фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Я — человек принца Крондорского.
Горец пожал плечами и сделал знак своим воинам:
— Отпустите этих людей.
— Кого отпустить? — спросил Эрик.
Аки улыбнулся.
— Мы взяли в плен несколько человек, которых вы посылали на юг, сержант. Я думаю, что ваш уродливый головорез может быть среди них.
Усталость и напряжение ночной атаки наконец одержали верх над обычной уравновешенностью Эрика. Он негромко выругался и пробормотал:
— Если он попался, я ему задам жару.
Аки пожал плечами и повернулся к своим товарищам:
— Давайте посмотрим.
Эрик подозвал к себе солдата по имени Шейн:
— Пусть отряд строится на южной стороне лагеря.
Шейн кивнул и побежал передавать приказы.
Эрик пошел за хадати и недалеко от лагеря увидел капрала Альфреда и еще шестерых лучших своих людей, которых сторожили горцы.
— Что случилось? — спросил Эрик.
Альфред поднялся на ноги и вздохнул.
— Эти ребята — просто звери, сержант. — Он указал на горный хребет, возвышавшийся над ними, и продолжал:
— Они, должно быть, с первой же минуты услышали, как мы подходим, потому что были там, и я готов поклясться всем, что у меня есть, что они не могли успеть подойти из лагеря, пересечь горный хребет по-пластунски и зайти к нам в тыл за то время, пока мы спускались. — Альфред покачал головой. — Нас прижали к земле и скрутили, а мы даже ничего не услышали.
Эрик повернулся к Аки:
— Вы мне потом расскажете, как вы это сделали.
Аки пожал плечами и ничего не ответил, а Эрик сказал Альфреду:
— Эти горцы идут с нами. Проводите их в лагерь и готовьтесь к возвращению в Крондор.
Альфред улыбнулся, забыв на время о том, что, когда они вернутся. в гарнизон, Эрик устроит ему разнос.
— Горячая пища, — мечтательно сказал он.
В душе Эрик был вынужден согласиться, что это будет весьма кстати. Маневры длились уже неделю, и всем уже надоело есть всухомятку да еще в темноте. Люди изрядно устали и проголодались.
— Идите. — Вот и все, что сказал Эрик вслух.
Стоя в темноте, он размышлял об угрозе новой войны и задавался вопросом, может ли даже сотня таких учений подготовить жителей Королевства к тому, что на них надвигается.
Эрик сознавал, что в данной ситуации полностью подготовить людей невозможно, — но что еще остается делать? Он знал, что Кэлис, принц Патрик, маршал-рыцарь Уильям и другие командующие всю эту неделю проводили такие же учения в горах, а в конце недели состоится совет, на котором будет определено, что еще необходимо сделать.
Эрик сказал себе: «Все, все должно быть сделано», и понял, что в его мрачном настроении больше повинны усталость и голод, чем незадачливый Альфред, не сумевший избежать засады хадати. Он улыбнулся. Если горцы от Джайбона сумели так быстро добраться до этого хребта, то хорошо, что они собираются выступить на стороне Королевства — а то, что они будут в его подчинении, и вовсе прекрасно.
Возвращаясь в лагерь, он решил, что лучше присоединиться к Грейлоку и помочь ему утешать барона.
***
Солдаты замерли по стойке «смирно», и эхо одновременного удара сотен сапог о булыжник прокатилось по плацу. Принц Крондорский поднялся на возвышение.
Ру посмотрел на Эрика и прошептал:
— Неплохо.
Эрик покачал головой в знак того, что Ру лучше бы притихнуть. Ру усмехнулся, но молчал все время, пока принц Патрик, правитель Крондора, выслушивал приветствия от гарнизона дворца. Рядом с Эриком стоял Кэлис, капитан личной гвардии принца, известной под именем отряда Кровавых Орлов.
Эрик чувствовал себя неловко оттого, что к нему и к остальным воинам приковано всеобщее внимание. Выжившие участники последней экспедиции на далекий материк Новиндус награждались за проявленную отвагу, и хотя Эрик понятия не имел, что это за собой повлечет, зато точно знал, что предпочел бы вернуться к своим повседневным обязанностям.
Возвращаясь с маневров, он думал, что сразу будет собран военный совет, но Кэлис сказал ему и другим, что после возвращения принца Эрланда из владений его брата, короля Боррика, состоится церемония вручения наград, — и больше Эрику ничего не было известно. Краем глаза он увидел своего капитана, Кэлиса, которому тоже вся эта суета явно была не по вкусу. Ринальдо, один тех, кто остался в живых после последней экспедиции, повернулся и посмотрел на Мичу. Оба солдата сопровождали Кэлиса по залам пантатианских жрецов. Ринальдо выпятил грудь колесом, когда принц Крондорский вручал ему Белый Шнур мужества. Этот знак следовало пришивать к рукаву мундира, чтобы всякому было видно, что этот человек проявил незаурядную отвагу во имя короля и государства.
Ру приплыл на самом большом из своих кораблей, чтобы отвезти королевских солдат домой. За время плавания Эрик и спутники отдохнули и подлечились. Их капитан, загадочный человек, о котором ходили слухи, что он наполовину эльф, почти полностью оправился от ран, которые были бы смертельны для любого другого. Магический взрыв, во время которого погибли два старых его товарища, Праджи и Ваджа, зацепил и Кэлиса. Половина его тела была обожжена так, словно его пытались зажарить, однако теперь у него остался лишь едва заметный шрам на лице и шее, обозначенный полоской чуть более светлой кожи, чем все его загорелое тело. Эрик не раз спрашивал себя, суждено ли ему когда-нибудь узнать всю правду о человеке, под чьим началом он служит.
И, начав размышлять о загадках, Эрик вспомнил другого своего спутника, странного игрока Накора. Он стоял отдельно от награждаемых и наблюдал за торжественной церемонией с легкой усмешкой. Рядом с ним стоял Шо Пи, бывший монах, который теперь пристроился к Накору в ученики. Весь последний месяц они прожили во дворце в качестве гостей герцога Крондорского, и Накор не проявлял большой охоты вернуться к своему привычному занятию — надувать простаков в карточных притонах Королевства.
Пока принц поименно перечислял всех представленных к награде, Эрик думал, а что получат мертвецы, например, Бобби де Лонгвиль, неумолимый и твердый как кремень сержант, который сделал больше, чем любой другой, чтобы превратить Эрика в того солдата, каким он стал. На глаза Эрика навернулись слезы, когда он вспомнил, как Бобби умирал у него на руках в ледяной горной пещере, захлебываясь собственной кровью, хлещущей из раны. «И все же, — сказал себе Эрик, — из этого ада я вынес его живым».
Сморгнув слезу, Эрик еще раз поглядел на Кэлиса и обнаружил, что капитан за ним наблюдает. Едва заметным кивком он дал понять, что знает, о чем думает Эрик, и тоже вспоминает утраченных друзей.
Церемония длилась и длилась; а потом она как-то внезапно закончилась, и гарнизон Крондора был распущен. Рыцарь-маршал Уильям, командующий вооруженными силами княжества, подошел туда, где стоял Эрик и остальные.
— Принц просит вас присоединиться к нему в зале Совета, — сказал он Кэлису.
Эрик поглядел на Ру, и тот пожал плечами. На обратном пути друзья детства поделились новостями, и Эрик был наполовину озадачен, наполовину позабавлен тем, что его лучший друг меньше чем за два года превратился в одного из самых преуспевающих купцов Крондора и вошел в число богатейших людей Королевства. Но, увидев, что капитан и экипаж повинуются любому приказу Ру, он наконец осознал, что Руперт Эйвери, который в детстве был всего лишь простым воришкой, которому и сейчас было не так уж много лет, на самом деле владелец этого корабля.
Эрик рассказал Ру о том, что они обнаружили, и ему не пришлось прибегать к пышным сравнениям, чтобы передать ужас и отвращение, которые он испытывал, пробиваясь через родильные палаты пантатиан. Хотя в этот раз Ру, Накор и Шо Пи не участвовали в экспедиции на Новиндус, они бывали там прежде и хорошо представляли, с чем пришлось столкнуться их товарищам. Постепенно за время пути Эрик пересказал самые отвратительные детали избиения пантатианских женщин и младенцев, а также поведал Ру о таинственном «третьем игроке», который перебил больше пантатиан, чем все воины Кэлиса, вместе взятые. Даже если считать, что инкубаторы пантатиан есть где-то еще — хотя непохоже, чтобы это было так, — в живых остались только приближенные Изумрудной Королевы. Если бы в грядущей битве их удалось уничтожить, пантатианские змеиные жрецы перестали бы существовать — и этой участи им от всего сердца желали два друга из Даркмура.
Ру и Эрик расстались почти сразу, как только судно встало на якорь, поскольку у Ру были дела и он должен за всем присмотреть. Двумя днями позже Эрик отбыл на маневры, чтобы оценить, как Джедоу Шати справился с подготовкой новобранцев в отсутствие Кэлиса. Эрик остался доволен тем, что новички, которыми он командовал в последнюю неделю, были так же дисциплинированны и исполнительны, как те, с которыми он сам обучался военному ремеслу, будучи простым солдатом.
Войдя во дворец, Эрик снова почувствовал себя неловко в присутствии облеченных властью людей Королевства. До отъезда в последнюю экспедицию он прослужил в Крондоре целый год, но в основном не покидал гарнизона. Во дворце он был только однажды, и то лишь затем, чтобы одолжить у рыцарь-маршала Уильяма учебник по тактике. Эрик никогда не чувствовал себя уверенно в обществе главнокомандующего Западной армии Королевства, но мало-помалу привык проводить с ним время за кружкой эля или бокалом вина, обсуждая те или иные аспекты прочитанного. Но, будь у него выбор, Эрик с гораздо большей охотой махал бы мечом на плацу, помогал бы оружейникам или ухаживал бы за лошадьми, а лучше всего — ушел бы в окрестные поля, где можно спокойно подумать обо всем, что несет с собой надвигающаяся война.
В личных покоях принца, которые, по существу, представляли собой небольшую комнатку, ждали другие люди, в том числе лорд Джеймс, герцог Крондорский, и Джедоу Шати, второй сержант в отряде Кэлиса. Эрик предполагал, что Джедоу будет повышен в звании и станет сержант-майором, заняв место Бобби. Стол был уставлен блюдами с сыром, мясом, разными фруктами и овощами. Между ними возвышались запотевшие кувшины с элем, вином и фруктовыми соками.
— Устраивайтесь, — сказал принц Крондорский. Он снял церемониальную корону и мантию и передал их пажам. Кэлис взял яблоко и надкусил, пока остальные рассаживались за столом. Эрик поманил к себе Ру, и тот подошел.
— Что нового дома?
— Дети меня просто поразили. За те месяцы, что меня не было, они так выросли, что я едва их узнал. — Его лицо стало задумчивым. — В мое отсутствие дела шли неплохо, хотя и не так хорошо, как хотелось бы. Джекоб Эстербрук. за это время перехватил у меня три фрахта, а одна сделка была невыгодной.
— Я думал, вы с ним друзья, — сказал Эрик, взяв себе хлеба и сыра.
— На словах — да, — сказал Ру. Он не стал упоминать о своих отношениях с Сильвией Эстербрук, дочерью Джекоба: у Эрика были старомодные представления о семье и супружеской верности. — Точнее было бы сказать — у нас с ним здоровая конкуренция. У него монопольное право на торговлю с Кешем, и он, похоже, не готов идти на уступки в этом вопросе.
К ним подошел Кэлис:
— Ру, ты нас простишь?
Руперт кивнул:
— Разумеется, капитан, — и отошел к столу, решив не терять зря времени.
Кэлис подождал, пока рядом не останется никого, кто мог бы их услышать, и спросил:
— Эрик, маршал Уильям с тобой сегодня уже говорил?
Эрик покачал головой:
— Нет, капитан. Я весь день был занят тем, что принимал дела у Джедоу… Теперь, когда Бобби больше нет… — Он пожал плечами.
— Я понимаю. — Кэлис повернулся и жестом попросил рыцарь-маршала присоединиться к ним, а потом посмотрел на Эрика. — Тебе предстоит сделать выбор.
Маршал Уильям, невысокий, стройный человек, который, несмотря. на свой преклонный возраст, был известен Эрику как один из лучших наездников и фехтовальщиков Королевства, сказал:
— Мы с Кэлисом беседовали о вас, юноша. Поскольку обстоятельства сложились так, как сложились, нам нужны способные люди.
Эрик знал, что подразумевает Уильям, говоря о «сложившихся обстоятельствах», поскольку ему было известно, что грозная армия собирается за морем и менее чем через два года вторгнется в их страну.
— И что же за выбор?
— Я хотел бы предложить вам новую должность, — ответил Уильям. — Вы получите звание рыцарь-лейтенанта и перейдете под мое начало, в тяжелую кавалерию. Вы отлично умеете обращаться с лошадьми, и лучшего человека мне не найти.
Эрик взглянул на Кэлиса:
— Сэр?
— Я предпочел бы, чтобы вы остались в Кровавых Орлах, — твердо сказал Кэлис.
— В таком случае я остаюсь, — без колебаний сказал Эрик. — Я дал обещание.
Уильям с сожалением улыбнулся.
— Я так и думал, но обязан был спросить.
— Благодарю за то, что спросили, милорд, — сказал Эрик. — Вы мне польстили.
Уильям улыбнулся Кэлису.
— Наверное, ты волшебник. Он на полпути к тому, чтобы стать лучшим тактиком, какого я когда-либо видел в своей жизни — и если еще подучится, то и станет лучшим, — а ты хочешь навечно оставить его сержантом своих головорезов.
Кэлис слегка улыбнулся — с тем выражением невеселого веселья, которое так хорошо было известно Эрику.
— Моим головорезам сейчас больше нужен сержант, который обучал бы солдат, чем нам с тобой — тактик, Вилли. Кроме того, сержанты моих головорезов мало похожи на твоих.
Уильям пожал плечами.
— Ты прав, конечно, но, когда грянет война, каждому из нас хотелось бы иметь на своей стороне лучших людей.
— Не стану и спорить.
Уильям ушел, а Кэлис сказал:
— Эрик, спасибо.
— Я дал обещание, — повторил Эрик.
— Бобби? — спросил Кэлис.
Эрик кивнул. Кэлис помрачнел.
— Ну что ж, зная Бобби, должен сразу тебя предупредить, что мне нужен сержант-майор, а не нянька. Однажды ты спас мне жизнь, Эрик фон Даркмур, так что считай свое обещание Бобби де Лонгвилю выполненным с лихвой. Если придется выбирать между моей жизнью и существованием Королевства, я хочу, чтобы ты сделал правильный выбор.
Эрик не сразу осознал то, что услышал.
— Сержант-майор?
— Ты займешь место Бобби, — сказал Кэлис.
— Но Джедоу был с вами дольше… — начал Эрик.
— Зато у тебя есть сноровка, — перебил Кэлис. — У Джедоу — нет. Он прекрасный сержант — ты сам видел, как он натаскал новобранцев, — но повышать его в должности значит поставить его в такое положение, когда он будет вынужден не действовать, а в основном нести ответственность за действия других. — Он изучающе посмотрел в лицо Эрику. — Уильям не преувеличил, говоря о твоих способностях тактика. Но понимания стратегии тебе пока не хватает. Ты знаешь, что нам угрожает, и знаешь, что, когда начнется война, от тебя будет зависеть жизнь сотен людей. Древний изаланский генерал называл это «туманом сражения», и те, кто способен среди этого хаоса сберечь своих солдат, встречаются редко.
Эрику оставалось только кивнуть. Он, как и другие, кто был с Кэлисом в Новиндусе и видел армию Изумрудной Королевы, понимал, что, когда войско этих наемных убийц высадится на берегах Королевства, хаос будет полнейшим. Посреди этого хаоса могут выжить только хорошо обученные, дисциплинированные и жесткие люди — и именно от этих людей будет зависеть судьба не только Королевства, но и вообще Мидкемии. От них, а не от солдат регулярных войск Королевства.
— Хорошо, капитан. Я согласен, — сказал Эрик.
Кэлис улыбнулся и положил руку ему на плечо.
— У тебя не было выбора, сержант-майор. Теперь тебе тоже предстоит кого-то повысить в звании: нам нужен еще один сержант и полдесятка капралов.
— Альфред из Даркмура, — сказал Эрик. — Он был капралом, но разгильдяем, пока я его не обработал. Теперь он готов взять на себя ответственность, и хотя в душе остался буяном, в трудную минуту нам это пригодится.
— Твоя правда, — сказал Кэлис. — На такой случай у нас все буяны.
— По-моему, у нас достаточно кандидатов в капралы, — сказал Эрик. — Вечером я представлю вам список.
Кэлис кивнул.
— Я должен поговорить с Патриком прежде, чем совет превратится в придворный прием. Извини.
Кэлис ушел, и Ру, заметив это, вернулся к Эрику и спросил:
— Ну так кто получил повышение — ты или Джедоу?
— Я, — ответил Эрик.
— Мои соболезнования, — сказал Ру и, усмехнувшись, хлопнул приятеля по плечу. — Сержант-майор.
— А что у тебя? — спросил Эрик. — Ты начал рассказывать мне о доме.
Ру улыбнулся и пожал плечами.
— Карли все еще переживает, что я отправился за вами, и она была права: дети меня не узнают, правда, Абигайль называет меня папой, но малыш Гельмут только застенчиво улыбается да булькает. — Он вздохнул. — Сказать по правде, у Элен Джекоби я встретил более теплый прием.
— Да, но ведь, насколько я понял, она у тебя в долгу. Ты мог вышвырнуть ее на улицу вместе с детьми.
Ру некоторое время задумчиво жевал яблоко.
— Вряд ли. Ее муж не имел никакого отношения к заговору против моего тестя. — Он пожал плечами. — Пока я неплохо свожу концы с концами: Джейсон, Дункан и Луи во время моего отсутствия внимательно приглядывали за моей компанией, а мои партнеры по Компании Горького Моря не особо зверски меня ободрали. — Он усмехался. — Во всяком случае, никаких доказательств я не нашел. — Он снова посерьезнел. — И еще я знаю, что этой армии, существенной частью которой станет ваш отряд, понадобится провиант, оружие и амуниция. А это стоит недешево.
Эрик кивнул:
— У меня есть кое-какие свои соображения о том, как нам надо встречать Изумрудную Королеву, и поскольку мы никак не сможем выставить такое же огромное войско, как то, что она посылает против нас, — нас ждет самая грандиозная кампания со времен Войны Провала, не сравнимая ни с одной из древних войн.
— Как ты думаешь, сколько у нас всего людей?
— Точно не скажу, но по крайней мере на пятьдесят — шестьдесят тысяч больше, чем в регулярных армиях Востока и Запада, — сказал Эрик.
— Это же почти сто тысяч человек! — воскликнул Ру. — Неужели так много?
— Нет. — Эрик покачал головой. — Во всей Западной армии насчитывается всего двадцать тысяч человек, из них десять тысяч — непосредственно под началом принца. В Восточной армии несколько больше, но там много почетных гарнизонов. Поскольку с Роддомом у нас заключен мирный договор, другие восточные королевства ведут себя тихо, зная, что без его поддержки им лучше нас не задевать. — Эрик пожал плечами. — Видимо, я слишком много времени провел с лордом Уильямом на занятиях по стратегии… Пора уже начинать подготовку к сражению. — Тряхнув головой, он тихо проговорил:
— К тому же во время последней экспедиции в Новиндус мы потеряли лучших людей.
Ру кивнул:
— Да, большой долг нужно будет вернуть этой зеленой суке. — Он громко вздохнул. — И на его выплату пойдет немало средств.
Эрик улыбнулся:
— Наш герцог заглядывает в твой карман?
Ру улыбнулся в ответ, хотя в его улыбке было гораздо больше горечи.
— Пока что нет. Он дал понять, что налоги останутся разумными, потому что он ждет, что я возьму на себя. финансирование большей части военных расходов и уговорю других, в частности, Джекоба Эстербрука, следовать моему примеру.
— Упомянув Эстербрука, Ру вновь подумал о его дочери Сильвии, которая была любовницей Ру добрых полгода, пока он не отправился спасать Эрика, Кэлиса и других. Он видел ее только раз с тех пор, как вернулся из плавания, две недели назад, и собирался вновь увидеться с ней нынче вечером. Он сходил по ней с ума. — Я думаю, надо будет поговорить с Джекобом, — сказал Ру так, словно эта мысль только что пришла ему в голову. — Если мы с ним договоримся на пару участвовать в финансировании войны, ни один из мало-мальски серьезных дельцов Королевства не откажет принцу в его просьбе. — Он сухо добавил:
— В конце концов, если мы проиграем сражение, то об оплате счетов будем беспокоиться в последнюю очередь. Если нам вообще будет о чем беспокоиться,
— прошептал он мрачным тоном.
Эрик уклончиво покивал. Нет сомнения, Ру гораздо лучше него разбирается в финансовых вопросах, а принимая во внимание его феноменальный успех, то и лучше большинства предпринимателей Королевства.
— Мне пора по делам — только принесу извинения принцу. Все равно вскоре тех из присутствующих, кто не имеет отношения к военному искусству, так или иначе попросят найти себе дело.
Эрик взял его за руку.
— Наверное, ты прав.
Другие представители знати, не имеющие отношения к военным, подходили засвидетельствовать свое почтение принцу. Ру оставил Эрика и присоединился к тем, кто тоже хотел попросить у принца позволения удалиться. Скоро в зале остались только сам принц, его старшие советники и военные. Когда вошел Оуэн Грейлок, Патрик сказал:
— Ну вот, все в сборе.
Рыцарь-маршал Уильям пригласил всех занять места за круглым столом в дальнем конце зала. Герцог Джеймс сел по правую руку от принца, а Уильям — по левую. Первым заговорил герцог:
— Итак, торжественная часть окончена, и мы можем вернуться к нашей проклятой работе.
Эрик сидел сзади и слушал, как постепенно планы обороны Королевства начинают обретать форму.
***
У ворот Ру дожидалась его лошадь. Он не стал брать карету, предоставив ее в распоряжение супруги, поскольку отправил свое семейство в загородное имение. Сам же Ру предпочитал комфорт своего городского дома, стоящего через улицу от кофейни Баррета, — там он проводил большую часть рабочего дня. Загородный дом сулил спокойствие, о котором здесь Ру не мог даже помыслить. Там у него были охотничьи угодья, богатые рыбой ручьи и прочие удовольствия, которые дают человеку богатство и знатность. Надо бы выкроить время и съездить туда, думал Ру. Ему еще не исполнилось двадцати трех, а он уже был отцом двоих детей и одним из самых богатых купцов Королевства, посвященным в тайны, доступные очень немногим. Загородный дом служил, как сказали бы шулера, тузом в рукаве на случай вторжения захватчиков. Там семья Ру будет в безопасности, когда обезумевшие толпы ринутся из города на восток, сметая все на своем пути. Ру видел гибель Махарты, далекого города, разрушенного три года назад армией Изумрудной Королевы. Тогда ему пришлось пробивать дорогу сквозь толпу охваченных паникой горожан, и он видел, как ни в чем не повинные люди гибли только потому, что оказались в неудачном месте. Он поклялся, что убережет своих детей от этого ужаса, независимо от того, что будет дальше. Ру помнил, как еще в Новиндусе Кэлис говорил, что если Королевство проиграет эту войну, то на Мидкемии не останется ни одного живого существа. В глубине души он до сих пор не мог поверить, что это правда, но действовал так, словно ни капли в этом не сомневался. Побывав на юге, Ру достаточно навидался, чтобы понять, что, даже если Кэлис преувеличивает. Изумрудная Королева оставит людям лишь выбор между смертью и рабством.
Знал он и то, что, если события развернутся так, как предсказывал Кэлис, и армией захватчиков движет некая безымянная цель, тогда все его приготовления теряют смысл — но, как бы там ни было, Ру твердо решил предпринять все необходимые шаги для спасения своей жены и детей. Он приобрел городской дом в Саладоре, в котором пока что жил агент, нанятый им, чтобы представлять его интересы в Восточных Княжествах, и теперь собирался купить еще один, в городе Ран, на восточной границе Королевства. Затем он предполагал выяснить насчет возможности приобрести недвижимость или землю в еще более отдаленном Рольдеме, островном государстве, которое было основным союзником Королевства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике