А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Вардеман Роберт

Хозяева космоса


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хозяева космоса автора, которого зовут Вардеман Роберт. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хозяева космоса в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Вардеман Роберт - Хозяева космоса онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хозяева космоса = 416.41 KB

Хозяева космоса - Вардеман Роберт => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



OCR Библиотека Бомануара, Вычитка – Дмитрий Горбачев
«Роберт Вардеман. Хозяева космоса»: АСТ; М.; 2003
ISBN 5-17-017731-3
Оригинал: Robert Vardeman, “Masters of Space”, 1990
Перевод: Галина Усова
Аннотация
Он – беглец со страшной каторжной планеты, на которую его сослали по обвинению в преступлении, которого он не совершал. Единственный, кому удалось вырваться оттуда, откуда не удалось бежать представителю еще ни одной расы.
Он – бежит с планеты на планету, от одной звездной системы – к другой. Бежит по Галактике, поделенной между могущественными расами, считающими землян жалкой пародией на цивилизацию. Позади – погоня. Впереди – новые и новые приключения...

Роберт ВАРДЕМАН
ХОЗЯЕВА КОСМОСА
ЧАСТЬ 1
ПЛАН ЗВЕЗДНОЙ СМЕРТИ
Глава первая
Резкий вой сирены ворвался в глубокий сон Бартона Кинсолвинга. Он почти успел одеться, прежде чем полностью проснулся, а добрался до двери своего небольшого дома еще до того, как осознал, что звучит сигнал тревоги.
Неуклюжие, огрубевшие от работы пальцы еще застегивали последнюю пуговицу на рубашке, когда он, выскочив из дома, домчался до командного пункта. Вокруг уже горели резкие огни дуговых ламп.
– Что случилось? – заорал он, перекрывая вой сирены.
Какая-то курчавая женщина тряхнула головой. Она, кажется, все еще находилась в полудремоте. Кинсолвинг в полголоса выругался. Это была уже четвертая тревога на протяжении стольких же недель. И каждое бедствие в недрах планеты оказывалось сильнее, чем в прошлый раз.
Кинсолвинг надеялся, что это только короткое замыкание, ложная тревога, ошибка со стороны нового работника, что ему потребуется всего лишь выругаться по этому поводу, а потом можно будет мирно вернуться в постель и спать, не видя кошмарных снов.
Его темные глаза остановились на клочьях белого дыма, поднимающихся от входа в отдаленную шахту. Завихряющиеся потоки пыли, среди которых сверкали крупинки слюды, превращающиеся в искусственных светлячков когда на них падал свет, объяснили ему все. Кинсолвинг запустил руку в волосы и попытался успокоиться. Что-то не похоже, чтобы в такое время ночи глубоко в шахтах с редкоземельными ископаемыми находилось много людей.
Но как же роботы-шахтеры? Кинсолвинг так громко выругался при мысли о потере целой смены работы машин, что несколько его товарищей по работе, собравшихся по сигналу, отшатнулись. Он не обратил на них внимания и помчался в центральное управление.
– Ала! – громко позвал он.
Остановился в дверях и посмотрел на миловидную женщину, сидящую за пультом. Когда рядом была Ала Марккен, Кинсолвингу всегда становилось легче. Он знал, что вообще-то это не совсем соответствует действительности, но ему так казалось – вот что главное.
– Рада, что ты сюда пробрался, Барт, – ответила она. Ее низкий голос даже на фоне воя сирены звучал ровно, страстно и волнующе. – На этот раз сдала стойка номер двадцать три. Получили предупреждение о влажности, потом утечка газа...
Она передернула плечами. Кинсолвинг заставил себя сосредоточиться на показателях, чтобы не обращать внимания на обнаженное плечо, которое она демонстрировала. Он наклонился и нахмурился. Через несколько минут работы компьютера перед ним предстали цифры, не столь ужасные, как он ожидал, хотя и не такие уж успокаивающие.
– Робот-шахтер на том участке не заметил влажности и пробурился прямо в артезианский источник. Вот единственная причина, почему это могло произойти.
Он вздохнул. Не должно было такого случиться, система датчиков робота запрограммирована на то, чтобы этого не допустить. И все же – такое произошло.
– А что с показателем газа? – спросила Кинсолвинга брюнетка. – Я определенно обнаружила там метан.
Кинсолвинг покачал головой:
– Думаю, его органы чувств вышли из строя, когда их захлестнула вода. Придется взять шланг из номера семнадцатого и выкачать воду, прежде чем мы снова откроемся.
– Ты хочешь сказать, если нам повезет. Ведь нет способа определить, задел ли робот подземную реку или просто водный карман, задержавшийся между камнями.
– Способ есть. Отправь вниз тонкий оптический датчик, примени оптическую съемку, используй инфракрасные лучи, если нужно, чтобы найти этого робота-шахтера. И посмотрим, можно ли его привести в порядок при помощи дистанционного управления, чтобы отправить воду назад. Ты знаешь бурение. Ала повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.
– Барт, – сообщила она тихим голосом, – оптическое оборудование пропало. Оно было на двадцатом. Вода уже поднялась до девятнадцатого, – чтобы подчеркнуть свое сообщение, она похлопала по цифрам на контрольной панели. – Мы собираемся полностью закрыть три уровня. Возможно, понадобится даже больше к тому моменту, как мы закончим.
– Девятнадцатый уровень! – взвыл Кинсолвинг. Он изогнулся и отшвырнул стул, чтобы приблизиться к другой компьютерной панели. В глубине живота образовался холодный комок, когда он убедился, что складские помещения недосягаемы. Лантанид и гадолинит, скопившиеся там, исчезли, окисленные редкоземельные руды отделяли друг от друга на девятнадцатом уровне, потом раз в неделю их поднимали на поверхность, для этого доставляли роботов-носильщиков из другой шахты.
Он потерял больше пяти дней, годных для добычи. Кинсолвинг потянулся и придвинул к себе стул. Он плюхнулся на сиденье, мягкое и пневматическое, оно простонало под его тяжестью в такт тяжкому вздоху Кинсолвинга.
– Да, уж за такой простой я получу пособие по безработице, когда вернусь на Землю, – произнес он. – Четыре года хороших результатов, а теперь такое. Четыре крупных неудачи за месяц. Лучше уж мне застрелиться, и чтоб меня похоронили на глубине!.. Того робота-шахтера, – Кинсолвинг указал на красный огонек, сверкающий на панели, который обозначал остатки неудачливого робота.
– Мы и так уже три месяца отстаем от нормы по добыче, – сообщила ему Ала. – Добывается слишком мало гадолинита и монацита.
Пальцы женщины легко перебирали клавиши, пока большинство красных огоньков не погасло. Их заменили мигающие янтарные сигналы предостережения. Это было все, что можно было сделать, пока из шахты не будет выкачана вода. Ала гибким движением поднялась и подошла к Кинсолвингу, сомкнув руки вокруг его шеи. Она плотно прижалась, голова ее наклонилась. Ала поцеловала плечо Кинсолвинга и слегка отстранила лицо, чтобы поглядеть на него.
– Это не твоя вина, – успокоила она. – Силовые установки это покажут. Ты хороший инженер, Барт. До ужаса хороший. За это тебя не выставят. Не твоя вина. Показатели это докажут.
– Добыча ископаемых – опасная профессия, – ответил Кинсолвинг, положив ладонь на мягкую щеку Алы. – Но Гумбольт ясно предупредил, что ожидает высокой продуктивности, и пусть не случится никаких аварий, иначе он меня заменит другим.
– Гумбольт дурак. Что он понимает в работах на местности? Сидит целыми днями за столом да принимает безупречные решения.
– Может, он и дурак, – возразил Бартон, – но он все еще наш босс.
Кинсолвинг резко повернулся и усадил Алу себе на колени. Обычно ее близость отгоняла мрачность, которая частенько находила на него, но на этот раз депрессия достигла слишком высокого уровня. Межзвездные Материалы десять лет сохраняли лицензию на разработку редкоземельных руд на этой управляемой представителями чуждых миров планете только благодаря неимоверной дипломатической ловкости и громадным суммам, выплачиваемым за драгоценные металлы с атомными номерами 57-71. Бартона Кинсолвинга привлекли в корпорацию ММ высокое жалованье, выплачиваемое до конца контракта, и возможность покинуть Землю.
Покинуть Землю. Он чуть не зарычал от отвращения. Столетие тому назад земляне поднялись к звездам только для того, чтобы обнаружить десятки чуждых существ, уже населивших ближайшие звездные системы. Земных людей было до странности мало: они раздражали старшие и лучше устроенные племена. И, что хуже всего для цивилизации, которая исчерпала большую часть ресурсов своей планеты: самые сочные плоды здесь уже были собраны.
Глубинные разработки – один из таких плодов. Гуманоиды ллоры основали колонии на планете за пятьдесят световых лет от своей родины, когда первые примитивные звездные корабли преодолели три световых года от земной орбиты, чтобы оказаться в системе Альфы Центавра. На совете посещающих звезды народов предоставили ллорам неограниченные права на эксплуатацию этой планеты. Кинсолвинг и понятия не имел, что пообещали ллорам представители Межзвездных Материалов в обмен на добычу редкоземельных ископаемых, но знал, что это нечто значительное.
Земля нуждалась в гадолинии и церии для оптических стекол и в лантане для тонких оптических приборов. Более же всего она нуждалась в розовых и зеленых солях самария для звездных двигателей. Без них направляющиеся к звездам машины ненадежны. А без надежных звездных кораблей Земля снова окажется в изоляции и задохнется в собственных отходах.
Кинсолвинг крепко прижал к себе Алу, ее тепло ослабило его напряженность, а запах заставил почувствовать, что все обойдется.
– Мне придется спуститься в шахту, – произнес он и неохотно отстранился.
– Слишком уж ты близко к сердцу это принимаешь, Барт, – сказала она. – Всякое случается.
Кинсолвинг хотел спросить, почему она не уловила сенсорного сигнала робота, указывающего на присутствие воды, и не отключила установку, но удержался. Ала Марккен была больше, чем его возлюбленной: она – лучший техник из команды. Слишком много людей прошли через эту должность, а потом поступили на другие места в компании Межзвездные Материалы. Ала работала все четыре года, пока здесь служил Кинсолвинг.
Только ее присутствие удерживало его в душевном равновесии. Ллорские инспекторы проявляли открытую враждебность, они существовали только для того, чтобы находить малейшие нарушения соглашений и запутанных правил безопасности. Гумбольт являлся на место глубоких разработок всего раз в планетарный год для инспекции местных работ. Ала умиротворяла его и играла роль буфера между директором корпорации и местным надзирателем. За одно это Кинсолвинг любил ее.
Он пристально вгляделся в ее темные волосы, в проницательные глаза, в лицо, способное соперничать с любой тройной звездой. Ала Марккен работала младшим служащим в управлении ММ на Гамме Терциус-4 до того, как попала на Глубокую. Кинсолвинга всегда удивляло, почему она простилась с властью центра корпорации. Однажды он спросил ее об этом, но так и не получил настоящего ответа. Ала могла бы уже далеко продвинуться в структуре корпорации ММ, если бы осталась в управлении. Но она предпочла практическую деятельность.
Кинсолвинг не уставал радоваться, что она так поступила. Без нее эти четыре года на шахте сделались бы просто невыносимыми. А уж последние три месяца привели бы его к самоубийству.
Робот-шахтер вышел из строя, добыча стала куда меньше, чем ожидалась, а теперь эта крупная авария.
– Все секции повреждены, Барт, – объяснила она. – Почему бы не вызвать тяжелые подъемники из другой шахты и не организовать работы внизу? Склады пород на уровне девятнадцать могут оказаться не тронуты.
Он покачал головой. Кинсолвинг отлично знал, что нечего надеяться на чудо в этом секторе.
Если робот прокопался в реку, поднявшаяся волна должна была рассеять породы и превратить образовавшуюся пыль в коллоидное состояние. Кто знает, куда ее к настоящему времени смыло?
– Нет никакого способа выкачать эту жидкость и очистить шахту?
Он не стал над ней смеяться. Кинсолвинг знал, что ее владение компьютерами не имеет границ, но понимание рудокопных операций оставляет желать лучшего.
– Такого способа нет, – только и сказал он.
– Это не твоя вина. Даже Гумбольт не может обвинять тебя в том, что оборудование, которое сюда посылают, некачественно. Оно было неисправно в течение долгих месяцев. Чудо, что ты смог хоть как-то собирать его и поддерживать в рабочем состоянии.
– Знаю, – Кинсолвинг нахмурился.
Когда он прибыл работать на Глубокую, роботы и оборудование к ним оказались в плачевном состоянии. Зачем посылали испорченные агрегаты с Гаммы Терциус-4 за сорок девять световых лет? Особенно когда редкоземельные породы так отчаянно нужны на Земле. Кинсолвинг задумывался: не откачивает ли Гумбольт или кто-то другой средства для верхушки, не экономит ли на оборудовании, посылая самых дешевых роботов-шахтеров, каких можно достать?
– Так что теперь? – спросила Ала.
– Будем выполнять необходимые при наводнении операции. Вызовем представителя ллоров, пусть обследует. Я пошлю донесение Гумбольту. Вероятно, он захочет приподнять свою жирную задницу и прибыть сюда, чтобы расстрелять меня.
– Барт, – мягко упрекнула Ала.
– Ладно, ладно, не стану больше жалеть себя. Выходи на связь и назначь встречу с представителем ллоров. А я погляжу, нельзя ли что-то сделать внизу, в шахте.
– Будь осторожен, – напомнила Ала. Наклонилась и поспешно поцеловала.
– Даже более того, я буду жутко осторожным, – Кинсолвинг слегка улыбнулся.
Ала Марккен вернулась на место, чтобы начать рапорт, который вызовет ллора. Инженер покинул центр управления и, шагая к отверстию, ведущему в шахту, выкрикивал команды своим людям-рабочим. Люди редко входили в подземный мир редкоземельной шахты. Сбоку от отверстия находилось самое разнообразное компьютеризированное оборудование, все входные устройства управлялись Алой Марккен из ее центра.
Кинсолвинг не удивился, когда увидел, что возле шахты не дежурит никто из людей. До тех пор, пока не случалось какой-нибудь неприятности, Ала вполне могла управлять всеми операциями сразу.
– Кто по графику должен быть на посту? – спросил Кинсолвинг, оглядывая небольшой кружок технического персонала. Никто не выражал желания снабдить его информацией. – Гарибальди, выясни это для меня. Выведи список на экран, чтобы я мог увидеть.
Названный человек начал перебирать клавиши, чтобы выполнить просьбу. Кинсолвинг наклонился над его плечом, когда данные стали появляться на контрольном экране. Потом нахмурился и при появлении ответа провел рукой по своим слипшимся от пота волосам.
– Продолжай проверять, – приказал он. – Не верю, что никто не был назначен дежурить здесь, у входа.
– Никого не назначали, мистер Кинсолвинг, – заговорила курчавая женщина, которую он уже видел в командном пункте.
Нина Порчек протолкалась сквозь толпу:
– Я говорила Але, что она не назначила никого на этот пост, чтобы сегодня ночью следить за операциями, но та ответила, будто я сама не знаю, о чем толкую. Если бы кто-нибудь здесь находился, то робота-шахтера можно было бы вовремя отключить, прежде чем отказала его автоматика.
Кинсолвинг еще сильнее нахмурился. Нина Порчек заменила уволившегося компьютерного оператора. Она больше была заинтересована в получении руководящего поста, чем в работе на шахте. Она давно заметила привязанность Кинсолвинга к Але и сразу начала интриговать против брюнетки. У Бартона не хватало времени на подобные игры.
Но он понял, что Порчек права. Если бы у контрольного пульта находился оператор, то мог бы отключить робота до того, как произошло разрушение.
– За последние несколько месяцев у нас испортилось слишком много оборудования, – сказал Кинсолвинг. – Мне нужна полная действующая схема всех обслуживающих сетей, плюс обзор всех механических частей.
Поднялся ропот протеста.
– Приступайте, – приказал Кинсолвинг холодным тоном. – Руководители секторов, к рассвету мне нужны подробные отчеты. Представитель ллоров не согласится на меньшее. Я не собираюсь стать тем человеком, который утратит лицензию ММ на Глубокой. Приступайте к работе. Ну!
Кинсолвингу не доставило никакого удовольствия наблюдать, как двадцать человек поспешили приступить к работе. Его оставили наедине со своими мыслями, предоставив пристально глядеть вниз, на темное устье шахты.
Поднимающаяся пыль улеглась. Кинсолвинг напрягся и услышал опасное бормотание воды на глубине восемнадцати сотен метров. Уровень двадцать три, еще на сорок метров глубже, окажется недоступен. Разве что применить спасательное оборудование – которого у него не было...
Инженер бегло заглянул в мониторы, затем уставился вниз, в глубину шахты. Его окликнула Нина Порчек:
– Мистер Кинсолвинг! Вам нельзя спускаться одному! Это против правил!
– Дайте мне коммуникатор. И возвращайтесь к работе.
– Но по правилам безопасности нужно...
– Возвращайтесь к работе! – рявкнул он.
Бартон не был в настроении спорить по таким тривиальным вопросам с изголодавшейся по власти мелкой сошкой. Он отобрал у Нины коммуникатор и настроил его на частоту центрального управления. Он щелкал сигнальным рычажком до тех пор, пока Ала Марккен не отозвалась.
– Ала, это Барт. Я собираюсь ненадолго заглянуть в шахту.
– Нет! Подожди, Барт, подожди!
– Со мной все будет в порядке, – сердито произнес он, разозлившись, что Ала копирует Нину Порчек. – Кинсолвинг, отключаюсь.
Он яростно хлопнул по рычажку большим пальцем. Красный индикатор показал, что Ала пыталась добраться до него. Он отключил звук. Пусть прибор регистрирует, и ничего больше, решил он. Оптические и слуховые датчики коммуникатора покажут многое из того, что он упустил при визуальной проверке.
Перепрыгивая через две ступеньки, он достиг первого уровня. Кинсолвинг потерял некоторое время, натягивая тяжелый респиратор. Несмотря на ощущение, что на нижние уровни шахты проникла только вода, Ала упомянула, что датчики кратковременно фиксировали присутствие газа. Коммуникатор предупредит его об опасном составе в воздухе, но Кинсолвинг предпочитал избежать даже микроскопического взрыва метана, который может лишить его сознания хотя бы на несколько секунд. И это может оказаться смертельным в шахте, бездействующей из-за катастрофы.
Бартон нащупал кнопку фонарика и осветил оборудование шахты, проведя луч вдоль него. Он не заметил, чтобы тут чего-то не хватало, и спустился на следующий уровень. Хотел бы он воспользоваться подъемником, но, поскольку вода бушевала на уровне номер девятнадцать, более благоразумно не пользоваться электроэнергией, чтобы избежать дальнейшего повреждения оборудования.
Кинсолвинг удрученно улыбнулся. Поломка оборудования волновала его куда больше, чем смерть от электрического тока. То обстоятельство, что он уже четыре года проработал тут старшим инспектором, несколько исказило представление о безопасности, по крайней мере, своей собственной. Лучше рисковать собой, чем любым из людского персонала или драгоценным роботооборудованием.
У боковой стенки шахты Кинсолвинг отыскал аварийную лестницу. Он направил луч фонарика вниз, в мрачные глубины, и содрогнулся. Свет не доставал до ревущего водяного потока, но Кинсолвинг слышал его назойливый адский грохот. Только удача убережет от того, чтобы сорваться со следующего уровня в поднимающуюся подземную реку.
Осторожно спускаясь, Бартон на каждом уровне считывал показания и установленной там аппаратуры, и на своем коммуникаторе. Температура по мере спуска поднималась, атмосфера становилась удушающей, и Кинсолвинг не снимал респиратора. Автоматическое рудокопное оборудование работало исправно. Кинсолвинг тряхнул головой. Кажется, всегда так и бывает. На уровнях с самым низким содержанием пород проблем меньше всего. Кинсолвинг продолжал пробираться вниз. Добравшись до пятого уровня, он почувствовал, как дрожат пластиковые ступеньки лестницы.
Включилась электроэнергия, аварийные огни моментально ослепили его. Ала решила не допустить дальнейших разрушений. Кинсолвинг испустил вздох облегчения, ныряя на уровень шесть. От спуска у него начали болеть плечи. Он был рад, что не придется карабкаться вверх: мускулы и так будут болеть целую неделю. При всех своих жалобах на приклеенное к столам начальство и чистоплюев-бюрократов старший инспектор понимал, что он сам едва ли лучше. И для чего ему нужны мускулы, когда неутомимые роботы добывают килограмм породы каждую минуту каждого двадцатичетырехчасового дня? Полная автоматизация на редкоземельных шахтах позволяла достигнуть чистоты продукции, неслыханной в давние времена на Земле.
Кинсолвинг решил связаться с Алой, когда мигающий огонек коммуникатора снова напомнил, что женщина настойчиво требует его возвращения. Бартон проигнорировал ее требование и нажал кнопку вызова лифта. Грохоча, лифт спустился сверху, Кинсолвинг втиснулся и нашел панель управления. При внимательном осмотре он увидел предупреждение об опасности на всех уровнях ниже восемнадцатого.
Кинсолвинг опустился до семнадцатого.
Когда он шагнул из лифта, поток воды плеснул из глубины в десяток метров и промочил одежду. Он вытер смотровые линзы респиратора и заглянул вниз, освещая фонариком бурлящую поверхность воды. Он понял, что нижние уровни этой шахты следует закрыть навсегда. Такого полного разрушительного эффекта из-за поступления воды при всем своем опыте он еще не встречал.
Кинсолвинг хотел повернуться, когда его глаза уловили нечто, что казалось неуместным. Узко направленный луч фонарика остановился на жестких кабелях. Бартон направил датчики коммуникатора на линию разреза, размышляя. Он знал наизусть все соединения проводов на этой шахте, но прошло несколько секунд, прежде чем понял, что это запасная контрольная электрическая цепь. Робот-шахтер врубился прямо в скалу, следуя инструкциям, на которые был запрограммирован. Так глубоко под землей обычное радио применять невозможно, а лазерная связь оказалась слишком дорогой или неприменимой на практике. Прочные провода шли от узла к трансмиттеру.
Кинсолвинг поискал в распределительной коробке провода, ведущие к датчикам робота.
Кто-то их перерезал, так что робот оказался неспособным предупредить оператора, когда встретился с подземной рекой.
– Саботаж? – спросил себя Кинсолвинг. Голос его прозвучал странным эхом внутри респиратора, и он чуть не сорвал с себя эту маску. Но инстинктивная проверка коммуникатора показала, что здешним воздухом больше нельзя дышать. Чтобы остаться в живых, Бартону была бы нужна более сложная маска.
– Возможно, летящие осколки пород перерезали провод, – размышлял он. – Вот и все. Осколки.
Кинсолвинг пополз на животе, наклонившись над самым краем восемнадцатого уровня с платформы лифта. Трансмиттер и перерезанный провод находились на два-три метра ниже, и он не мог твердо увериться в том, что видит, из-за бурлящей пенистой воды.
Старший инспектор прополз назад к середине платформы, и тут обнаружил выемки по краям шахты, которые могли быть сделаны только роботами-переносчиками. Несанкционированное использование такого оборудования не только основание для освобождения от работы в ММ, но и нарушало соглашение ллоров с ММ. Ллоры контролировали каждое поднятие породы из шахты; их представитель взимал налоги тут же, на месте. Если использовались тяжелоподъемники, носильщики, это означало, что ллоров одурачили, – и возможно, что никаких пород уже не осталось на уровне девятнадцать, когда случилось наводнение.
– Саботаж, чтобы скрыть воровство редкоземельных пород, – пробормотал Кинсолвинг. – Но почему?
Оказалось, что на этот вопрос невозможно ответить. Межзвездные Материалы и ллоры контролировали все полеты с этой планеты.

Хозяева космоса - Вардеман Роберт => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хозяева космоса писателя-фантаста Вардеман Роберт понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хозяева космоса своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Вардеман Роберт - Хозяева космоса.
Ключевые слова страницы: Хозяева космоса; Вардеман Роберт, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов