А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Несколько месяцев спустя ему было предложено место в совете директоров корпорации «Оркоубойные мечи», давно учрежденной, но финансово неустойчивой семейной компании, которая хваталась за любые новые идеи в отчаянной попытке избежать банкротства. Первым шагом Фецианта в новом качестве стало включение в состав совета своего помощника и единственного друга, пухлого и предельно двуличного восемнадцатилетнего парня по имени Холдей. В течение шести месяцев они ввели в совет еще четверых финансовых вундеркиндов, с каждым из которых у них были три общие черты. Они были молоды, обладали деловой хваткой и оставались абсолютно безжалостны в стремлении завоевать славу и богатство. Прежние члены совета, жалкие старики, обремененные вышедшими из моды понятиями о чести и справедливой игре, постепенно были отстранены от работы и выставлены за дверь, после чего шестеро молодых людей твердо вознамерились превратить свой сравнительно небольшой бизнес в подлинную историю успеха.
Пока их бизнес рос, росла их власть, а с ней и амбиции. Они стремительно расширялись из своего опорного пункта в Маремане, одолевали и поглощали других производителей оружия в других странах, пока наконец не создали фактическую монополию по всему Среднеземью. Взятки и коррупция всегда были неотъемлемой частью их стратегии, но теперь они уже подкупали не таможенных чиновников или торговый персонал конкурентов, а советников и политиков, а порой и целые правительства.
Они давно поняли, что поскольку «Оркоубойная» торговала исключительно оружием, то реальное увеличение товарооборота им гарантировала только хорошая война. Продолжительные периоды мира всегда приводили к тревожному сокращению размера их прибыли, так что когда Фециант, к тому времени новый председатель совета, предположил, что с финансовой точки зрения довольно рискованно будет ждать, пока разразится очередная война, когда у них есть возможность самим таковую организовать, остальные пятеро без малейших раздумий с этим согласились.
Они потратили массу времени и денег на то, чему предполагалось стать крупнейшим военным конфликтом современности. Центральными в их стратегии были две фигуры, воин-колдун Некрос и могущественный маг Антракс. Однако стоило им запустить процесс, как на их пути невесть оттуда возник молодой воин по имени Ронан. Этот зеленый выскочка вынудил Антракса изменить свои намерения и убил Некроса. Тогда члены совета понадеялись на содействие Шикары, невероятно могущественной, но чрезвычайно непостоянной колдуньи. К ужасу своему, они вскоре обнаружили, что управлять Шикарой им не под силу. Она взяла кропотливо собранные ими армии и повела их по дороге смерти и разрушения. Воинство Шикары волной скверны прокатилось по самому сердцу Среднеземья, прежде чем было разбито в битве с тем же самым Ронаном и его союзниками, когда Шикара приняла смерть от руки воительницы Тусоны, закадычной подружки Ронана.
Узнав о роли во всех этих событиях совета директоров корпорации «Оркоубойные мечи», Ронан поклялся отомстить. Он к тому времени уже заимел кое-каких могущественных друзей, и члены совета поняли, что оказались в настоящей опасности. Пережив малоприятный опыт общения с Шикарой и наглядно убедившись в собственной смертности и уязвимости, они решили ненадолго залечь на дно и укрылись в своих личных резиденциях. Но это было два месяца тому назад, и с тех пор ничего трагического не случилось.
Тем временем председатель совета дал команду провести в связи с Ронаном ряд исчерпывающих расследований. Отдел кадров корпорации «Оркоубойные мечи» работал с утра до ночи, и вскоре эксперты в военном деле, психологии и магии передали начальству свои отчеты. Данные оказались тревожными. Из них выходило, что воин этот был своего рода жалким мечтателем, верящим в Добро и Зло. От него нельзя было отделаться ни взятками, ни угрозами, ни любыми другими традиционными методами «Оркоубойной», ибо он так же твердо верил в Порядочность. У него имелась масса могущественных друзей и союзников, среди которых были волшебники весьма необычных способностей, причем один из них – маг Антракс – был прекрасно осведомлен о деятельности и методах совета. Далее отчеты выдавали девяностопроцентную вероятность того, что в ближайшее время Ронан, если дать ему волю, убьет по меньшей мере одного из шести членов совета, и наиболее вероятной его мишенью являлся сам председатель.
Однако Фециант не испытывал ни малейшего желания давать волю столь нравственному, а главное, столь опасному мечтателю, как Ронан. Твердо веря в тот принцип, что лучшая оборона – это атака, он уже составил свои планы, и подосланный к Ронану первый кобрат должен был стать всего лишь первой ласточкой…
Председатель помедлил на верхней площадке широкой каменной лестницы, ведущей к крепкой деревянной двери цитадели, и оглянулся через плечо. Отсюда, поверх высокой стены, ему были видны многие акры виноградников на южных землях, что покато спускались к Маремме, обширному болотистому устью реки Браннан. Еще дальше далекой золотистой искоркой в полуденном солнце сверкало Гацкое море.
Повернувшись обратно, Фециант распахнул надежную дубовую дверь и вошел в прохладную тень выложенной каменными плитами прихожей. Несмотря на запредельные наружные температуры дальнего юга, метровые стены цитадели всегда гарантировали приятную прохладу внутри. Не успел Фециант закрыть за собой дверь, как Волкодав, его секретарь-телохранитель, вскочил со скамьи и склонился в почтительном, хотя и несколько неуклюжем поклоне.
– Господин! – гулко прогудел он. – Прибыл представитель Гильдии, и у меня есть новые донесения от наших агентов…
И Волкодав замахал зажатой в огромной ручище пачкой пергаментов. Этот громила, сильный и могучий, был в то же время, как ни странно, довольно сообразительным. Исполняя секретарские обязанности, он был незаменим в минуту опасности, когда мог непринужденно убивать как мечом, так и голыми руками. Фециант также обнаружил, что Волкодав просто бесценен в тех ситуациях, когда кого-то срочно требуется в чем-либо убедить. У него прекрасно получалось ломать всякие вещи и пугать народ. В свободное время, просто для разнообразия, секретарь занимался тем, что собирал всякие пугающие вещи и обламывал народ.
Фециант щелкнул пальцами.
– Говори, – приказал он.
– Ронан с Тусоной по-прежнему в отеле.
– Отлично! Сегодня вечером выпускаем первого кобрата . Еще что-то срочное?
– Агенты проинформировали нас, что захват компании по производству щитов, ранее принадлежавшей братьям Факин, завершен.
– Превосходно! «Факин-Щит» мне не помешает. Все?
– Гм… Не совсем. Судя по всему, после Шикариного бесчинства в Бехане и Сидоре уровень продаж товаров «Оркоубойной» в этих странах возрос на… – Волкодав выхватил из пачки пергамент и сверился с ним. – Гм… На восемьдесят семь процентов за последние две недели. Однако уровень продаж в западном Идуине резко упал, и главным образом из-за активной деятельности новой компании.
– Не страшно. – Фециант пренебрежительно махнул рукой. – Купить их или напугать?
– Могут быть сложности. Компания называется ЗАО «Тарлторг». Торгует подержанным оружием, а руководит ею тот мелкий алкаш, который вечно с Ронаном шастает…
Фециант вздохнул и указательными пальцами аккуратно потер глаза. Этот Ронан и его вшивые дружки уже совсем доставать его начинали.
– А, ладно… – досадливо пробормотал он. – Вопрос решен. С меня уже хватит. Как только остальные кобраты сюда доберутся, мы их направим в нужную сторону. А прямо сейчас давай сюда представителя Гильдии Киллеров.
Затем Фециант, с грохотом захлопнув за собой дверь, прошел в кабинет. Оказавшись в обшитой дубовыми панелями комнате, он задержался у единственного окна. Проделанное в наружной стене цитадели, оно выходило на восток и давало роскошный вид на Фециантово поместье, которое тянулось аж до далекой извилистой ленточки – трассы Забадай-Мареман.
«Просто невыносимо, – подумал председатель. – Надо же, из-за какого-то сопливого благодетеля человечества я рискую все потерять!»
Дверь кабинета открылась, и худощавый человечек украдкой туда проскользнул. Одет он был в традиционный серебристо-черный наряд Гильдии Киллеров и порядком напоминал крысу с примесью крови ленката . Когда Фециант к нему повернулся, человечек отвесил ему едва заметный поклон, как равный равному.
– Чем Гильдия может вам служить? – спросил он голосом холодным и невыразительным как ледяная равнина.
– Я хочу, чтобы кое-кто загнулся, – прошипел Фециант. – Хочу, чтобы это было сделано быстро и безошибочно. Хочу быть уверен, что этот человек мертв, как если бы я собственными руками ему голову отрезал…
Киллер внимательно следил за потенциальным работодателем.
– Это будет сделано… О ком идет речь?
– О воине по имени Ронан.
– Ронан? – Киллер перевел дыхание. – Да, противник достойный. Думаю, это задание лучше всего Крюгеру поручить.
Впервые за долгое время Фециант громко расхохотался, а затем сел и развалился в кресле, сцепив руки за головой.
– Крюгеру? – протянул он. – Превосходно! Знаете, мне этого несчастного, придурковатого воина уже почти жаль…
ГЛАВА 1
Динама, городок к юго-востоку от Убалтая, что в северном Идуине, первоначально был центром района богатых сельскохозяйственных угодий и управлялся кучкой праздных, дегенеративных дворян, так называемым Советом Динамы. Однако в году 994-м угнетенные крепостные из окрестных поместий подняли бунт и захватили власть, но, не сумев между собой договориться, создали сразу несколько органов управления, и стал тогда район Динамы известен как Страна Советов.
«Розовая Книга Улай»
Когда Тарл бок о бок с ослом Котиком вышли из городских ворот Динамы, он почувствовал, что дух его воспаряет точно гриф в восходящем потоке. Шагая по пыльной дороге, что вилась на северо-запад к Убалтаю, он думал о том, что еще никогда в жизни ему не было так приятно откуда-то сваливать. Тарл в последний раз оглянулся через плечо на хрупкие каменные стены и грациозные башни маленького городка. «Ну и дыра, – подумал он. – Клятское местечко».
Хотя следовало признать, что с деловой точки зрения путешествие проходило вполне успешно. Тарл завязал кое-какие контакты, взял в аренду отдел в местном супермаркете и нашел очень честного парнишку из местных, чтобы присматривать за этим отделом и продавать оружие. Теперь у ЗАО «Тарлторг» появилась еще одна точка розничной торговли. Нет, убивали Тарла как раз местные развлечения. Точнее – полное их отсутствие. Несмотря на невероятную живописность Динамы, там царила отчаянная скукота. Так тоскливо Тарлу не было с тех самых пор, как однажды в Орквиле он провел четверо суток в одной камере со Свидетелем Имбецила, который все это время пытался обратить его в свою веру.
Судя по всему, в прошлом жители Динамы имели массу проблем с пьяными туристами, а посему пуританский городской совет издал закон, запрещающий употребление алкоголя внутри городских стен. Согласно этому закону пребывание в состоянии алкогольного опьянения считалось преступным и наказывалось лишением свободы. А поскольку Тарл считал преступным пребывать в состоянии трезвости, они с Динамой не очень поладили, и только благодаря Котику он избежал ареста, когда его застукал Главный Пьяноискатель. Очень неплохо было иметь другом осла, который благодаря могущественному волшебнику теперь обладал не только потрясающе изворотливым умом, но и даром речи.
Это была его первая ночь в городке. Тарл как раз улегся вздремнуть в подворотне, положив под голову винный бурдюк, когда туда притопал Пьяноискатель, внимательно к нему пригляделся, понюхал воздух, а потом принялся возмущенно орать. Но Котик вовремя вмешался и за какую-то минуту убедил ответственного работника в том, что раз он с низкорослым бурым ослом разговаривает, то сам наверняка пьян как варт. Пьяноискатель вначале запротестовал, объясняя, что он этого дела ни грамма не принимал, но Котик резонно указал на то, что потеря памяти как раз и представляет собой симптом самого что ни на есть свинячьего опьянения, а стало быть, его долгом как Главного Пьяноискателя является арестовать самое себя и сдать куда следует. Тогда обалделый страж правопорядка по кривой побрел к городскому исправительному дому, Котик, безопасности ради, погнал полусонного Тарла за городские ворота.
Когда его лишали любимого времяпрепровождения, Тарл обычно отправлялся в какой-нибудь ночной клуб и искал удачи на танцплощадке. Как ни странно, у женщин он имел куда больший успех, чем другие лысеющие и потрепанные шибздики, хотя Котик не раз замечал, что его приятеля неизменно привечают женщины особого сорта. Все они были в точности как его излюбленные ночные клубы – шумные, потные и с парой здоровенных вышибал у фасада. Однако два месяца тому назад Тарл встретил Гебраль, девушку из Мертвых Ребят – группы молодых волшебников, гонимых остальными жителями города Ай'Эля и по такому поводу нашедших себе прибежище в заброшенном пакгаузе на территории газового завода. Наивная, но при этом обладавшая мудростью завзятой обитательницы городского дна и вдобавок такой магической способностью, какой Тарл еще ни у кого не встречал, Гебраль разглядела в глубине его души скрытую там доброту, и они полюбили друг друга.
После гибели колдуньи Шикары в битве при Беломорканале Гебраль вместе с остальными Мертвыми Ребятами вернулась в Ай'Эль и попыталась наладить мирное сосуществование с местными жителями, которые до той поры нещадно их преследовали. А Тарл, заполучив в свои руки почти все оружие, которое ранее принадлежало погибшим или потерпевшим поражение в битве, провел последние два месяца, курсируя по большим и малым городам южного Сидора и западного Идуина и организуя точки по торговле подержанным оружием. Хотя верность всегда была чем-то, почти ему недоступным, Тарл твердо был настроен Гебрали не изменять. А посему прогулки по девочкам отпадали.
Так что оставались азартные игры. После долгих расспросов Тарлу удалось прознать о какой-то картежной школе, но когда он в конце концов ее разыскал, этой школой оказалась задняя комната в галантерейной лавке, где одна пожилая дама учила девять других пожилых дам играть в канасту. Тарл провел худший вечер в своей жизни, в течение которого с ним то и дело заигрывала пара милейших восьмидесятилеток. К тому же он потерял пять бронзовых шаблонов, ибо дряхлые обольстительницы отчаянно мухлевали. Нет, что касалось Тарла, то ему, чем торчать в этой Динаме, куда забавней было бы стоять в самом центре пустыни и смотреть, как там кактус растет.
Но теперь он наконец-то оттуда свалил! Торговая точка была организована, первоначальный взнос сделан, а партия оружия прибыла. Теперь он мог позволить себе выходные. Его ожидали несколько чудных деньков с Ронаном и Тусоной в их отеле, а дальше должно было последовать долгое и сладостное пребывание с Гебралью в Ай'Эле. Итак, чувствуя, как солнце греет его костлявые плечи под тонким кожаным жилетом, Тарл радостно шагал по пыльной дороге, а Котик сосредоточенно семенил рядом.
Дорога некоторое время вилась по бесплодным холмам, после чего стала полого спускаться вниз, мерцая на жаре. Тыльной стороной ладони Тарл вытер вспотевший лоб, а затем отвинтил колпачок своей фляги и быстро ее осушил. Он как раз пытался решить, каким станет его первый в этот вечер коктейль, выбирая между «эльфийским пенисом» и «физдипильским дайкири», когда рядом что-то внезапно громыхнуло и поток горячего воздуха швырнул его на землю.
Несколько мгновений Тарл просто лежал в пыли на обочине, обалдело мотая головой и стараясь ее прояснить, а потом вдруг сообразил, что прямо перед ним, устремив в его сторону пустой взор, плавает образ лица Гебрали.
– Геб! – выдохнул Тарл.
– Тарл! – встревоженно начал образ. – Внимательно меня выслушай. Тут все пошло наперекосяк! Фактически за одну ночь город снова против нас обратился. С нами все в порядке, но нас опять загнали в пакгауз, а толпой манипулируют колдуны. Я не могу покинуть друзей. Акция хорошо спланирована, и я чувствую за всем этим руку совета «Оркоубойной». Предупреди Ронана и Тусону, что совет опять взялся за свое. Вы все можете оказаться в опасности. Побыстрей до них доберись!
А затем образ исчез, и Тарл обнаружил, что таращится в циничные глаза низкорослого бурого осла.
– Ну ты и мудак, – пробормотал Котик. – Твои друзья в опасности, а ты решил на обочине дороги прикорнуть. Редкостный эгоизм.
Злобно огрызнувшись, Тарл ухватился за потрепанные ослиные уши и принял вертикальное положение.
– Ну-ну, морковная отрыжка, нам лучше двигаться. Вонючим четвероногим слова не давали.
И они бок о бок засеменили по дороге, пока та виляла на запад, по склонами пологих холмов направляясь к укромным отелям и виллам, что располагались вдоль убалтайского побережья.
* * *
Ронан лежал как труп, пока палящий зной вгрызался ему в спину, и раздумывал о перспективах, которые перед ним открывались. Их, собственно говоря, имелось всего две, но выбор был очень труден. Или еще поваляться на солнце, или пройти чуть дальше по пляжу и присоединиться к купающейся в море Тусоне. Эх, мудреное это дело. Все решения, решения… Ронан перекатился на спину и сел, прикрывая глаза от слепящего идуинского солнца и вглядываясь в океан. Краем глаза он заметил как бы ярко-красную вспышку, когда по раскаленному песку в тень от скалы стремительно проскочила запахундрия.
Тусона плыла на спине, руки ее ленивой мельницей крутились в теплой воде. Она уже находилась на полпути к коралловому рифу. Впрочем, увидев, что Ронан за ней наблюдает, она перевернулась на живот и легким, стремительным кролем поплыла к берегу. На мелководье она поднялась и медленно побрела к пляжу. Тусона купалась голая, и теперь все литые мышцы ее прекрасного тела плавно ходили под кожей, наглядно демонстрируя выгоды многолетней воинской тренировки. За два месяца в убалтайском климате она покрылась шоколадным загаром, а ее короткие волосы выгорели почти до белизны.
Ронан со счастливой улыбкой на лице за ней наблюдал. Уже перевалило за полдень, а значит, для них настало время вернуться в тень бара в патио отеля и посмотреть, чего бы там повкусней выпить-закусить. Дальше должен последовать час-другой уединения в спальне. Последние несколько недель они жадно насыщались едой, выпивкой и сексом, вовсю экспериментируя с рецептами, коктейлями и позами. Ронан о таком даже и не мечтал. От одних мыслей о предстоящем наслаждении приятное тепло разлилось у него внутри. Он уже познал радости «отвертки», «сидорской козы» и «идуинского стоячка». Каких только, оказывается, сексуальных поз не существовало!
Добравшись до Ронана, Тусона ухмыльнулась, а затем провела рукой по волосам и брызнула ему в лицо морской водой. Пара капелек попала прямо в открытый рот, и слабый привкус соли тут же напомнил Ронану о жажде.
– Вода просто чудо, – объявила Тусона, протягивая руку к своему кожаному лифчику. – Надо бы тебе еще искупнуться.
Ронан с сомнением покачал головой. В целом обожая погружение в сине-зеленое море, впечатлительным ребенком он прочитал слишком много книжек о морских чудовищах и теперь проводил в воде максимум десять минут, прежде чем проникался твердой уверенностью в том, что нечто предельно жуткое вот-вот схватит его за причинное место и утянет вниз, в мрачные глубины. Поднявшись с песка, Ронан принялся натягивать пляжные шорты с кричащим узором, купленные им на Убалтайском рынке…
– Жажду я себе прекрасно и на берегу зарабатываю, – отозвался он. – Давай-ка к бару поближе. Умираю, выпить хочу.
– Я тоже. Сегодня, пожалуй, лучше пойдет «южный поцелуй».
– Это когда я встаю…
– Ну-ну, дурачок, это всего лишь коктейль.
– Какая жалость.
– Кстати, о выпивке… Тарл не говорил, когда вернется?
– Надеюсь, что сегодня, если все будет нормально. А что?
Тусона вздохнула и с серьезным лицом на него посмотрела.
– А то, что очень скоро, мой милый, придется всех вместе собрать. Тарла, Гебраль, Мертвых Ребят, быть может, даже Антракса. Пора нам приниматься за совет корпорации «Оркоубойные мечи». Не можем же мы вечно здесь торчать.
– Ты все про этих жалких стариков. – Ронан пренебрежительно махнул рукой. – Ну, они и подождать могут. Нам пока еще не о чем беспокоиться.
И с этим прискорбно неточным предсказанием он развернулся и пошел через пальмовую рощицу к полускрытому за ней белокаменному зданию отеля.
* * *
Директор «Убалтай-Паласа» – первого идуинского пляжного отеля – был немало возмущен. Последние полчаса он провел в отчаянных попытках утихомирить бригаду уборщиц, поднявшую бунт после того, как их попросили прибрать за группой туристов варварского происхождения, которые все как один настояли на том, чтобы держать у себя в спальнях своих коней. И теперь, уже предвкушая вкусный сандвич и чашечку чая у себя в кабинете, директор вдруг обнаружил, что в конторе отеля никого нет. Совсем никого.
Он оглядел прохладный, выложенный мраморными плитами вестибюль, ожидая, что портье вот-вот выскочит из-за одного из горшков с крупными, кустистыми растениями, что стояли вдоль белокаменных стен, однако никакого движения так и не последовало. «Вот так всегда, – подумал директор. – Вечно этот персонал невесть где болтается». Хотя, учитывая то, как с работниками отеля в последнее время обращались, ничего удивительного тут не было. Привыкшие к услугам рабов, варвары решили, что персонал здесь одноразовый, так что всякий раз, как им становилось скучно, они смеха ради убивали официанта. Это чуть было ёне вызвало ответную вспышку, и директору пришлось в очередной раз вбивать в головы подчиненных, особенно новеньких, что клиентуру, невзирая на всю тяжесть провокации, ни в коем случае мочить нельзя.
Нет, все-таки тяжело руководить шикарным отелем в мире, где большинство людей под роскошью понимало возможность жить в разных помещениях со свиньями. От этих северных варваров больше неприятностей, чем дохода. Взять хотя бы их отношение к воде. Если ее было много, они думали, что в ней надо купаться. Если ее было мало, они решали, что ее надо пить – из-за этого ужас что творилось в туалетах. Если ее было ни то ни се, в ней, по их понятиям, надо было топить людей. Или в нее следовало мочиться. А порой – и то и другое. Бассейн отеля, к примеру, они, клят знает, во что превратили. Директор устало покачал головой. Таких постояльцев у него не случалось со времен одного инфернального съезда магов и волшебников тремя годам раньше, а про тот съезд ему до сих пор кошмары снились. Верхний этаж отеля восстановить так и не удалось. Кроме того, никто не смог вернуть прежний облик заместителю директора, которого маги превратили в рыжего кота. Впрочем, теперь он хотя бы мышей ловил…
Директор взглянул на стол в конторе. Ему показалось, что кто-то оставил на отполированной деревянной столешнице розовый шланг. Негодующе бормоча от такой неряшливости, директор зашагал по мраморному полу к столу, но затем внезапно остановился. Из-за стола высовывалась нога – причем удивительно похожая на ногу портье…
И тут он вдруг понял. Теперь стало заметно, что «шланг» влажно поблескивает, пятная столешницу знакомой алой влагой. Охнув от неожиданности, директор осторожно подошел и заглянул за стол.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов