А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Дональдсон Стивен Ридер

Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение.


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. автора, которого зовут Дональдсон Стивен Ридер. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Дональдсон Стивен Ридер - Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. = 137.74 KB

Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. - Дональдсон Стивен Ридер => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Глубокий Космос - 1

Стивен Дональдсон – Подлинная история. Прыжок в столкновение.
(Глубокий Космос – 1)
1
В подавляющем большинстве завсегдатаи причал-приюта «Мэллориз» в секторе Дельта понятия не имели о том, что произошло в действительности. Для них случившееся представляло собой очередной пример животной страсти: поведение мужчины и женщины, подгоняемых похотью, было понятно каждому, поскольку каждый или испытал нечто подобное, или, по крайней мере, мечтал об этом. Необычным казалось лишь то, что в данном случае к страсти примешивалась и некая толика здравого смысла. Ну а о том, что за всем произошедшим кроется нечто большее, знали лишь несколько человек.
Любопытство не относилось к чертам характера, благоприятствовавшим выживанию в секторе Дельта, ибо, в отличие от Альфы, другого сектора для проживания и развлечений Станции КОМРУД (Компании Рудодобычи), здесь оно сулило лишь одни неприятности. Шахтеры с внешнего пояса астероидов, лишившиеся доверия пилоты, пропойцы и мечтатели всех мастей, а также подозрительные людишки, нипочем не признавшиеся бы в том, что они – никто иные как рудные пираты, то есть люди, не годившиеся для Альфы, или те, кого там не привечали, – научились умерять любопытство на собственном горьком опыте. Они считали себя достаточно умными, чтобы не задавать ненужных вопросов в неподходящих местах и не замечать того, чего замечать не следовало. Никто не хотел нарываться на неприятности.
Для них эта история была довольно проста.
Она началась, когда в «Мэллориз» появились Мори Хайленд с Энгусом Термопайлом. Эти двое привлекли к себе внимание потому, что явно не подходили друг другу. Она, несмотря на поношенный, устаревшего фасона полетный костюм, была потрясающе хороша: вид ее великолепного тела вызывал вздохи и пробуждал давно позабытые желания у распоследних пьяниц, а утонченная красота бледного лица заставляла сжиматься сердца мечтателей. Он, напротив, был чрезвычайно смугл, и имел, пожалуй, самую скверную репутацию из всех тех, кто еще не утратил право ставить свой корабль в док Станции. Да и внешность соответствовала репутации: плоская и широкая лягушачья физиономия с топорщившимися, подернутыми сединой бакенбардами, мощные руки и сухопарые, костлявые ноги, поддерживавшие выпячивавшееся, словно наполненное желчью и злобой брюхо.
Как ему удалось сохранить право на постановку кораблей в док – а точнее одного грузового судна с металлическими пищевыми контейнерами, – никто также не имел представления. Ходили слухи, что всякий, кому случалось связаться с этим человеком – сотрудничать с ним, наняться к нему в команду или сделаться его врагом – кончал в лучшем случае в тюрьме, а в худшем – в могиле. Большинство знавших Термопайла полагали, что и он сам непременно кончит тем, что сгниет за решеткой, если только его не прикончат раньше.
Они с Мори представляли собой гротескную парочку: она, остававшаяся с ним, несмотря на явно написанное на лице отвращение, и он, распоряжавшийся ею как рабыней. Видевшие их, при всем своем нежелании проявлять любопытство, не могли удержаться от всякого рода измышлений и предположений, хотя в подавляющем большинстве люди попросту таращились на красавицу, мечтательно думая: «Вот бы отбить ее у этого типа». Их несоответствие бросалось в глаза настолько, что хотя свидетелям того, как Мори и Ник Саккорсо впервые увидели друг друга, показалось, будто наэлектризовался сам воздух, это никого не удивило. Тогда история только начиналась.
Ник Саккорсо всегда был одним из самых желанных гостей сектора Дельта. Он имел собственный корабль – аккуратный маленький фрегат с опытным экипажем, оснащенный тахионным двигателем. Ему сопутствовала особого рода пиратская репутация: слава человека отважного, но отнюдь не кровожадного. Его личный магнетизм побуждал мужчин делать то, о чем он просил, а женщин предлагать то, чего он хотел, а единственным недостатком в его мужественной красоте являлись тонкие шрамы под глазами, следы порезов, оттенявшие его взор и темневшие всякий раз, когда этот взор падал на то, что ему хотелось заполучить. Иные поговаривали, будто он сам нанес их себе, чтобы сделать свою внешность загадочней и эффектней, но то были пустые завистливые наговоры. Такой заметный и привлекательный человек, как Ник, просто не мог не вызывать кривотолков.
В действительности эти шрамы, полученные им много лет назад, являлись зримым напоминанием о том единственном случае, когда над ним взяли верх. Он был помечен ими в знак презрения, в знак того, что оставившая эти отметины женщина не сочла его достойным смерти. Но Ник сумел извлечь из случившегося урок. Больше он никогда не позволял брать над собой верх, ибо научился вступать в конфронтацию лишь тогда, когда мог обеспечить себе преимущество. Он научился ждать до тех пор, пока обстоятельства не начнут складываться в его пользу, научился действовать, руководствуясь здравым смыслом.
Позже члены его команды признавались: никогда прежде они не видели, чтобы шрамы Ника темнели так, как это случилось, когда его взгляд упал на Мори Хайленд. И в тот же миг на ее прекрасном бледном лице болью отразилось ответное чувство. Страсть ли, отчаяние ли, но оно заставило вспыхнуть ее глаза, в обществе Энгуса Термопайла неизменно остававшиеся тусклыми. Но удивляло не возникшее между ними тяготение, а то, что ни он, ни она не предприняли даже попытки сближения. А ведь атмосфера меж ними наэлектризовалась так, что вздумай Ник и Мори сбросить одежду и кинуться друг другу в объятия прямо в баре, зеваки, пожалуй, сочли бы это вполне естественным.
Большинству и впрямь было невдомек, что могло удержать их от немедленного сближения. Конечно, о ней знали немного, но уж Ник-то никак не походил на человека, склонного сдерживать свои порывы.
Однако примерно две недели спустя всеобщие ожидания сбылись. Как только Служба безопасности КОМРУД, нагрянув в «Мэллориз», предъявила Энгусу Термопайлу обвинение, достаточно серьезное для того, чтобы даже в секторе Дельта за ним последовал арест, Мори оказалась рядом с Ником. И почти сразу же после этого они исчезли. В памяти многих этот случай остался примером удачного сочетания похоти со здравым смыслом. Плоть неудержимо влекла этих двоих друг к другу, но Мори ушла от Энгуса именно в самый подходящий момент. Они исчезли, превратившись в одну из тех легенд, какие любят пересказывать пьяницы и мечтатели по утрам, когда в «Мэллориз» царит тишина, а тонкая металлическая оболочка Станции кажется надежной защитой и от плотного вакуума космоса, и от манящего безумия гиперпространства.
Больше на сей счет никому не доводилось слышать ничего, кроме рассказов о том, что Энгус, как ему и предсказывали, гнил в тюрьме Станции, отбывая пожизненное заключение.
Но подлинная история, разумеется, была иной.
2
Некоторые из числа таившихся в темных уголках знали больше. Эти предпочитавшие не светиться люди пили, курили и уж паче того болтали гораздо меньше, чем могло показаться со стороны. Держа в руках пластиковые кружки, на которых – в силу того, что воздух в секторе Дельта никогда не обрабатывался как следует и никто не мог сидеть в «Мэллориз», не потея, – конденсировалась влага, – они умело слушали и умело задавали вопросы. Они всегда знали, где искать информацию и как ее истолковать.
В основном то были люди немолодые, в сравнении с прочими – чуть менее поглощенные собой и, возможно, чуть более циничные. Если среди них попадались пилоты, то они находились здесь потому, что сами считали такую жизнь наиболее для себя подходящей, а вовсе не из-за того, что пьянство, наркотики, профессиональная несостоятельность или глупость стоили им карьеры. Если это были старатели и шахтеры, не имевшие возможности или даже желания получить работу, то их удерживали здесь рассказы и мечты, стоившие порой больше, чем реальное богатство. Уроженцы Станции или ее натурализованные жители поддерживали здесь связь с клиентурой – постоянными заказчиками и покупателями, приобретения которых нередко сводились к слухам, шепоткам и намекам.
Такие люди умели не только смотреть, но и видеть.
Когда Мори Хайленд и Энгус Термопайл появились в «Мэллориз», от этих людей не укрылось, что, даже сидя с ним рядом, она непроизвольно подавалась в сторону. Не укрылся от них и безжизненный, подавленный тон ее голоса, тон, которого никак не ожидаешь от женщины, предположительно проведшей долгие месяцы вдалеке от общества и развлечений. И уж, конечно, все они приметили, что он постоянно держал зажатую в кулак руку в кармане своего заляпанного жиром полетного комбинезона.
Когда Энгус увел ее, ушли и некоторые из этих людей, но вовсе не затем, чтобы последовать за ними. Нет, просто кое-кому из них пришло в голову перемолвиться нарой ничего не значащих слов со служащими, имевшими доступ к файлам идентификации компьютеров Станции КОМРУД.
История, тщательно собранная по крупицам, касалась чего-то более интересного, чем просто сочетание животной страсти со здравым смыслом.
Использовав все доступные способы, старожилы сумели найти тому факту, что Мори Хайленд не знали в секторе Дельта, вполне разумное объяснение. Она попросту не бывала там раньше, поскольку во время единственного предыдущего посещения Станции останавливалась в секторе А1.
Она прибыла с Земли на дорогостоящем частном рудовозе. То была семейная экспедиция, и Хайленды имели возможность организовать ее по высшему разряду. Проскочив гиперпространство, они причалили к Станции КОМРУД не с целью покупки руды для вращавшихся на орбите вокруг Земли плавильных спутников, но исключительно с целью пополнения припасов. Их корабль направлялся к поясу астероидов. А поскольку они не являлись старателями и никогда прежде вообще не бывали в зоне добычи руды, их маршрут мог иметь лишь одно объяснение. Владельцы корабля где-то купили или украли информацию о местонахождении астероида, настолько богатого, что это заставило их поддаться искушению и, забыв обо всем, пуститься вдогонку за мечтой, – и им предстояло горькое испытание столкновением с твердой скальной породой.
В этом отношении история представлялась заурядной. Земная цивилизация и политическая власть нуждались в руде. Без ее запасов ни одно правительство не удержалось бы у власти. В определенном смысле Объединенные Рудодобывающие Компании – корпоративный учредитель КОМРУД – являлись единственным подлинным правительством в освоенном человеком космосе. Естественным следствием такого положения вещей было то, что в каждом городе и на каждой станции, независимо от их величины, находились дельцы – порой энтузиасты, а чаще мошенники, – располагавшие «уникальными» картами пояса астероидов с указанием «ценнейших и богатейших» нетронутых месторождений.
И уж если такая состоятельная семья, как Хайленды, отказалась от столь прибыльного бизнеса, как транспортировка руды, и переоборудовала свой рудовоз под старательский корабль, два момента не вызывали ни малейшего сомнения.
Во-первых, у них действительно имелась карта.
Во-вторых, эта карта была надежной.
Должно быть, эти новости распространились но сектору А1 как лесной пожар, иначе сектор Дельта так и остался бы на сей счет в неведении. А точнее, в неведении остался бы Энгус Термопайл. Ведь обычные обитатели А1 – снобы, промышленные воротилы, правительственные чиновники, интеллектуалы и высококлассные мошенники – не имели привычки делиться информацией с кем-либо в секторе Дельта. А Энгус Термопайл никогда в жизни не бывал в секторе А1.
Поскольку человеческая природа именно такова, какова она есть, а грабителей, специализировавшихся на захвате чужих участков, всегда отличали крайняя алчность и отсутствие даже намеков на угрызения совести, многие наверняка попытались бы проследить за маршрутом корабля Хайлендов, носившего имя «Повелитель звезд». Однако пираты и мародеры, свирепствовавшие в космосе так, что добыча руды стала смертельно опасным делом, настолько допекли легальных старателей, что руководство Станции постановило: без предупреждения открывать огонь но любому кораблю, попытавшемуся пуститься в погоню за вышедшим из дока судном. По всей видимости, Хайленды убрались со Станции, благополучно избежав слежки.
Впрочем, судя по последствиям, это благополучие оказалось одной видимостью. Возможно, их просто-напросто перехитрили. Они не имели опыта полетов в поясе астероидов, разработке месторождений, а также общения со старателями или пиратами. А вот Энгус Термопайл нажил огромное состояние, ни разу в жизни не занявшись честным трудом и даже не имея необходимости делиться добычей с какими-либо партнерами, спонсорами или командой. Так или иначе, корабль Хайлендов назад не вернулся.
Правда, вернулась Мори Хайленд.
Она вернулась с Энгусом. Голос ее звучал приглушенно и безжизненно, а весь облик выражал безмерное отвращение к самому факту пребывания рядом с этим человеком.
А он постоянно держал сжатую в кулак руку в кармане полетного комбинезона, и это воспринималось как угроза.
Очевидцы, не имея другого объяснения происходившему, приняли на веру то, которое наиболее соответствовало и репутации Энгуса, и их собственному цинизму.
Без доказательств, на основании одних лишь догадок, любопытствующие решили, что он ввел ей зонный имплантат. А в кармане держит пульт дистанционного контроля.
Зонная имплантация безусловно являлась противозаконной операцией. Настолько противозаконной, что ее несанкционированное осуществление каралось смертью. Однако – и столь же безусловно – проблема законности не слишком волновала людей, с риском для жизни разрабатывавших пояс астероидов, и считавших необходимым на крайний случай иметь под рукой имплантат.
По существу зонный имплантат представлял собой воспринимающий радиоволны электрод, вводившийся через швы черепной коробки в те зоны коры головного мозга, раздражение которых могло дать желаемый эффект. Зонный имплантат был изобретен врачом, который пытался найти средство, позволявшее купировать приступы эпилепсии. Но со временем выяснилось, что спектр возможностей прибора гораздо шире: настраивая его на различные зоны мозга, можно было получить самые разнообразные результаты. Усмирять припадки бешенства. Смягчать маниакальный бред. Имелась возможность устранить симптомы шизофрении, но имелась и возможность их индуцировать. Прибор позволял трансформировать ненависть в дружелюбие или боль в удовольствие.
Он давал возможность полностью подавить волю, не лишая при этом человека координации или сознания.
При использовании имплантата широкого спектра зон, что требовало внедрения нескольких электродов, беспринципный оператор контроля мог превратить человеческое существо в разумного, деятельного и абсолютно покорного раба. Даже куда более распространенные имплантаты узкого спектра позволяли добиться сопоставимых результатов путем сочетания нейрофизиологических поощрений и наказаний.
Несанкционированное применение зонного имплантата влекло за собой не подлежащий обжалованию смертный приговор.
Но, невзирая ни на строгость закона, ни на очевидную опасность злоупотребления, многие во всем остальном вполне законопослушные старатели, пилоты и транспортировщики считали зонные имплантаты необходимым элементом медицинского оснащения своих кораблей. Причина тому была проста. Медицинская наука разработала методики, позволявшие даже полным идиотам ставить диагнозы и лечить сложные заболевания, методики, дававшие возможность исцелять тяжелейшие травмы, регенерируя поврежденные ткани и даже органы. Но все попытки найти средство от гравитационной болезни – необычной формы безумия, поражавшей примерно одного из ста проходивших гиперпространство человек, – оказались тщетными. Люди становились неуправляемыми, приобретая ряд совершенно непредсказуемых психических отклонений – от неудержимой булемии и склонности к самобичеванию до наркомании, педофилии и маниакальной тяги к убийству. По всей видимости, около одного процента людей обладали некими невыясненными особенностями строения нервных тканей, делавшими их уязвимыми при преодолении расстояний измерявшихся световыми годами через непостижимую физическую данность гиперпространства. Оставаясь физически здоровыми, люди утрачивали контроль над собой и удивительные, порой гротескные, отклонения в их поведении таили в себе немалую опасность.
Лекарства против этой болезни не было. Но способ справиться с нею существовал. Зонный имплантат.
Корабли, и разведывательные и транспортные, были слишком уязвимы: жизнь каждого члена экипажа зависела от всех остальных. Именно по этой причине вполне здоровые и законопослушные люди считали недопустимым риском пересекать гиперпространство или блуждать в безбрежном, мрачном космосе, не имея под рукой зонных имплантатов. Они были необходимы на тот случай, если один из членов экипажа вдруг, ни с того ни с сего, схватит шланг и начнет поливать товарищей предназначенной для разъедания скальных пород концентрированной кислотой.
Применение имплантата считалось «санкционированным» в тех случаях, когда вся команда корабля или все жители лагеря старателей заявляли, что отказ от использования прибора угрожал им гибелью, а сам носитель имплантата подтверждал, что контроль над его волей ограничивался только случаями проявления психоза.
Полиция КОМРУД охотно соглашалась с таким толкованием понятия «санкционированное использование». Возможно, именно по этой причине доказанные случаи нарушений были весьма редки, однако на сей счет повсюду ходили разнообразные слухи. Рассказывали, как старатель, обнаруживший перспективную жилу на астероиде столь далеком, что он не был обозначен ни на каких картах, решил проблему нехватки припасов весьма простым и радикальным способом: с помощью имплантатов заставил членов своей артели работать без воды, нищи и сна, пока они не умерли. Еще говорили, что какой-то разведчик, раздробив себе ногу, вместо обычных медицинских мер снял болевой синдром имплантатом, задействовав сам у себя центры удовольствия, а в результате истек кровью и скончался, испытывая при этом величайшее наслаждение.
Но чаще всего в связи с имплантатами речь в барах и притонах заходила о женщинах. Женщин на рудных станциях было мало, одиноких женщин еще меньше, а продажные женщины в силу их редкости стоили непомерно дорого, а стало быть, в большинстве своем жили в секторе А1. Мужчины, которым нечем было заняться, редко думали о чем-либо другом. Прекрасные женщины. Удивительные женщины. Женщины с зонным имплантатом, готовые на все, что способен измыслить самый извращенный и циничный ум, даже если происходящее с ними им ненавистно.
Такие женщины, как Мори Хайленд.
По всему выходило, что Энгус Термопайл нашел-таки способ выследить корабль Хайлендов после того, как тот покинул Станцию КОМРУД. В конце концов, кто мог знать, сколь сложное и изощренное оборудование скрывал этот проходимец на борту своей неухоженной колымаги? Если верить слухам о захваченной им руде и погубленных им кораблях, он обладал огромным богатством, а значит, имел возможность приобретать вещи, о каких даже удачливые сорвиголовы вроде Ника Саккорсо могли только мечтать. И при этом он не тратил деньги на себя. Всякий, хоть раз сидевший рядом с ним в «Мэллориз», мог поклясться, что этот неряха не менял полетный комбинезон со дня изобретения тахионного двигателя. Да что там комбинезон, он и на выпивку-то тратился весьма скудно: никогда не заказывал дорогих напитков, да и в дешевых всегда знал меру. Что же до его корабля с не больно-то подходящим названием «Красотка», то внутри этой посудины никто не бывал, но внешний вид – обшивка, иллюминаторы, антенны, сканеры и прочее, – оставлял впечатление, будто судно бросили ржаветь после того, как оно побывало под метеоритным дождем. Единственным признаком хоть какой-то заботы хозяина о своей кастрюле являлось постоянно подновляемое, выведенное аккуратными черными буквами по обе стороны командного модуля название.
Никто понятия не имел, на что тратил Энгус такие бешеные деньги, но многие полагали, что он вкладывал их в свой «бизнес», приобретая вакуумные газоуловители, просеиватели частиц, доплеровские сенсоры и другие приборы, о которых большая часть бывавших на Станции пилотов знала разве что понаслышке. Такие приборы действительно могли позволить ему проследить за кораблем Хайлендов оставшись незамеченным и не вызвав ни у кого подозрений.
Но некоторые вопросы так и оставались без ответа. Все знали, что для управления кораблем класса «Красотки» требуется экипаж самое меньшее из двух, а в оптимальном варианте из шести человек. По возвращении обязанности второго пилота могла исполнять Мори, но когда Энгус пустился в погоню за «Повелителем звезд», у него на борту должен был находиться кто-то другой. Но кто? Получалось, что некто ухитрялся появляться на Станции и покидать ее избегая идентификации личности: в компьютере не имелось сведений об экипаже «Красотки». Но куда же девался этот человек… или эти люди?
А также корабль Хайлендов со всей его командой?
Ответа не знал никто, но все полагали, что Энгус каким-то способом проследил за Хайлендом, а потом захватил рудную жилу, уничтожил корабль, а его владельцев или убил, или бросил на произвол судьбы. И пощадил лишь Мори, потому что имплантат делал ее покорной, а Энгус желал ее.
Желал и, как выходило по слухам, ненавидел.
Впрочем, в этой ненависти не было ничего личного. Он ненавидел все. Ненавидел всех. Наблюдательные люди чуяли в нем эту ненависть издалека. Его жизнь представляла собой варево, густо замешенное на немотивированной и разрушительной злобе. Теперь его злоба сосредоточилась на объекте его вожделения: он желал ее ненавидя, а потому желал такой, какой мог ее сделать только зонный имплантат – прекрасной, бунтующей и покорной. Готовой исполнить любую его гнусную прихоть, но способной испытывать из-за этого боль.
Людям, нашедшим их отношениям подобное объяснение, частенько бывало тошно глядеть на эту пару, но по разным причинам. Некоторые чистоплюи, вероятно, считали такое обращение с женщиной дурным делом. Остальные – и таких было большинство – находили дурным лишь то, что пульт контроля лежал не у них в кармане, а в кармане Энгуса Термопайла.
Ник Саккорсо держал свое мнение на сей счет при себе. Возможно, его влечение к Мори было столь сильным, что ни о чем другом он просто не думал. Однако, невзирая ни на свою увлеченность, ни на репутацию удачливого авантюриста, он воздерживался от каких-либо поспешных действий, видимо, понимая, что может предпринять Энгус Термопайл, если ему будет брошен вызов. Это могло обернуться худо: в первую очередь, конечно, для Мори Хайленд, но и для бросившего вызов смельчака тоже. Энгус имел славу человека, умевшего избавляться от своих недругов. Таким образом, вместо того чтобы броситься вызволять Мори, Ник выжидал и строил планы. Кем бы он ни являлся – мошенником, проходимцем или разбойником, – он уж всяко не был дураком. И остаться в дураках отнюдь не стремился.
А к чему он стремился – так, во всяком случае, полагали записные циники, – так это к тому, чтобы Служба безопасности Станции арестовала Термопайла с пультом контроля имплантата в кармане. Для Энгуса это означало бы смертный приговор, а для Мори – удаление имплантата и возможность одарить Ника Саккорсо единственной желанной для него наградой.

Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. - Дональдсон Стивен Ридер => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. писателя-фантаста Дональдсон Стивен Ридер понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение. своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Дональдсон Стивен Ридер - Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение..
Ключевые слова страницы: Глубокий Космос - 1. Подлинная история. Прыжок в столкновение.; Дональдсон Стивен Ридер, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов