого он приглашал в свой кабинет не для взысканий, всегда находили его добрым и терпимым, к тому же умевшим разговаривать с ними не как заведующий, а как друг.
Фаворитами его становились мальчики, подававшие надежды многого в жизни добиться. Изучение истории давным-давно убедило Старого Тоби, что к их числу далеко не всегда принадлежат наиболее усердные ученики. Он обладал сверхъестественной способностью распознавать зарождающуюся силу характера вне зависимости от наличия или отсутствия талантов у ее обладателя. И среди тех, в ком Старый Тоби в течение прошедшего года ощущал зачатки такой силы, был Роджер Брук.
Поэтому Роджер не ощутил беспокойства, узнав, что его вызывает заведующий, и даже без уверений Друпи Неда не чувствовал бы страха, стуча в дверь кабинета Старого Тоби.
– Войдите, – отозвался звучный голос.
Переступив порог, Роджер в очередной раз убедился, что Старый Тоби во время подобных бесед оставляет формальности за, дверью своего кабинета. Заведующий, толстый пожилой человек, с круглым лицом, острым носом и красивыми зелеными глазами, сидел за столом, заваленным пергаментами. Плохо завитый серый парик его покоился на подставке возле стула, белый воротничок, какой носят священники, был небрежно расстегнут, а на старой черной мантии виднелись пятна от нюхательного табака.
– А, это ты, Брук, – приветствовал он Роджера. – Проходи и устраивайся поудобнее в этом кресле.
Роджер повиновался, а Старый Тоби почесал бритую голову и с улыбкой продолжил:
– Почему, хотелось бы мне знать, я послал за тобой? Убей меня, не знаю, но если ты не станешь сердиться, что тебя оторвали от сборов, я через минуту непременно это вспомню.
– Конечно же я не стану сердиться, сэр, – вежливо ответил Роджер, не впервые удивляясь, что заведующий так приветлив в своем кабинете. – Мне осталось только связать веревкой ящики, и я успею это сделать завтра утром.
– А тебе далеко ехать?
– Всего сорок с лишним миль, сэр. Я живу в Лимингтоне, на побережье Солента.
– Ах да, но путь все равно не близкий. Ты конечно же заказал почтовую карету?
– Нет, сэр. Предпочитаю ездить верхом. Джим Баттон, наш конюх, обещал позаботиться о смене лошадей по дороге. А багаж отправлю с почтовой каретой.
– Поездка будет приятной, если погода останется такой же хорошей, как теперь. Полагаю, ты поедешь через Пул и Крайстчерч?
Роджер покачал головой:
– Нет, мы поедем мимо Блэндфорда, а потом через Нью-Форест. В это время года дороги в хорошем состоянии, а лесные поляны удивительно красивы.
– Выходит, ты не боишься грабителей, – улыбнулся Старый Тоби. – В лесу полным-полно этой малоприятной публики.
– Я ни разу не встречал ни одного из них, сэр. Но если такое случится, думаю, мы сможем постоять за себя. У Джима всегда при себе мушкетон, и он привезет мне мою пару пистолетов.
– Значит, ты готов защищаться?
– А почему бы и нет, сэр? – Темные глаза Роджера возбужденно блеснули при мысли о схватке с разбойниками. – Я попадаю в туза с пятнадцати шагов, но мне пока не представлялась возможность попробовать мои пистолеты на живой мишени.
– В юном возрасте такая кровожадность, – усмехнулся Старый Тоби. – Учитель фехтования говорил мне, что ты ловко управляешься и с рапирой. Вот, кстати, я и вспомнил причину, по которой тебя вызвал. Немалый интерес к оружию не побуждает тебя избрать профессию воина?
Секунду поколебавшись, Роджер решил, что Старый Тоби не станет возмущаться, если он. будет с ним полностью откровенен.
– Признаюсь, сэр, ничто не вызывает во мне большей ненависти, чем служба в армии или во флоте. Я знаю, что это дурно, но не могу выносить, когда мне приказывают. Не то чтобы я противился выполнять распоряжения людей, которых уважаю, – таких, как вы, сэр. Скажем, некоторые другие учителя… ну, они устанавливают правила, исходя из своих удобств, вовсе не считаясь с интересами ребят. Конечно, это привилегия их положения, к которой нужно относиться с пониманием, пока учишься в школе. Но по-моему, только полный дурак стремится после окончания школы повесить себе на шею не менее строгих наставников, причем на всю жизнь.
Подобное заявление было необычайным для мальчика, которому еще не исполнилось шестнадцати, в ту эпоху, когда слово родителей являлось нерушимым законом, а суровая дисциплина считалась основой существования общества. Однако лицо Старого Тоби не выразило ни малейших признаков разочарования при этом декларировании ереси. «Я был прав, питая интерес к юному Бруку, – подумал он. – Он не только отважен, но и морально раскован и может далеко пойти».
Однако Роджер, все еще не уверенный в том впечатлении, которое могли произвести его опрометчивые слова, желая объяснить свои доводы, поспешил продолжить:
– А некоторые из старших ребят? Ведь они не имеют привилегий учителей, однако пользуются услугами младших, чтобы избавить себя от утомительной работы, а зачастую единственно из злобы, и я не думаю, что их натура изменится с возрастом. Возьмите, к примеру, Ганстона, сэр. Не хочу на него жаловаться, но ведь он собирается в армию. Подумайте, каково будет служить под командованием такого олуха, не имея возможности оспаривать его решения. Жизнь станет невыносимой.
Старый Тоби взял понюшку табаку:
– У тебя неординарные взгляды на вещи, Брук, и я бы советовал держать их при себе. Признаюсь, в твоих словах есть доля истины, но дисциплина – необходимая составляющая нашего существования. Rectique cultus pectora roborant . Желая преуспеть в какой угодно карьере, ты должен учитывать этот факт. Но объясни, почему ты проводил столько времени в школе фехтования и в тире, если не намерен стать военным?
– Дабы приобрести опыт, сэр. Когда я стану старше, никто не сможет оскорбить меня безнаказанно.
– Не знал, что ты так задирист.
– Вовсе нет. Я не собираюсь ни с кем искать ссоры. Но джентльмен должен уметь защитить себя, ибо только в этом случае можно добиться независимости, как физической, так и духовной.
– Тебе следует знать, что законы, сурово карающие дуэлянтов, существуют уже много лет.
Роджер улыбнулся и пожал плечами:
– Тем не менее, сэр, дуэли происходят по-прежнему и разрешены во многих странах на континенте, где я рассчитываю побывать.
– Ага, – Старый Тоби зашуршал бумагами, – это снова возвращает нас к причине, по которой я тебя вызвал. Со следующего семестра ты переходишь в высшую школу, а у меня нет никаких сведений относительно карьеры, которую предпочли бы для тебя родители. Пришло время мне узнать об этом, чтобы отвести тебе побольше времени для соответствующих занятий.
– Решение на сей счет еще не принято, сэр. Отец хотел, чтобы я служил во флоте, но существовали определенные препятствия. А мать… – Роджер осекся и покраснел.
Старый Тоби устремил на него проницательный взгляд:
– Твою мать до брака звали леди Мэри Макэлфик, не так ли? И все ее родственники по-прежнему закоренелые якобиты. Ты хотел сказать, что король именно из-за этого не разрешил тебе поступить во флот?

Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию - Уитли Деннис => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию писателя-фантаста Уитли Деннис понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Уитли Деннис - Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию.
Ключевые слова страницы: Похождения Роджера Брука - 1. Шпион по призванию; Уитли Деннис, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов