фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А пока что я не хотел бы оказаться на твоем месте.
Дерк снял свои темные очки, и бывшие друзья уставились друг на друга, пристально глядя в глаза. Это продолжалось несколько минут, так как никто не хотел уступать в этой психологической тяжбе. Когда молчание затянулось, охранник, стоявший возле факела, тактично откашлялся в кулак, что послужило сигналом к прекращению состязания.
— Черт побери, Скайт, ты всегда портишь жизнь другим, — отводя глаза в сторону, произнес Дерк Улиткинс.
— Кто бы говорил! — возмутился Скайт. Дерк Улиткинс отошел и сел на табурет. По его сосредоточенному лицу можно было понять, что он что-то напряженно обдумывает. Дерк вновь достал пачку сигарет и закурил, выпуская замысловатые круги дыма под сводчатый потолок каземата.
— Возможно, я сделал большую ошибку, — наконец разочарованно произнес он. — Через столько лет надеяться, что тот чемоданчик сохранился, и делать на это ставку. Глупо.
— Вовсе нет, — возразил Скайт. — На счет чемоданчика не знаю, а вот диски с архивами точно сохранились. Браен Глум никогда не выбрасывал чужие документы. Он любил говорить: «Знание — сила». И я знаю, где он хранил эту силу.
— Ты просто набиваешь себе цену, — с недоверием произнес Дерк Улиткинс, но сам весь напрягся.
— Мне не надо набивать себе цену. Я не продаюсь.
— Брось, Скайт, все имеют свою стоимость, и ты не исключение. Предложи тебе хорошие деньги, и ты будешь готов на любую грязную работенку. Так что оставь свои бравады для кого-нибудь другого.
— С каких это пор ты меня так хорошо узнал? — с сарказмом спросил Скайт.
— С тех самых, когда мы были пиратами. С тех пор ты совсем не изменился, только говорить стал больше.
— Говорить я стал больше только потому, что у меня руки связаны. А то бы я объяснился с тобой жестами.
— Но нам необходимо каким-то образом разрешить сложившуюся ситуацию, сказал Дерк. — Мне нужен этот архив, тебе нужна свобода.
— И компенсация, — напомнил Скайт.
— Чтобы получить свою компенсацию, тебе необходимо оказаться на свободе. Для того и другого необходимы деньги. Чтобы получить эти деньги, необходим архив.
— Чтобы получить архив, я должен оказаться на свободе, — продолжил за Дерка Скайт.
— Чтобы ты оказался на свободе, необходимы деньги, — сказал Дерк.
Оба вновь замолчали.
— Получается замкнутый круг, — нарушил тишину Дерк Улиткинс.
— В этом ты должен винить только самого себя. По твоей инициативе я оказался за решеткой. Вместо того чтобы прийти ко мне и поговорить, как старый друг, ты написал на меня донос. Вот, полюбуйся, — Скайт потряс кандалами, твоя работа. Захотел за счет бывшего друга въехать в рай. Жадный ты стал, Дерк.
— Сам ты жадный, — обиделся Дерк. — Ему предлагают свободу, так ему мало, деньги еще подавай.
— А зачем мне свобода без денег? С пустым кошельком и свобода не в радость.
— Циник ты, — сделал заключение Дерк Улиткинс. — Не хотел я этого делать, но, как видно, без этого не обойтись. — С этими словами Дерк встал и подошел к большому деревянному станку, похожему на массивную раму от кровати, стоящую на толстых ножках, привинченных к полу. По бокам этого приспособления находились два деревянных ворота с ручками, как у старинного корабельного штурвала. В раме размещались два бруса с кандалами. Один был закреплен намертво у основания станка, а другой перемещался по специальным направляющим, когда начинали вращать ворот.
— «Приспособление для растягивания. Руками не трогать», — прочитал Дерк Улиткинс табличку. — Скайт, как ты, делал сегодня зарядку? Мне кажется, немного гимнастики тебе не повредит. Или ты желаешь позаниматься с тяжестями? — подходя к большим чугунным гирям различного веса, лежащим на полу, спросил он. — Да тут даже нарисован комплекс упражнений! — вглядываясь в инструкцию, воскликнул Дерк. — Как я понимаю, физкультурника, в данном случае тебя, подвешивают за руки на крюк, — всматриваясь в пояснительную табличку, говорил Дерк и, посмотрев на потолок, сообщил: — Вот и крюк. Затем к его ногам подвешивают гири. Как это просто! Не нужны никакие детекторы лжи, уколы пентотала! Великолепно!
— Неужели ты решишься на это? — с тревогой в голосе спросил Скайт.
— Ты не оставляешь мне выбора, друг.
— Странно, но на этот раз я тебе верю.
— И правильно делаешь.
Немного подумав, Скайт Уорнер сказал:
— Хорошо. Но прежде чем я сообщу тебе, где Браен Глум хранил свои документы, я скажу кое-что лично для тебя, Дерк Улиткинс. Как бы там ни сложилась судьба, я оставляю за собой право поступить с тобой так же, как ты поступил со мной.
— Это сколько угодно, — обрадовался Дерк.
— Тогда слушай. Повторять я не буду. После захвата почтового звездолета, как ты помнишь, мы совершили еще один рейд на планету возле созвездия Глаз Орла. Добыча оказалась богатая. Но прежде чем продать улов на одной из планет свободного космоса, Браен Глум собрал все самое ценное и вместе с несколькими парнями отправился на небольшом челноке в свою тайную берлогу.
— Я помню это, — задумчиво подтвердил Дерк Улиткинс. — Думаешь, чемодан с дисками он забрал с собой?
— Я сам отнес его в челнок.
— Черт побери, но никто не знает, где находилось тайное убежище Браена Глума! — с досадой воскликнул Дерк. — Из тех парней, которые поехали вместе с Браеном, ни один не вернулся назад. Никто из пяти человек!
Дерк встал и нервно стал ходить взад и вперед по подземелью, заложив руки за спину.
— Я знаю, где находится это место, — произнес Скайт.
— Каким образом?
— Когда Браен Глум вернулся обратно на корабль, он был мертвецки пьян. И нам с Делом Бакстером пришлось вытаскивать его из челнока и тащить к капитанской каюте.
— Ну и что? Неужели он проболтался вам по пьяни? — остановившись возле Скайта, спросил Дерк.
— Нет. Если бы он проболтался, то думаю, я бы и Дел не дожили до сегодняшнего дня.
— Так как же вы тогда узнали, где Браен Глум устроил себе убежище?
— А ты как думаешь?
— Черт побери, такое впечатление, что это ты ведешь допрос! — нетерпеливо воскликнул Дерк Улиткинс. — Откуда я знаю, как вы с Бакстером узнали координаты убежища Браена Глума!
Бессознательно Дерк оглянулся назад, будто Браен Глум с того света каким-то образом мог подслушать их беседу.
— Очень просто. В том состоянии, в котором он находился, управлять звездолетом было невозможно, и Глум. воспользовался автопилотом. Мы с Делом Бакстером просмотрели записи прибора.
— Но ведь Браен Глум всегда шифровал свои полетные записи?
— Как первый помощник капитана, я знал все шифры, — ответил Скайт.
— Гениально! — восторженно произнес Дерк Улиткинс.
— Рано радуешься, ты не сможешь найти это место. Взлет Браен Глум совершал вручную, по-видимому, он в это время был еще не так пьян. Поэтому точных координат нет. Планету, где Глум устроил свое логово, покрывают сплошные джунгли. Убежище хорошо замаскировано.
— Так как же тогда я найду его? — Дерк беспомощно развел руки в стороны.
— Ты его не найдешь. Его найти могу только я. Так как на челноке был включен визуальный режим, бортовые камеры записали весь взлет челнока вплоть до выхода на орбиту. Я смогу по памяти найти, откуда происходил старт.
— Сомневаюсь, что ты сможешь это сделать через столько лет. Пейзаж мог сильно измениться. Ты сам говоришь, что там джунгли, а они быстро растут. Местность может преобразиться неузнаваемо. Скайт Уорнер усмехнулся:
— Дерк, если ты решил войти в игру с большими ставками, то не следует сразу бросать карты. Вытащи меня из тюрьмы, и, даю слово, мы найдем то место, где Браен Глум хранил свой архив. И вполне возможно, найдем даже что-нибудь еще. Признаюсь, меня самого заинтересовало это дело.
— Я подумаю, что можно будет сделать, — произнес Дерк Улиткинс. — Только учти, без меня ты не сможешь получить ни гроша за тот архив, потому что не знаешь, что с ним нужно делать.
— Естественно. — На лице Скайта появилась довольная улыбка. Дерк Улиткинс решил играть дальше.
— Я попробую достать деньги для выкупа, — направляясь к выходу, сказал он. — Для этого потребуется несколько дней. Придется тебе подождать, Скайт Уорнер. — С этими словами он скрылся в дверях.
Сержант, все время неподвижно стоявший возле факела, после того как Дерк покинул каземат, вынул факел из держателя и затушил его в бочонке с водой. После чего его силуэт мелькнул в дверном проеме, и дверь со скрипом захлопнулась. В кромешной темноте лязгнул засов.
Глава 1.3.
Пьяный Браен Глум уставился невидящим взглядом темно-серых глаз, блестящих дьявольским огнем из темных глазниц, на вошедших в рубку управления космическим челноком. Его взлохмаченные длинные седые волосы торчали во все стороны. Он почти сполз на пол с кресла пилота. На сиденье осталась лишь верхняя часть его тела в широкой красной рубахе. В левой руке он держал пустую литровую бутылку «Черного Саймона». Но по его состоянию можно было предположить, что она у него была не первая. Кобура, висящая на широком, украшенном золотом ремне, была пуста. А сам бластер Браена Глума с ручкой из слоновой кости, инкрустированной драгоценными камнями, валялся под пультом управления.
Челнок только что пришвартовался к причалу в главном шлюзе звездолета. Браен Глум отсутствовал больше суток. И все это время «Валрус» — так назывался звездолет — и весь его экипаж, не считая пятерых матросов, отправившихся вместе с капитаном на челноке, находился на орбите возле небольшой необитаемой планеты. Скайт Уорнер в то время был уже старшим помощником капитана и, во время отсутствия Глума на корабле, выполнял его функции.
Куда направлялся Браен Глум, никто точно не знал, но все догадывались, что капитан решил посетить свое тайное убежище, в которое он наведывался каждый год. Где находится это место, было страшной тайной. Браен Глум собирался туда только один и только тогда, когда трюмы их корабля были переполнены добычей. Он не всегда забирал с собой самое ценное, что принадлежало ему по праву, как капитану корабля. Иногда из множества дорогих вещей и золотых слитков он выбирал странные предметы, предназначение которых было понятно только ему одному. Иногда брал с собой старые, поношенные вещи, неработающие приборы. Но то, что он прихватывал с собой всегда, были документы, карты и корабельные журналы захваченных звездолетов.
На этот раз Браен Глум взял с собой пятерых матросов, что было из ряда вон выходящим событием. И оставшиеся с нетерпением ждали их возращения, чтобы расспросить о таинственном логове своего предводителя.
Но сейчас в рубке управления вернувшегося челнока был лишь один в стельку пьяный Браен Глум. Он прищурился, стараясь сфокусировать взгляд на вошедших. Его правая рука бессмысленно дернулась к пустой кобуре.
— И кровь! Не откроет дверь… Пути назад нет! — пьяным голосом стал он выкрикивать несвязные фразы. — Все золото мира не купит свободу! Ха-ха! Глупцы!
— Где остальные? — попытался задать Уорнер вопрос капитану.
— Нож и вино. Кровь — все равно… — пропел Глум куплет из пиратской песни. — Скайт, тебе тоже никогда не вернуться. Ха-ха!
— Брось с ним говорить — это бесполезно, — произнес Дел Бакстер. — Отнесем его в каюту. Пускай выспится.
Дел был подстрижен почти налысо, и на голове имел отличительную татуировку второго помощника. Одет он был так же, как и Скайт Уорнер, в шерстяной подскафандровый костюм, похожий на те, которые используют спортсмены во время тренировок.
Скайт вместе с Бакстером взяли Браена Глума под руки. И только тут заметили, что вся его красная рубаха пропитана кровью. Первое, что пришло в голову, так это то, что капитан ранен, но после беглого осмотра на его теле не оказалось ни одной царапины. Кровь была не его! Осмотревшись, друзья обнаружили следы запекшейся крови на полу, кресле, возле дверей. Она накапала с Браена Глума по всей рубке управления. Ее бурые капли виднелись и на пульте управления.
Скайт с ужасом посмотрел на своего капитана, и неприятный холодок пробежал по телу. Вдруг Браен Глум, словно протрезвев, схватил своего помощника за руку и совершенно трезвым голосом спросил:
— Может, ты думаешь — это я их убил?
Уорнер еще никогда не видел таких холодных глаз. Словно сама смерть заглянула ему в душу.
— Возможно, это сделал я, — продолжил капитан, — а возможно, и нет. Дьяволу за все нужно платить кровью. — После этих слов Браен Глум засмеялся таким жутким смехом, что Скайт с Делом Бакстером даже выпустили его из своих рук. Он упал на пол и на этот раз уже полностью отключился.
Глава 1.4.
Лязгнул засов двери, и в подземелье, где сидел Скайт Уорнер, вошла группа военных. Все четверо были в черных мундирах службы безопасности Фабиана. Старший имел чин капитана, остальные были лейтенантами. Именно эти парни схватили Скайта на космодроме. У каждого на поясе в кобуре находился парализатор.
Капитан достал из кармана какую-то бумагу и официальным тоном стал читать:
— Именем Его Величества Короля Фабиана Гертрехта Второго, заместитель начальника тюрьмы Его Величества, ответственный секретарь тайной полиции, майор службы безопасности Грег Хенинг. Согласно пункту два приложения к кодексу об ответственности иностранцев перед Его Величеством Королем Фабиана Гертрехтом Вторым за деяния, совершенные против Его Величества с особым цинизмом и дерзостью, приговариваю Скайта Уорнера, гражданина Космического Союза, жителя планеты Плобой, к смертной казни через повешение. Приговор обжалованию не подлежит и принимается к исполнению немедленно. Подпись: Майор службы безопасности Его Королевского Величества Грег Хенинг с приветом и наилучшими пожеланиями.
Капитан сложил бумагу и засунул ее обратно в карман.
— Ваше последнее желание, Скайт Уорнер?
— Даже сразу вот так и не сообразить, — обалдело произнес Скайт Уорнер. Он поднялся с пола, и кандалы, сковывающие ему руки и ноги, издали жалобное позвякивание.
— Мы можем пригласить священника, — предложил капитан и мерзко улыбнулся.
— Вряд ли он мне поможет, — задумчиво произнес Скайт, глядя на его улыбку.
— Тогда у меня есть еще одно предложение. Мы можем повесить вас под наркозом, — говоря это, капитан похлопал себя по кобуре с парализатором, и его товарищи загоготали у него за спиной.
— Пожалуй, я откажусь и от этого заманчивого предложения, — отказался Скайт Уорнер.
— Со своей стороны мы предложили вам вполне приемлемые варианты, как для души, так и для тела. Теперь слово за вами.
— Если можно, я хотел бы выкурить последнюю сигарету, — попросил Скайт.
— Вы не оригинальны, Скайт Уорнер, — достав из портсигара точно такую же сигарету, какую недавно курил Дерк Улиткинс, произнес капитан. — Подумали бы о своем здоровье.
— Вредность курения сильно преувеличивают, — ответил Скайт, прикуривая от протянутой зажигалки. — Красивая у вас зажигалка.
— Да, — согласился капитан, с любовью вертя в руках золотой цилиндрик, украшенный декоративными гравировками. — Подарок невесты. Я уж сбился со счета, скольким заключенным она помогла исполнить последнее желание.
— Незаменимая вещь.
— Это точно.
Скайт Уорнер затянулся и медленно выпустил струю дыма.
— А где меня повесят? Во дворе?
— Нет. Зачем лишний раз дергать заключенного? Прямо здесь и повесим. Капитан кивнул на металлический крюк, торчащий из потолка.
— Логично. — Скайт Уорнер медленно выпустил вторую струйку дыма.
— Да вы не торопитесь, — с нескрываемым удовольствием, словно удав на кролика, глядя на Скайта, сказал капитан. — Пока вы курите, мы приготовим все необходимое для вашей встречи со Всевышним.
Скайт поперхнулся дымом и закашлялся:
— Крепкие у вас сигареты.
— Что поделать, других нет.
Пока капитан беседовал, один из лейтенантов достал из глубоких карманов своих черных галифе капроновую удавку, а другой поставил под крюк табурет. Действовали они быстро, слаженно и все время улыбались.
Скайт, не торопясь, сделал очередную затяжку. Как быстро тлела сигарета! А капитан явно наслаждался, глядя, как узник пытается оттянуть момент казни. Скайту Уорнеру было неприятно доставлять капитану удовольствие таким образом, но ничего поделать с собой он не мог. Уж больно не хотелось торопить события. А под потолком уже свисала в ожидании приговоренного капроновая петля. Молодой лейтенант привязал ее к тому самому крюку, к которому грозился подвесить Скайта Дерк Улиткинс. И если тот намеривался только запугать своего бывшего друга, то эти четверо пришли сюда с четким намерением вздернуть Скайта, и, как это было хорошо видно по их лицам, им нравилось то, что они делали.
— Обидно, наверное, вот так, ни за что погибать на отдаленной планете, когда перед тобой могли открыться восхитительные перспективы на Плобое? — с издевательским сочувствием поинтересовался капитан. — Можно сказать, только жизнь начиналась, и вдруг такая неприятность.
— Я всегда был готов к такому повороту событий, — ответил Скайт Уорнер безразличным тоном и махнул рукой, от чего цепь издала глухой звон.
— Тогда понятно. Если бы все заключенные вели себя так, как вы, мужественно принимая приговор, нам было бы меньше хлопот. А то начинают плакать, умолять о пощаде. Прямо как дети малые. Некоторые даже бросаются на тебя, словно не люди, а звери какие-то. Но вы, я вижу, не из таких. Вас приятно будет повесить. Я же со своей стороны постараюсь, чтобы эта процедура для вас прошла безболезненно.
— Премного благодарен, — ответил Скайт Уорнер. Он попытался сделать еще одну затяжку, но от сигареты уже остался один фильтр.
— Ну что, пойдем? — положив руку ему на плечо, спросил капитан.
Скайт посмотрел на своих палачей. Один из лейтенантов, который привязал шнурок к крюку, был хилым, безусым недоноском с бледным прыщавым лицом. Зато двое других были настоящими амбалами. Приблизительно одного роста со Скайтом, но настолько отъевшиеся на казенных харчах, что черная форма, в которую они были одеты, словно раздувалась изнутри под напором жира. Каждый из них весил в полтора раза больше, чем Скайт Уорнер вместе с кандалами и цепью.
Капитан отстегнул цепь и подтолкнул Скайта к петле. Из-за оставшихся на нем кандалов Скайт Уорнер чуть не упал от этого толчка. С тяжелым чувством он посмотрел на медленно раскачивающуюся перед ним петлю.
— Не волнуйся приятель, — произнес один из амбалов-лейтенантов, — мы тебе поможем. — И он захихикал противным визжащим голоском.
Вместе со своим напарником он схватил Скайта под руки и поставил на табурет.
— Может, мы сможем договориться? — дрогнувшим голосом спросил Скайт Уорнер, стараясь не попасть головой в петлю.
— Парень, не порти мое мнение о тебе, — с интонациями разочарования в голосе произнес капитан и удовлетворенно улыбнулся. — Ты так хорошо держался минуту назад, как настоящий мужчина, так прими с высоко поднятой головой неизбежное, — с пафосом закончил он.
Прыщавый встал на табурет к Скайту с намерением помочь затянуть петлю на шее.
— Я знаю, где можно достать несколько миллионов в инвалютных кредитах, быстро сообщил Скайт, сопротивляясь попыткам прыщавого лейтенанта накинуть ему петлю на голову.
— Не ты первый обещаешь золотые горы, — презрительно качая головой, ответил капитан. — Это старый трюк, рассчитанный только на то, чтобы оттянуть встречу со смертью. Неужели ты настолько боишься ее, что готов поступиться своей честью?
— Я говорю правду! Десять лет назад я служил первым помощником капитана на пиратском звездолете Браена Глума. Тогда наш корабль захватил почтовый звездолет…
— Эту историю про пропавшее золото, которое Великий Император во времена войны с Союзом послал Фабиану в оплату за космические корабли, знает каждый мальчишка на Фабиане, — презрительно усмехнулся капитан. — Твое вранье не спасет тебя от виселицы.
— Можете спросить у Дерка Улиткинса. Он сам тогда летал с Браеном Глумом и сможет подтвердить мои слова!
— Дерк Улиткинс? Не знаю такого.
— Если ты обернешься, то сможешь исправить это упущение, — раздался знакомый Скайту голос со стороны дверей.
Капитан вздрогнул от неожиданности. Его подручные в недоумении замерли на месте, все еще крепко сжимая руки Скайта и не отпуская его.
Капитан осторожно повернулся на звук голоса. В дверях стоял Дерк Улиткинс. Он был в том же синем мундире военно-космических сил Фабиана с золотыми эполетами и аксельбантами. Но к его парадному костюму прибавился широкий ремень с низко висящей кобурой парализатора.
— Офицер, это не ваша компетенция, — сухо произнес капитан службы безопасности, немного успокоившись при виде мундира, но все еще не понимая происходящего.
— Сожалею, капитан, но вы не правы, — без каких-либо эмоций ответил Дерк Улиткинс.
— Что это значит? У вас будут большие неприятности, если вы немедленно не покинете это помещение.
Казалось, Дерк не обратил никакого внимания на угрозу со стороны капитана. Он все так же продолжал неподвижно стоять на пороге камеры. Его правая рука находилась над самой кобурой, из которой торчала ручка парализатора. А глаза пристально смотрели на капитана и его людей.
— Я приказываю вам выйти вон! — выкрикнул капитан, выходя из себя. — Иначе мне придется применить силу!
— Попробуй, — спокойно произнес Дерк.
— Взять его! — приказал капитан лейтенантам, а сам стал вынимать свой парализатор.
Он уже вытащил оружие наполовину, но Дерк Улиткинс не предпринял никаких действий. Он продолжал неподвижно стоять на своем месте, наблюдая, как блестящее дуло капитанского парализатора медленно извлекается из кобуры.
Двое лейтенантов-амбалов отпустили Скайта и направились к Дерку Улиткинсу. Возле Скайта остался только прыщавый. И в этот самый момент Дерк выхватил свой парализатор — это произошло так быстро, что никто даже не успел толком понять, что произошло.
Голубая молния прочертила ослепительный зигзаг и ударила в грудь капитана, который тут же отключился. Следующий заряд повалил на пол двоих лейтенантов. Прыщавый взвизгнул от страха и попытался спрятаться за Скайта. Но Уорнер боднул его головой и сбросил с табурета, на котором они стояли. Дерк выстрелил в падающее тело. Молния попала в живот прыщавого лейтенанта и скользнула по кандалам, сковывающим ноги Скайта. Его ноги подкосились, и он рухнул с табурета на обездвиженное тело лейтенанта.
— Черт, Дерк, у меня отнялись ноги! — крикнул Скайт Дерку Улиткинсу.
— Хорошо, что ноги, а не голова.
— Как ты можешь шутить в такие минуты? Скажи лучше, почему ты не стрелял сразу?
— Если бы я стал стрелять сразу, то ты сейчас лежал бы вместе с ними, Дерк пихнул ногой пухлое тело одного из лейтенантов, — и видел сладкие сны.
— После выстрела парализатора снов нет, — со знанием дела произнес Скайт Уорнер, приподнимаясь на локтях.
— Раз ты такой умный, может, скажешь, сколько они проведут в бессознательном состоянии? — поинтересовался Дерк Улиткинс.
— Это зависит от мощности заряда. Какая была мощность?
— Естественно максимальная.
— Тогда не меньше получаса. Помоги мне найти ключи от кандалов.
Дерк Улиткинс подошел к капитану, лежащему на правом боку. Глаза у того закатились, а из открытого рта текли слюни.
— Какая мерзость, — переворачивая его на спину, брезгливо произнес Дерк Улиткинс.
Он обыскал карманы капитанского мундира и извлек связку ключей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов