А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Зеттел Сара

Изавальта - 1. Наследие чародея


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Изавальта - 1. Наследие чародея автора, которого зовут Зеттел Сара. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Изавальта - 1. Наследие чародея в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Зеттел Сара - Изавальта - 1. Наследие чародея онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Изавальта - 1. Наследие чародея = 430.31 KB

Изавальта - 1. Наследие чародея - Зеттел Сара => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Изавальта – 1

OCR Библиотека Старого Чародея
«Зеттел С. Наследие чародея: Фантаст. роман»: АСТ; М.; 2004
ISBN 5—17—021568—1
Оригинал: Sarah Zettel, “A Sorcerer's Treason”, 2002
Перевод: З. Вотякова
Аннотация
…Странный мир.
Красивый и жестокий мир.
Здесь оживают легенды. Здесь при королевском дворе интриги плетутся не с помощью яда и клинка, а с помощью Высокой магии. Здесь войны ведут не армии, но — могущественные чернокнижники и ведьмы… Теперь этот мир стоит на грани катастрофы, и спасти его предначертано девушке, пришедшей из иной — нашей! — реальности.
Здесь ее считали сумасшедшей…
Там ее называют избранной…
Сара ЗЕТТЕЛ
НАСЛЕДИЕ ЧАРОДЕЯ
Памяти Иды Льюис, служившей смотрителем маяка в Лайм Роке, штат Род-Айленд, с 1879 по 1911 год
Автор благодарит Безымянную писательскую группу за помощь и терпение. Спасибо Историческому обществу Бейфилда и смотрителям маяка Песчаного острова за помощь в исследованиях. Спасибо завсегдатаям таверны Гроэнка на Первой улице, которые оказались на месте в нужную минуту.
Отдельная благодарность Мэри Луизе Клиффорд и Дж. Кэндэйс Клиффорд, авторам труда «Женщины — смотрители маяков», послужившего в некотором роде толчком к написанию этой книги, а также Ли Мердок, чья интерпретация «Хранителя маяка» тоже сыграла не последнюю роль.
Глава 1
1 ноября 1899 года. Штат Висконсин.
Маяк на Песчаном острове.
Бриджит проснулась ровно в полночь. Глухо стучали ставни — на Верхнем озере <Самое крупное (82 100 кв. км) и глубокое (наибольшая глубина — 405 м) озеро в системе Великих озер на востоке Северной Америки. Второе по площади бассейна (после Каспийского моря) озеро в мире. Прим. перев.> опять бушевала буря. Сквозь щели в оконной раме тянуло промозглым ноябрьским холодом. Свет маяка горел ровно, но, отраженный от беспокойной поверхности воды, судорожно метался бликами по стенам комнаты.
Маяк взывал к тем, кого угораздило оказаться на озере в такую ночь. Он будто кричал: берегитесь, здесь скалистый берег, здесь опасно! Однако предупреждению вняли не все. Бриджит закрыла глаза и внутренним взором увидела лодку с изорванным в клочья парусом. В ней метался человек: он пытался совладать с разбитым румпелем и направить суденышко к пристани, но его старания были тщетны. Волны неумолимо несли лодку к каменистой отмели.
Сердце Бриджит забилось сильнее. Она не сомневалась: видение, как всегда, правдиво. Отбросив одеяло, Бриджит босиком пробежала по холодному полу, схватила со стула шерстяные чулки, сдернула с крючков теплую юбку и свитер. Если бы не отблески маяка, в комнате было бы совсем темно. Но, несмотря на это, движения Бриджит были быстрыми и уверенными.
Под карнизом угрожающе завывал ветер. Совсем скоро озеро выбросит ярко раскрашенную скорлупку на камни и разобьет вдребезги. «Ну уж нет!» Бриджит распахнула дверь на винтовую лестницу. Каждый шаг по узорчатым железным ступеням гулким эхом разносился под потолком. «Сегодня озеру ничего не достанется».
Можно было разбудить экономку или ее сына, но Бриджит не стала тратить на это время, решив, что справится и сама. Накинув на плечи старый отцовский дождевик и сунув ноги в высокие растоптанные сапоги, она зажгла фонарь, отперла дверь и шагнула навстречу буре.
Ветер тут же набросился на нее, сбивая с ног. Он как будто пытался загнать Бриджит обратно в дом. Но она упрямо, хотя и медленно, двигалась вперед, и ветру оставалось только завывать от ярости и бессилия.
В воздухе пахло приближающейся зимой. Бриджит поежилась. На Верхнем озере бывали ночи и похуже, однако и нынешняя не сулила ничего хорошего.
По крутым деревянным ступенькам Бриджит спустилась к лодочному сараю, примостившемуся у самой воды. Черное озеро бурлило и пенилось, сливаясь с чернотой неба. Ледяные брызги окатывали Бриджит с головы до ног, слепили, не давали дышать. Она с трудом подавила дрожь: не хотелось, чтобы озеро решило, что она боится. Бриджит поглубже надвинула капюшон и подняла фонарь над головой, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть.
Дрожащий луч упал на край отмели, высветив лодку, под нелепым утлом торчавшую из воды. Мачта еще кое-как держалась, но рваный парус бестолково хлопал на ветру.
Бриджит осторожно ступила на скользкие камни и двинулась к лодке. Волны хлестали по ногам, юбка намокла и отяжелела, каждый шаг давался с трудом. Подхватив подол, Бриджит поспешила дальше.
Нос лодки лежал на каменистом берегу, в то время как корма находилась в воде, болезненно содрогаясь от накатывающих волн. Озеро тянуло лодку к себе, пытаясь завладеть бесчувственным человеком и навсегда спеленать его холодом.
Чудом не поскользнувшись, Бриджит добралась до судна и ухватилась за борт. Лодка была полна воды. Снасти, бочонки и сети плавали в ней, сбившись в кучу. На дне, лицом вниз, лежал человек.
Бриджит повесила фонарь на мачту, зацепив за какой-то обломок, и осторожно перевернула человека на спину. Нужно было убедиться, что ему в горло не попало ничего, кроме воды. Разжав бедняге челюсти, она засунула ему в рот палец. Незнакомец закашлялся. Бриджит поскорее перевернула его лицом вниз, чтобы желудок и легкие освободились от воды.
Разбитая лодка раскачивалась и потрескивала при каждом движении, и Бриджит чудилось, что это озеро посмеивается, исподтишка утягивая их в воду. Незнакомец прокашлялся, и Бриджит наконец почувствовала, что его дыхание выровнялось. Она с трудом усадила его на скамью. Человек хрипло дышал, с усилием глотая воздух измученными легкими. У него была смуглая кожа, темные волосы и черная одежда.
— Вы можете идти? — чтобы перекрыть шум ветра и волн, Бриджит приходилось кричать. — Нам нужно выбраться отсюда!
Человек поднял голову, и она увидела, что глаза его черны, как воды озера. Но за этой темнотой был свет. Как мороз пронизывает тело через одежду, так этот свет проникал сквозь ее кожу — до самого сердца. Бриджит вздрогнула и отшатнулась, но холодная рука крепко сжала ее запястье. Человек попытался встать, и Бриджит, забыв о наваждении, подхватила его под мышки, помогая ему сохранить равновесие.
Только теперь она заметила, что незнакомец одет в плотное шерстяное пальто с высоким воротником и множеством пуговиц, с ажурной металлической застежкой у ворота. Это платье не похоже на одежду рыбака. Но сейчас важно другое: поскорее отвести несчастного в тепло. В конце концов, озеро выбрасывает на берег людей, не разбирая сословий.
Зажав фонарь в одной руке, а другой поддерживая спасенного, Бриджит стала медленно пробираться к твердой земле. Порой ей приходилось практически нести рослого мужчину на себе, но она никогда не была хрупкой барышней, да и незнакомец по мере сил все же помогал ей.
Наконец они добрались до лестницы. Мужчина пошатнулся и схватился за перила. Взгляд его огромных черных глаз был прикован к ступеням. Бриджит с тоской подумала, что сам он наверх подняться не сможет. Но в этот миг человек увидел свет, льющийся с башни маяка. Он взглянул на маяк, перевел взгляд на нее, и вдруг лицо его осветилось улыбкой — такой прекрасной, что у Бриджит перехватило дыхание.
Незнакомец взобрался по ступеням и даже смог удержаться на ногах, пока Бриджит отпирала дверь летней кухни. Но едва переступив порог, он стал оседать на пол, прямо в лужу холодной воды, которая текла с него ручьями. Бриджит едва успела подхватить его. По комнате разнесся запах озерной воды, холода и мокрой шерсти.
— Миссис Хансен! — крикнула Бриджит. — Миссис Хансен! Сэм!
Вдова-норвежка и ее взрослый сын давно привыкли вставать по зову хозяйки ночью, и вскоре оба были тут. Миссис Хансен куталась в шаль, накинутую поверх сорочки, а заспанный Сэм в длинной ночной рубашке и красных фланелевых штанах больше всего походил на большого теленка.
— Сэмюэль, отведи его в спальню для гостей, — Бриджит отдавала распоряжения, скидывая плащ и сапоги. — Миссис Хансен, принесите…
— Грелки, — закончила за нее вдова. — Пойду затоплю печь.
Миссис Хансен служила экономкой еще у отца Бриджит и прекрасно знала, что следует делать в подобных случаях. Подобрав длинные полы ночной рубашки, она проворно поднялась в зимнюю кухню. Сэмюэль немного неуклюже, но легко поднял незнакомца на руки и понес его вверх по лестнице в маленькую комнату рядом со спальней Бриджит. Она тем временем достала из чулана охапку одеял — старых, полинявших и залатанных, но зато очень теплых. Прихватив с собой кружку и квадратную бутылку крепкого бренди, Бриджит отправилась вслед за Сэмом.
Когда она вошла в комнату для гостей, Сэмюэль уже успел уложить незнакомца на железную кровать и снять с него ботинки. Широкое пальто странного покроя висело на крючке, и влага Верхнего озера капля по капле стекала на дощатый пол. Бриджит положила одеяла в изножий кровати, а бренди — на столик, где уже стояли кувшин с водой и таз для умывания.
Буря все еще терзала ставни, но силы ее были на исходе. Казалось, она решила: на сегодня хватит. Впрочем, Бриджит знала, что непогода вскоре вернется, и уже со снегом.
Пока она зажигала лампу, Сэм безуспешно пытался снять с незнакомца брюки. Ни секунды не раздумывая, Бриджит пришла ему на помощь. Вот уже восемь лет она вытаскивает из озера тонущих рыбаков, и вид обнаженного мужского тела давно перестал ее смущать.
Бриджит поняла сразу, почему Сэмюэль не мог справиться сам. Талию незнакомца обвивал необычный пояс. Толстые, неуклюжие пальцы Сэма безуспешно боролись с изящной пряжкой, которая, похоже, была сплетена из нитей чистого золота. Но Бриджит удалось нащупать потайной замок, и пояс со щелчком расстегнулся. «Дорогая штучка», — подумала она и положила пояс на подоконник — так, чтобы незнакомец увидел его, как только очнется.
Брюки тоже оказались необычными: не простые полотняные штаны, а кожаные, в обтяжку, со шнурками вместо пуговиц. Под ними обнаружились рейтузы, под рейтузами — полотняное белье. Кроме того, на незнакомце была надета шерстяная блуза, а под ней — льняная сорочка, почти такая же длинная, как ночная рубашка Сэмюэля.
Наконец вдвоем они освободили мужчину от мокрой одежды. Его смуглое мускулистое тело украшали два старых шрама — длинная рана на животе и короткая зарубцевавшаяся отметина возле сердца. На шее у незнакомца висел полотняный мешочек, снимать который Бриджит не стала.
В дверях появилась миссис Хансен: в руках у нее был старый облупленный таз, а в нем — полдюжины грелок. Четыре грелки Бриджит приложила к ледяным ступням незнакомца, оставшиеся две — ему на грудь. Во время всех этих манипуляций он ни разу не пошевелился. Сердце Бриджит сжалось от страха и разочарования: неужели все было напрасно…
— Миссис Хансен, помогите-ка мне, — попросила она. — Попробуем дать ему бренди.
Экономка приподняла голову мужчины, а Бриджит тем временем откупорила бутылку, плеснула терпкую жидкость в чашку и поднесла ко рту незнакомца. Однако его бледные губы не разомкнулись. Только после того как миссис Хансен осторожно приоткрыла незнакомцу рот, Бриджит смогла влить туда несколько капель. Человек закашлялся, но все же проглотил напиток. Следующий глоток он сделал уже сам.
Глаза его открылись. Они были темными, почти черными. Теперь в них не было и следа того света, который так поразил Бриджит там, на озере, только недоумение и растерянность. Бриджит склонилась над кроватью, откинула с лица мужчины влажную прядь и потрогала его лоб. Кожа заметно потеплела.
— Вы в безопасности, — с улыбкой сказала она. — Это маяк Песчаного острова, а я Бриджит Ледерли, хранитель маяка.
Незнакомец что-то произнес в ответ, но Бриджит не поняла ни слова. По ритму язык был похож на норвежский, а жесткостью звуков напоминал немецкий, однако не был ни тем ни другим.
«Может, русский?» — подумала Бриджит. В деревеньке неподалеку когда-то жил русский рыбак, у того кожа и волосы тоже были темными. Незнакомец замолчал и погрузился в свои мысли, не замечая ничего вокруг. Затем сжал в кулаке мешочек, что висел у него на груди, и вновь что-то тихонько забормотал.
— Отдыхайте, — сказала Бриджит как можно дружелюбней и спокойнее, чтобы чужеземец понял если не слова, то хотя бы тон, которым они сказаны. — Утром вам будет гораздо лучше.
Она наклонилась и ободряюще похлопала его по плечу… В тот же миг его рука крепко вцепилась в ее запястье. Миссис Хансен испуганно охнула. Бриджит вздрогнула и оцепенела от неожиданности. Воспользовавшись ее замешательством, незнакомец проворно обернул вокруг руки Бриджит матерчатый шнурок и пристально вгляделся в ее глаза. Бриджит увидела, что в его зрачках вновь сияет странный потаенный свет. Это сияние наполнило ее душу… И тогда открылся ее собственный внутренний взор, и она увидела…
Увидела испуганную девушку в золотом платье. Увидела мужчину, который всматривался в морскую даль. Тревога и подозрение омрачали его смуглое лицо. Бриджит знала, что он разыскивает того, кто находится сейчас в ее доме.
Увидела золотую клетку, в которой заключена странная птица — вся словно из ясного пламени. Прутья клетки истончались на глазах, и, видно, вскоре огненная птица вылетит на свободу.
…Бриджит очнулась, когда Сэмюэль грубо отдернул руку незнакомца. Петля распустилась, свет померк и в глазах мужчины, и в сознании Бриджит. Ее передернуло. Она подняла загрубевшую от воды руку и от души шлепнула незнакомца по уху.
— Никогда больше так не делайте, сэр! — резко сказала она. — А не то, клянусь Богом, я вас сброшу обратно в озеро!
— Простите, — прошептал он, но Бриджит заметила на его лице тень удовлетворенной улыбки. — Я только хотел говорить с вами.
— Так используйте для этого язык, а не руки, — она расправила плечи и попыталась прийти в себя. — Тем более что по-английски вы, оказывается, говорите.
— — Хорошо, — кивнул он, придав лицу серьезное выражение. — Простите меня.
— Миссис Хансен, Сэмюэль, идемте. — Бриджит решительным шагом вышла из комнаты. Но, оказавшись за дверью, она прислонилась к стене, чтобы не упасть, — так задрожали у нее колени.
— Мисс Бриджит, что с вами? — встревоженно справилась экономка. — Что он вам сделал? Может, Сэму лучше остаться присмотреть за ним?
— Нет-нет, все хорошо, — отозвалась Бриджит. Однако правдой это было лишь отчасти. — Можете идти спать. И Сэмюэль тоже.
Она сосредоточилась и обратилась к внутреннему зрению в поисках хоть какого-нибудь намека на то, что этот человек опасен. Бриджит почти желала почувствовать это — тогда у нее будет предлог и оправдание перед собой для того, чтобы от него избавиться. Но нет, ничего. Никаких предчувствий. Только смутное ощущение надвигающихся перемен, и непонятно — к лучшему или к худшему.
— Он просто чужеземец. Хоть я и растерялась немного. Думаю, он не доставит нам хлопот.
«По крайней мере, сегодня».
— Вы уверены?.. — протянула вдова с явным беспокойством.
Но Бриджит кивнула в ответ, и миссис Хансен не стала ей перечить. Бриджит знала, что перед тем как вернуться в постель, экономка повяжет сыну на шею амулет против дурного глаза. И, пожалуй, ее нельзя упрекнуть в излишней предосторожности.
Пожелав миссис Хансен и Сэму спокойной ночи, Бриджит прошла в свою комнату. Больше всего ей хотелось сейчас вернуться в теплую постель, но в такие ночи, когда от света маяка зависит чья-то жизнь, лениться нельзя. Надо проверить, все ли в порядке там, наверху. Сжав зубы, чтобы не стучали, она сняла мокрую одежду, вытерлась насухо, накинула ночную рубашку и, завернувшись в вязаную шаль, снова вышла в коридор.
Дом был пристроен к башне маяка, и на всех этажах, даже в подвале, были двери, соединявшие эти два помещения. Около каждой двери стоял маленький столик, на котором всегда лежали свечи и спички. Крошечный огонек освещал ее путь по узким, кое-где заржавевшим ступеням винтовой лестницы на верхний этаж башни, а затем — в люк лампового помещения.
Это была тесная круглая комната. Приспособления из меди и стекла занимали почти всю ее, оставляя лишь узкий проход по периметру. Часовой механизм равномерно выкачивал нефть из резервуара и снабжал ею фитили лампы, луч которой простирался над беспокойными водами озера. Бриджит наклонилась и открыла медную дверцу под главной лампой, чтобы проверить уровень топлива. Резервуар был наполовину пуст. Из стоявшей поодаль канистры Бриджит долила нефти, убедилась, что на сегодняшнюю ночь горючего хватит, и закрыла дверцу. Затем проверила, нормально ли работает насос.
К этому времени ветер уже стих. Озеро перестало бесноваться и вернулось к своему обычному бормотанию. Лампа горела ровно, посылая над ним свой чистый луч.
— Кого ты принесла мне? — спросила Бриджит угасающую бурю.
Но вопрос ее остался без ответа. Только теперь Бриджит позволила себе почувствовать, как она устала. Она пошла вниз, в свою комнату, надеясь, что в постели осталось хоть немного тепла. Будет день, и будет время для вопросов и ответов.
…Как и обычно, Бриджит проснулась на рассвете. Она привыкла к короткому, часто прерываемому сну, поэтому чувствовала себя сносно. Бриджит встала, умылась, оделась и привела в порядок волосы. Утро предвещало хорошую погоду, хотя небо было серым, а озеро — неспокойным. Бриджит взглянула на барометр: стрелка застыла в неподвижности.
Бриджит слышала, как на кухне миссис Хансен занимается обычными домашними делами, напевая что-то по-норвежски. При мысли о завтраке и горячем кофе Бриджит почувствовала, что умирает от голода. Но маяк — прежде всего.
Она снова взобралась на вершину башни — на этот раз для того, чтобы погасить все четыре фитиля и остановить механизм. Затем проверила резервуар и запасы топлива. Надо будет принести несколько канистр из подвала до того, как стемнеет. Бриджит протерла линзу кусочком замши, хотя в этом и не было особой необходимости. Отец рассказывал ей о том, что раньше лампы работали на китовом жире, от которого за ночь линзы покрывались толстым слоем копоти. Помня его суровые наставления, Бриджит всегда с усердием выполняла свою работу.
«Я должен быть уверен, что смогу оставить маяк на тебя, Бриджит, — говорил он, объясняя ей, как работают насосы, или когда она помогала ему втаскивать по железной лестнице канистры с нефтью. — Работа — это все, что я могу тебе завещать». Отец стал говорить об этом чаще, когда одышка, появившаяся после пневмонии, уже не позволяла ему подниматься по лестнице так же быстро, как раньше. Но сколько бы он ни повторял эти слова, он ни разу не добавил: «После того как ты уничтожила то, что оставалось от нашего доброго имени». И все же Бриджит была уверена, что у него были такие мысли. Абсолютно уверена.
Когда лампа остыла, Бриджит аккуратно подрезала фитили, готовя их к будущей ночи. Напоследок она задвинула шторки, которые закрывали лампу от солнца: сфокусированные линзой лучи могли воспламенить нефть в резервуаре.
Выполнив привычные обязанности, Бриджит ощутила в себе приятную цельность и основательность. Теперь она готова была лицом к лицу встретить любые трудности. В бодром расположении духа она вернулась в дом.
Подойдя к гостевой спальне, Бриджит негромко постучала. Не получив ответа, она отворила дверь и вошла. Незнакомец по-прежнему лежал на спине, левая рука свешивалась с кровати, правая покоилась на груди. Несмотря на смуглый цвет кожи, лицо его казалось очень бледным. Бриджит подошла ближе, встревоженно пригляделась и с облегчением увидела, как грудь незнакомца равномерно вздымается. Каким бы подозрительным ни казался ей этот человек, она вовсе не желала ему смерти. Она коснулась его лба — он не был ни холодным, ни чересчур горячим.
Волосы мужчины, высохнув, превратились в волнистую черную гриву, и Бриджит подумала, что ему не мешало бы постричься. На квадратном подбородке темнела щетина. К тому времени, когда он достаточно окрепнет, для того чтобы заниматься своей внешностью, надо будет найти папино лезвие и бритвенный ремень. Бриджит осторожно подняла его левую руку и положила на край постели. Незнакомец даже не шелохнулся.
Бриджит спустилась на кухню, откуда разносились вкуснейшие запахи свежего печенья, бекона, кофе и яичницы. Миссис Хансен хлопотала у плиты, где аппетитно шкворчали яйца. Бриджит взяла кофейник и налила себе кружку черного дымящегося напитка.
— Как вел себя наш гость ночью, миссис Хансен? — спросила она, отхлебывая горячий кофе маленькими глоточками.
— Я ничего не слыхала, Сэмюэль вроде тоже, — ответила экономка, и ее широкое загорелое лицо посерьезнело. — Но вот что я скажу вам, мисс: не смогу я спать спокойно, пока он здесь.
— Хорошо. Когда он проснется, я поговорю с ним. — Бриджит поставила чашку на стол.
— Если вы собираетесь его дожидаться, нечего рассиживать, сходите-ка лучше в курятник. — Миссис Хансен отвернулась и принялась сурово разглядывать свою стряпню, словно опасаясь встретиться с Бриджит взглядом.
Хозяйкой была, конечно же, Бриджит, но миссис Хансен помогала ее отцу воспитывать и растить ее. И когда эта добрая женщина волновалась, она напрочь забывала о том, что Бриджит уже давно выросла, и обращалась с ней, как с десятилетней девочкой.
— Хорошо, миссис Хансен, — с деланной покорностью отозвалась Бриджит и со вздохом встала из-за стола.
В ответ экономка лишь махнула рукой, выпроваживая ее из кухни. Улыбнувшись, Бриджит пошла к черному ходу, но ее улыбка вскоре погасла. Опасения миссис Хансен были вовсе не беспочвенны. Бриджит понимала, из-за чего волнуется добропорядочная вдова: если человек, которого они приютили, не сможет достоверно объяснить все свои странности, в округе пойдут дурные разговоры. И их будет еще больше, если он не покинет остров как можно скорее.
Но делать нечего: пока незнакомец спит, нет причин отлынивать от обычных утренних дел. Бриджит накинула на голову шаль и захватила стоявшую у двери кухни корзинку для яиц. Выйдя из дому, она прошла через заросший кустарником заиндевелый двор. С озера дул свежий ветер, пощипывая нос и кончики пальцев, но не обещая в этот пасмурный день ничего страшного, кроме дальнейшего похолодания.
У одной из прибрежных скал слегка покачивалась на волнах лодка пришельца. Надо будет вытащить ее на берег.
Бриджит покормила кур, которые скреблись на своем пятачке, и собрала в корзинку яйца, снесенные ими сегодня. Проходя мимо сарая, она увидела Сэмюэля, который колол дрова и складывал их в поленницу. Бриджит отнесла яйца на кухню и как раз поспела к завтраку, чтобы насладиться результатами вчерашних куриных трудов. С беконом. А еще — хрустящими галетами, намазанными толстым слоем меда.
Миссис Хансен и Сэмюэль с аппетитом уплетали свои порции, и беседа за столом, по молчаливому уговору, сводилась к замечаниям о погоде и невинным сплетням об обитателях соседнего городка. Допив свой кофе, Бриджит объявила:
— Я собираюсь сегодня на лодке в Истбэй. Нам что-нибудь нужно купить у мистера Гэйджа?
— Привезите, пожалуйста, соли, — кивнула экономка.. — Да, и еще кофе.
— Мисс, а мне, пожалуйста, бочонок гвоздей по десять пенсов, — добавил Сэм. — И ведро извести.
— Хорошо. — Огрызком карандаша Бриджит записала заказы на обратной стороне старого конверта. — Я вернусь засветло.
Она протянула руку через стол и коснулась ладони Сэма, чтобы привлечь его внимание.

Изавальта - 1. Наследие чародея - Зеттел Сара => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Изавальта - 1. Наследие чародея писателя-фантаста Зеттел Сара понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Изавальта - 1. Наследие чародея своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Зеттел Сара - Изавальта - 1. Наследие чародея.
Ключевые слова страницы: Изавальта - 1. Наследие чародея; Зеттел Сара, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов