А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Кейес Грег

Последнее пророчество


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Последнее пророчество автора, которого зовут Кейес Грег. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Последнее пророчество в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Кейес Грег - Последнее пророчество онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Последнее пророчество = 236.96 KB

Последнее пророчество - Кейес Грег => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Звездные войны – 195

Оригинал: Greg Keyes, “The Final Prophecy”
Перевод: Basilews
Аннотация
Тайна йуужань-вонгов — кто они, откуда пришли, что за ужасные силы движут ими — наконец раскрывается. Но поможет ли это знание джедаям… или погубит их?
Грег Кейес
Последнее пророчество
(Звездные войны)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Ведж Антиллес, генерал (муж. чел.);
Верховный Владыка Шимрра (муж. йуужань-вонг);
Гарм Бел Иблис, генерал (муж. чел.);
Гилад Пеллеон, генерал (муж. чел.);
Джейна Соло, рыцарь-джедай (жен. чел.);
Кела Кваад, формовщица (жен. йуужань-вонг);
Корран Хорн, рыцарь-джедай (муж. чел.);
Майнар Девис, капитан тральщика (муж. чел.);
Нен Йим, старшая формовщица (жен. йуужань-вонг);
Ном Анор, исполнитель (муж. йуужань-вонг);
Оними, «опозоренный» (муж. йуужань-вонг);
Принцесса Лея Органа-Соло, дипломат (жен. чел.);
Сиен Совв, адмирал (муж. саллюстианин);
Тахири Вейла, рыцарь-джедай (жен. чел.);
Хан Соло, капитан «Тысячелетнего Сокола» (муж. чел.);
Харрар, жрец (муж. йуужань-вонг);
Эрли Пранн, авантюрист (муж. чел.).
ПРОЛОГ
На глубине трех километров под поверхностью Йуужань'тара — мира, известного прежде как Корускант — раздавались песнопения, заполняя шахту почти такой же ширины. Скорбные напевы устремлялись к далеким звездам, светившим над колодцем. В бледно-голубом свете люминисцентных стеблей лица поющих казались изуродованными, тела — искалеченными.
То были «опозоренные», изгои народа йуужань-вонгов, и они славословили своего Пророка.
Ном Анор чувствовал, как с каждым взглядом на них в нем растет раздражение. Даже спустя столько времени в роли «Пророка» было сложно избавиться от презрения, которое он испытывал к ним всю свою жизнь.
Но сейчас «опозоренные» были его единственной надеждой. Они составляли его армию. Одно время, еще совсем недавно, он осмеливался мечтать о том, как во главе этой силы сбросит Шимрру — Верховного Владыку йуужань-вонгов — с полипового трона, швырнет его в яму и займет его место.
Однако дело продвигалось туго. Глаза и уши Анора во дворце Шимрры были рассекречены и убиты. Каждый день погибал кто-то из его последователей, и все меньше «опозоренных» откликалось на призыв.
Их вера была поколеблена, и настало время укрепить ее.
— Слушайте меня! — воззвал Ном Анор, заглушая звуки Молитвы об Избавлении. — Внемлите гласу пророчества!
Пение стихло, и запала напряженная тишина.
— Я постился, — начал Ном Анор. — Я медитировал. Прошлой ночью я сидел здесь, под звездами, ожидая… чего, я не знал сам. И вот в самый темный час могучий свет пал на меня — свет очищения, свет избавления. Я поднял глаза и в небесах, откуда звезды смотрят на нас, увидел круг — некий мир, планету в небе над нами. Красота ее заставила меня задрожать, и мощь ее придавила меня к земле. Я чувствовал любовь и в то же время ужас. А потом все эти чувства исчезли, и я понял… что этот мир — мой. Я знал, что эта планета живая и что она зовет меня к себе. То была планета всех начал, планета джеидаи, их тайный храм и источник их знаний и мудрости — и я узрел нас, «опозоренных», идущих по ней вместе с джеидаи. Мы пребывали с джеидаи, пребывали в том мире.
Его монотонная речь перешла в рык.
— А вдалеке я услышал, как Шимрра кричит от отчаяния, ибо знает он, что сия планета — сия живая планета — суть наше спасение и его погибель. И знает он, что однажды сия планета придет за ним, ибо она придет за нами.
Он опустил руки, и на миг наступила тишина. Затем раздался мощный рев, рев энтузиазма и торжества, и Ном Анор услышал то, что хотел услышать — голоса надежды, фанатичные возгласы, свое имя на устах сотен. Какое имело значение, что он скомпоновал эту историю из обрывков разговоров и сплетен, подслущанных во дворце Шимрры еще до того, как тот убил его информатора? Поговоривали, что где-то есть планета, каким-то образом живая. Шимрра почему-то ее испугался и приказал немедленно казнить командира, который принес о ней весть, вместе со всем экипажем.
Этот рассказ вселит надежду в «опозоренных». Он вдохновит их на борьбу. И если кого-то из них схватят, несчастный перескажет пророчество своим палачам, те передадут его Шимрре, и Шимрра почувствует еще больший страх.
Более того, от своих источников в Галактическом Альянсе Ном Анор слышал, что джедаи организовали поиски именно такой планеты. Чего они от нее хотели, он не знал, но, похоже, планета в прошлом отразила нападение по меньшей мере одной йуужань-вонгской боевой группы, так что, возможно, ее народ обладал мощным оружием.
В любом случае слух будет громоздится на слух, увеличивая веру в правдивость его пророчества, укрепляя решимость его последователей; нити будут сплетаться в веревки, а веревки — в канаты, и наконец они станут настолько крепкими, что обовьются вокруг шеи Шимрры и задушат его.
Слыша звуки своего фиктивного имени, поднимающиеся к небесам, Ном Анор чувствовал, как в нем растет сила. Он снова посмотрел на своих «опозоренных», и их лица уже не казались ему такими уж неприятными.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ВИДЕНИЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Кто-то шел за ней.
Она остановилась и откинула со лба мокрую прядь желтых волос, прикоснувшись рукой к шрамам, обозначавшим ее принадлежность к домену Кваад. Зеленые глаза обежали заросли многоногих криворосов, но преследователи пока не показывались на глаза и прочие обычные органы чувств. Они чего-то ждали — вероятно, подмоги.
Она прошипела распространенное среди формовщиков проклятие и снова пошла вперед, пробираясь через завалы упавших деревьев, сквозь ленивый туман и густые заросли шелестящего на ветру камыша.
Воздух был жаркий и влажный. Доносившиеся из-под крон и из болота трели, чириканье и кваканье навевали непонятное умиротворение.
Она шла прежним шагом — незачем было давать им знать, что она их обнаружила; еще не настало время. Она слегка изменила направление — не было смысла идти к пещере, не справившись с этим неожиданным препятствием.
«Или можно завести их туда, — подумала она, — и напасть на них, когда они будут сражаться со своими внутренними демонами…»
Нет. Это выглядело бы как кощунство. Здесь был Йода. Люк Скайуокер тоже приходил сюда, и Энакин. Теперь настал ее черед. Черед Тахири.
Родители Энакина были не в восторге от ее идеи — в одиночку отправиться на Дагобах, но ей удалось убедить их, что это необходимо. Тахири была уверена, что человеческая и йуужань-вонгская личности, существовавшие в ее теле, слились в единую и нераздельную индивидуальность. Она чувствовала, что так должно быть, и верила, что это действительно так. Но у Энакина было видение — синтез джедая и йуужань-вонга, и видение это было не из приятных. Поначалу — сразу после объединения, во время которого она чуть не сошла с ума, — Тахири думала, что избежала такого исхода. Но прежде чем двигаться дальше, прежде чем ставить под угрозу тех, кого она любит, она обязана была убедиться, что слияние Тахири Вейлы с Рииной из домена Кваад не стало шагом на пути к осуществлению этого видения.
В конце концов, Энакин знал ее лучше, чем кто-либо иной. А Энакин был очень сильный.
Если то существо, которое он видел, таилось внутри нее, нужно встретиться с ним лицом к лицу именно сейчас и не позже.
Потому-то она и прилетела сюда, на Дагобах, где Сила была столь могущественна, что казалась почти осязаемой. Все здесь подчинялось естественному циклу жизни, смерти и рождения, ничто не было извращено йуужань-вонгскими биотехнологиями, ничто не было отравлено машинами, алчностью и эксплуатацией, присущими этой галактике. Тахири решила посетить пещеру, чтобы исследовать свое внутреннее "я" и посмотреть, что на самом деле скрывается внутри нее.
Но еще она прилетела на Дагобах, чтобы поразмыслить над альтернативами. То, что видел Энакин, олицетворяло собой худшие из черт йуужань-вонгов и джедаев, соединенные в одной особе. Конечно, избежать этого было главное задачей, но Тахири поставила перед собой еще более амбициозную цель: найти равновесие, воплотить все лучшее из ее смешанного наследия. Причем не только для самой себя. После примирения двух половинок ее личности у нее возникло одно твердое убеждение: йуужань-вонги и народы галактики, в которую они вторглись, могут многому научиться друг у друга, и они могут жить в мире.
Тахири была в этом уверена. Оставался лишь один маленький вопросик: как этого добиться?
Йуужань-вонги никогда бы не создали таких промышленных пустынь, как Дуро, Бонадан или Эриаду. С другой стороны, то, что они делали с природой — ломали ее и выворачивали, пока она не становилась тем, что им нужно, или уничтожали ее целиком, если не становилась — это было ничуть не лучше. Нет, они не любили природу — просто они ненавидели машины.
Должно же быть что-то общее, какая-то поворотная точка, которая откроет глаза обеим сторонам и прекратит непрерывные ужасы и разрушения войны.
Ключом к такому взаимопониманию была Сила. Йуужань-вонги каким-то образом были к ней глухи. Если бы они могли почувствовать Силу, окружающую их, если бы они поняли ошибочность своих действий — тогда они смогли бы отыскать лучший, менее разрушительный путь. Если бы джедаи почувствовали йуужань-вонгов в Силе, они сумели бы отыскать… нет, не более эффективный способ борьбы с ними, но путь к примирению.
Впрочем, требовалось не только это. Недостаточно понять, что не так — нужно еще знать, как исправить положение.
Тахири не страдала манией величия. Она знала, что она не спаситель, не пророк и не супер-джедай. Она была результатом неудавшегося йуужань-вонгского эксперимента. Но при всем при том она понимала обе стороны проблемы, и если существовал хоть какой-то шанс, что она сможет помочь мастеру Скайуокеру найти решение, в котором так отчаянно нуждалась галактика — да, она сделает все возможное. Это была роль, которую она приняла со смирением и с величайшей осторожностью. Те, кто пытаются творить добро, часто совершают самые ужасные преступления.
Неизвестные нагоняли ее, их топот становился все громче. Скоро ей придется что-то предпринять.
Должно быть, они следовали за ней до самого Дагобаха. Но как?
Или, возможно, они знали о ее цели еще до того, как она отправилась в путь. Возможно, ее предали. Но это значит, что Хан и Лея…
Нет. Существовал другой ответ. Параноидальные рефлексы были вбиты в Тахири еще в яслях как критически необходимые для выживания, но еще более глубокий инстинкт говорил ей, что ее друзья — практически приемные родители — никогда бы такого не сделали. Кто-то за ней следил, а она его не заметила. Скорее всего, из Бригады Мира. Наверняка. Похоже, они надеялись выслужиться перед своими хозяевами, презентовав ее Шимрре.
Тахири забралась в гущу криворосов, затем быстро и бесшумно вскарабкалась вверх по корням-канатам. Они были когда-то ногами, эти корни — она узнала об этом, когда прилетала сюда менее чем десять лет назад; казалось, это было в какой-то другой жизни. Молодое дерево являлось чем-то вроде паука, с возрастом терявшего подвижность. Она была здесь вместе с Энакином, который решил пройти испытание и узнать, не сулит ли ему имя деда такую же судьбу, как у Энакина Скайуокера.
«Мне так тебя не хватает, Энакин, — подумала Тахири. — Больше, чем когда-либо.»
Она спряталась в дупле на высоте около четырех метров и стала ждать. Если бы можно было просто пропустить их, она бы так и сделала. На одном уровне ее инстинкты звали в бой, но на другом, более глубинном слое она знала, что йуужань-вонгские боевые рефлексы неразрывно связаны с гневом. Она прилетела сюда, чтобы не дать свершиться видению Энакина, а не наоборот.
Была в ее плане еще одна часть, о которой она не сказала Хану и Лее. Если пещера подтвердит наихудшие ее опасения, Тахири так изувечит свой «иксокрыл», что его уже нельзя будет отремонтировать, и на всю жизнь останется на планете джунглей.
Может быть, подобно пауку, она погрузит руки и ноги в болото и превратится в дерево.
Тахири потянулась вперед с помощью Силы, чтобы лучше определить, кто ее преследует.
В Силе их не было. И, к своему удивлению, она обнаружила, что «видит» их с помощью не Силы, а вонг-чутья. Это произошло так естественно, что Тахири даже не задумалась. Значит, ее преследователи — йуужань-вонги, числом около шести, плюс-минус один или два. Вонг-чутье не давало такой точности, как Сила.
Тахири положила руку на светомеч, не снимая его с пояса, и стала ждать, что будет дальше.
Вскоре она услышала и их самих. Кем они были, неизвестно, но явно не охотниками — очень уж неуклюже они пробирались через джунгли; хотя неизвестные переговаривались слишком тихо, чтобы можно было различить слова, но создавалось впечатление, что они так болтают всю дорогу. Похоже, они были абсолютно уверены в успехе.
Какая-то темная тень беззвучно скользнула через подлесок, и Тахири вскинула глаза вверх. Она успела увидеть, как что-то очень большое затмило кусочек неба, не закрытый далекой листвой.
«Местное животное или йуужань-вонгский флайер?»
Тахири сжала губы и продолжала ждать. Вскоре далекое бормотание сделалось различимым.
Как она и предполагала, это оказался ее родной язык, выученный в яслях.
— Ты уверен, что она пошла сюда? — спросил скрипучий голос.
— Уверен. Видишь отпечаток на мху?
— Она джеидаи. Она могла оставить эти знаки, чтобы сбить нас со следа.
— Могла.
— Но ты считаешь, что она где-то рядом?
— Да.
— И знает, что мы идем за ней?
— Да.
— Так почему бы просто не окликнуть ее?
«И надеяться, что я приму вызов на бой?» — сумрачно подумала Тахири. Итак, с ними следопыт. Сможет ли она проскользнуть мимо них и вернуться к «иксокрылу»?
Или она должна с ними сразиться?
Двигаясь очень медленно, Тахири переместилась поближе к голосам. Сквозь листву она разглядела несколько неотчетливых фигур.
— Я думаю, в конце концов нам придется это сделать, — сказал следопыт. — Иначе она решит, что мы желаем ей зла.
«Что?» — Тахири нахмурилась, пытаясь совместить услышанное со своими предположениями. Не получалось никак.
— Джеидаи! — закричал следопыт. — Я думаю, ты нас слышишь. Мы смиренно просим аудиенции.
«Ни один воин не стал бы так говорить, — подумала Тахири. — Ни один воин не стал бы использовать такой бесчестный обман. Но формовщик… Да, формовщик или жрец мог бы, жрец секты обманщиков. И все же…»
Она наклонилась, чтобы лучше видеть, и обнаружила, что смотрит прямо в желтые глаза йуужань-вонга.
Он стоял примерно в шести метрах от нее. При взгляде на него Тахири судорожно выдохнула, и всю ее захлестнуло чувство омерзения. Лицо йуужань-вонга было похоже на открытую рану.
«Опозоренный», презираемый богами. И он посмел…" — Рука потянулась к светомечу.
В этот миг тень вернулась, и вдруг что-то посыпалось сверху, разрывая листья и лианы вокруг Тахири. Она прорычала боевой клич и зажгла оружие, взмахнула им, и два горящих жука-пули унеслись в джунгли.
Листва была сорвана, и Тахири увидела над собой цик ваи — йуужань-вонгский атмосферный флайер, огромный и по форме похожий на ската; от корабля змеились длинные тросы. За каждый трос цеплялся йуужань-вонгский воин. Один прошел всего в двух метрах, и Тахири приготовилась к бою, но воин пролетел мимо, не подозревая о ее присутствии, и спрыгнул на землю, одновременно разматывая свой змеежезл.
Из глоток ее преследователей вырвался жуткий вопль. Теперь Тахири отчетливо видела их — все были искалечены, все до одного «опозоренные». Они подняли свои дубинки и повернулись к воинам.
У них не было ни одного шанса — Тахири поняла это сразу.
Следопыт какое-то мгновение смотрел ей в глаза, и она подумала, что сейчас он ее выдаст, но внезапно йуужань-вонг помрачнел.
— Беги! — крикнул он. — Нам здесь не победить!
Тахири колебалась лишь долю секунды, затем проделала серию длинных прыжков и оказалась на земле. Когда ее ноги коснулись вязкого грунта, первый из «опозоренных» уже упал.
Один из воинов уголком глаза уловил движение и повернулся к ней, прорычав боевой клич. На его лице отразилось удивление, когда Тахири ответила на его родном языке.
Воин взмахнул змеежезлом, нанося рубящий удар в область лопатки. Тахири отбила жезл и попробовала скользящий удар по пальцам, но йуужань-вонг разорвал дистанцию, высвободил оружие и сделал глубокий выпад, выбросив вперед ядовитое острие. Она сбила змеежезл широким движением, шагнула вперед и нанесла удар в плечо; наткнувшись на вондуун-крабовую броню, меч высек сноп искр. Тахири по инерции зашла противнику за спину, забрала оружие на себя и вонзила пылающее острие воину в подмышку, гда находилось уязвимое место. Йуужань-вонг судорожно вздохнул и рухнул на колени, и Тахири обезглавила его круговым движением, одновременно атакуя следующего противника.
Что было дальше, она помнила смутно. С флайера выпрыгнули восемь воинов. Оставалось семь, и половина «опозоренных» лежала на земле в лужах крови.
Тахири мельком заметила, как следопыт ломает шею воиину захватом сзади. Другой «опозоренный» ударил воина своей дубинкой в висок, и его тут же проткнули со спины.
Но в основном она видела лишь молниеносные удары змеежезлов двух воинов, пытавшихся обойти ее с двух сторон. Тахири попала одному из них в колено, меч вошел под броню, и в ноздри ей ударил смрад горелой плоти. Жезл второго хлестнул в направлении спины, и ей пришлось перекатиться, чтобы уйти от удара.
Блоки, выпады и удары стали сутью ее существования.
Забрызганная кровью йуужань-вонгов и своей собственной, сочащейся из нескольких порезов, Тахири неожиданно оказалась спиной к спине со следопытом. Из шести ее первоначальных преследователей уцелел лишь он один, но и воинов осталось только трое.
Несколько секунд они так и стояли. Воины чуть отступили назад. Вожак у них был массивный; уши его были перфорированы сложным узором, щеки прорезали глубокие шрамы, похожие на канавы.
— Я слыхал о тебе, погань, — прорычал он. — Ты та-что-была-сформирована. Так это правда? Эти жалкие испражнения мау-луура поклоняются тебе?
— Я ничего об этом не знаю, — сказала Тахири. — Но я знаю, что такое бесчестный бой. Их не только меньше вас, они еще и практически безоружны. Как вы можете называть себя воинами, если нападаете на тех, кто слабее вас?
— Они «опозоренные», — воин презрительно оскалился. — Кодекс чести на них не распространяется. Они хуже неверных; они предатели и еретики. С ними не сражаются, их истребляют.
— Вы нас боитесь, — просипел следопыт. — Боитесь, потому что мы знаем правду. Вы пресмыкаетесь у ног Шимрры, но Шимрра и есть настоящий еретик. Посмотрите, как эта джеидаи повергла вас в прах. Боги благоволят ей, а не вам.
— Может, боги и благоволят ей, но тебе — нет, — отрубил воин.
— Они тянут время, — сказал следопыт Тахири; она заметела, что у него на губах выступила кровь. — Они ждут второй цик ваи.
— Молчи, еретик! — взревел предводитель. — И твое презренное существование продлиться еще немного. У нас есть к тебе вопросы, — выражение его лица смягчилось. — Откажись от своей ереси. Эта джеидаи — ценный трофей. Помоги нам добыть ее, и, возможно, боги простят тебя и даруют почетную смерть.
— Нет смерти более почетной, чем умереть за джеидаи, — отвечал следопыт. — Вуа Рапуунг доказал это.
— Вуа Рапуунг, — воин сплюнул. — Это все вранье, россказни еретиков. Вуа Рапуунг погиб жалкой смертью.
Вместо ответа «опозоренный» метнулся вперед и сбил с ног опешившего вожака, прежде чем тот успел поднять оружие. Двое других бросились на помощь, но Тахири шагнула им навстречу, нанесла одному из воинов обманный удар в колено, и, когда он опустил оружие, секущим снизу перерезала ему горло. Затем последовал ураганный обмен ударами со вторым; впрочем, все закончилось точно так же — воин безжизненной грудой повалился на землю.
Тахири обернулась и увидела, что следопыт уже заколол вожака его собственным змеежезлом. Какое-то мгновение они смотрели друг на друга — «опозоренный» и джедай. Затем йуужань-вонг упал на колени.
— Я молился, чтобы это оказалась ты! — вскричал он.
Тахири открыла рот, но тут в кронах деревьев раздался шелест — это могло означать только приближение еще одного флайера.
— Идем, — сказала она. — Нам нельзя здесь оставаться.
Воин кивнул и прыжком поднялся на ноги. Вместе они побежали прочь с поляны.
Где-то через час Тахири наконец остановилась. Судя по всему, флайеры временно потеряли их, но следопыт все больше и больше отставал. В конце концов он натолкнулся на дерево и сполз на землю.
— Еще чуть-чуть, — сказала Тахири. — Это вон там.
— Мои ноги больше не держат меня, — ответил следопыт. — Оставь пока меня здесь.
— Нам нужно только добраться до того каменного карниза, — умоляюще сказала Тахири. — Пожалуйста. Он укроет нас от флайеров, если они пролетят здесь.
Воин устало кивнул. Тахири увидела, что он зажимает рукой рану на боку и что этот бок весь залит кровью.
Они скользнули под нависающую скалу.
— Дай я взгляну, — сказала Тахири.
Следопыт покачал головой.
— Сначала я должен все тебе рассказать, — заявил он.
— Что вы здесь делали? Вы летели за мной всю дорогу?
Глаза «опозоренного» расширились.
— Нет! — возразил он так горячо, что из его рта брызнула кровь. Затем, уже более спокойно, пояснил:
— Нет. Мы украли у интенданта корабль и отправились сюда, чтобы отыскать мир из пророчества. Мы видели, как ты приземлилась. Это здесь, та-что-была-сформирована? Это и есть мир, который видел Пророк?
— Извини, — сказала Тахири. — Я не знаю, что ты имеешь в виду. Это Дагобах. Я прилетела сюда… по личным причинам.
— Но это не может быть случайным совпадением, — произнес следопыт. — Не может.
— Пожалуйста, — молвила Тахири. — Позволь мне осмотреть твою рану. Я немного разбираюсь во врачевании. Может быть, я смогу…
— Я уже мертвец, — прохрипел йуужань-вонг. — Я чувствую это. Но я должен знать, ошибся я или нет.
Тахири беспомощно покачала головой.
Следопыт чуть-чуть выпрямился, и его голос, казалось, окреп:
— Я Хал Кат, бывший охотник. Я был охотником, но потом боги словно бы отвернулись от меня. Меня лишили звания, выгнали из клана. Я стал «опозоренным». Мои имплантаты стали гноиться, а шрамы открылись, словно свежие раны. Я оставил всякую надежду и ждал лишь позорной смерти. Но потом до меня долетело слово о Пророке и о джеидаи Энакине…
— Энакин, — пробормотала Тахири. Казалось, кто-то вонзил в нее нож и провернул внутри.
— Да, и о тебе, которую формировала Межань Кваад. И о Вуа Рапуунге, который сражался — ты ведь была там, не правда ли?
У Тахири побежали мурашки по спине. Тогда она была и Рииной, и Тахири, и она чуть не убила Энакина.
— Да, я была там.
— Тогда ты знаешь. Ты знаешь, что наше избавление связано с вами. А теперь Пророк видел мир — мир, где не будет «опозоренных», потому что они будут там оправданы, мир, где истинный путь станет…
Он сильно закашлялся и снова осел на землю, и на мгновение Тахири показалось, что он умер. Но затем его глаза снова повернулись к ней:
— Мы с товарищами решили отыскать эту планету для нашего Пророка. Один из нас, Кухко, в прошлом был формовщиком. Он с помощью генетического «ледоруба» вошел в кахсу исполнителя и выкрал хранившиеся там секреты.

Последнее пророчество - Кейес Грег => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Последнее пророчество писателя-фантаста Кейес Грег понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Последнее пророчество своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Кейес Грег - Последнее пророчество.
Ключевые слова страницы: Последнее пророчество; Кейес Грег, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов