фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Он поискал уголок поукромней, где можно было бы присесть, — его очень беспокоило положение, в которое он попал. По правилам, ему полагалось наказание за то, что он, без разрешения обворовав сукновала, — он должен отдать часть золота и принять кару, которую назначит ночной мастер. Так или иначе, к середине завтрашнего дня гильдия будет знать, что сукновала обнесли. Когда станет ясно, что ни один из заявленных воров там не работал, подозрение сразу падет на Джимми и тех немногих, которые могли отправиться в ночную вылазку без позволения. И если Джимми не признается сейчас, наказание удвоится. Однако Джимми не мог учитывать только свои интересы, ведь он понял, что мишенью наемного убийцы был не кто иной, как сам принц Крондорский. А Джимми провел с Арутой немало времени, когда пересмешники прятали Аруту и Аниту от людей Бас-Тайры, и принц ему нравился. Арута и подарил Джимми рапиру, которую парнишка носил сейчас на боку. Джимми не мог просто забыть про наемного убийцу.
Долго сидел он, раздумывая, и наконец решился. Сначала он попытается предупредить принца, а потом расскажет про наемного убийцу Альварни Быстрому, дневному мастеру. Альварни был приятелем Джимми и позволял ему больше, чем ночной мастер, Гаспар да Вей. Если бы воришка, не очень медля, пришел к Альварни, тот не стал бы сообщать Хозяину о том, что Джимми нарушил правила. Это значило, что Джимми необходимо побыстрее разыскать Аруту, а потом сразу же вернуться и поговорить с дневным мастером — надо успеть все сделать не позднее заката наступающего дня. Если он опоздает, никто, даже Арута, не сможет помочь ему. Может быть, Альварни и добрый человек, особенно сейчас, когда постарел, но он по-прежнему пересмешник. И никогда не допустит нарушения законов гильдии.
— Джимми! — К нему подошел Золотой Ноготок. Несмотря на молодость, этот дерзкий жулик успешно помогал пожилым женщинам расставаться со своим богатством. Он полагался больше на свое обаяние и смазливое лицо, чем на ловкость рук. Сейчас Ноготок красовался в новой дорогой одежде. — Ну как?
Джимми одобрительно кивнул:
— Ты что, взялся грабить портных?
Золотой попытался дружески пихнуть Джимми кулаком в бок, но тот легко увернулся. Золотой сел рядом.
— Нет, недоносок помойной кошки, не портных. Моя теперешняя благодетельница — вдова знаменитого Фаллона, мастера пивовара. -Джимми слыхал, что пиво и эль этого пивовара ценились очень высоко, их даже поставляли к столу покойного принца Эрланда. — И, принимая во внимание известность дела ее покойного мужа, а ныне оно принадлежит ей, — она получила приглашение на банкет.
— Банкет? — Джимми понял: Золотой знает что-то полезное.
— Да, — сказал Золотой, — а я разве не упомянул про свадьбу?
Джимми закатил глаза, но все же спросил:
— Какую свадьбу Золотой?
— Как какую? В королевской семье, конечно. Хотя мы будем сидеть далеко от короля, все же не за самым дальним столом.
Джимми выпрямился:
— Король? В Крондоре?
— Конечно.
Джимми схватил Золотого за руку:
— Начни-ка сначала.
Ухмыляясь, красивый, но не очень сообразительный альфонс не стал упираться.
— Не кто иной, как агент двора, закупающий провизию, человек, которого вдова Фаллон знает семнадцать лет, сказал ей, что в течение месяца надо будет сделать дополнительные запасы для королевской свадьбы, — это его точные слова. Не ошибешься, если скажешь, что король не может не посетить собственную свадьбу.
Джимми покачал головой:
— Да нет же, простофиля, это не король. Это свадьба Аруты и Аниты.
Золотой уже собрался обидеться, но, заинтересовавшись, спросил:
— С чего ты так решил?
— Король женится в Рилланоне. А принц женится в Крондоре. — Золотой кивнул, соглашаясь, что это логично. — Я же помогал прятать Аниту и Аруту; тогда уже ясно было, что их свадьба — это только вопрос времени. Вот почему он вернулся. — Увидев, как отнесся к этому сообщению Золотой, Джимми поспешно прибавил: — Или вот-вот вернется.
Мысли Джимми понеслись вскачь — на свадьбу прибудет не только Лиам, но и все сколько-нибудь зажиточные дворяне Запада, да и немало аристократов Востока. И, если Ноготок знает о свадьбе, значит, не хуже него знает об этом и половина населения Крондора, а другая половина узнает не позднее, чем завтра.
Размышления Джимми были прерваны появлением Веселого Джека, старшего стражника при ночном мастере.
— Эй, парень, похоже, у тебя что-то на уме, а?
Джимми не питал к Джеку теплых чувств. Мрачный человек с крепкой челюстью и тонкими губами, часто пребывая в угрюмом настроении, Джек был склонен к ненужной жестокости. Он занимал среди пересмешников такое высокое положение только потому, что умел держать в узде всех, даже самых буйных членов гильдии, которых было немало в его команде. Джек относился к Джимми ничуть не лучше, потому что именно Джимми дал Джеку прозвище Веселый: никто из членов гильдии не мог вспомнить, чтобы он когда-нибудь смеялся.
— Пока ничего, — ответил Джимми.
Глаза Джека сузились — он долгим взглядом окинул сначала Джимми, потом Золотого.
— Я слышал, был какой-то шум у Восточных ворот этой ночью. Тебя ведь там не было, а?
Джимми напустил на себя безразличный вид и посмотрел на Золотого, словно Джек спрашивал их обоих. Золотой отрицательно покачал головой. Джимми подумал, а не узнал ли Джек уже и про ночного ястреба. Если узнал и если кто-то видел там Джимми, ему не приходилось ждать пощады от молодцов Джека. Однако, решил он, если бы Джек что-то знал, он не стал бы задавать вопросы. Джека никто не мог бы заподозрить в хитроумии. Сохраняя безразличие, Джимми сказал:
— Что там, пьяная драка? Я с вечера завалился спать.
— Хорошо, значит, не устал, — сказал Джек. Кивком головы он дал понять Золотому Ноготку, что тот может быть свободен. Золотой встал и без слов удалился, а Джек поставил ногу на скамейку рядом с Джимми.
— Есть работенка.
— Сегодня? — спросил Джимми; ему казалось, что ночь уже почти прошла. До восхода солнца оставалось меньше пяти часов.
— Особое задание. От самого, — сказал Джек, имея в виду Хозяина. — Во дворце всякие королевские дела, и приезжает кешианский посол. Только что прибыл караван с подарками — ну, к свадьбе. Они не позднее полудня уже будут во дворце, так что потрясти их мы можем только сегодня. Такое редко бывает. — По его голосу можно было догадаться, что Джимми не приглашают, а приказывают явиться. Парнишка надеялся, что сегодня, прежде чем идти во дворец, он поспит хоть немного, но сейчас стало ясно, что ему это не удастся.
— Где и когда? -неохотно спросил он.
— Через час у большого лабаза через квартал от таверны
, возле пристани.
Джимми знал, где это. Кивнув и ничего больше не говоря, он покинул Веселого Джека и направился к лестнице, ведущей на улицу. Вопрос об убийце и заговорах придется отложить на несколько часов.
Крондор все еще был окутан туманом. Обычно район лабазов по ночам затихал. Джимми пробирался среди огромных тюков с товарами, которые не стояли даже трат на их хранение под крышей, и поэтому никто не беспокоился, что они станут добычей воров. Хлопок-сырец, фураж для скота, штабеля строевого леса создавали невообразимо запутанный лабиринт. Он уже видел нескольких портовых сторожей, но благодаря ночной сырости и щедрым взяткам они держались неподалеку от своей будки, где в жаровне ярко пылал огонь. Ничто, кроме вооруженного нападения, не могло выгнать их из теплой сторожки. Пересмешники будут далеко отсюда, прежде чем эти нерадивые охранники забеспокоятся.
Добравшись до места встречи, Джимми огляделся и, никого не заметив, решил подождать. Как всегда, он пришел пораньше — он любил собраться с мыслями, перед тем как начать действовать. Кроме того, было в словах Веселого Джека кое-что, насторожившее его. О такой работе редко сообщали в самую последнюю минуту, и еще реже Хозяин рисковал испытывать долготерпение принца — а ограбление каравана со свадебными подарками не может не вывести принца из себя. Но Джимми занимал не настолько высокое место в иерархии гильдии, чтобы знать обо всем, что готовится и что происходит. Ему оставалось одно — быть начеку.
Легкий шорох шагов привлек внимание Джимми. Кто бы ни шел, он двигался очень осторожно, словно знал, что его могут поджидать; но помимо едва слышных шагов раздался еще один знакомый звук: легкий щелчок железа по дереву — и, еще не до конца осознав, что это может означать, Джимми прыгнул в сторону. Раздаются громкий стук, веером разлетелись щепки, и в деревянный ящик, как раз туда, где только что стоял Джимми, ударила тяжелая арбалетная стрела.
А еще через мгновение две фигуры, два темных силуэта, выбежали к нему из мрака.
Веселый Джек с мечом в руке молча набросился на Джимми, пока другой готовил арбалет для второго выстрела. Джимми выхватил оружие. Кинжалом он отбил удар меча и в ответ сделал выпад рапирой. Джек уклонился от удара и тут же встал лицом к лицу с Джимми.
— Вот мы сейчас и посмотрим, как ты управляешься со своей булавкой, сопливый ты ублюдок, — прорычал Джек. — Может, глядя, как ты истекаешь кровью, я и посмеюсь немного.
Джимми ничего не сказал — ему не хотелось поддерживать такую беседу. Его единственным ответом стала быстрая атака, заставившая Джека отступить. Джимми не питал иллюзий относительно того, кто из них двоих лучше владел мечом, он просто хотел остаться в живых, пока не появится возможность удрать.
Противники наступали и уклонялись, делали выпады и отбивали их. Джимми попытался сделать контрвыпад, просчитался и почувствовал, как его бок словно ожгло огнем: Джеку удалось задеть Джимми острием меча. Рана была болезненной, но не смертельной, по крайней мере, пока. Джимми искал, куда бы отступить, а Джек продолжал надвигаться на него. Джимми попятился, уклоняясь от мощного удара сверху; Джек хорошо пользовался преимуществом, которое ему давал более тяжелый меч.
Внезапный окрик, предупредивший Джека, дал понять, что второй нападавший перезарядил арбалет. Джимми обошел вокруг Джека, стараясь не останавливаться и развернуться так, чтобы Джек оказался между ним и арбалетчиком. Джек сделал выпад, Джимми упал на колени.
В тот же момент Джек резко откинулся, словно рука великана дернула его за воротник. Он рухнул на большой ящик: в глазах на миг появилось недоверчивое выражение, потом они закатились, и меч выпал из ослабевших пальцев. Грудь Джека превратилась в кровавую бесформенную массу: это прошла навылет вторая арбалетная стрела. Если бы не удар Джека, Джимми получил бы эту стрелу прямо в спину. Джек тихо обмяк, и Джимми понял, что стрела пригвоздила его к ящику. Парнишка разогнулся, поворачиваясь лицом к незадачливому стрелку. Тот с проклятием отбросил арбалет, вытащил меч и бросился на Джимми, нацелив удар ему в голову, но Джимми, нырнув, дернул нападавшего за ногу, и тот со всего размаху сел на землю. Джимми ткнул его кинжалом в бок, и человек посмотрел на рану — она оказалась не более чем царапиной, но на миг отвлекла стрелка, — а Джимми воспользовался моментом. Удивление пробежало по лицу незнакомца, когда Джимми, встав на колено, проткнул его рапирой.
Джимми вытащил оба клинка из покойника, вытер лезвия и убрал в ножны. Осмотрев себя, он обнаружил, что ранен, но, похоже, еще поживет.
Борясь с тошнотой, он подошел к ящику, на котором висел Джек. Глядя на ночного стражника, Джимми попытался собраться с мыслями. Им с Джеком никогда не было друг до друга никакого дела. Зачем устраивать такую хитрую ловушку? Джимми подумал: а не связано ли это каким-нибудь образом с принцем и сегодняшним наемным убийцей? Над этим он сможет поразмышлять после того, как поговорит с принцем, — потому что, окажись это так, значит, дела для пересмешников складываются наихудшим образом. Вероятность предательства со стороны такого высокопоставленного вора, как Веселый Джек, способна потрясти гильдию до основания.
Никогда не упуская случая, Джимми освободил Джека и его подручного от увесистых кошельков. Закончив шарить по карманам компаньона Джека, он заметил что-то у покойника на шее. Запустив руку ему за пазуху, Джимми вытащил золотую цепочку с подвеской в виде фигурки ястреба из черного дерева. В течение некоторого времени он рассматривал амулет, потом сунул его себе под тунику. Оглядевшись, парнишка нашел подходящее местечко, чтобы спрятать тела. Он выдернул стрелу из тела Джека, оттащил оба трупа в тупик, образованный ящиками, и завалил их сверху какими-то тюками. Два разбитых ящика он повернул так, чтобы были видны их неповрежденные стороны. Может пройти не один день, прежде чем тела обнаружат.
Не обращая внимания на боль и усталость, Джимми осмотрелся, желая убедиться, что его по-прежнему никто не видит, и растворился в туманной мгле.
Глава третья. ЗАГОВОРЫ
Арута яростно атаковал. Когда принц заставил соперника отступить, Лори крикнул, подбадривая Гардана. Певец охотно уступил капитану честь первого боя, потому что самому ему доводилось быть партнером Аруты каждый день по пути из Саладора в Крондор. Практика, конечно, отточила заржавевшие было в королевском дворце навыки фехтования, но он устал все время проигрывать принцу, который двигался со скоростью молнии. На худой конец, этим утром Лори будет с кем разделить поражение. Но у старого бойца была в запасе пара сюрпризов — Арута внезапно отступил. Лори ахнул, когда догадался, что капитан нарочно усыплял бдительность принца. Но после бешеного обмена ударами принц опять взял верх, и Гардан закричал:
— Стой! — и, рассмеявшись, попятился. — За всю жизнь только трое могли превзойти меня в фехтовании, ваше высочество! Мастер клинка Фэннон, ваш отец, а теперь и вы.
— Достойное трио, — сказал Лори.
Арута уже собрался предложить бой Лори, но отвлекся. В углу площадки, где проводились тренировки, росло большое дерево — его ветви свешивались над стеной, отделявшей дворцовый парк от дороги, что вела из города. Арута указал туда — на длинной ветке что-то шевелилось. Внимание одного из стражников было привлечено пристальным взглядом Аруты, и он подошел поближе.
Вдруг кто-то спрыгнул с ветки, ловко приземлившись на ноги. Арута, Лори и Гардан тут же схватились за мечи, но увидели, что это был всего лишь юнец, которого стражник взял за руку и повел к принцу.
Они подошли поближе, и по лицу принца стало понятно — он узнал мальчика:
— Джимми?
Джимми изобразил поклон, слегка поморщившись от боли в боку — он сам кое-как перевязал рану.
— Ваше высочество, вы знаете этого паренька? — спросил Гардан.
— Да. Может быть, он стал немного старше и повыше ростом, но этого молодого мошенника я знаю. Это Джимми Рука, личность, весьма известная среди бандитов и карманников этого города. Это тот самый мальчишка-вор, который помог нам с Анитой бежать в Крайди.
Лори внимательно посмотрел на паренька и рассмеялся:
— Я никогда не видел его при дневном свете, потому что, когда пересмешники прятали нас с Касами, в лабазах было темно, но, зуб даю, это тот самый парнишка. У мамочки сегодня вечеринка.
Джимми ухмыльнулся:
— И мы повеселимся.
— Так вы тоже друг друга знаете? — спросил Арута.
— Я уже рассказывал тебе, что, когда мы с Касами несли послание императора Цурануани королю Родрику, один мальчик вывел нас из лабаза к городским воротам и отвлек стражу, чтобы дать нам возможность уйти из Крондора. Вот это и есть тот самый мальчишка, а как его зовут, не помню.
Арута убрал меч, то же сделали остальные.
— Ну хорошо, Джимми, я конечно, рад нашей встрече, но скажи: зачем ты лез в мой дворец через стену?
Джимми пожал плечами:
— Я подумал, ты, может быть, будешь рад повидать старого знакомца, ваше высочество, но вряд ли мне удалось бы убедить гвардейцев передать тебе, что я заходил.
Гардан улыбнулся, услышав находчивый ответ, и дал знак стражнику, чтобы он отпустил руку паренька.
— Может, ты и прав, оборванец.
Джимми вдруг понял, насколько жалкое зрелище представляет он рядом с этими господами. От неровно подстриженной макушки до кончиков босых грязных ног он и впрямь выглядел полнейшим оборванцем. Но тут Джимми увидел, как в глазах Аруты мелькнула улыбка.
— Не обманывайся его молодостью, Гардан. Он способен на гораздо большее, чем может показаться. — И повернулся к Джимми: — Входя таким манером, ты проявляешь некоторое недоверие к гвардейцам Гардана. Я надеюсь, у тебя есть причина поступать так?
— Да, ваше высочество. Дело серьезное и не терпит отлагательств.
— Так, и что это за безотлагательное дело?
— За твою голову назначена цена.
На лице Гардана было написано потрясение.
— Что… как? — воскликнул Лори.
— Почему ты так решил? — спросил Арута.
— Потому что кое-кто уже пытался ее получить.
В кабинете принца, кроме Аруты, Лори и Гардана, рассказ паренька слушали еще двое. Граф Волней Ландерт был помощником канцлера лорда Дуланика, герцога Крондорского, исчезнувшего во время правления вице-короля Гая де Бас-Тайры. Рядом с Волнеем сидел отец Натан, жрец Санг Белоснежной, богини Единственного Пути; когда-то он был одним из главных советников принца Эрланда, а сюда пришел по просьбе Гардана. Арута не знал этих двоих, но за время его отсутствия Гардан привык доверять их суждениям, а его мнение много значило для Аруты. Гардан был по сути вице-правителем Крондора, точно так же, как Волной в отсутствие Дуланика был канцлером.
Оба они были крепкими мужчинами, но если Волней выглядел как человек, никогда не знавший физического труда, то Натан был похож на начавшего полнеть борца: под мягкой оболочкой по-прежнему таилась сила. Все молчали, пока Джимми не закончил повествование о ночных схватках.
Волней из-под кустистых бровей поглядел на парнишку:
— Даже не верится. Мне и думать не хочется о том, что такое может быть.
Арута сидел, спрятав лицо в переплетении нервно подрагивавших пальцев.
— Я не первый принц, на которого направлялся клинок убийцы, граф Волней, — сказал он и обратился к Гардану: — Удвой охрану, но тихо, не давая никаких объяснении. Я не хочу, чтобы по дворцу пошли слухи. Через две недели мой брат, а также все мало-мальски родовитые дворяне будут во дворце.
— Может быть, предупредить его величество? — предложил Волней.
— Нет, — коротко ответил Арута. — Лиам едет в сопровождении всей королевской стражи. Пусть подразделение крондорских улан встретит его у МалакКросса, но ему скажите, что это просто почетный эскорт. Если сотня солдат не сможет защитить его в дороге, его вообще нельзя защитить. Главная опасность таится здесь, в Крондоре. У нас нет выбора.
— Боюсь, я вас не понимаю, ваше высочество, — произнес отец Натан.
Лори возвел глаза к небу, Джимми ухмыльнулся, а Арута мрачно улыбнулся.
— Думаю, наши собеседники, хорошо знающие изнанку жизни, уже поняли, что надо делать. — И, повернувшись лицом к Лори и Джимми, Арута заявил: — Надо поймать ночного ястреба.
Арута сидел неподвижно, а Волней ходил взад и вперед по столовой. Лори, который недоедал достаточно долго, чтобы теперь набивать желудок всякий раз, как только предоставлялась возможность, ел, не обращая внимания на графа Ландерта, вышагивавшего по залу. Проследив, как Волней еще раз обогнул стол, Арута устало спросил:
— Милорд граф, что вас тревожит?
Граф, погруженный в свои мысли, резко остановился. Он едва заметно поклонился Аруте, но на лице его было написано раздражение.
— Ваше высочество, мне неловко указывать вам. -Судя по его тону, ни малейшей неловкости он не испытывал, и Лори ухмыльнулся, прикрываясь куском мяса. -Но доверять этому воришке -чистейшая глупость.
Арута посмотрел на Лори округлившимися глазами, а тот, приняв свой обычный вид, сказал:
— Дорогой граф, вам не следует быть столь опасливым. Расскажите-ка принцу, о чем вы думаете! Будьте откровенны!
Волней покраснел, осознав, что допустил промах.
— Прошу прощения. Я… — Кажется, он был действительно смущен.
Арута улыбнулся своей однобокой полуулыбкой.
— Я прощаю вас, Волней, но только за грубость. — Некоторое время он молча смотрел на Волнея, а потом добавил: — Мне кажется, искренность всегда уместна. Говорите же.
— Ваше высочество, — твердо сказал Волней, — судя по всему, этот парнишка — не больше, чем часть плана, направленного на то, чтобы заманить вас в ловушку и погубить, то есть сделать то, в чем он обвиняет других.
— И что, по-вашему, я должен делать?
Волней молча покачал головой.
— Не знаю, ваше высочество, но отправлять мальчишку одного на разведку… Не знаю.
— Лори, объясни моему другу и советнику, что все в порядке.
— Все в порядке, граф, — сказал Лори, сделав хороший глоток вина. А когда принц хмуро посмотрел на него, добавил: — Я правду говорю, милорд, . — делается все возможное. Я знаю город так же хорошо, как и любой другой человек, если он, конечно, не один из людей самого Хозяина. Джимми же — пересмешник. Он может отыскать тропку к ночным ястребам там, где десяток шпионов не найдет ничего.
— Не забудьте, — сказал Арута, — я знавал капитана секретной полиции Гая, его звали Джоко Редберн, и, хотя он был весьма ловким и безжалостным, поймать Аниту ему не удалось. Пересмешники оказались ему не по зубам.
Волней, видимо, устал — он знаком показал, что просит разрешения сесть. Арута махнул рукой в сторону стула.
— Может быть, ты и прав, певец. Это верно — я не могу устранить угрозу. Мысль о том, что где-то бродят убийцы, лишает меня покоя.
Арута наклонился над столом:
— Еще больше, чем меня? Помните, Волней, ведь это в меня метили!
Лори добавил:
— Вряд ли они охотились за мной.
— Разве только какой-нибудь любитель музыки… — сухо заметил Арута.
— Простите, если я не смог должным образом проявить себя, — вздохнул Волней. — Я уже не раз пожалел о том, что мне пришлось управлять владениями принца.
— Бросьте, Волней, — сказал Арута. — Вы проделали здесь огромную работу. Когда Лиам настаивал, чтобы я отправился вместе с ним в путешествие по Восточным землям, я возражал, опасаясь, что Западным землям будет тяжело при любом правлении, кроме моего собственного, в основном, изза того наследия, что досталось нам после правления БасТайры. И я рад, что все было не так плохо. Вряд ли кому-либо удалось бы справиться с управлением так успешно, как это сделали вы, граф.
— Благодарю, ваше высочество, — сказал Волней, не очень воодушевленный комплиментом.
— Я хотел просить вас остаться на своем посту. После того, как Дуланик исчез, у нас нет герцога Крондорского, который мог бы действовать от имени города. Лиам не может объявить этот пост вакантным, иначе пришлось бы обесчестить память Дуланика, лишив его титула на два года. Мы предполагаем, что он, скорее всего, стал жертвой Гая или Редберна. Так что на настоящее время, думаю, мы оставим вас на посту канцлера.
Волнею очень мало понравилась такая новость, но он принял назначение подобающим образом и просто сказал в ответ:
— Я благодарю ваше высочество за доверие.
Разговор был прерван появлением Гардана, отца Натана и Джимми. Бычья шея Натана налилась кровью, когда он едва ли не внес Джимми в комнату. Парнишка обливался потом, в лице не было ни кровинки. Арута указал на кресло, и жрец устроил Джимми туда.
— Что случилось?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике