А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

От его пессимизма не осталось и следа, после того как Дерк принес радостное известие, что удалось найти работу. К тому же, по словам Дерка, выходило, что дело проще не бывает, не займет много времени, а оплата выходила вполне приличная. Скайт был доволен.
— Клиент выглядит как настоящий миллионер, друг. Сразу видно, что он босс. Большой человек. Когда он показал мне свой бумажник, мне чуть худо не стало. Денег, что называется, «куры не клюют». Я думаю, если мы все сделаем правильно, то он заплатит нам гораздо больше. Друг, поставь еще пивка! — Дерк Улиткинс оторвался от кружки и вопросительно посмотрел на Скайта.
— Да ты еще и это не допил. Лучше скажи, как ты думаешь, он нас не обманет?
Но от Дерка уже нельзя было услышать ничего толкового. Он жадно глотал напиток, а в ответ лишь помотал головой и промычал что-то невразумительное.
Вдруг чья-то тяжелая рука опустилась ему на плечо, да так, что Дерк чуть не захлебнулся в пиве. Он дернулся, и пиво из кружки выплеснулось ему прямо в лицо, залив при этом мятую, когда-то белую рубашку.
— Что за черт! — выругался Дерк и недовольно посмотрел в свою полупустую кружку, где пива осталось совсем на донышке.
— Э, ты, приятель, — услышал Дерк за спиной чужой неприятный голос, — в первый раз здесь и уже перебегаешь дорожку хорошим парням, которые по воле случая временно остались без работы? Кто ты такой, чтобы делать это? Что-то я раньше тебя здесь не видел.
Дерк посмотрел на друга и по выражению Скайта, стоящего за стойкой напротив, понял, что дела их плохи.
Повернув голову, он увидел здорового мужика с неимоверно широкими плечами и толстыми волосатыми руками, покрытыми наколками на фривольные темы. Одет здоровяк был в грязную майку с нарисованным посередине большим кулаком и мятые парусиновые брюки. В его левом ухе покачивалась серьга из серебристого металла. Рядом с мужиком стоял длинный хлыщ в сером плаще с бледным и тощим лицом, которое пересекал глубокий шрам. По зеленоватому оттенку глазных белков длинного было видно, что парень всерьез увлекается глюкогеном.
— Знаешь, приятель, что-то раньше я тебя здесь тоже не видел, — Дерк Улиткинс был очень недоволен тем, что ему так и не удалось допить пиво, но старался сдерживать себя, чтобы выиграть время и по возможности постараться взять инициативу в свои руки. — Я не понимаю, о чем ты говоришь. Мы с другом перешли тебе дорогу? Что за ерунда! Скажи, когда мы это сделали. Мы такие же безработные парни, как и все находящиеся здесь джентльмены. Просто сейчас повезло нам. Вам пока нет. В следующий раз удача улыбнется вам, и вы выберетесь из того дерьма, в котором сейчас находитесь.
Скайт в душе проклинал Дерка за то, что он ляпнул про дерьмо, ассоциируя это нехорошее слово с подошедшими людьми. Вне всякого сомнения, они представляли собой полное ничтожество, здесь Дерк абсолютно прав, но нельзя же говорить такие слова в лицо незнакомым людям! Это было крайне неразумно с его стороны.
Скайт Уорнер многое повидал за свою бурную жизнь, богатую разными событиями и приключениями, и он бы предпочел совсем не встречаться с такими подонками, как эти два парня, которые только что грубо «наехали» на них. В том, что это «наезд», Скайт не сомневался, потому что за свою жизнь общался с разными личностями, среди которых были люди намного опаснее местной шпаны. Он умел обращаться не только с хулиганами и мелкими бандитами, но и с профессионалами, зарабатывающими свой хлеб за счет укорачивания жизни других. Но почему они всегда лезли именно к нему? Возможно, подсознательно, ощущая себя полным ничтожеством, они, как мазохисты, хотели получить публичные побои, прочувствовать свое унижение? Или им нравилось иметь выбитые зубы, чтобы потом, шепелявя, рассказывать своим знакомым о крутой драке в баре, в которой лично принимали участие? Скайту совершенно не хотелось сегодня кому бы то ни было бить рожи, пусть даже такие мерзкие, как у этих подонков.
— Ты что, козел, хочешь сказать, что мы с Лоренцо живем в дерьме? — здоровяк не на шутку разъярился. — А может, ты хочешь сказать, что мы с Лоренцо сами дерьмо? Нет, если ты хочешь это сказать, так и говори. Прямо! Как мужчина! Хотя не похоже, что ты являешься мужчиной.
Скайт хотел было что-то сказать, но Дерк перебил его, не дав другу вставить ни слова.
— Я же не виноват, что вы с Лоренцо живете в дерьме, — Дерк не нашел ничего лучшего, как ответить таким образом. — Это не моя вина. Но я уверен, что вы с Лоренцо обязательно найдете работу и как-нибудь выплывете на поверхность.
Больше всего на свете в эти минуты Скайту хотелось, чтобы Дерк Улиткинс проглотил свой язык и заткнулся. Уж лучше бы он вообще молчал. И дал возможность поговорить ему — Скайту Уорнеру. Скайт был уверен, что у него этот разговор получился бы лучше.
— Короче, придурок, — тряхнув Дерка за шкирку, сказал здоровяк, — плати «штуку» и проваливай отсюда со своим дружком.
Насупившись и покраснев от такого хамского обращения, Дерк Улиткинс произнес:
— У меня нет таких денег.
— Тогда посмотрим у этого, — встав напротив Скайта, сказал длинный (которого здоровяк называл Лоренцо) и обратился к кому-то сзади: — Джон, проверь карманы этого пижона.
Из-за спины Лоренцо выскочил, как чертик из табакерки, маленький, черноглазый тип с кривыми, рахитичными ножками. Воровато оглядываясь по сторонам, он с гнусной ухмылкой подошел к Скайту, молчаливо стоящему у стойки бара.
— Ну что, мелкий (хотя Джон был Скайту Уорнеру по грудь), — произнес Джон писклявым голосом, — выворачивай карманы, ублюдок!
Скайт не хотел сегодня драться, но в такой ситуации от его желания ничего не зависело.
Скайт имел большой опыт в подобного рода драках. Он хорошо знал, что нужно для того, чтобы выбить почву из-под ног у противника. Тут не нужно говорить слова: тут нужно действовать.
Ухмылка не успела сойти с лица Джона, как тяжелый ботинок Скайта Уорнера отпечатал протектор подошвы на его ширинке. Джон с диким воплем схватился за травмированное место и, выпучив глаза, исчез под стойкой. Ему действительно было больно. Никто бы не стал корчиться на грязном, заплеванном полу дешевой забегаловки, на глазах у почтенного общества только для того, чтобы ввести в заблуждение своего противника. Его компаньоны, конечно, были готовы к сопротивлению со стороны пилотов, но такой поворот событий для них оказался слишком крут.
— Бери Джона и проваливай, — произнес Скайт длинному в сером плаще.
Но Лоренцо не спешил выполнять приказ Скайта. Он бросил вопросительный взгляд на здоровяка с серьгой в ухе. Здоровяк сжал кулаки и помрачнел. В помещении бара повисла напряженная тишина, в которой жалобный скулеж Джона казался еще более унизительным.
— Знаешь, парень, — наконец произнес здоровяк, — зря ты обидел Джона. Ты даже не можешь себе представить, какая это большая ошибка.
После этих слов здоровяк бросился в атаку. Его правая, сжатая в кулак, с шумом рассекая воздух, описала крюк над головой Скайта. Скайт ожидал нападения и поэтому успел нагнуться. В следующий момент он отпрянул назад, так как левый кулак здоровяка, как камень, выпущенный из пращи, пронесся снизу вверх. Уворачиваться дальше становилось опасно, и Скайт провел сокрушительный прямой в челюсть нападавшего. Послышался хруст зубов, приглушенный стон, и здоровяк, опрокидывая по пути стулья и столики, отлетел в сторону, упав на пол.
Блеснул нож — это Лоренцо, воспользовавшись, что внимание всех занято дракой, извлек из кармана плаща финку. Но путь лезвию преградила спинка стула, вовремя подставленная Дерком Улиткинсом. Нож застрял в мягком пластике, и Дерк ударом ноги выбил оружие из рук нападавшего.
Лоренцо попытался ударить Дерка кулаком, но тот поставил блок левой рукой, а правой схватил парня за грудь.
— Ну, куда ты лезешь, морда? — Дерк ударил длинного лбом в лицо.
Пронзительно закричав от боли, Лоренцо схватился за сломанный нос и упал, составив компанию Джону на заплеванном полу забегаловки «Адмирал Армор».
— Хороший удар, — одобрительно заметил Скайт, поднимая в знак одобрения кружку.
Одним глотком допив пиво, Скайт поставил кружку на стол и, перешагнув через тела, направился к выходу.
— Постой! Это еще не все! — раздался сзади голос, принадлежащий здоровяку.
Скайт остановился и, прежде чем повернуться на окрик, спросил, обращаясь к Дерку:
— Ну почему я должен тратить свое время на такую мразь?
Скайт повернулся. Здоровяк, широко расставив ноги, стоял посреди раскиданной мебели. Кобура его бластера была расстегнута. Притихшие посетители «Адмирала Армора» попятились в стороны, покидая сектор за спиной здоровяка. Кто-то принялся делать ставки: ставлю червонец на Пита… Ставлю на Пита двадцать… Десять на парня в куртке… Двадцать на Пита… Двадцать пять на Пита…
— Ты сам напросился, парень, — зло сказал здоровяк, нервно сжимая и разжимая пальцы над рифленой ручкой своего оружия.
Его намерения были слишком серьезны, чтобы оставить их без внимания.
— Приятель, — Скайт попытался решить миром возникшую ситуацию, — мы повздорили, с кем не бывает.
— Вынимай свой бластер, или ты боишься показывать его на публике, так как у него короткий ствол? — мерзкая улыбка исказила лицо здоровяка.
Скайт поморщился, ему чертовски не хотелось этого делать, но он все же был вынужден расстегнуть кобуру своего «Дум-Тума». «Дум-Тум» — знаменитая своей надежностью и мощью марка бластера.
Здоровяк уже предвкушал триумф, как кто-то из толпы тихо произнес, чтобы он смог это услышать:
— Это же Скайт Уорнер — последний капитан пиратского корабля «Валрус». — По толпе пошел возбужденный говор. — Тот самый?! Точно, это он! Сто на Скайта! Сто пятьдесят на Уорнера. Двести на Скайта…
Пит все слышал, он и сам прекрасно знал, кто такой Скайт Уорнер, и вот теперь Пит видел этого человека перед собой. Скайт стоял напротив, и его рука нависла над рукояткой того самого бластера, которым, по слухам, был убит сам Браен Глум. Пит нервно сглотнул образовавшийся в горле ком. Пит был отчаянным и бесстрашным парнем, но не настолько же!
Скайт уловил перемену в настроении своего противника и воспользовался моментом:
— Приятель, будем считать это недоразумением?
— Да, — с радостью уцепился за возможность решить проблему мирным путем Пит.
— И что ты теперь думаешь о моем бластере?
— Это самый мощный бластер…
Пит осекся, не закончив фразу до конца. Он понял, что это не те слова, которые должен сказать в сложившейся ситуации. В помещении бара повисла напряженная тишина. Два десятка человек, замерев, смотрели на него, Пита — самого крутого парня в районе и ждали, что он скажет. Пит сейчас бы многое отдал, чтобы поменяться местами с Лоренцо и Джоном, трусливо притихшими на грязном полу «Адмирала Армора». Жизнь — очень ценная штука…
— Я был не прав, — застегивая кобуру и опустив глаза, выдавил из себя Пит. — Приношу свои извинения.
— Я принимаю их, — ответил Скайт. По толпе прошел гул разочарования.
— Возможно, кто-нибудь из присутствующих здесь джентльменов хочет поменяться с Питом местами? — поинтересовался Скайт у народа.
Желающих не было.
— Хорошо, — застегивая кобуру, сказал Скайт, — если у кого-нибудь возникнет желание подраться, вы знаете, к кому обратиться…
Раздался глухой удар, и все услышали характерный звук падающего тела. Это Дерк Улиткинс нанес удар рукояткой своего бластера по голове здоровяка. Массивное тело Пита упало под стойку, где уже находились его компаньоны.
— Это было совсем ни к чему, — недовольно заметил Скайт.
— За «придурка» он так и не извинился, — пробормотал Дерк Улиткинс.
Глава 3. ПРОФСОЮЗ ДОКЕРОВ
Боб Даркман всю свою жизнь много работал. Начиная с шести лет он стал разносить газеты, чтобы заработать на карманные расходы. По «Плобитаун ньюс» и «Плобой тайм» он научился читать, а по заработанным за доставку этих газет деньгам считать. И научился Боб этому намного быстрее, чем если бы пошел в школу.
Шло время, и подросток стал юношей. Деньги за разноску газет, казавшиеся пацану настоящим богатством, для юноши превратились в жалкие крохи, и Боб в двенадцать лет поменял работу. Он устроился подсобным рабочим в доки торгового космопорта.
Его непосредственный начальник бригадир грузчиков, списанный с военного звездолета боцман Бенедикт по прозвищу Папа эксплуатировал мальчишку как взрослого мужчину, не давая ни малейшей поблажки. Но тяжелый труд только закалил Боба Даркмана. Именно в этот период Боб узнал цену трудовому кредиту, и именно в этот период Боб примкнул к группе таких же, как и он, парней рабочего района, промышлявших кражами из доков. Парни тащили все, что плохо лежало: оборудование, стройматериалы, горючее и, само собой разумеется, грузы с прилетавших в космопорт звездолетов. Все это списывалось на «утруску», «усушку», «бой» и «непредвиденные обстоятельства», о которых все знали, но в полицию не сообщали. В конце концов, кто будет мелочиться из-за потерянных при транспортировке двух—трех ящиков товара, когда корабль привез несколько тысяч тонн груза?
Добыча сбывалась на местном рынке. Доход с краж был хорошим подспорьем к небольшому окладу рабочего доков. Боб на вырученные деньги даже смог приобрести недорогую квартиру на первом этаже, выходящую окнами на взлетную площадку, откуда постоянно с ужасным грохотом и воем стартовали грузовые корабли. Эта квартира превратилась в штаб для промышлявших кражами молодых людей, а заодно и в нечто вроде перевалочной базы для ворованных вещей.
Казалось, ничто не сможет помешать достигнуть Бобу Даркману финансового благополучия. Но в один прекрасный день фирма, владеющая космопортом, приобрела роботов-погрузчиков, и Боб с друзьями попал под сокращение штатов. Доступ на космодром для них закрылся, а вместе с ним и налаженный криминальный бизнес. Дело погибло. Боб вновь оказался там, где начинал: на улице.
После этого удара Боб долго не мог найти себя, проклиная судьбу и «кровососов-капиталистов». Целый год он ничего не делал и жил только на пособие по безработице, транжиря скудные накопления, которые у него остались после портового бизнеса. Целыми днями он торчал в своей квартирке на первом этаже и смотрел в окно, как в небо с мощным грохотом, от которого дрожали стекла, стартуют грузовые корабли. На улицу Боб выходил лишь в магазин за продуктами или когда в службе занятости производилась очередная выплата пособия. Но вот настало время, когда выплату пособия приостановили, и Боб был вынужден идти на биржу труда. Именно там, возле окошечка специалиста центра занятости, Боб встретил Папу.
Бенедикт так же, как и все остальные рабочие космопорта, попал под сокращение, но старый вояка не собирался сдаваться. Бенедикт где-то достал множество умных книг про роль рабочего класса в обществе и основы капитализма, изучил действующий на Плобое закон о труде, надел свой парадный боцманский китель и стал вербовать единомышленников для борьбы с беззаконием и произволом владельцев доков.
А где, как не возле окошка специалиста центра занятости на бирже труда, можно найти соратников для борьбы с беззаконием властей.
«Боб, мой мальчик, — обратился Бенедикт к Бобу Даркману, — я организую Профсоюз докеров. Не хочешь ли и ты вступить в него? Я знаю, ты умный парень. Ты много читал. Такие энергичные молодые люди, как ты, могут пригодиться нашему движению».
«Не знаю», — ответил Боб.
«Не спеши с ответом, приятель, — резонно заметил Бенедикт. — Сходи сначала к специалисту центра занятости, а поговорим потом».
После разговора со специалистом, который снял Боба с пособия, Даркмана уже не нужно было уговаривать вступить в ряды профсоюза. В одночасье он стал самым фанатичным и преданным из его членов. И в этот же день на лацкане его рабочей куртки появился значок профсоюза с изображением сжатого кулака. (Значков было всего два, их на кусочках картона нарисовал сам Бенедикт, а так как художник из него был неважный, кулак больше смахивал на фигу. Но что требовать от бывшего такелажника?)
«Теперь нас уже двое, а это уже кое-что», — цепляя значок на грудь Боба, многозначительно произнес Бенедикт.
Через неделю в профсоюзе было полтора десятка членов, в основном из тех, кого уволили вместе с Бобом Даркманом и Бенедиктом. В местном муниципалитете было зарегистрировано новое общественное объединение «Профсоюз докеров». Штабом Профсоюза докеров стала все та же квартирка Боба Даркмана на первом этаже, выходящая окнами на космопорт.
В профсоюзе каждый делал то, что у него лучше всего получалось: Бенедикт занимался бумагами, а Даркман общался с людьми. Появились первые денежные взносы. Боб позволил себе купить новый костюм: первый с тех пор, как прикрылся его воровской бизнес в порту.
Через месяц число членов профсоюза достигло пятидесяти человек, но на этом рост организации остановился. Боб интуитивно чувствовал, что необходимо предпринять что-то глобальное. Одними пламенными речами и дешевым пивом в тесной квартирке людей не удержать. Скоро пустая болтовня наскучит, и они разбредутся по другим местам. Нужно нечто новое, энергичное, чтобы каждый почувствовал себя в деле. И такой случай вскоре представился.
На ремонтных верфях космопорта произошло новое сокращение, и тысяча человек оказались на улице. Боб Даркман не мог не воспользоваться таким «подарком судьбы» — это был отличный повод заявить о существовании профсоюза, показать себя и свою организацию. Акцию протеста наметили на следующий же день, как узнали о предстоящих увольнениях.
Всю ночь в квартирке на первом этаже шла кипучая деятельность. Приготовления к предстоящей акции продвигались стремительными темпами. Бенедикт рисовал на больших листах картона символ профсоюза — рабочую, мозолистую руку, сжатую в кулак. Плакаты получались, как под копирку, похожими на большой кукиш, но на это никто не обращал внимания, все равно лучше бы никто нарисовать не смог. Боб на кухне разливал бензин в пустые бутылки из-под пива, вдохновляя своим примером остальных. В коридоре без перерыва работал взятый напрокат ксерокс, копируя листовки.
Наступило утро, и у ворот заводоуправления «Южная Плобитаунская верфь» собрались все пятьдесят человек Профсоюза докеров. В руках они держали плакаты со своим символом, нарисованным твердой рукой Бенедикта. Боб Даркман, забравшись на специально принесенный стул, через скрипящий мегафон произносил пламенные речи, не скупясь в выражениях в адрес администрации верфей. К собравшимся стали примыкать узнавшие об увольнении люди. Толпа росла.
«Братья! Я обращаюсь к вам! Доколе мы будем терпеть беспредел владельцев верфей?! Ведь их состояния заработаны вот такими рабочими руками», — Боб показал на ближайший от себя плакат с нарисованным кулаком-фигой. Держащий плакат Бенедикт принялся махать им вверх-вниз.
«Хозяева жиреют на нашем горе! — продолжал Боб. — На горе наших близких! Наши семьи голодают, в то время как администрация верфей раскатывает в лимузинах и жрет в дорогих ресторанах! Наши рабочие места занимают роботы, купленные на нами же с вами заработанные деньги! Это произвол!»
Собравшаяся вокруг Боба толпа одобрительно загудела.
«В законодательстве Плобитауна есть статья, запрещающая применение роботов, если человек, чье место занимает машина, не получит другое рабочее место с зарплатой не меньше прежней! — Боб взял протянутую Бенедиктом книжечку кодекса о труде и помахал ею у себя над головой. — Здесь все написано!»
Толпа росла. Члены профсоюза энергично раздавали среди собравшихся отпечатанные ночью листовки.
«Они обязаны, — имея в виду администрацию, продолжал Боб Даркман, — обеспечить нас новой работой, а не давать жалкое пособие!»
В окна здания администрации выглядывали обеспокоенные клерки. На их лицах читалась тревога и растерянность.
«Если нас не может защитить государство, нас защитит Профсоюз докеров! Мы сами восстановим социальную справедливость! Вступайте в ряды профсоюза, братья! Вместе мы сила, способная отстоять права каждого! По одиночке ничего не добиться! Братья, объединяйтесь»
В конце улицы, на которой шел митинг, приземлился большой транспортный гравитолет с надписью крупными белыми буквами «ПОЛИЦИЯ». Створки задних дверей открылись, и из его нутра двумя рядами выбежали одетые в пластиковые доспехи полицейские. Каждый служитель правопорядка держал в руках резиновую дубинку с вмонтированным в торец электрошокером и прозрачный щит из сверхпрочного органического стекла. Полицейские выстроились в шеренгу, прижавшись друг к другу плечами, прикрылись щитами и выставили вперед дубинки.
При виде полицейских Бобу Даркману стало не по себе. Не в слишком ли опасную игру он ввязался? В этот момент Боб был готов бросить все и убежать. Но что подумают его товарищи по профсоюзу, что скажут рабочие? Что Боб Даркман струсил и позорно сбежал при первой же опасности? Боб колебался.
Вдруг в воздухе застрекотал винтами небольшой геликоптер. Юркий летательный аппарат с красной надписью «ТВ-66» закружил над собравшимися. Из открытой боковой двери высовывался комментатор, показывал вниз пальцем и что-то энергично говорил в микрофон. Рядом с ним виднелся оператор с телекамерой. Шла прямая трансляция! Даркман до этого момента никогда не снимался на телевидении, и тот факт, что его сейчас видят миллионы людей на экранах своих телевизоров, смутил Боба. Он растерялся, но Бенедикт пришел на помощь своему молодому товарищу. «Братья…» — зашипел снизу боцман, подсказывая нужные слова.
«Братья! — закричал Даркман громче прежнего. — Посмотрите, как ответила администрация на наши законные требования! — Боб показал в сторону полицейских. — Они натравили на нас своих псов! Хватит терпеть! Нет произволу!»
Бенедикт дернул Боба за штанину: «Нам нечего терять, кроме собственных цепей…».
«Нам нечего терять, кроме собственных цепей!»
На эту фразу толпа ответила одобрительным ревом.
«Работы и справедливости!» — завопил Боб Даркман.
После этих слов кто-то из членов профсоюза швырнул в полицейских бутылку с бензином. Под ногами у служителей правопорядка вспыхнуло пламя. Полицейские отпрянули от огня. Строй шеренги нарушился.
«Товарищи… — зашипел снизу Бенедикт, — вперед… За наши семьи… За Профсоюз докеров…»
«Товарищи, вперед! — закричал Боб Даркман. — За нашу семью — Профсоюз докеров!»
Возбуждение дошло до предела. Гул толпы заглушал слова оратора. Боб плохо различал, что ему шептал снизу Бенедикт. В полицейских полетела вторая бутылка.
«Пока мы едины — мы непобедимы», — продолжал суфлировать Бенедикт.
«Пока мы едины — мы не будем обедать!» — Но этой фразы никто уже не слышал. Толпа ринулась на штурм полицейского оцепления. Под напором людей стул, на котором стоял Боб, опрокинулся, и Даркман полетел вниз. Его поймали крепкие руки Бенедикта.
«Отлично! Отлично! — В глазах Бенедикта горел дьявольский огонек. — Это наш день, Боб. Мы уже победили. Посмотри на это!»
Толпа рабочих, как лавина, смела полицейских. Рабочие принялись раскачивать полицейский гравитолет. Кто-то швырнул в открытую дверь машины бутылку с бензином Из окон повалил густой черный дым. Пилот с криком ужаса выпрыгнул в негодующую толпу, где исчез, схваченный натруженными руками рабочих. Раздался звон разбитого стекла — это в окна заводоуправления полетели камни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов