фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Его собственная библиотека, унаследованная вместе с крондорским троном, насчитывала менее тысячи книг.
— Как давно вы собираете их?
— Более трех веков. Многие в нашем ордене только путешествуют, покупая каждый клочок рукописей, который им по карману, или платят за переписку копий. Некоторые из книг очень древние, некоторые — на никому не известных языках, а три — из другого мира, мы приобрели их у цурани в Ламуте. Есть и тайные работы, книги предсказаний и руководства по колдовству, спрятанные от глаз всех, кроме самых высокопоставленных жрецов нашего ордена. — Он огляделся. — И при всем том есть многое, чего нам не постичь.
— Как же вы со всем этим управляетесь? — спросил Гардан.
— Работа некоторых наших братьев, — ответил Доминик, — заключается только в том, чтобы составлять каталоги этих книг; все трудятся под началом брата Антония. Каталоги постоянно обновляются, учитывая новые поступления. В здании наверху и в комнате глубоко под нами стоят только книги каталогов и ничего больше. Если вам нужны труды по какой-либо теме, вы найдете их в каталогах. Он укажет вам номер комнаты, в котором находится нужный вам труд (сейчас мы с вами в семнадцатой комнате), номер полки и номер места на полке. Когда есть возможность, мы стараемся внести книгу в указатель по именам авторов, а также в указатель названий. Работа идет медленно и займет еще целый век, не меньше.
Арута был просто ошеломлен таким размахом.
— Но зачем хранить все эти работы?
— Во-первых, ради самого знания, — ответил Доминик. — Есть и еще одна причина, объяснение которой вы узнаете от аббата. Идемте, присоединимся к нему.
Джимми выходил последним и успел бросить взгляд назад, на книги в комнате. Он ушел, ощущая, что едва прикоснулся к мирам и идеям, которые ранее ему и представиться не могли, и пожалел, что никогда не сумеет до конца понять большинство из того, что располагается в подвалах аббатства. Впервые Джимми ощутил свой мир маленьким, вокруг которого лежал гораздо больший, который еще предстояло открыть.
Арута и его друзья ожидали аббата в большой келье. Светильники бросали на стены мигающие отсветы. Открылась дверь и вошел аббат, сопровождаемый двумя монахами. Первым был брат Доминик, второго Арута не знал. Это был пожилой человек — высокий, до сих пор сохранивший прямую осанку, благодаря которой напоминал скорее солдата, чем монаха — это впечатление усугублялось боевым молотом, который висел у него на поясе. Его черные с проседью волосы отросли до плеч, но, как и борода, были аккуратно подстрижены.
— Пришло время для откровенного разговора, проговорил аббат.
— Я ценю это, — невесело сказал Арута.
Неизвестный монах широко улыбнулся:
— У тебя дар твоего отца к прямым речам, Арута.
Арута еще раз посмотрел на монаха, удивляясь его словам. И вдруг узнал его. Прошло более десяти лет с тех пор, как он в последний раз видел этого человека.
— Дуланик!
— Нет, Арута, больше не Дуланик. Теперь я просто брат Мика — защитник веры, а это значит, что я теперь проламываю головы за Ишапа точно так же, как делал это за твоего кузена Эрланда. — И он похлопал ладонью по молоту.
— Мы думали, ты погиб. — Герцог Дуланик, бывший рыцарь-маршал Крондора, исчез, когда Гай де Бас-Тайра в последний год Войны Врат стал вице-королем Крондора.
Человек, которого называли Мика, удивился:
— Я думал, обо мне все знают. Гай оказался на крондорском троне, Эрланд лежал при смерти, и я боялся, что может разразиться гражданская война. Я удалился от дел, чтобы не оказаться перед выбором встретиться с твоим отцом в бою или предать его — и то и другое было немыслимо. Но я не делал секрета из своего ухода.
— Лорд-адмирал Барри погиб и мы решили, что вы оба пали от руки Гая,
— ответил Арута. — Никто не знал, что сталось с вами.
— Это странно. Барри умер от болезни сердца, а я сказал де Бас-Тайре о своем намерении принять святой обет. Его человек, Редберн, стоял рядом с ним, когда я говорил ему о своей отставке.
— Тогда все понятно, — заметил Мартин. — Джоко Редберн утонул у берега Кеша, а Гая изгнали из Королевства, так что рассказать нам правду было некому.
— Брат Мика явился к нам, когда ему было нелегко, — заговорил аббат.
— Ишап призвал его к служению. Мы подвергли его испытаниям и нашли, что он годится для нас, и теперь его жизнь дворянина — дело прошлое. Но я пригласил его сюда, потому что он — мудрый советник и человек, не чуждый военных наук; он поможет нам понять, что за силы пришли в движение в мире.
— Что ж, хорошо. Но какие же дела могут быть у нас, помимо того чтобы найти лечение для Аниты?
— Понять, что послужило причиной ее ранения, ведь стрела предназначалась тебе, — ответил Мика.
Арута выглядел ошеломленным.
— Конечно. Простите мою недальновидность. Я приветствую все, что способно прояснить безумие, в которое за последний месяц превратилась моя жизнь.
— Брат Доминик показал тебе некоторые наши работы, — сказал аббат. — Не знаю, упомянул он или нет, что у нас в собрании насчитывается немало предсказаний и других книг пророков. Некоторые из них так же надежны, как детские капризы, то есть на них совсем нельзя полагаться. Но некоторые, совсем немногие, — откровения тех, кого Ишап снабдил даром видения будущего. В некоторых томах, которым мы более всего доверяем, есть упоминание о небесном знамении. Мы опасаемся, что в нашем мире появилась какая-то сила. Что это за сила и как с ней сражаться, нам до сих пор не известно. Ясно одно — это недобрая сила, и она должна быть уничтожена, иначе она уничтожит нас. Это неизбежно. — Указав вверх, аббат прибавил: — Башня над нами переделана так, чтобы при помощи хитрых приспособлений, построенных для нас самыми искусными ремесленниками Королевства и Кеша, можно было наблюдать звезды, луны и планеты. Мы можем проследить движение всех небесных тел. Мы говорили вам о знамении. Теперь вы можете его увидеть. Идемте.
Он повел их вверх по длинной лестнице. Они оказались на крыше, среди непонятных предметов загадочных очертаний. Арута огляделся:
— Хорошо, отец, если вы понимаете в этих вещах, потому что мне их назначение недоступно.
— По мне, — ответил ему аббат, — звезды и планеты имеют как физические, так и спиритуальные качества. Мы знаем, что другие миры вращаются по орбитам вокруг других звезд. Мы знаем, что это так, раз среди нас есть человек, — он указал на Лори, — который побывал в чужом мире. — Когда Лори удивленно посмотрел на него, аббат добавил: — Мы не столь отрезаны от всего остального мира, чтобы не слышать о таких замечательных событиях, как те, что произошли на Келеване, Лори из Тайр-Сога. — Возвращаясь к прежней теме, аббат продолжал: — Но это только физическая сторона мира. Те же, кто наблюдает за звездами, за их расположением, взаимным сочетанием и передвижением, в силах постичь и скрытые от глаз секреты. Какова бы ни была причина такого явления, мы знаем — временами с небес к нам нисходит послание, и мы, те, кто посвятил жизнь собиранию знаний, не можем отказаться принять их во внимание — мы приветствуем любой источник знаний, включая даже те, которые другие полагают сомнительными. Загадки этих инструментов, так же как навык чтения по звездам — дело лишь времени, которое требуется для совершенствования знаний и умений. Каждый разумный человек может научиться этому. Эти приспособления, — сказал он, махнув рукой, — весьма просты в обращении — вам достаточно будет посмотреть, как мы это делаем. — Арута заглянул в странный шар, весь состоящий из металлических решетчатых пластин. — Этот прибор используется для того, чтобы отмечать движение звезд и видимых планет.
— Вы хотите сказать, что есть еще и невидимые? — не подумав, спросил Джимми.
— Верно, — ответил аббат, не обижаясь на то, что его перебили. — Или, по крайней мере, такие, которых мы не можем видеть, хотя, будь мы к ним поближе, и их мы могли бы разглядеть. Неотъемлемой частью искусства чтения по звездам является умение знать, когда наступает исполнение предсказаний, которые по большей части являются весьма туманными. Есть знаменитое пророчество, сделанное безумным монахом Фердинандом де ла Родесом. Его вспоминали по трем разным случаям, и никто не решил, к какому из них относится его пророчество.
Арута разглядывал небосвод через одно из приспособлений, вполуха слушая аббата. Сквозь отверстие он видел сияние звезд в небе, расчерченном тонкой сеткой линий с пометками на них, которые, как он решил, были каким-то образом нанесены на стекло прибора. В центре располагалось созвездие из пяти звезд, красноватых по цвету. Одна звезда была в центре, а линии соединяли все пять звезд в подобие яркой красной буквы.
— Что это? — спросил Арута. Он уступил свое место Мартину, и бывший охотник тоже посмотрел в прибор.
— Эти пять звезд называются, — ответил аббат.
— Я знаю их, но никогда раньше не видел их в таком сочетании, — сказал Мартин.
— И не увидите еще одиннадцать тысяч лет, хотя это только наше предположение, и нам придется подождать, чтобы проверить его истинность. — Казалось, аббата нисколько не беспокоило, что ждать придется так долго, — главным для него было желание выяснить истину. — Сейчас вы видите их в сочетании, которое называется или . Есть старое пророчество, касающееся его.
— Что это за пророчество, и какое оно имеет ко мне отношение? — спросил Арута.
— Это очень древнее пророчество, возможно, сделанное еще во времена Войн Хаоса. Оно гласит:
В оригинале оно звучит очень поэтично, но при переводе мелодия теряется. Насколько мы его понимаем, кто-то ищет твоей смерти, чтобы привести это пророчество в исполнение или хотя бы убедить других, что пророчество близко к исполнению. Это пророчество — одно из немногих, доставшихся нам от пантатианских змеелюдей. Мало что мы знаем о них. Известно только, что редкие их появления всегда предвещают беды, потому что они — приспешники чистого зла и трудятся во имя цели, известной им одним. Мы знаем также, что Владыка Запада еще называется Сокрушителем Тьмы.
— Получается, что кто-то ищет смерти Аруты, потому что, останься Арута в живых, он погубит его самого? — спросил Мартин.
— Или хотя бы потому, что они так считают, — ответил аббат.
— Но кто это или что это? — спросил Арута. Что кто-то желает моей смерти, в этом для меня нет ничего нового. Что еще вы можете мне сказать?
— Боюсь, немного.
— Теперь мы хотя бы знаем, почему на тебя напали ночные ястребы, — сказал Лори.
— Религиозные фанатики, — заметил Джимми, покачав головой. Он посмотрел на аббата и прибавил: — Извините, отец.
Аббат пропустил его замечание мимо ушей.
— Важно понять, что они не оставят своих попыток и впредь. Вам не удастся покончить с ними до тех пор, пока не покончите с тем, кто отдал приказ убить вас.
— Так, — сказал Мартин. — Еще нам известно, что Братство Темной Тропы как-то связано с этим делом.
— На севере, — произнес брат Мика. Все вопросительно посмотрели на него. — Ответы на твои вопросы лежат на севере, Арута. Взгляни, — и в его голосе послышались командные нотки. — На севере лежат Высокие Пределы — преграда обитателям Северных земель. На западе, над Эльвандаром — Великие Северные горы, на востоке — Северные стражи, Высокая твердыня и Спящие горы. А в центре располагается самая большая преграда — Зубы Мира, тринадцать сотен миль почти непроходимых утесов. Кто знает, что лежит за ними? Кто, кроме отступников и беглецов, отваживался отправиться туда и вернуться назад, чтобы рассказать нам о Северных землях? Наши предки много веков назад создали пограничные владения баронов, чтобы закрыть проходы у Высокого замка, Северного форта и Железного перевала. Силы герцога Вабонского блокируют последний из оставшихся главных проходов к западу от Ступеней Гремящего Ада. А из тех гоблинов или темных братьев, кто рисковал перебраться через Гремящий Ад, никого не осталось в живых — кочевники служат нам не хуже наших стражников. Коротко говоря, мы ничего не знаем о Северных землях. Но именно там живут моррелы и именно там ты можешь найти ответ.
— Или ничего не найти, — сказал Арута. — Ты можешь беспокоиться насчет пророчеств и знамений, меня же беспокоит только ответ на загадку терна серебристого. Пока Анита снова не будет здорова, я ничем больше не стану заниматься. — Казалось, аббат встревожился. Арута продолжал: — Я не сомневаюсь, что есть такое пророчество и что какой-то безумец, владеющий черным колдовством, ищет моей смерти. Но что это несет большую опасность Королевству — это еще как сказать. Мне в это не верится.
Аббат собирался ответить, но Джимми вдруг спросил:
— Что это?
Все обернулись и посмотрели, куда он указывал. Низко над горизонтом появилось голубое свечение, которое становилось все ярче, словно к ним приближалась какая-то звезда.
— Похоже на падающую звезду, -сказал Мартин.
И тут они увидели, что это вовсе не звезда. Едва различимый на таком далеком расстоянии звук сопровождал приближение света. Свет разгорался ярче, и звук становился громче, приобретая зловещие оттеняй. По небу к ним стремился голубой сполох пламени. Со звуком, напоминавшим шипение воды на раскаленном железе, он резко устремился к башне.
— Уходите с крыши скорее! — закричал брат Доминик.
Глава одиннадцатая. СХВАТКА
Они медлили. За предупреждением Доминика последовал крик Мики, и все заторопились по лестнице вниз. На полпути к первому этажу Доминик, оступившись, покачнулся.
— Что-то приближается.
Добравшись до первого этажа, монахи и их гости подбежали к двери и выглянули. В небе над ними с невероятной скоростью кружились светящиеся предметы. Они собирались над башней сначала с одной стороны, потом с другой, и ночь наполнилась угрожающими протяжными звуками. Предметы все быстрее и быстрее мелькали в воздухе, сливаясь в полосы голубого, зеленого, желтого, красного цвета — злобные вспышки сияния, разрывавшие ночную тьму.
— Что это? — спросил Джимми.
— Какие-то волшебные предметы, — ответил аббат. — Я чувствую, как они обыскивают места, над которыми пролетают.
Движение предметов изменилось — вместо того чтобы пролетать над башней, они начали поворачивать в сторону. Люди заметили, что предметы замедлили свой полет. Курс движения менялся — и вот летающие объекты высоко в небе над аббатством начали выписывать круги. Теперь стало возможным разглядеть их форму. Это оказались большие шары, внутри которых пульсировал яркий свет и были видны силуэты каких-то странных, тревожащих душу очертаний. Они кружились все медленнее, а потом стали по спирали спускаться к аббатству. Составив круг, двенадцать шаров безмолвно зависли над двором. Затем, с низким гудением, которое больно отдавалось в ушах, каждая пара противоположных друг другу шаров соединилась лучом энергии, по периметру пробежал еще один луч, соединяя шары в двенадцатиугольник.
— Что же это такое? — вслух удивился Гардан.
— Это — Двенадцать Глаз, — в благоговейном ужасе произнес аббат. — Древнее и зловещее порождение легенд. Говорят, никто из живущих не имеет силы сотворить их. Это и средство, чтобы видеть, и оружие.
И вот шары начали медленно вращаться. Набирая скорость, они выписывали замысловатый рисунок — линии свивались, и глазу было невозможно за ними уследить. Все быстрее и быстрее вращались они, пока не слились в сплошной диск. Из центра его ударил сноп света и уперся в невидимый барьер над крышей аббатства.
Доминик вскрикнул от боли, и Мартину пришлось подхватить его. Монах прижал руки к вискам и прошептал:
— Такое мощное… Не могу поверить… — Он открыл глаза, из которых текли слезы, и сказал: — Барьеры пока держат.
— Дух отца Доминика — основа магической защиты аббатства, — объяснил отец Джон. — И ему сейчас приходится нелегко.
Злобные лучи снова ударили вниз и, отбитые невидимым барьером, раскатились, как разноцветный дождик, над головами. Лучи обтекали магический барьер, и над аббатством стал виден защитный купол. И снова он выдержал натиск. Но вот — еще удар и еще, и Арута, а вместе с ним и остальные заметили, что с каждым ударом барьер опускается все ниже. Доминик вскрикивал от боли. И вот с яростью бури ударил сноп белого света и пробил барьер, обдав землю злым шипением и резким запахом.
Брат Доминик, напрягшись в руках Мартина, застонал.
— Оно входит, — прошептал он и потерял сознание.
Мартин опустил монаха на пол, а отец Джон распорядился:
— Мне надо идти в ризницу. Брат Мика, ты должен сдержать эту силу.
— Что бы это ни было, оно уничтожило магическую защиту, сильнее которой только защита нашего главного храма. Теперь я должен встретиться с этой силой. Ишап вооружил и защитил меня, — произнес старый монах ритуальную фразу, снимая с пояса боевой молот.
Стены аббатства потряс рев невероятной силы, словно подали голос сразу тысячи взбешенных львов. Он начался с пронзительного визга, от которого сводило скулы, и понижаясь, достиг такой мощи, что, казалось, вгрызался в камни двора. Во все стороны били сполохи света — наугад, наудачу, и там, куда они попадали, все рушилось. Казалось, камни крошились, все, что могло гореть — загоралось, а вода, на которую попадали лучи, мгновенно испарялась.
Мика вышел из здания, стараясь встать так, чтобы оказаться под вращающимся диском. Когда вспыхнул новый луч света, ослепив тех, кто наблюдал за ним из укрытия, брат Мика поднял над головой молот, словно предчувствуя следующий удар. Когда сияние немного померкло, они увидели, что Мика стоит, выпрямившись, подняв молот над головой, а лучи потрескивающей энергии каскадом льются вокруг него и все цвета радуги танцуют в адском водопаде. Земля у его ног дымилась и горела, но сам он был невредим. Когда поток энергии прервался, Мика опустил молот, замахнулся и бросил его. Быстро, почти незаметно для глаза, молот вылетел из его руки и превратился в размытое белоголубое пятно, такое же яркое, как и его цель. Сгусток пламени взлетал все выше и выше, куда не могла добросить его рука человека, и поразил вертящийся диск в самый центр. Он отскочил от диска и вернулся в руку Мики. Диск еще раз обрушился на Мику, но тот защитился волшебной силой молота. И снова, как только прекратился дождь из лучей, Мика бросил молот, поразив врага в самую середину. Когда молот прилетел обратно, люди в аббатстве заметили, что диск, вращаясь, начал раскачиваться из стороны в сторону. В третий раз кинул Мика молот и опять попал в цель. Внезапно раздался такой пронзительный свист, что все были принуждены закрыть уши руками. Кружащиеся шары закачались, и из каждого выскочили маленькие непонятные фигурки. Со смачным булькающим звуком они попадали на землю и задымились. Раздался высокий тонкий крик, и фигурки покрылись ярким пламенем. Никто не мог различить истинные очертания фигурок в шарах, но Арута подумал, что это, должно быть, что-то такое, о чем лучше не знать, — одно мгновение, прежде чем стать пламенем, существа очень напоминали предельно изуродованных младенцев. Наступила тишина, и дождь переливающихся лучей, словно крохотных стеклянных иголок, посыпался но аббатство. Иголочки вспыхивали и гасли, а старый монах остался стоять в темном дворе в полном одиночестве, держа перед собой боевой молот.
Те, кто укрывались в аббатстве, посмотрели друг на друга в изумлении. Долгое время, приходя в себя, они ничего не говорили.
— Это было просто невероятно… — сказал Лори. — Не знаю, смогу ли я найти слова, чтобы описать случившееся.
Арута хотел что-то сказать, но насторожился, увидев, как Джимми и Мартин, склонив головы набок, прислушивались к чему-то.
— Я что-то слышу, — сказал Джимми. Немного погодя все остальные тоже услышали отдаленный звук, словно какаято гигантская птица или летучая мышь била крыльями в ночи.
Джимми выскочил из дома раньше, чем кто-либо успел остановить его и, чуть ли не подпрыгивая от нетерпения, оглядывал каждый клочок неба. Посмотрев поверх крыши аббатства на север, он сделал круглые глаза.
— Банат! — воскликнул он и кинулся туда, где все еще молча и неподвижно стоял старый монах. Мика, кажется, находился в каком-то трансе, глаза его были закрыты. Джимми дернул его за руку. — Смотри! — крикнул он, когда монах открыл глаза.
Мика посмотрел, куда показывал парнишка. Заслоняя среднюю луну в ночном небе, нечто летело к аббатству, громко хлопая гигантскими крыльями. В ту же минуту монах оттолкнул мальчика:
— Беги!
Толчок отдалил Джимми от главного здания, и он побежал через двор туда, где стояла одинокая повозка, наполненная кормом для лошадей, и нырнул под нее. Перекатившись на бок, он замер, наблюдая.
С неба спускалось порождение ночных кошмаров, внушавшее бесконечный ужас: лениво хлопали крылья пятидесяти футов в размахе; тело двадцати футов высотой состояло из частей, которые душевно здоровому человеку и привидеться не могли; черные когти торчали из гротескных пародий на птичьи лапы, над которыми возвышались ноги, напоминавшие козлиные, но там, где должны быть ляжки, тряслись и дрожали жирные складки кожи, невероятным образом свисая с груди, напоминавшей человеческую. По всему телу ручейками сочилась густая, вязкая жидкость. Из груди этого создания широко раскрытыми глазами смотрело синее человеческое лицо — оно кривлялось и подмигивало в полном несоответствии с громким ревом, издаваемом существом. Могучие длинные руки, похожие на лапы обезьяны, светились бледным светом, все время меняя цвет — красный, оранжевый, желтый и так через все цвета спектра, пока опять не стали красными. От существа исходила страшная вонь.
Ужаснее всего была голова — сотворивший этого монстра в крайней жестокости наделил его женской головой, немного великоватой для тела. И уж пределом насмешки оказалось то, что это лицо было точным подобием лица Аниты, которому придали выражение лица уличной шлюхи — похотливое, распутное. Существо сладострастно облизывало губы и закатывало глаза в сторону Аруты. Кроваво-красные губы раздвигались в широкой улыбке, показывая длинные клыки.
Арута взглянул на это существо с отвращением и ненавистью, которые вытеснили из рассудка все мысли, кроме одной — уничтожить его.
— Нет! — закричал он, хватаясь за рапиру.
Тут же на него налетел Гардаи, сбив его на пол и изо всех сил навалившись, чтобы удержать на месте.
— Они только этого и ждут от тебя! — крикнул он.
Ему помог Мартин, и они вдвоем оттащили Аруту от двери. Существо повернулось, взглянуло на тех, кто стоял в дверях, и сжало когти. Надув губы, как капризная девочка, оно вдруг с вожделением глянуло на Аруту и высунуло язык, призывно поводя им по губам. А затем с оглушительным смехом поднялось на ноги в полный рост и взревело, подняв руки над головой. Сделав шаг, оно оказалось у двери, за которой стоял Арута. И вдруг качнулось вперед, вскрикнуло и обернулось.
Все увидели сгусток светло-голубого пламени, который возвращался в руки брату Мике; он уже нанес первый удар и снова замахнулся. Молот поразил чудовище на этот раз в живот, вызвав еще один болезненный вопль; дымясь, потекла черная кровь.
Лори увидел, что брат Антоний появился из книгохранилища и внимательно разглядывает существо.
— Что это за создание? — спросил Лори.
Не выказывая никаких эмоций, кроме любопытства, архивариус ответил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике