А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Наследие Аркона автора, которого зовут Егоров Владимир Григорьевич. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Наследие Аркона в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Егоров Владимир Григорьевич - Наследие Аркона онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Наследие Аркона = 452.85 KB

Наследие Аркона - Егоров Владимир Григорьевич => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу




«НАСЛЕДИЕ АРКОНЫ»: АСТ; Moskva; 2005
ISBN ISBN(1) 5-17-027292-8
Аннотация
Роман написан в жанре языческой фантастики. Один из героев повествования, наш современник, Игорь Власов вдруг узнает, что он — наследник старинного рода жрецов Велеса, бога мудрости, волшебства, властителя дикой природы, бога Нави. Волей его Игорь переносится в 1168 год на остров Рюген. Здесь последний оплот северного язычества — город Аркона. Игорю, доверена особая миссия — спасти священные письмена волхвов. Роман основан на подлинных исторических событиях — взятие города Арконы датскими войсками и разрушение ими Балтийских Дельф — Храма Свентовита. Действие разворачивается на фоне крестового похода в земли западных славян, их трагической борьбы против иноземных захватчиков. Согнется ли древняя культура пред этой бедой? Уцелеют ли последние герои Арконы? Об этом повествует вторая часть романа.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ПАДЕНИЕ АРКОНЫ
"Рюрик ухватился за стремя, удержал
Олега:
— Погоди… Хоть кто-то уцелеет?
Олег покачал головой, ему было тяжело
смотреть в наполненные мукой глаза князя:
— Аркона будет уничтожена! Воронье
разжиреет, убиты будут все, даже собаки и
кошки. Ветер разнесет пепел от дворцов и
собачьих будок! Как уцелеет кто-то из
твоих потомков, если они, как их пращур,
первыми пойдут в сечу?"
Юрий Никитин, «Гиперборей»
ГЛАВА ПЕРВАЯ. НЕОКОНЧЕННЫЙ ПОЕДИНОК
— Очнулся, болезный! Ну и хорошо. А ты терпи, русич, может, князем станешь! — дед хлопотал у изголовья, заговаривая боль.
Впрочем, боли уже не было. Блаженно вытянувшись на шкуре медведя, Игорь приводил в порядок мысли, но они роились, точно пчелы, не желая подчиняться прояснившемуся сознанию.
Он прекрасно помнил турнир, торжество Всеслава, своего учителя, опьяняющую радость победителя — я еду в Германию! Деньги для школы будут! Ну, что теперь думаете о Горянке, господа «восточники»?! Аплодисменты! Цветы! Прожектора!
Победителя? Да, не кажи «гоп» — пока не перепрыгнешь!
Снова ударил гонг — то судья возвестил, что с чемпионом собрался драться кто-то еще. По законам закладного боя без правил это мог сделать каждый желающий. Игорь сразу вспомнил голос «доброжелателя» в телефонной трубке, который настойчиво советовал ему «лечь под последнего». Игорь это предложение проигнорировал, для него важны были не только деньги…, хотя и они тоже. Именно из-за денег он ввязался в коммерческие бои. Это в Круге не приветствовалось. Да и Всеслав, понятно, возражал, но потом и сам стал переживать за лучшего ученика, столь рьяно пропагандирующего с экранов популярного телешоу славяно-горицкую [1] борьбу. Тогда он чуть не поссорился с самим Селидором. И вообще пришло время раздоров.
Но когда Игорь снарядил за свой счет первую экспедицию и организовал группу в детдоме… Тут у Всеслава душа совсем оттаяла, и он стал присутствовать на всех боях ученика в качестве официального тренера.
Неожиданный вызов на поединок Игоря не испугал. Могли бы уложить на ринге — не стали бы звонить и предлагать астрономические суммы. Кроме того, вызов был брошен слишком поздно, титул чемпиона до следующего шоу у него уже не отнять. Поэтому он легко вернулся обратно на ринг.
Лицо поединщика показалось Игорю ужасно знакомым, хотя он готов был поклясться, что нигде его ранее не встречал. Вообще, странное это лицо, запоминающееся… Никакой мимики! Неестественный синеватый цвет кожи, при виде которого Игорь сперва подумал, что противник мазался чем-то неподходящим. От его неживого лика веяло холодом. Игорь мысленно окрестил бойца «демонойдом».
… Уже с четверть минуты он безрезультатно силился понять по первым скупым движениям незнакомца, каких неприятностей от него следует ожидать. Надо было бы тянуть время, уходить от атак, «раскалывая» тактику врага и одновременно изматывая его, но Игорь, несмотря на большие успехи в Свиле, пользоваться ей на ринге не любил хотя бы уже потому, что именно эту эффектную технику требовали от него назойливые шоумены. Ведь, именно в Свиле содержалось наибольшее количество особых приемов, совсем не предназначенных для широкой публики. К тому же Игорю хотелось поскорее закончить бой, и он, как всегда в таких случаях, сделал ставку на «Троянов Огонь», вовсю используя свой высокий рост.
Но противник выдался удивительно крепким. Казалось, он совершенно не чувствовал боли, игнорируя прямые рубящие «киевы» удары, способные отправить в нокаут Майка Тайсона. «Демонойд» отлетал к канатам, но возвращался. С грохотом падал, но неизменно поднимался, корчился от энергичных серий, но тут же распрямлялся. Густая черная кровь текла по лицу… Он всасывал эту жижу разбитыми губами, однако вновь и вновь упрямо проламывался сквозь контратаки Игоря, стремясь дотянуться до уязвимых точек.
В зале повисла напряженная тишина. У Игоря неимоверно болели отбитые руки, левое колено сгибалось с трудом, он давно уже вовсю уклонялся от незнакомца, перейдя к глухой защите. Парень стремился не то что победить, а хотя бы встретить перерыв на ногах. Как сквозь вату, до него донесся голос Всеслава, оравшего у судейского столика: «Какой допинг-контроль!? Он пришел из зала! Игорь, вали Изнанкой!»
Изнанкой называлась тайная техника, предназначенная для исключительных ситуаций. Однако Игорь ничего более сделать не успел. «Демонойд» косо замахнулся, чуть споткнувшись на встречном хлестком ударе Игоря, и страшно далеко выбросив руку, достал ему до печени.
Остальное Игорь помнил отрывочно. Острая боль в животе, затем сверху обрушивается гора, он валится в опилки, над ним нависает окровавленное лицо из сна полного ужаса… Всеслав, ведущий «Ярую Сечу» на темную, непоколебимую фигуру… Он же, с кровавыми дырами вместо глаз, агонизирующий в углу ринга… Какие-то люди в белых плащах — или халатах?… И все это в глухой, непроницаемой, ватной тишине…
Игоря передернуло. Здесь, у деда Олега, ему было удивительно хорошо. Может быть, впервые за много месяцев вялотекущего кошмара, в который превратилась жизнь, он почувствовал себя спокойно, поверил в свое будущее. Рассудок не желал вновь окунаться в трясину отвратительных переживаний. Но чтобы выжить и не терять надежды, надо было во всем разобраться. Попытаться хотя бы! Итак…
Очнулся в палате, куда его перевели из реанимационной барокамеры. Список травм занимал две с половиной страницы, и треть из перечня была смертельна.
— С этим не живут! — жизнерадостно сказал ему улыбчивый главврач, помахивая толстенной историей болезни, — по тебе словно танк проехал.
Однако Игорь выжил. Он просыпался только для того, чтобы глотнуть немного полужидкой пищи, и опять проваливался в забытье. Там, в своих странных снах, он то сражался на морском берегу, удерживая яростный натиск воинов, приплывших на гигантской армаде неуклюжих одномачтовых кораблей и вооруженных длинными прямыми мечами. То он бродил средь горящих развалин какого-то непонятного храма, на грани отчаяния и надежды спасти… Что? То с ужасом глядел с крепостной стены на небольшое судно с багрово-коричневыми бортами, выкрашенными, он почему-то твердо знал это, человеческой кровью. И тринадцать демонов в облике непохожих друг на друга бойцов высаживались на его родной остров. У врагов было разное оружие, но тем не менее все они представляли единое целое… Игорь рубился с этими бойцами, держа в каждой руке по мечу, и сносил демонические лики, но под ними обнаруживались иные, столь же похожие друг на друга, но еще более ужасные. Падал сраженный Учитель, с кровавыми дырами вместо глаз… Падал почему-то в залитые ярким светом опилки, а к нему подходили те же люди в белых халатах… Или плащах? С нашитыми на них большими алыми крестами, и куда-то уносили…
Потом он покидал остров, затянутый дымом, уходил на единственном уцелевшем корабле. А со скалы, кривя в усмешке рот, взирал последний из демонов, самый сильный и умелый. Игорь знал, что противник смертельно ранен, но тот почему-то никак не хотел умирать. Окровавленное лицо Врага росло, надвигалось… Враг всасывал кровь изуродованными губами, и Игорь в ужасе просыпался, чтобы не слышать его свистящих вздохов.
… Рано или поздно все кончается. Завершилось и больничное заточение Игоря. Врачи сказали, что организм, к их удивлению, более-менее в порядке, и дали третью группу инвалидности. О каких-либо тренировках посоветовали забыть раз и навсегда. И Игорь им поверил… Хотя и не сразу, конечно. Но хронические боли в голове и позвоночнике иногда делали невозможными самые простые вещи, а боли эти не снимались ни новейшими лекарствами, ни самыми древними рецептами иглоукалывания. Доктора только руками разводили.
Конечно, было и другое. Было собрание Внутреннего Круга ему, калеке, посвященное, на котором Игорю предложили для порядка занять место Всеслава. Парень отказался, сославшись на болезнь, а его согласия никто толком и не ждал. Было запоздалое вручение призов за те последние соревнования. Наконец, — клятва отомстить за Всеслава, произнесенная Старшими Круга над курганом. Тело сожгли на берегу озера Ильмень, как завещал покойный, соорудив над урной с пеплом насыпь в полтора человеческих роста. Шуму по этому поводу тоже было много — попы орали что-то об осквернении трупов, но право на похороны согласно исконному славянскому обряду удалось отстоять. Осталась бумага за подписью погребенного — иначе бы засудили, как не раз пробовали…
— Найти и уничтожить! — повторял Игорь вместе со всеми, — Выкопать из Земли! Вытащить из Воды! Выдернуть из Огня! Задавить Землей! Утопить в Воде! Спалить в Огне! Через миг — целый день, через день — целый год, через год — целый век…
Именно Игорь, единственный из Круга, кто сражался с Врагом, видел его лицом к лицу и запомнил навсегда, как никто другой, понимал невыполнимость этой задачи. И дело даже не в том, что никакая милиция убийцу Всеслава так и не нашла, ни сразу, ни после… Хотя искала — дело было нашумевшее! Да и хорошо оплаченные «частники» этим случаем занимались изрядно…, с тем же успехом. Просто каким-то шестым чувством Игорь ощущал, что противник, искалечивший его, не принадлежит к этой реальности, и искать «демона» здесь бессмысленно. Видеозаписи злосчастного боя, снятые с четырех различных точек, которые он просмотрел по сотню раз каждую, убедили — проблема намного сложнее простой охоты на чудовищно сильного маньяка.
Так, стиль боя, использованный Врагом, был Игорю совершенно неизвестен, хотя парень прекрасно ориентировался не только в любимой «Горянке», но и во всех открытых восточных системах, в кикбоксинге, самбо, и всем таком прочем, до чего только смог дотянуться. Не то чтобы он всем этим владел в совершенстве, но кикбоксера от каратэиста отличал по первым же движениям, и уже хорошо представлял различия в их технике и тактике боя.
Этот же не только дрался по-особому, но, что казалось гораздо таинственнее, свой загадочный стиль не слишком-то использовал. Он уклонялся, маневрировал, применял отвлекающие удары, но как-то формально, не стараясь, что ли. Ему, видимо, было все равно, сколько ударов получит сам. Главное — уничтожить противника! При этом Враг ничем не рисковал — русские не добивают поверженного! А следовало бы!
Всеслав, прежде чем пальцы убийцы вошли ему в мозг, угодил тому локтем в висок и подъемом стопы в пах. Но мерзавец, разделавшись с Учителем, хоть и выглядел, как сплошной кровоподтек, легко перепрыгнул через канаты и буквально растворился в толпе растерявшихся зрителей. Мистика, да и только!
Клятву Игорь собирался выполнять столь же ревностно, как и остальные Старшие. Священные клятвы просто так не дают. Однако он не думал, что ему вообще когда-либо выпадет этим заниматься, хотя бы уже потому, что его жизненная сила таяла день ото дня. К постоянной головной боли добавились удивительные грезы наяву. Игорь то пытался пройти сквозь реальные стены, то натыкался на несуществующие препятствия. В знакомых чудились совершенно другие люди, а случалось — лез здороваться к совсем чужим. Сны то не снились вовсе, то шли почти «широкоэкранные», причем все на исторические темы. В них Игорь снова был сильным и умелым, его руки не тряслись, глаза не слезились от света, память не подводила через раз. И ему все чаще казалось, именно тот остров-крепость, где разворачивалось действие снов, есть настоящая реальность, а этот тусклый, помутневший мир, в котором он располагает лишь жалким, разрушающимся организмом — на самом деле просто кошмар, навеянный одним из многочисленных злых духов Холодного Моря. И Игорю все меньше хотелось просыпаться…
Отец, который давно взял за правило в жизнь сына не соваться даже по большому приглашению, на этот раз не смолчал:
— Съездил бы ты к деду Олегу? Он же травник! Глядишь, выходит тебя, или хотя бы что толковое присоветует!
Это было тем более странно, что старого Олега, да и не деда вовсе, а брата прадеда, Игорев отец терпеть не мог. Действительно, старик на все имел свое мнение, мягко говоря, допотопное, оспаривать которое было небезопасно. Отец же считал себя «убежденным продолжателем идей западного либерализма в его наиболее демократических формах» (Игорь никогда не мог перевести это словосочетание на русский язык), и потому заявлял, что с Олегом ему разговаривать не о чем.
Либерализм отца дал серьезную трещину после октябрьских событий, почти уже полтора года назад. Омоновцы изловили Игоря неподалеку от Баррикадной. Никогда он не забудет простуженного, промерзлого стадиона, и не в Чили, а в центре «демократической» Москвы. Его, правда, вскоре отпустили, в кармане нашлось полезное удостоверение — подрабатывал полгода в Бюро охраны коммерческих структур. Никогда не забудет он этого унижения, окрика: «Лицом к стене, коммуняки!», не забудет и не простит.
К стыду, Игорь так и не вспомнил, сколько деду лет. Очевидно было, что ой как немало, а преставиться в почтенном возрасте человек может в любой момент. Игорь не особенно рассчитывал на помощь. Травы травами, а что делать, когда именитые профессора и авторитетные табибы даже диагноз толком поставить не в силах? Да, повидаться с дедом было необходимо, пока тот не умер…, или пока сам не отдал богу душу. Последний раз Игорь гостил у старика в деревне сразу после окончания школы. Потом был физико-технический, армия — там Игорь и встретил Всеслава, сначала как зам. по тех., после — как друга, учителя и соратника.
Из обжитых городков Восточной Германии перестройка загнала русских офицеров в палатки да хибары суровой России. Всеслав ушел из армии и вернулся в родной Новгород, где и располагалось центральное отделение Школы.
Снова учеба, с блеском защищенный диплом… Затем второе образование, на этот раз в Историко-архивном. Второй диплом, одновременно финал России, после которого его приняли в Верхний, или Внутренний, Круг. Игорь быстро стал одним из Старших, не столько даже из-за боевого мастерства — куда ему было до Всеслава или Селидора — сколько благодаря своим нашумевшим экспериментам по истории Древней Руси. Ему поверили, а мастерство — дело наживное. Просто работать надо больше. Работать над собой. Годы летели незаметно…
Отец проводил Игоря до вокзала. Дед обитал под Старой Руссой, забравшись в невесть какую глушь, и Игорь серьезно волновался, сумеет ли он отыскать нужное место, тем более при нынешнем своем состоянии. К его удивлению, Олег прибыл на станцию собственной персоной. Он совершенно не изменился, был по-прежнему подвижен и бодр, и только из-за седины не казался моложе ссутулившегося, вялого правнука, опирающегося на палочку.
— Почитай, не меньше сотни разменял, старый плут! Все кореньями, травками да корой живет, а здоров обниматься! — Игорь шагнул в крепкие не по годам объятия старца.
— Я ждал тебя, Ингвар! — молвил дед. Со словами: «Это тебе больше не понадобится!» — старик зашвырнул костыль на отходивший товарняк, что-то пробормотав вслед.
— Как же ты исхитрился? Папа телеграфировал?
— Куда там? В нашей деревне отродясь ни почты, ни радио не было.
После туманного объяснения Олег заставил Игоря выпить некий удивительно отвратный настой, от которого парня потянуло в сон и одновременно блевать. Сон пересилил, и Игорь отключился прямо на подводе.
— Но-о! Бурушка! Пошла милая!
Последнее, что он помнил, перед тем, как очнуться на шкуре в стариковской избе, был мерно взлетающий и опадавший хвост огромного, невероятно мохнатого тяжеловоза, впряженного в наиболее современное, из используемых стариком, средство передвижения.
ГЛАВА ВТОРАЯ. ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ
— Мне князем — не обязательно! Мне бы собой остаться! — невесело пошутил Игорь, оторвавшись от воспоминаний.
— Такого обещать не могу, — задумчиво произнес дед Олег, устремив на Игоря внимательный взгляд. — Здесь без Власа не обойтись. Потому как ратные Боги путь тебе заказали.
— Да, неужели, этот Влас знает больше твоего? — усмехнулся Игорь, ничего не подозревая.
— Он еще прадеда моего деда за волосья таскал.
— Так бы сразу и сказал, — снова улыбнулся Игорь, объяснив чудные дедовские слова почтенным возрастом старика. — Было бы интересно глянуть на его могилку.
Глаза Олега озорно блеснули:
— Это точно! Много бы я за это дал!
— Так ты что, сам там не был?
— На могиле Власа-то? Нет, не был, да и не думаю, что удастся. Подожди, сам все увидишь, когда дойдем. Однако это завтра. Сейчас тебе надо отдыхать… Ложись-ка на спину — лицом ко сну, да и ко врагу, коли нагрянет! На боку спят только сурки и женки беременные. Кстати, ты куда должен был ехать после победы? Не на Руян часом?
— Во-во, на Рюген [2], — невесело подтвердил Игорь, — хотя турнир там так и не состоялся. Сроки переносили несколько раз, последний — завтра. То место не готово, то море бушует, то еще что-то… Любопытный остров, доложу тебе! Пиратское гнездо. Всю Балтику в кулаке держали!
— Он мне еще рассказывать будет! Дите неразумное! — рассердился дед, — Что за Ирод внушил тебе эту чушь?
— Не Ирод, а лектор по истории Европы на втором курсе.
— Они такие же пираты, как я — митрополит. Может, и про Аркону лектор рассказывал?
— О ней я читал…
— А про щит на вратах Царьграда читывал?
— Об этом византийские источники не сообщают, только наши летописи.
— Именно, именно! Молчат греки — кому охота в слабости признаваться. Стал бы ты распространяться, если б тебя побили в подворотне? Вот видишь! Ну, а молчание о взятии Царьграда совсем не означает, что Нестор это придумал, и Вещий Олег не повесил щита на воротах. Эх, ты, историк! То же случилось и с Арконой. До чего я дожил! Мой собственный, гм, внук такие глупости лепечет… Знай, город сей основан задолго до Христова Рождества!
— Ну-да? А в арифметике часом не напутал? — усмехнулся Игорь, к новомодным кандыбовским да фоменковским теориям он относился с известной долей юмора — Россия, она, конечно, родина мохнатых мамонтов, но не до такой же степени?
Но дед пропустил остроту мимо ушей:
— Впрочем, это уже опосля подсчитали. Раньше мы родовыми деревами пользовались. И северяне тоже счет времени от Рода вели, пока не скуксились. Ныне все в беспамятстве.
Некогда великий вождь ругов поставил крепость Ахрон. Высилась она белой скалой на самом северном мысе Рюгена. «Ахрон» — хранительница, охрана. Германцы прозвали город у стен этой крепости Арконой. Море ж Балтийское в те времена мы называли чаще Янтарным. Помнится мне, один хитрый грек, Питей из Мессалии, здорово нажился, продавая электрон. А произошло то лет за триста, а то и четыреста, до Распятого… — поучал дед.
— Елки-палки, а и то верно! Чего-й то там читал и я! — подумал Игорь. — Кажется и Старшие Круга промеж себя говорили о том на Таусене, на обряде Свентовита.
— Звали море мы затем — Варяжским или, просто, Холодным, — не унимался Олег, — Ружный, Руян, Рюген с малых лет известен каждому русскому по былинам да заговорам древним. Это Буян, здесь наши Боги зачали первого человека.
Старик закашлялся, встал, подошел к столу и отхлебнул из крынки. Крякнул, огладил бороду с проблесками серебра и обернулся к внуку.
— Вот это номер?!! — восхитился Игорь, — Так ты, дед, еще тот язычник, каких поискать!? Здорово!!!
— Язычниками нас попы прозвали, как греки — варварами. Ну, и правильно, коли «язык» по-старому, это род-племя будет. Я — не просто родянин, мой дорогой. Я — последний из древнего рода волхвов! — продолжил Олег, затем, немного помедлив, добавил уже более миролюбиво. — И не смотри на меня, как свинья на окорок, все-таки я тебя подлечил малость, не в пример вашим городским умникам да реконструкторам фиговым.
— Да нет, я ничего… — пробормотал Игорь смущенно.
Дед и впрямь выглядел убедительно.
— Не понимаю, что тебя так удивило? — сказал он, — Вроде бы и Горянкой занимался… Видать, забыл, кто ты есть на самом деле… Время приспело освежить память!
Парень, давно смирившись с тем, что Олег все про него знает, не ответил. Он хотел было уточнить, мол, школа, хоть и построена на принципах общины, спортивная. А толком сведущи в хитросплетениях язычества разве что мастера Старшего круга, да и то, в теории. Не волховское дело — ратиться. Сами же волхвы казались Игорю чем-то величественным, но абстрактным, даже несмотря на собственные экспедиции последних лет. Но дед, видать, и об этом догадался. Мало их осталось-то, настоящих…
— А в детстве ведал! Вспомни, как рос в этих лесах! Все было иным. Детский ум гораздо пытливее взрослого — ему открыто многое. Ты умел разговаривать с деревьями и ручьями. Помнишь, как припадал сердечком к сырой земле, а ночами смотрел в звездное небо? Сейчас твой разум замутнен, но я очищу его. Ты слушай, Ингвар, и спи, слушай, и спи…
В самом деле, через несколько мгновений Игоря опять потянуло в сон, парень клюнул носом, а еще через минуту глаза сами собой закрылись, и он провалился в сказочную небыль.
Это было как тысячелетнее кино, склеенное из многих отрывков таинственным оператором.
… Свеи издревле звали нашу русскую землю Гардарикой — страной городов. Высоко в небо, к самому Роду вознеслись купола храмов, символы детородного начала. Теперь маковки увенчали крестами. На чем крест ставите?
Рогатые земные божества в одночасье стали чертями и бесами. Ни Велеса, «бога скотьего», ни Макошь — пряху главную не помиловали, попы да монахи. На Крите истребили быков за то, что рогаты, а на Руси резали ученых мужей за то, что умны. За то что князьям в ножки не кланялись, не пели хвалы разорителям земли родной — Володимиру с Добрынею.
Русская же Аркона держалась еще сто восемьдесят лет, взирая, как под пятою крестоносцев гибнут один за другим древние славянские города, последние ведические святилища. Дреждан на Лабе — город полабский. Рерик — варяжский, сожгли и его коварные даны. Любич — град ободритов. Зря породнился Мстивой [3] с Харольдом Гормсоном [4]. Генрих Немецкий [5] взял на копье лужицкий Торнов. Пал Ратибор, что на Водре. Разграблен Ретринский Храм Радегаста — то император Лотарь [6] проповедует любовь да всепрощение. Родсток и Старград горят — ныне то есть Альденбург. Взят Велеград — Мекленбургом прозванный после. И Бранибор — Бренденбург…
Так онемела земля. Онемеченной стала.
* * *
— И еще поведаю тебе, Ингвар! — продолжал дед Олег, едва парень вывалился из того непонятного полусонного, полуобморочного, гипнотического состояния — Кто-то очень не хотел, чтобы ты попал на остров.

Наследие Аркона - Егоров Владимир Григорьевич => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Наследие Аркона писателя-фантаста Егоров Владимир Григорьевич понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Наследие Аркона своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Егоров Владимир Григорьевич - Наследие Аркона.
Ключевые слова страницы: Наследие Аркона; Егоров Владимир Григорьевич, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов