А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Браун Йоханна

Хомо Пипогенус Эрект


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Хомо Пипогенус Эрект автора, которого зовут Браун Йоханна. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Хомо Пипогенус Эрект в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Браун Йоханна - Хомо Пипогенус Эрект онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хомо Пипогенус Эрект = 31.02 KB

Хомо Пипогенус Эрект - Браун Йоханна => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу


Йоханна БРАУН
ХОМО ПИПОГЕНУС ЭРЕКТУС


- Как вам известно, я зарабатываю в год несколько миллиардов, но,
увы, я не в состоянии принять вас в собственном доме хоть сколь-нибудь
прилично, - говорил Адам Радарро, председатель нескольких комиссий по
координации земных наук, обращаясь к небезызвестному даже за пределами
Земли структурному исследователю Планусу Ирреверзиблусу. - Загляните в
холодильник: не считая пары оливок времен моего дедушки, он безнадежно
пуст. Откройте морозилку: там лишь несъедобные куски льда времен моего
отца. Оглядитесь в комнате. Ваши ноги утопают вовсе не в пышном ворсе
ковра, а в самой что ни на есть обыкновенной пыли, свалявшейся в хлопья. А
захоти вы у меня переночевать, я мог бы предложить вам белье грязно-серого
цвета, которым накрыл бы небольшую горку искромсанного поролона. Можете не
утруждать себя: эта лампа зажигается, лишь когда ей вздумается, а
отопление заработало бы, только если бы я попросил вас спуститься в подвал
и забросить в печь несколько лопат угля (надеюсь, уголь еще есть в наличии
и лопата не сломана). Единственное, что я мог бы вам предложить, это
деньги, хотя тоже только если денежный автомат опять не сломался.
- Да не беспокойтесь вы! - отвечал Планус Ирреверзиблус, структурный
исследователь. - Все это мне очень знакомо.
- Но как прикажете мириться с тем, что, зарабатывая в год несколько
миллиардов, я не могу предложить своему гостю простейшей закуски, которая
есть в каждой уличной лавчонке.
- Вы ошибаетесь. В уличных лавках еда бывает теперь с перебоями. И
стыдиться тут нечего. Я тоже ничего не смог бы предложить вам в своем
доме. Ну разве что мне бы повезло и я достал бы в автоматическом магазине
пакетик пищевого концентрата. И пыли у меня в доме, дорогой Радарро, не
меньше. Например, глядя в окно, я уже не могу сквозь стекла различить,
какая на улице погода. И единственное, на что остается полагаться, это на
сводку погоды, если ее случайно передадут.
- Что же, - сказал Радарро. - Хоть вы и зарабатываете немного меньше
меня, очевидно, и вас тяготит мысль, что денег вы получаете гораздо
больше, нежели ваши предшественники, зато живете гораздо хуже.
- Огорчительна вовсе не мысль о деньгах! Главное, у меня теперь
совершенно нет времени продолжать исследования, ибо я вынужден беспрерывно
чинить машины, которые, собственно, и были приобретены мною для
обслуживания и поддержания чистоты, а когда дефекты уже невозможно
устранить, приходится самому себя обслуживать и убирать дом. Наши предки
благодаря огромным своим достижениям в науке и технике оставили нам
богатое наследство. Они добились таких успехов лишь потому, что все
мелочные работы по личному пропитанию, обслуживанию и уборке помещений
отдали в чужие руки. Частью этим занималась прислуга, а частью машины,
которые при малейшем признаке дефекта тут же осматривались и
ремонтировались специалистами. Никогда бы мои предки (а все они были
исследователями) не смогли вывести нас на тот высокий уровень, который мы
сегодня теоретически имеем, если бы они сами мыли окна, стирали белье и с
трудом добывали себе пропитание. Действительно, у нас никто больше не
должен обслуживать другого, это противоречило бы нашим моральным нормам,
не говоря уже о том, что этим у нас теперь никому не приходится
зарабатывать себе на жизнь. Интеллектуальный уровень всего населения
настолько поднялся, что сейчас едва ли сыщешь человека, готового на
подобную работу даже за самые большие деньги. То же касается ремонта и
наладки аппаратуры и пунктов приготовления пищи.
- Однако, кажется, речь шла о том, чтобы изобрести машины, которые
чинили бы себя сами, - напомнил Адам Радарро.
- Речь шла о многом, - уныло пробормотал Ирреверзиблус. - Но сегодня
у изобретателей руки не доходят до того, чтобы изобретать... хотя почти
все население состоит из изобретателей. Они одержимы самыми смелыми
научными и техническими идеями, по которым ведутся основательные дискуссии
и которые всех нас более или менее восхищают. Но кто будет претворять их в
жизнь, если только не найдется чудак, согласный опускаться все ниже и
ниже, чуть ли не терять человеческий облик - голодать, мерзнуть?..
Адам Радарро внимательно оглядел великого исследователя Плануса
Ирреверзиблуса. Он вынужден был признать, что костюм его собеседника
совсем обветшал, из одного ботинка выглядывал грязный большой палец, щеки
ввалились, а нос заострился. Из этого Радарро с надеждой заключил, что
исследователь все же время от времени занимается исследованиями.
Ирреверзиблус заметил, каким взглядом окинул его Радарро.
- Да, - признал он, - я как раз приближаюсь к тому архаическому типу
работника умственного труда, на который иногда ссылается литература
прошлого и который так счастливо побороли наши предки. Судя по описаниям,
великие умы древности ютились в жалких каморках, где кишели крысы. Хочу,
кстати, заметить: позади моего дома я также недавно встретил крысу.
- Самое время что-нибудь изобрести! - подхватил Радарро. - Может,
какие-то новые структуры, это было бы по вашей части. В этом я как
координатор наук ничего не смыслю. Сдается мне, вы уже нащупали какое-то
решение. Я бы вам для начала выдал миллиардика три.
- К чему они мне?
- Можете приберечь их на грядущие времена - когда снова будет иметь
смысл обладать миллиардами, дорогой друг.
- Хорошо, перешлите мне деньги, - небрежно бросил Ирреверзиблус. -
Насколько я знаком с денежными автоматами, деньги наверняка поступят ко
мне не раньше, чем ситуация в корне изменится. В чем я действительно
нуждаюсь, так это в закаленных ученых, которые согласились бы стойко
переносить страдания физической деградации, дабы посвятить высвободившееся
время созданию исследовательской лаборатории и изыскательским поездкам.
- Судя по тому, насколько вы пообносились, вам удалось уже что-нибудь
изобрести?
- Нам нужна рабочая сила, - сказал Ирреверзиблус.
- Гениально, но это не новость.
- Нужны не люди, нужны другие структуры.
- Только не говорите мне о машинах!
- Я имею в виду живые структуры.
- Уж не слонов ли?
- Нет, - ответствовал Ирреверзиблус, - пипогиго.
Когда спустя несколько лет Планус Ирреверзиблус возвратился из
экспедиции в отвесные утесы неприступных гор Альфа, Адам Радарро не мог
скрыть своего разочарования. Казалось бы, ученый достиг наивысшей степени
истощения и оборванности, что вселяло надежды, но, увидев принесенных им
пипогиго, Радарро вспомнил, что уже встречал когда-то подобные существа:
чучела их стояли в стеклянном шкафу, в школе. Съежившись, спрятав головы в
оперение на груди, они сидели, словно замерзающие курицы. Два пипогиго -
самец и самочка, - которых Ирреверзиблус поставил в клетке перед Радарро,
показались миллиардеру заслуживающими внимания не более, чем две большие
взъерошенные вороны.
- И вот эти-то чучела помогут исправить наше неудержимо ухудшающееся
положение?
- Именно эти - нет. - Планус Ирреверзиблус попытался прикрыть
лохмотьями, из которых теперь состояло его платье, хотя бы некоторые места
своего обожженного горным солнцем тела. - Разумеется, не эти, хотя они по
своей структуре уже обладают всеми признаками, на которых мы будем
базироваться. Да вы и сами наверняка еще со школьного времени помните
отличительные признаки пипогиго - надеюсь, мне не нужно на этом
останавливаться?
Радарро совершенно забыл главу о пипогиго. Он даже не знал, к какому
семейству они причислены и водятся ли только в горах Альфа. К тому же он
никак не мог вспомнить, что именно учил когда-то о геологическом
происхождении этих гор.
- У нашего школьного компьютера этого в программе не было. Возможно,
они слишком ничтожны.
- Скорее, предположу я, - отвечал Ирреверзиблус, - что ученые тогда
просто не могли прийти к единому мнению по вопросу о том, к какой
категории отнести пипогиго. Ведь их нельзя рассматривать только как птиц,
хотя у них есть присущие птицам отличительные черты. Например, способность
летать. Сегодня бесспорным научным фактом является то, что пипогиго
впервые появились в горах Альфа и что в других горах и в иные времена
никаких пипогиго не существовало. Как, впрочем, и сами горы Альфа
образовались в то время, когда принято было сваливать отбросы цивилизации
в гигантские кучи. Наглядный пример процесса отвердевания, спрессовывания
и в конце концов окаменения этих отбросов являют собой горы Альфа. Вы
наверняка слышали о тамошних археологических находках. Вот на этих-то
высотах отбросов древней культуры, там, где воздух разрежен в опасной для
жизни пропорции, и обитают пипогиго.
На заре возникновения гор Альфа, пока они еще окончательно не
окаменели, пипогиго были еще птицами, но воздействие мутационного фактора,
с которым пипогиго соприкоснулись, ища отбросы в еще не затвердевших
частях массива Альфа, коренным образом изменило их внутреннюю структуру.
Если вначале они были не чем иным, как большой, похожей на ворону птицей с
широким клювом и обычными птичьими когтями, после мутации у них появилась
вторая пара хватательных лап, очень напоминающих руки обезьяны и даже
человека. Очень вероятно, что пипогиго сумеют выполнять ими и довольно
сложные ремесленные действия. Их зрение, до мутации скорее близорукое,
настолько улучшилось, что пипогиго могут различать мельчайшие предметы,
удаленные на несколько километров, и любые изменения на земной поверхности
даже при плохой освещенности. Но самые последние сведения о пипогиго
говорят о том, что они способны (конечно, после обучения некоторому
количеству слов и грамматических правил) формировать разговорные тексты.
- А, как попугаи!
- Попугаи, - разъяснил Ирреверзиблус, - бессмысленно повторяют то,
что слышат или что им втолковывают. А пипогиго способны комбинировать.
- Вы хотите сказать - эти птицы думают?
- Во-первых, с научной точки зрения это не птицы. Это ортогенные
прямоходящие летающие яйцекладущие четвероногие. И, во-вторых, результаты
их комбинирования пока что лишены всякой логики. Логически прослеживаемые
взаимосвязи, которые временами наблюдаются, случайны.
- Ну и к чему нам эти попугаи, которые несут всякую чушь?
Ирреверзиблус, как ученый и исследователь, уже настолько закалился,
что не принимал близко к сердцу сомнения какого-то дилетанта, пусть даже
тот с помощью миллиардов или иных факторов власти имеет хоть внеземное
влияние. Но замечание Радарро задело его весьма болезненно: ведь, за
исключением Ирреверзиблуса, все участники экспедиции при поимке пипогиго
погибли. Он решил, что не надо сообщать Радарро о своих открытиях. И
прежде всего - ничего не говорить о мутационном факторе, который он
отыскал в результате целой цепи стоивших многих нервов лабораторных опытов
над многочисленными пробами породы, взятыми во всех частях гор Альфа.
Фактор этот представлял собой искусственный мармелад, который долгое время
пролежал на свалке рядом с остатками радиоактивного плутония.
Ученый решил ограничиться небольшим показом пипогиго. Он открыл
клетку, вытащил самца и поднес его к креслу, в котором восседал со
скептической улыбкой Радарро.
Голова пипогиго была почти спрятана в перья, покрывавшие грудку.
- Попробуйте вступить с ним в контакт, - предложил Ирреверзиблус.
Радарро рассмеялся.
- Добрый день, господин пипогиго, очень рад познакомиться! - И
протянул ортогенному существу руку, с трудом при этом сдерживаясь, чтобы
не выдать, как клянет себя, что попался на удочку научных фантазий Плануса
Ирреверзиблуса. - Не подадите ли вы мне драгоценную вашу лапку, или
коготь, или как там это у вас называется?
Он вздрогнул, когда пипогиго протянул ему большую шафранно-желтую,
ороговевшую, но кажущуюся довольно мясистой руку.
Радарро тут же отдернул свою руку, но пипогиго уже схватил ее и
пожал, глядя при этом прямо в лицо Адаму Радарро.
Вместо покрытой перьями птичьей головы Радарро увидел бледное лицо с
большими карими глазами, крючковатым носом. Приоткрыв круглые мясистые
губы (Радарро при этом даже зубы увидел), пипогиго спокойно произнес: -
Пипогиго.
- Радарро, - ответил Адам Радарро, с трудом владея собой.
"Не дай бог, он еще обнимет меня и захочет поцеловать", - подумал он.
- Достаточно. Я уже создал себе ясное представление об этом существе,
Ирреверзиблус.
Когда тот засовывал пипогиго в клетку, Радарро от всей души пожелал,
чтобы птиц отпустили обратно в горы Альфа. Ничего больше он не хотел знать
о пипогиго. Ему почудилось, будто пипогиго очень странно на него посмотрел
- зловеще, не иначе. Ирреверзиблус же казался ему теперь ужасно
таинственным, дьявольски таинственным.
"Лучше расторгнуть договор", - подумал он. Но не отважился предложить
это из боязни, что Ирреверзиблус сочтет его трусом, да и потому, что уже
невозможно было ничего остановить.
- Попытаюсь усовершенствовать достоинства пипогиго таким образом,
чтобы они стали полезны для человеческого общества, - заверил
Ирреверзиблус.
"Что-то не заметил я их достоинств", - подумал Адам Радарро, но все
же спросил:
- И сколько же вам на это потребуется денег?
Больше всего обидело Ирреверзиблуса замечание Радарро о том, что
пипогиго-попугай. Поэтому он, мутативно воздействуя на свойства пипогиго,
этого ортогенного летающего яйцекладущего четвероногого, наибольшее
внимание уделял не развитию его разговорных способностей, ориентируя того
не на передачу, а на прием вокальной информации и на способность перевести
ее в непосредственную ручную работу. Особенное внимание он уделил
мутантному преобразованию рук ортогенного четвероногого для придания им
большей гибкости и универсальности.
Параллельно с работами по совершенствованию качеств пипогиго он
занимался развитием способов их размножения и плодовитостью.
Самочка пипогиго, размером с человека среднего роста, в месяц
откладывала одно-единственное яйцо, маленькое, как горошина. Если оно было
оплодотворено мужской особью, то в течение семи месяцев вырастало до
величины тыквы. Молодой пипогиго не мог самостоятельно покинуть яйцо:
скорлупа была слишком твердой и, чтобы она разбилась, мамаша-пипогиго
должна была ударить яйцо о камень. Только тогда из яйца наконец мог выйти
младенец с шафранно-желтым кожистым лицом и большими ороговевшими руками.
Большинство яиц (по наблюдениям Ирреверзиблуса за единственной
самочкой, которую он привез из гор Альфа) оставались размером с горошину
потому, что самец не проявлял никакого желания к оплодотворению или
самочка сама избегала оплодотворения, будучи сильнее и крупнее самца.
Если же яйцо было оплодотворено, то под вопросом оставалось, склонна
ли самочка насиживать его, и во многих случаях яйцо вырастало не больше,
чем до размеров вишни, а затем и вовсе усыхало.
Даже если после семимесячного насиживания яйцо вызревало и было
готово к разбиванию, неизвестно было, захочет ли мама-пипогиго вообще его
разбивать. Часто родители до хрипоты спорили о том, кто должен разбить
яйцо, а младенец тем временем задыхался в скорлупе.
Ирреверзиблус считал, что он и Радарро до конца своей жизни не смогут
воспользоваться услугами пипогиго, если вопрос их размножения будет
предоставлен лишь случаю и настроению самих пипогиго. И записал в свой
дневник, который вел время от времени: "Мы должны стать обществом со
сферой услуг на ортогенном массовом базисе".
Вначале представлялось необходимым повысить силу и рост самца
пипогиго: отбирать у самочки яйца, индустриальным методом высиживать их и
разбивать в специальных питомниках. Когда ему это удалось, он попытался
уменьшить интервал откладки яиц, добившись пятнадцати штук в месяц, а
также ускорил их созревание. Теперь им до разбивания требовалось всего
лишь три месяца. И, поскольку Ирреверзиблус был небезызвестным даже за
пределами Земли и к тому же очень настрадавшимся исследователем, ему
удалось достичь результатов, которые позволяли ему гораздо раньше, чем мог
ожидать Радарро, пригласить того (во главе целой комиссии) осмотреть
первое учреждение службы быта по обслуживанию населения пипогиго.
Адам Радарро все еще испытывал странное чувство, вспоминая первую
встречу с пипогиго. С другой стороны, он признавал, что надо прибегнуть к
каким-то радикальным средствам, ибо за прошедшее время костюмы его стали
напоминать лохмотья и, кроме того, у него появилась язва желудка.
Отправиться со всей комиссией в комбинат бытового обслуживания
пипогиго ему пришлось пешком: почти все его автомобили невозможно было
отремонтировать, а для тех, что еще могли передвигаться, не было горючего.
И теперь он считал, что слишком поддался эстетическим впечатлениям, когда
при встрече с первым пипогиго испытал подсознательный страх. "Сейчас не
время выдвигать большие требования к красоте. Может быть, потом, когда
наше положение изменится к лучшему, дадим дизайнерам задание придать им
приятную внешность".
Планус Ирреверзиблус принял комиссию в ослепительно белом костюме и в
снежно-белых новых туфлях. Его волосы больше не висели свалявшимися
клоками - они были хорошо подстрижены и прекрасно уложены. Ирреверзиблус
был выбрит, его очки обрамляла не шаткая, скрепленная лейкопластырем и
нитками жестяная оправа - они были новые и сверкали точно так, как десятки
лет назад, когда положение было вполне сносным. Радарро, застеснявшись,
попытался прикрыть лохмотьями свое тело - торчащие отовсюду обтянутые
сухой кожей конечности (в особенности чтобы не видна была ничтожная
сморщенность более мягких нижних частей).
Ирреверзиблус был единственным, кто казался вполне упитанным. Радарро
опять почудилось в его лице нечто мефистофельское.
- Нас принимают пипогиго в доме, который они сами построили, - сказал
Ирреверзиблус. Это был павильон, смонтированный из искусственных бревен,
наподобие доисторического блокгауза.
Радарро вынужден был признать, что пипогиго сработали его очень
качественно, если Ирреверзиблус говорил правду, но когда у входа он увидел
пипогиго, который встречал посетителей, с достоинством склонив голову, все
это стало казаться Радарро более вероятным.
Хоть у пипогиго было все то же шафранно-желтое пергаментное лицо,
из-за темных очков, надетых на нос, он показался Радарро не таким уж и
отвратительным. Кроме того, на руках пипогиго (или, как Радарро их
называл, "рабочих когтях") были перчатки, а на ногах - остроносые черные
ботинки. Костюм его был не менее чист, чем платье Плануса Ирреверзиблуса.
Ученый воспитал пипогиго так, чтобы он не разевал нецивилизованно рот
и, главное, не произносил ни слова, дабы впредь не могло возникнуть
непристойных сравнений с попугаями.
Радарро показалось, что пипогиго чуть заметно ухмыляется.
- Взгляните-ка на рот этого ортогенного монстра, - прошептал он,
обращаясь к члену комиссии. - Не кажется вам, что он язвительно
усмехается?
- Нет, - ответил член комиссии. - Это присущие им от природы складки.
Ведь пипогиго обладают самым большим количеством морщин из всех ортогенных
четвероногих. Но Радарро настаивал: - И все же он ухмыляется!
То же впечатление преследовало его и при виде других пипогиго,
которых им продемонстрировал Ирреверзиблус.
- Здесь вы видите пипогиго за относительно простой работой: чисткой
обуви, платья, посуды, мебели, полов, стекол, а также при включении и
выключении простейших электрических приборов и машин.
Пипогиго были в синих рабочих халатах, которые на спине топорщились
над их крыльями - казалось, будто пипогиго горбаты.
Ирреверзиблус предложил комиссии дать пипогиго почистить ботинки.
Пипогиго набросились на них и за пару минут вычистили до блеска. А
поскольку ни у одного посетителя не было пары туфель, из которых не торчал
бы палец или пятка, их также покрыли сапожным кремом и отполировали.
Возникло даже впечатление, что у всех абсолютно целые ботинки. А когда
Ирреверзиблус поручил другим пипогиго стряхнуть пыль с костюмов членов
комиссии, сильные движения щеткой ортогенных служащих чувствительно
задевали кожу, которая проглядывала сквозь лохмотья, и члены комиссии
вздохнули с облегчением, когда в следующем большом помещении могли
наблюдать, как пипогиго женского пола чистят пол с помощью пылесосов и
полотеров.
- А теперь перейдем к более сложным видам деятельности.
Ирреверзиблус провел их в помещение, где самочки пипогиго сажали на
горшок детишек, кормили их и мыли. Радарро снова обратился к члену
комиссии: - Вам не кажется, что у них на лице какое-то пренебрежительное
выражение - будто губы поджаты? Мне кажется, нашим детям не стоит
показывать такие лица, не то у них на всю жизнь шок останется...
Но член комиссии ответил, что пипогиго-самочки выглядят просто
великолепно - может, они чуточку морщинистые, тогда это бабушки.
- А этот шафранно-желтый ужасающий цвет! - с отвращением воскликнул
Радарро.
- Желтый цвет поднимает человеку настроение. Даже древние греки
считали желтый очень красивым.
Ирреверзиблус показал им пипогиго, которые сшивали дела в папки.
- Правда, - признался ученый, - только по предписанной очередности.
Приходится самим сортировать дела, а пипогиго только собирают их в папки,
но я надеюсь преодолеть эту начальную стадию.
Он пригласил господ подкрепиться закусками - пипогиго-официантки в
белых платьицах сервировали маленькие столики на птичьих лапках, которые
пипогиго смастерили сами.

Хомо Пипогенус Эрект - Браун Йоханна => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Хомо Пипогенус Эрект писателя-фантаста Браун Йоханна понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хомо Пипогенус Эрект своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Браун Йоханна - Хомо Пипогенус Эрект.
Ключевые слова страницы: Хомо Пипогенус Эрект; Браун Йоханна, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов