фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Он поклонился Лиаму и Аруте. Вандрос представил всех королю, и Лиам сказал:
— Кажется, все гости в сборе, если только этот пират король Квега не заявится сюда на боевой галере, запряженной тысячей морских коньков. — Смеясь, он прошел мимо впавшего в отчаяние мастера церемоний де Лейси.
Джимми тихонько сидел на лестнице, шевеля пальцами ног, чтобы хоть немножко размять тесные сапоги. Несколько минут он разглядывал кешианцев в ярких одеяниях, потом его внимание привлекли цурани: они строились, собираясь уйти с площади. И те и другие выглядели чрезвычайно непривычно для крондорских жителей, и, если бы спросили Джимми, он бы ответил, что и те и другие кажутся ему одинаково свирепыми.
Он уже хотел уйти, как вдруг взгляд его отметил нечто подозрительное. Еще не до конца осознав, что именно его встревожило, он сбежал по лестнице на площадь и подошел поближе к кешианцам, которые все еще стояли в парадной колонне. Позади них, сквозь ряды зрителей проталкивался человек, которого Джимми считал мертвым. Потрясенный до глубины души, Джимми видел, как плотная толпа поглотила Веселого Джека.
Арута шагал из угла в угол. Вокруг стола в Кабинете совета сидели Лори, Брукал, Вандрос и Касами. Арута только что рассказал им о нападении на ночных ястребов. В руках он вертел письмо.
— Это ответ на мой запрос от барона Высокого замка. Он сообщает, что в северной части его владений наблюдается какое-то необычное оживление. — Арута бросил письмо на стол. — И, конечно, сообщает о разведывательных вылазках — где, сколько и прочее.
— Ваше высочество, — сказал Вандрос, — и в наших краях происходят какие-то перемещения, но ничего такого, что могло бы вызвать тревогу. В Вабоне сообразительные темные братья и гоблины легко могут обойти гарнизоны, если повернут на запад, как только окажутся к северу от Эльвандара. Если держаться западного берега Небесного озера, вполне можно избежать встречи с нашими патрулями. Мы отправили туда несколько рот. Порядок там поддерживают эльфы и гномы Каменной Горы.
— Это нам хотелось бы так считать, — проворчал Брукал. Старик, ранее носивший титул герцога Вабонского, отказался от него в пользу Вандроса, мужа дочери. Но он по-прежнему обладал ясным умом, был неплохим стратегом, а с моррелами сражался всю свою жизнь. — Нет, если братья передвигаются небольшими группами, то вполне могут проходить незамеченными по тропам и малоезженным дорогам. Нам едва хватает людей, чтобы охранять торговые пути, а простора вокруг них, который никто не охраняет, — ой сколько! Моррелам надо всего лишь идти по ночам и держаться подальше от поселений кланов хадати и главных дорог. Давайте же не будем обманываться.
— Вот почему я и хотел собрать вас всех вместе, — улыбнулся Арута.
— Ваше высочество, — вступил в разговор Касами, — возможно, все так, как говорит господин Брукал. В последнее время мы мало сталкиваемся с этой нечистью. Может быть, им надоели наши атаки, и теперь они передвигаются украдкой, небольшими отрядами.
Лори пожал плечами. Певец из Тайр-Сога, рожденный и выросший в Вабоне, знал про моррелов не меньше остальных, собравшихся на совет.
— Здесь есть над чем подумать: мы получаем странные сообщения о том, что моррелы собираются где-то на Севере, и при этом здесь, в Крондоре, они пытаются убить Аруту.
— Я бы так не беспокоился, — сказал Арута, — если бы знал, что уничтожение их в Крондоре хоть на что-нибудь повлияет. Пока мы не выясним, кто за всем этим стоит, мне кажется, мы не покончим с ночными ястребами. Может быть, пройдет не один месяц, прежде чем они восстановят свои ряды и снова станут угрожать нам, но, думаю, они вернутся. И еще мне кажется, есть некоторая связь между ястребами и тем, что происходит на Севере.
Раздался стук в дверь, и вошел Гардан.
— Я искал повсюду, ваше высочество, но сквайра Джеймса не обнаружил.
— В последний раз я видел его, когда на площади появились цурани. Он стоял на лестнице рядом с мастером клинка Фэнноном, — сказал Лори.
— Он сидел на лестнице, когда я дал команду войскам расходиться, — подтвердил Гардан.
— А теперь он сидит над вами.
Все повернулись и увидели, что мальчишка примостился на подоконнике высокого стрельчатого окна. Никто не успел вымолвить ни слова, а Джимми уже легко спрыгнул на пол.
Лицо Аруты выражало недоверчивое удивление:
— Когда ты попросил разрешения осмотреть крыши, я решил, что тебе понадобятся лестницы и… помощь.
Джимми был совершенно серьезен.
— Я решил никого не ждать, ваше высочество. А потом — что за вор, который без лестницы не может забраться на стену? — Он подошел к Аруте. — В этом дворце полным-полно всяких укромных уголков и закоулков, в которых ловкий человек может спрятаться.
— Но сначала он должен попасть во двор, — заметил Гардан.
Взгляд, которым Джимми одарил капитана, выражал сомнение в невыполнимости этой задачи. Гардан погрузился в молчание.
Лори вернулся к прерванному разговору:
— Ну, хоть мы и не знаем, кто стоит за ночными ястребами, все же здесь, в Крондоре, их больше нет.
— И я так думал, — сказал Джимми, оглядывая комнату. — Но сегодня днем, когда толпа начала расходиться, я увидел на площади одного старого приятеля — Веселого Джека.
Арута мрачно посмотрел на Джимми:
—А я с твоих слов понял, что этот предатель пересмешников убит.
— Он был не живее, чем любой другой человек с шестидюймовой дырой в груди от стальной арбалетной стрелы. Трудновато слоняться по городу, когда половина твоей грудной клетки вылетела из тела, но после того, что мы видели в публичном доме, я не удивлюсь, если моя покойная мамочка придет пожелать мне спокойной ночи. — Рассеянно говоря это, Джимми по-кошачьи крался вдоль стен кабинета. Вдруг он воскликнул: — Ага! — и несколько театральным жестом нажал на что-то позади декоративной панели на стене. Кусок стены в два фута шириной и три фута высотой со скрежетом раздвинулся. Арута подошел к образовавшемуся проему и заглянул в него.
— Что это? — спросил он у Джимми.
— Один из тайных ходов, которые идут по всему дворцу. Когда мы вместе прятались от Редберна, ваше высочество, принцесса Анита рассказывала мне, что ей удалось бежать из дворца при помощи девушки-служанки. Она говорила что-то про тайный коридор, а я вспомнил об этом только сегодня.
Брукал оглядел комнату:
— Эти коридоры, наверное, построили одновременно с дворцом или вскоре после окончания строительства. У меня дома есть потайной ход из крепости в лес. И я не знаю ни одной крепости, где бы не было такого хода. — Он задумчиво посмотрел в проем. — Наверное, есть и другие коридоры.
Джимми улыбнулся:
— С десяток или даже больше. Когда немного походишь по крышам, начинаешь замечать слишком толстые стены или странные углы в коридорах.
— Гардан, надо, чтобы каждый фут этих коридоров занесли на план дворца, — сказал принц. — Возьми дюжину людей и посмотри, куда ведет вот этот и где еще в нем двери. И узнай у королевского зодчего — не обозначены ли эти проходы на старых планах дворца.
Гардан, отсалютовав принцу, вышел. Вандрос был очень встревожен.
— Арута, я еще не успел привыкнуть ко всем этим новостям о наемных убийцах и о том, что темные братья с ними заодно.
— Вот поэтому я и хотел поговорить с вами, прежде чем начнутся празднования. — Арута сел за стол. — Во дворце полным-полно чужих людей. Каждый приехавший аристократ имеет в свите не один десяток людей. Касами, я хочу, чтобы цурани стояли на каждой ключевой точке. К ним никто со стороны не сможет примазаться, а репутация их сомнения не вызывает. Поговори с Гарданом, и, если возникнет такая необходимость, главное здание дворца внутри будут охранять только цурани, люди из Крайди, которых я знаю лично, и мои гвардейцы. — Он повернулся к Джимми: — По правилам, за эту выходку я должен был бы приказать тебя выпороть. — Джимми замер, но увидел, что Арута улыбается, и успокоился. — Но предупреждаю: тот, кто будет заводить стычки, получит кинжал под ребра. Я слышал о том, как ты обошелся со сквайром Джеромом.
— Этот сопляк думает, что он самый сильный.
— Его отец очень расстроился, и, хоть он не самый могущественный из моих вассалов, зато очень горластый. Послушай, пусть Джером по-прежнему считает себя самым главным. А ты теперь будешь все время находиться при мне. Я скажу мастеру де Лейси, что ты до моих дальнейших указаний освобождаешься от обязанностей по дворцу. Но ходи по дворцу поосторожнее, а если опять соберешься на крышу — скажи мне или Гардану. А то кто-нибудь из стражников пустит стрелу раньше, чем узнает тебя. Если ты не успел заметить, так я тебе говорю: у нас тут в последнее время все начали немного нервничать.
Джимми не обратил внимания на сарказм принца.
— Ему сначала надо будет меня увидеть, ваше высочество.
Брукал хлопнул ладонью по столу, и крякнул.
— Ну и язык у этого парня!
Арута тоже улыбнулся. Он понял, что ему трудно сердиться на юного сорвиголову.
— Ну ладно. Всю неделю у нас сплошные приемы и банкеты. Может быть, ночные ястребы и не будут нас больше беспокоить.
— Будем надеяться, — сказал Лори.
— Джимми!
Джимми обернулся. К нему по коридору шла принцесса Анита в сопровождении двух стражников Гардана и двух фрейлин. Когда она поравнялась с ним, он поклонился. Она протянула руку, и он легонько, как учил его Лори, поцеловал ее.
— Какой любезный молодой придворный из тебя вышел! — заметила она, когда они пошли дальше.
— Кажется, фортуна мной заинтересовалась, принцесса. Мои надежды не простирались дальше того, чтобы стать каким-нибудь чином среди пересмешников, может быть даже следующим Хозяином, но сейчас мне кажется, что горизонты моей карьеры раздвинулись гораздо шире.
Она улыбнулась, а ее фрейлины начали перешептываться, прикрывшись ладошками. Джимми не видел принцессу после ее вчерашнего прибытия во дворец, и снова почувствовал смущение в душе, знакомое ему по прошлому году. Он уже пережил свое мальчишеское увлечение, но она все равно ему очень нравилась.
— И что, теперь и надежды твои изменились, а, Джимми Рука?
— Сквайр Джеймс Крондорский, ваше высочество, — поправил он притворно ворчливым голосом, и оба рассмеялись. — Послушай, принцесса, в Королевстве наступило время перемен. Долгая война с цурани лишила нас некоторых вельмож, обладавших громкими титулами. Граф Волней выполняет роль канцлера, а ни в Саладоре, ни в БасТайре нет герцогов. Три герцогства без хозяев! В таких условиях у человека с умом и дарованиями появляется возможность подняться.
— И ты уже знаешь как? — спросила Анита. В ее взгляде и улыбке сквозил восторг при виде такой дерзости.
— Пока еще не совсем, но мне кажется, что за титулом сквайра может последовать и другой титул… Может быть, даже герцога Крондорского.
— Первого советника принца Крондорского? — с притворным восхищением спросила Анита.
Джимми подмигнул:
— У меня хорошие связи. Я близкий друг его нареченной. — И они опять рассмеялись.
Анита тронула его за руку:
— Я рада, что ты будешь с нами. Хорошо, что Арута так быстро тебя разыскал. Он думал, что найти тебя будет непросто.
Джимми чуть не споткнулся. Ему и в голову не приходило, что Арута мог ничего не рассказать Аните про убийц, но сейчас он понял, что девушка ничего не знает. Конечно, подумал Джимми, зачем зря расстраивать ее накануне свадьбы. Он побыстрее принял свой обычный вид.
— Это произошло скорее случайно. Его высочество никогда не упоминал о том, что хотел меня разыскать.
— Ты не представляешь, как мы с Арутой волновались за тебя. Мы в последний раз тебя видели, когда ты удирал с пристани от людей Гая. И больше ничего не знали. А когда мы ехали на коронацию Лиама, то миновали Крондор так быстро, что не успели разузнать, что с тобой случилось. Тревору Халлу и его людям Лиам отправил охранные грамоты, в которых объявил им амнистию и даже выплатил компенсацию за то, что они помогли нам, но никто ничего не знал о том, что случилось с Джимми. Я не знала, что ты сразу станешь сквайром, но он о тебе не забывал, это точно.
Джимми почувствовал себя тронутым. Это признание придало более глубокий смысл словам Аруты о том, что он считает Джимми своим другом.
Анита остановилась, указав на дверь.
— Я должна зайти на примерку. Этим утром прибыло из Рилланона мое свадебное платье. — Она поцеловала Джимми в щеку. — Мне пора идти.
Джимми пытался справиться с незнакомыми и пугающе сильными чувствами.
— Ваше высочество… Я тоже рад, что попал сюда… Ну и весело же нам будет!
Она рассмеялась и вошла вместе с фрейлинами в дверь, а гвардейцы встали на страже по обеим ее сторонам. Джимми подождал, пока дверь за принцессой закроется, и ушел, насвистывая веселый мотивчик. Он размышлял над событиями последних недель и решил, что все же счастлив, несмотря на наемных убийц и тесные сапоги.
Завернув за угол в один из пустовавших залов, Джимми остановился. В то же мгновение в его руке оказался кинжал — он уставился на пару глаз, поблескивавших перед ним в полумраке. Потом, издавая какие-то гнусавые звуки, обладатель красных, чуть ли не горящих глаз начал красться вперед. Существо размером с гончую было покрыто зеленой чешуей. Его голова с закругленным рылом напоминала голову аллигатора, на спине были сложены большие перепончатые крылья. Длинная гибкая шея позволяла существу поворачивать голову назад, почти к хвосту, длина которого равнялась длине туловища. В это время сзади раздался детский голосок:
— Фантус!
Маленький мальчик не старше шести лет подбежал и обвил руками шею странного существа. Он посмотрел на Джимми серьезными темными глазами и сказал:
— Он не кусается, сэр.
Джимми внезапно стало неловко, что до сих пор в руке его кинжал, и он поспешно спрятал оружие. Существо было домашним животным, правда, может быть, немного странным.
— Как ты его назвал?
— Его? Фантус. Он мой друг и очень, очень хороший. Он много чего умеет.
— Верю, — согласился Джимми, все еще чувствуя себя неуютно под пристальным взглядом зверя. — А кто он?
Мальчик так посмотрел на Джимми, словно тот был воплощением невежества, но все же ответил:
— Огнедышащий дракон. Мы только что приехали, а он прилетел за нами. Он умеет летать.
Джимми только кивнул.
— Нам надо идти. Мама рассердится, если узнает, что мы выходили из комнаты. — Потянув существо за собой, мальчик ушел.
Целую минуту Джимми не двигался с места, а потом оглянулся по сторонам, словно искал свидетеля того, что ему все это не померещилось. В изумлении пожав плечами, бывший воришка отправился дальше. Через некоторое время он услышал, как кто-то перебирает струны лютни.
Джимми вышел из зала в сад, где Лори настраивал лютню. Парнишка сел на ограду клумбы и заметил:
— Что-то ты грустноват для менестреля.
— А я грустный менестрель. — Лори и впрямь не выглядел и наполовину таким веселым, как обычно. Повозившись со струнами лютни, он заиграл что-то печальное.
— Хватит похоронных маршей, — сказал Джимми через несколько минут. — Сейчас полагается веселиться. Ты где взял такое длинное лицо?
Лори вздохнул, склонив голову набок.
— Ты еще молод, чтобы понять меня…
— Ха! Ты же не знаешь, — перебил его Джимми.
Лори отложил лютню.
— Принцесса Каролина.
— Она хочет за тебя замуж, да?
Лори разинул рот:
— Как…
Джимми расхохотался:
— Ты слишком долго вращался среди аристократов, певец. Я же тут новенький. Я еще не забыл, как надо разговаривать со слугами. И, что более важно, я знаю, как слушать. Приезжие горничные чуть не взорвались, так торопились рассказать здешним горничным все о тебе и о принцессе.
Лори, кажется, это нисколько не развеселило.
— Надеюсь, ты теперь знаешь все подробности?
Джимми изобразил полное безразличие.
— Принцесса — просто прелесть, но я-то вырос в публичном доме и женщин повидал немало, включая самых дорогих куртизанок, а некоторые из них совсем не такие, как обычные шлюхи. Многие мужчины готовы были продать свою дорогую мамочку, чтобы только обратить на себя их внимание. Так в чем же у тебя дело?
Лори с минуту глядел на парнишку.
— Дело в том, что все они — благородного происхождения, а я — нет.
Джимми искренне рассмеялся:
— И все? Ты просто должен привыкнуть приказывать людям, а вину сваливать на других.
Тут рассмеялся и Лори.
— Сомневаюсь, чтобы Арута или Лиам согласились с тобой.
— Ну, короли и принцы — это совсем другое дело, но другие вельможи ничего нового мне не показали. У старого Волнея есть немного мозгов, но он не очень стремится выделиться. Остальные же просто хотят казаться важными. Проклятье, музыкант, тебе надо жениться. Ты можешь улучшить их породу.
Лори шутливо замахнулся на Джимми и засмеялся, когда дерзкий юнец захохотал и легко отскочил. Когда засмеялся еще кто-то. Лори обернулся.
Невысокий стройный темноволосый человек в дорогой одежде простого покроя стоял, наблюдая за происходящим.
— Паг! — воскликнул Лори, вскакивая, чтобы обнять его. — Когда ты приехал?
— Часа два назад. У меня был короткий разговор с Арутой и королем. Сейчас они с графом Волнеем обсуждают подготовку к сегодняшнему банкету. Но Арута намекнул, что здесь происходит что-то странное, и предложил мне поговорить с тобой.
Лори дал понять Пагу, что тому лучше сесть, и Паг уселся рядом с Джимми. Лори познакомил их и спросил:
— Мне много чего надо поведать тебе, но сначала скажи: как Кейтала и мальчик?
— Прекрасно. Она сейчас в наших покоях, сплетничает с Каролиной. — При упоминании о принцессе Лори опять помрачнел. — А Уильям убежал куда-то с Фантусом.
— Так это ваш зверь? — воскликнул Джимми.
— Фантус? — засмеялся Паг. — Значит, ты его уже видел. Нет, Фантус никому не принадлежит. Он появляется и исчезает, когда захочет, вот почему, собственно, он и появился здесь без чьего-либо дозволения.
— Вряд ли де Лейси включил его в список гостей, — пошутил Лори. — Слушай, я лучше расскажу тебе о наших делах. — Паг глянул на Джимми, и Лори пояснил: — Этот непоседа изначально был в самом центре событий. Он не услышит ничего, чего бы уже не знал.
Лори рассказал о том, что случилось, а Джимми добавлял подробности, которые Лори упустил. Когда они поведали обо всем, Паг сказал:
— Некромантия — это плохо. Даже если бы ничто больше в вашем рассказе не наводило на мысли о действии темных сил, то одно это уже явно на них указывает. В этом городе больше жрецов, чем чародеев, но мы с Кулганом постараемся помочь, чем можем.
— Кулган тоже приехал из Звездной Пристани?
— Разве его можно остановить? Помнишь, ведь Арута был его учеником? Кроме того, хоть он сам ни за что не признается, он скучает без споров с отцом Тулли. Нет никаких сомнений в том, что Тулли будет распоряжаться свадьбой Аруты. Думаю, Кулган сейчас у Тулли, и они опять спорят.
— Я Тулли еще не видел, но сегодня утром он должен был прибыть из Рилланона с теми, кто едет медленнее, чем королевский кортеж. В его возрасте он полюбил спокойную жизнь.
— Ему, наверное, уже за восемьдесят.
— Почти девяносто, но он ничуть не сдал. В Рилланоне его слышно по всему дворцу. Пусть только какой-нибудь паж или сквайр попробует не выучить урок, и Тулли сразу выбьет дробь на спине мальчишки.
Паг засмеялся. Потом, немного помолчав, спросил:
— Лори, что у тебя с Каролиной?
Лори застонал, а Джимми подавил ухмылку.
— Как раз об этом мы говорили, когда ты пришел. Все хорошо. Все плохо. Не знаю.
Темные глаза Пага с сочувствием смотрели на него.
— Я знаю, каково это, друг. Когда мы были детьми, еще в Крайди… Помнишь, ты взял с меня обещание представить тебя ей, если мы вернемся в Мидкемию с Келевана? — Он покачал головой и с улыбкой прибавил: — Хорошо, что некоторые вещи не меняются.
Джимми спрыгнул со скамьи.
— Ну, мне пора. Рад был познакомиться с тобой, чародей. Не печалься, певец. Ты или женишься на принцессе, или нет. — И ушел, оставив Лори размышлять над логикой его заявления, а Паг громко захохотал.
Глава седьмая. СВАДЬБА
Джимми прохаживался по Большому залу. Тронный зал принца готовили к предстоящей церемонии, и все остальные сквайры надзирали за работой пажей и слуг — наносились последние штрихи перед празднеством. Все думали только о свадьбе — до ее начала оставалось меньше часа. Джимми обнаружил, что итогом его освобождения от обязанностей оказалось полнейшее безделье, а так как Аруте скорее всего не понравилось бы, если бы Джимми вертелся сейчас у него под ногами, то новоиспеченному сквайру оставалось самому себе находить развлечения.
Джимми не мог избавиться от чувства, будто в горячке приготовлений мало кто помнил о недавней опасности, угрожавшей принцу. Ужасы
были скрыты под ворохами свадебных букетов и праздничными декорациями.
В дверях появился носильщик. Джимми посторонился, пропуская его. Из коробки в руках носильщика выпал букетик цветов, и Джимми поднял его. Возвращая букетик в коробку, он вдруг подумал, что цветы — белые хризантемы — имеют едва заметный янтарный оттенок.
Джимми бросил взгляд вверх. Там, на высоте никак не ниже четвертого этажа, сводчатый потолок прорезали большие витражные окна и солнце светило прямо в них. Джимми разглядывал витражи, снова ощущая то самое беспокойство, которое уже не раз подсказывало ему — что-то не так. Оконные рамы располагались в толще купола, глубина ниши составляла футов пять, а то и шесть: вполне достаточно, чтобы мог укрыться человек. Но как туда попасть? Взобраться по лестнице? Но в последние дни здесь постоянно кто-нибудь суетился.
Джимми поспешно покинул зал и вышел в садик, тянувшийся вдоль наружной стены тронного зала. Мимо проходили двое гвардейцев, охранявших территорию между дальней стеной и главным зданием дворца, и Джимми остановил их:
— Передайте всем: я собираюсь прогуляться по стене Большого зала.
Стражники обменялись взглядами, но капитан Гардан приказал не мешать этому странному сквайру, если вдруг его заметят на дворцовых крышах.
— Хорошо, сквайр. Мы скажем лучникам, чтобы не стреляли в вас.
И Джимми пошел вдоль стены тронного зала.
— подумал он и огляделся. К стене зала, соседнего с тронным, была пристроена решетка для вьющихся цветов. Оттуда недалеко до крыши, а там…
Джимми решил додумать потом. Скидывая ненавистные сапоги, юный сквайр разглядывал каменную кладку. Он взобрался по решетке и пробежал вдоль края крыши. Оттуда он легко перепрыгнул на невысокий карниз, выложенный по стене тронного зала. С удивительной ловкостью, прижавшись к стене, он двинулся к дальнему концу зала. На полпути он поднял голову и посмотрел вверх. Этажом выше, дразняще близко, нависали подоконники витражей. Но Джимми знал, что здесь ему не взобраться, и продолжал движение по карнизу, пока не прошел две трети стены. Приблизительно отсюда в зале начинался помост, на котором стоял трон принца, и помещение расширялось. От стены, к которой прижимался Джимми, отходил выступ шириной два фута. Тут вполне можно было подняться. Джимми нащупал в стене трещину между каменными блоками. Он продвигался вверх очень медленно — казалось, вопреки законам притяжения, — упираясь в сходящиеся под углом стены. Это дело требовало всех сил, всего внимания, но прошло время (ему показалось, что целая вечность), и его пальцы коснулись выступа под окнами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике