фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Заело.
Он протиснулся сквозь щель и принял вещи, которые передали ему спутники. Остроумное устройство поворачивало часть стены, как дверь, но годы и заброшенность не пошли на пользу механизму. Аруте и Лори с трудом удалось пробраться сквозь проем. Арута спросил:
— Где мы?
— Позади ограды королевского парка. До боковых ворот дворца — полторы сотни ярдов в ту сторону, — ответил Джимми, махнув рукой. Потом он указал в другую сторону. — За мной.
Через густые кусты он вывел их в небольшую рощицу, где стояли три лошади.
— Я не просил тебя покупать трех лошадей, сказал Арута.
Джимми ответил с нахальной улыбкой, которая была заметна даже при свете луны:
— Но ты и не запрещал мне, ваше высочество.
Лори почел за лучшее не вмешиваться и занялся навьючиванием своего мешка на ближайшую лошадь.
— Нам надо ехать, и у меня нет желания спорить. Останься, Джимми, — велел Арута.
Джимми подошел к лошади и легко вспрыгнул в седло.
— Я не исполняю приказов неизвестных авантюристов и безработных вояк. Я сквайр принца Крондорского. — Пошарив в тюке позади седла, он вытащил рапиру — ту самую, что подарил ему Арута. — Я готов. Я украл немало лошадей и хорошо научился на них ездить. Кроме того, кажется, все происходит только там, где ты. Мне будет очень скучно здесь без тебя.
Арута посмотрел на Лори. Тот вмешался:
— Лучше возьми его с собой, чтобы был у нас на глазах. Он все равно поедет за нами. — Арута собрался возразить, но Лори добавил: — Ты же не можешь позвать дворцовую стражу, чтобы его задержали.
Арута, явно недовольный, взобрался на лошадь. Больше не разговаривая, они поехали прочь от парка. Они двигались по темным улицам и дорогам, пустив коней шагом, чтобы не привлекать лишнего внимания.
— Так мы попадем к Восточным воротам, — сказал наконец Джимми. — А я думал, что мы покинем город через Северные.
— Скоро повернем на север, — ответил Арута. — Если кто-нибудь и увидит, что я покидаю город, скоро пойдет молва, что я отправился на Восток.
— Кто может нас увидеть? — невинно спросил Джимми, не хуже остальных зная, что любой всадник, проезжающий через ворота в такой час, не может не привлечь внимания.
У Восточных ворот двое солдат выглянули из будки, чтобы посмотреть, кто едет, но так как в городе не было слышно тревоги, да и комендантский час отменили, то они едва повернули головы, провожая взглядом трех всадников.
Миновав ворота, Арута и его товарищи оказались во внешнем городе, который начали строить, когда древние стены уже не могли больше вместить всех жителей. Свернув с главной восточной дороги, они между темными зданиями направились на север.
Арута натянул поводья, приказав Джимми и Лори сделать то же самое. Из-за угла показались четыре наездника в длинных черных плащах. Рапира Джимми тут же оказалась в его руке — в такой час ночи на маленькой улочке две группы всадников вряд ли встретились бы случайно. Лори тоже начал вытаскивать меч, но Арута сказал:
— Уберите оружие.
Когда всадники приблизились, Джимми и Лори обменялись недоумевающими взглядами.
— Вовремя, — сказал Гардан, поворачивая свою лошадь, чтобы подъехать поближе к Аруте. — Все готово.
— Хорошо, — ответил Арута. Разглядывая спутников Гардана, он спросил:
— Трое?
В темноте послышался добродушный смешок Гардана.
— Я последнее время не видел Джимми и решил, что он отправится с вами, не особо заботясь о позволении принца. Так что на всякий случай приготовился. Или я неправ?
— Прав, капитан, — ответил Арута, даже не пытаясь скрыть неудовольствие.
— В любом случае Дэвид из всех ваших гвардейцев самый невысокий, и, случись погоня, на большом расстоянии он вполне сможет напоминать мальчишку. — Он махнул рукой, указывая на трех стражников, которые направили лошадей в сторону дороги, ведущей на восток. Джимми, приглядевшись к ним, хихикнул: один из всадников был стройным темноволосым юношей, а второй, светловолосый бородатый мужчина, вез за спиной лютню.
— Солдаты на воротах почти не обратили на нас внимания, — сказал Арута.
— Не беспокойтесь, ваше высочество. Это два самых заядлых сплетника во всем гарнизоне. Если из дворца просочится хоть слово о том, что вы уехали, через несколько часов весь город будет знать, что вас видели на Восточной дороге. Трое всадников поедут на восток до самого Даркмура, если, конечно, им не помешают в пути. Если мне будет позволено высказаться, нам пора ехать.
— Нам? — спросил Арута.
— Таков данный мне приказ. Принцесса Каролина сказала: если что-то случится с любым из вас, — и он указал на Лори и Аруту, -мне незачем возвращаться в Крондор.
— А обо мне она ничего не говорила? — с притворной обидой спросил Джимми.
Остальные пропустили его слова мимо ушей. Арута посмотрел на Лори, тот глубоко вздохнул.
— Она давно обо всем догадалась. Кроме того, она умеет проявлять осторожность, если необходимо. Иногда. Принцесса не выдаст ни своего брата, ни жениха, — прибавил Гардан.
— Жениха? — спросил Арута. — Ну и ночка. Ну да, все к этому и шло — ты должен был жениться на ней или тебя прогнали бы прочь. Но я никогда не мог понять, как она выбирает мужчин. Ну ладно, похоже, ни от одного из вас мне не избавиться. Поехали.
Трое мужчин и мальчишка пришпорили лошадей и вскоре оставили позади внешний город, направляясь на север, в Сарт.
Ближе к полудню, миновав поворот прибрежной дороги, путники увидели одинокого человека, сидевшего на обочине. На нем был зеленый кожаный костюм охотника. Неподалеку щипала траву его серая в яблоках лошадь, а сам он выстругивал палочку охотничьим ножом. Увидев группу всадников, он убрал нож, отбросил палочку и собрал свои пожитки. Когда Арута подъехал к нему, он уже накинул плащ и повесил на плечо длинный лук.
— Мартин! — приветствовал его Арута.
Герцог Крайди сел на лошадь.
— Вы добирались дольше, чем я думал.
— Остался хоть кто-нибудь в Крондоре, кто не знает, что принц уехал?
— спросил Джимми.
— Нет, если задуматься, — с улыбкой ответил Мартин. Они поехали дальше, и Мартин сказал Аруте: — Лиам просил тебе передать, что он оставит столько ложных следов, сколько сможет.
Лори удивился:
— Значит, король знает?
— Конечно, — ответил Арута. Он указал на Мартина: — Мы планировали это с самого начала. В тот вечер, когда Лиам запретил мне ехать, Гардан поставил у моих дверей необыкновенно много стражников.
Мартин прибавил:
— Гвардейцы Лиама переоделись, чтобы изображать всех нас, — прибавил Мартин. — Есть парень с вытянутым лицом и бородатый блондин, притворяющиеся Арутой и Лори. — Он улыбнулся, что нечасто с ним бывало. — Есть и какой-то красавчик, который сидит в моих покоях. Лиам даже ухитрился позаимствовать на время у кешианского посла высокого громкоголосого мастера церемоний. Когда кешианцы сегодня уедут, он незаметно вернется во дворец. В фальшивой бороде он как две капли воды похож на капитана. На худой конец он того же цвета. Его будут встречать во дворце то тут, то там.
Гардан рассмеялся.
— Значит, вы на самом деле не пытались уехать незаметно, — с удивлением сказал Лори.
— Нет, — ответил Арута. — Я хотел просто напустить туману. Мы знаем: кто бы ни стоял за всем этим, он отправил новых убийц в город — по крайней мере, так считал Веселый Джек. Если в Крондоре есть шпионы, они несколько дней не смогут понять, что происходит. Когда наконец выяснится, что нас нет во дворце, они не будут знать точно, в какую сторону мы поехали. Только те, кто присутствовал, когда Паг заколдовал комнату Аниты, знают, что нам надо в Сарт.
Джимми рассмеялся:
— Прекрасный обманный удар. Если кто-то узнает, что вы поехали в одну сторону, потом окажется, что в другую, он не будет знать, чему верить.
— Лиам тщательно все подготовил, — сказал Мартин. — Еще трое, одетые, как вы, направляются на юг, в Звездную Пристань вместе с Кулганом и семьей Пага. Они будут прятаться достаточно неумело, и их не смогут не заметить.
— И специально для Аруты он добавил: — Паг сказал, что попробует разузнать о лечении Аниты в библиотеке Макроса.
Арута натянул поводья своей лошади, остальные тоже остановились.
— Мы в полудне пути от города. Если к закату нас никто не догонит, можно считать, что удалось уйти от преследования. Тогда надо будет беспокоиться только о том, что лежит впереди. — Он помолчал, словно ему нелегко было продолжать. — Отбросив лишние слова, скажу: все вы выбрали опасность. — Он посмотрел в глаза своих спутников. — Я считаю, что мне повезло с друзьями.
Казалось, Джимми больше других был смущен словами принца, но сдержал порыв сказать какую-нибудь колкость.
— У нас… у них, у пересмешников, есть клятва. Она пошла от старой поговорки:
. Когда впереди трудное дело, а человек хочет дать понять остальным, что он желает сделать это дело до конца, он говорит:
, — он оглядел всех и произнес: — Пока с кошки не снимут шкуру.
Лори сказал:
— Пока с кошки не снимут шкуру.
Гардан и Мартин повторили клятву.
— Спасибо вам всем. — Арута пришпорил лошадь, и все последовали за ним.
Мартин подъехал к Лори:
— Почему ты так задержался?
— Меня задержали, — сказал Лори. — Все не так-то просто. Мы собираемся пожениться.
— Знаю. Мы с Гарданом ждали Лиама, когда он вернулся от тебя. Думаю, она могла бы вести себя и по-другому. — По лицу Лори понятно было, как ему неловко. Потом Мартин, едва заметно улыбнувшись, добавил: — Но, может быть, и не могла. — Свесившись, он протянул руку: — Желаю счастья. — Пожав Лори руку, он продолжал: — Это все равно не объясняет опоздания.
— Это деликатный вопрос, — сказал Лори, надеясь, что его будущий шурин переменит тему.
Мартин внимательно посмотрел на Лори и понимающе кивнул:
— Хорошее прощание требует немало времени.
Глава девятая. ЛЕС
На горизонте появилась группа всадников. На фоне красноватого предвечернего неба четко выделялись черные фигуры. Первым заметил их Мартин, и Арута приказал остановиться. С тех пор, как они покинули Крондор, им впервые встретились не купцы. Мартин прищурился.
— Так далеко не очень хорошо видно, но, кажется, они вооружены. Может быть, это наемные солдаты?
— Или разбойники, — заметил Гардан.
— Или еще кто-нибудь, — прибавил Арута. — Лори, ты из нас самый бывалый бродяга. Есть ли здесь другая дорога?
Лори огляделся, изучая местность. Указав на лес по другую сторону узкого поля, он сказал:
— Примерно в часе езды верхом на восток лежит заброшенная дорога, которая ведет к Каластийской гряде. Когда-то ею пользовались шахтеры, но сейчас там мало кто ездит. Она приведет нас к другой дороге, идущей поодаль от береговой линии.
— Надо сразу ехать к той дороге — предложил Джимми. — Кажется, эти уже устали, дожидаясь нас.
Арута заметил, что всадники вдалеке направились в их сторону.
— Показывай путь, Лори.
Они свернули с дороги, направляясь к низким каменным стенам, отмечавшим границы фермы.
— Смотрите! — крикнул Джимми.
Путники увидели, что группа воинов, заметив их маневр, пустила своих коней в галоп. В оранжевом сиянии раннего вечера их фигуры казались совсем черными на фоне серозеленого склона холма.
Лошади Аруты и его товарищей преодолели первую каменную стену плавным прыжком, но Джимми чуть не свалился. Ему удалось удержаться в седле и нагнать остальных, но он уже пожалел, что между ним и лесом еще три таких стены. Все-таки он кое-как усидел на лошади и даже не очень отстал от товарищей, когда они въехали в лес.
Остальные ждали его, и Джимми натянул поводья. Лори указал на преследователей:
— Они не могут нас догнать, поэтому едут параллельно нашему пути, надеясь перехватить нас ближе к северу. — И, рассмеявшись, прибавил: — Наша поворачивает к северовостоку, так что этим неизвестным друзьям придется проехать лишнюю милю по густому подлеску, чтобы выйти на тропу. Если они вообще ее найдут. А мы тем временем будем уже далеко впереди.
Ему ответил Арута:
— Мы все равно должны торопиться. Уже темнеет, а в лесах и раньше было неспокойно. Далеко еще до той дороги?
— Мы должны быть там через два часа после заката, может быть, немного раньше.
Арута махнул рукой, приглашая Лори вести их небольшой отряд. Лори повернул лошадь, и они пустились в глубь леса, где быстро сгущались сумерки.
Темные стволы вздымались по обеим сторонам дороги. Света средней и большой лун, пробивавшегося сквозь ветви высоких деревьев, было недостаточно, чтобы разогнать тьму, и лес казался сплошной темной стеной. То, что Лори назвал тропой, оказалось едва заметным просветом между деревьями, он внезапно появлялся в нескольких футах перед лошадью Лори и так же внезапно пропадал в нескольких футах позади лошади Джимми. Парнишка все время оглядывался через плечо, выискивая признаки преследования.
Арута приказал остановиться:
— Мы не заметили, чтобы за нами кто-то ехал. Наверное, мы оторвались от них.
Мартин спешился.
— Не обязательно. Если среди них есть опытный следопыт и они нашли, где мы повернули, тогда теперь они пробираются так же медленно, как и мы, и рано или поздно нас нагонят.
Арута тоже спешился.
— Здесь мы немного отдохнем. Джимми, достань из-за седла Лори меток с овсом.
Джимми, тихо ворча, начал кормить лошадей. Еще в первую ночь на дороге он узнал, что сквайр обязан заботиться о лошади своего сеньора, а также обо всех остальных лошадях.
— Пожалуй, я пройдусь назад и посмотрю, не приближается ли кто к нам,
— сказал Мартин, повесив на плечо лук. — Если что-нибудь случится, не ждите меня. Завтра ночью встретимся в аббатстве. — И он исчез в темноте.
Арута сидел на своем седле, Джимми о помощью Лори обихаживал лошадей, а Гардан, оставаясь настороже, продолжал всматриваться во мрак леса.
Шло время, и Арута погрузился в размышления. Уголком глаза Джимми наблюдал за ним. Лори и в темноте разглядел, что Джимми посматривает на Аруту, и, помогая чистить лошадь Гардана, придвинулся к нему поближе:
— Беспокоишься за него?
— Нет у меня ни семьи, певец, ни толпы друзей. Поэтому он мне очень дорог. Да, я беспокоюсь за него. — Джимми подошел к Аруте, который сидел, глядя в темноту. — Лошади накормлены и вычищены.
Арута, казалось, очнулся от размышлений.
— Хорошо. Теперь отдохни немного. С первым светом мы поедем дальше. — Он огляделся. — А где Мартин?
— Он еще не вернулся.
Джимми устроился на ночлег, подложив под голову седло и закутавшись в одеяло. Прежде чем уснуть, он долго вглядывался в темноту.
Джимми не понял, что его разбудило. К ним приближались двое, и парнишка уже был готов вскочить на ноги, когда понял, что это Мартин и Гардан. Джимми вспомнил, что Гардан оставался сторожить. Мужчины, тихо ступая, приблизились к маленькому лагерю.
Джимми разбудил Аруту и Лори. Арута, увидев, что брат вернулся, сразу спросил его:
— Ты видел преследователей?
— Они в нескольких милях от нас. Идут по тропе. Это группа людей… или моррелов… или вообще не знаю кого. Они разожгли совсем маленький костер. По крайней мере, один из них — моррел. Кроме него, все остальные одеты в черные доспехи и длинные черные плащи. У каждого — странный шлем, который закрывает всю голову. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять — вряд ли они дружески к нам расположены. Я поставил в стороне от нашей тропы ложный условный знак. Их это ненадолго задержит, но мы должны выступать немедленно.
— А этот моррел? Он бы одет не так, как остальные?
— Нет. И вообще, это самый крупный моррел из всех, кого мне доводилось видеть — на нем нет туники, только кожаный жилет. На обритой голове оставлена одна длинная прядь, завязанная так, что свисает назад на манер лошадиного хвоста. В свете костра я хорошо его рассмотрел. Я никогда таких не видел, хотя кое-что слышал о них.
— Это вабонский горный клан, — сказал Лори. Арута взглянул на певца. Лори пояснил: — Я рос неподалеку от Тайр-Сога. Нам доводилось слышать о нападениях всадников из северных горных кланов. Они отличаются от лесных жителей. Хвост на макушке означает, что он правитель клана, причем весьма влиятельный.
Гардан заметил:
— Издалека же он явился.
— Да, и это означает, что со времен Войны Врат порядки поменялись. Мы же знаем, что многие из тех, кого цурани оттеснили на север, стремились вернуться к своим народам, но сейчас, похоже, они и родственников с собой привели.
— Исходя из того, что произошло… — сказал Мартин.
— Это союз. Военный союз моррелов. То, чего мы всегда опасались, — закончил за него Арута. — Поехали, уже почти светло. Мы все равно не разгадаем эту загадку, если будем оставаться на месте.
Они оседлали лошадей и вскоре уже выехали на лесную дорогу -главный путь, соединявший Крондор и Северные земли. Немногие караваны ее использовали; хотя она и была короче, все же большинство путешественников предпочитали ехать по прибрежной дороге — так было безопаснее. Лори заявил, что сейчас они проезжают мимо Залива Кораблей, примерно в дне пути от ишапианского аббатства у Сарта. Аббатство располагалось среди холмов к северо-востоку от города, так что они сразу должны попасть на дорогу, которая вела от города к аббатству. Если поторопиться, можно быть в аббатстве уже на закате.
Никаких признаков опасности в лесу не наблюдалось, но Мартин рассудил, что скорее всего отряд, возглавляемый моррелом, спешит по их следам. В шумах утреннего леса позади он различал чуждые звуки, говорившие ему, что нечто нарушает привычный порядок лесной жизни.
Мартин ехал рядом с Арутой позади Лори.
— Думаю, я мог бы поотстать и посмотреть, не догоняют ли нас наши приятели.
Джимми бросил взгляд через плечо и между деревьями увидел людей, одетых в черное.
— Поздно! Они нас нашли! — прокричал он.
Отряд Аруты пустил лошадей вскачь — топот копыт эхом отдавался среди деревьев. Все низко наклонились, почти прильнув к шеям лошадей; Джимми все время оглядывался. К радости Джимми, расстояние между ними и черными всадниками увеличивалось.
Через несколько минут бешеной гонки они оказались у глубокой расщелины. Поперек нее был переброшен крепкий деревянный мост. Перебравшись через мост, Арута остановился. Они развернули лошадей — уже был слышен звук приближающейся погони.
Арута собирался отдать приказ начать атаку, когда Джимми соскочил с лошади. Отвязав свой мешок от седла, он подбежал к мосту и склонился над настилом.
— Что ты делаешь? — закричал Арута.
— Отойдите подальше! — крикнул Джимми.
Топот копыт вдали стал громче. Мартин соскочил с лошади и снял с плеча лук. Он вложил стрелу и натянул тетиву, как только из-за поворота показался первый черный всадник. Без колебаний он спустил тетиву, и стрела полетела прямо в цель, ударив всадника в доспехах в грудь с той силой, которую развивает тяжелая стрела, выпущенная из длинного лука. Всадник вылетел из седла. Второму всаднику удалось обогнуть препятствие, но третий тоже вылетел из седла — его лошадь споткнулась о лежащее тело.
Арута двинулся вперед, чтобы встретить всадника, уже въезжавшего на мост.
— Нет! — закричал Джимми. — Назад! — И побежал.
Один из всадников достиг места, где только что возился Джимми, как вдруг раздалось громкое шипение, завывание и вылетело большое облако дыма. Лошадь испугалась, завертелась на узком мосту и попятилась. Она сшибла поручни, забила ногами, сбросила всадника на камни расщелины и ускакала.
Лошади Аруты и его товарищей были достаточно далеко от места взрыва и не ударились в панику, хотя Лори пришлось удерживать за поводья лошадь Джимми, а Гардану — лошадь Мартина.
Джимми опять побежал к мосту, на этот раз с небольшой флягой в руках. Он вылил содержимое фляги куда-то в дым, и внезапно над ближним концом моста взметнулось пламя. Черные всадники остановились.
Гардан выругался:
— Смотрите, вон тот, застреленный, поднимается!
Сквозь дым и пламя они увидели, как всадник со стрелой в груди, покачиваясь, встает. Поднялся и другой, которого уложила стрела Мартина.
Джимми взобрался на свою лошадь.
— Что это было? — спросил Арута.
— Это дымовая шашка — я всегда их беру с собой. Пересмешники ими пользуются, чтобы прикрыть отход и вызвать панику. От них немного огня и очень много дыма.
— А во фляге что? — спросил Лори.
— Очищенная нафта. Я знаю одного алхимика в Крондоре, который продает ее фермерам, когда они выжигают новые участки под посадки.
— Это очень опасная жидкость, — сказал Гардан. — Ты ее всегда с собой носишь?
— Нет, — ответил Джимми. — Но я нечасто езжу туда, где можно столкнуться с парнями, от которых можно избавиться, только зажарив их. После той забавы в борделе я решил, что не помешает иметь ее с собой. У меня в мешке еще есть.
— Тогда бросай ее! — закричал Лори. — Мост не весь горит!
Джимми вытащил еще одну флягу и послал лошадь вперед. Аккуратно прицелившись, он бросил флягу в огонь.
Языки пламени поднялись на десять футов вверх, загорелся весь деревянный мост. По обеим сторонам расщелины ржали лошади, порываясь убежать от огня, который взвивался все выше.
Арута глянул через мост на своих преследователей: они спокойно ждали, когда огонь догорит. Позади них появилась еще одна фигура — моррел без доспехов с прядью волос на бритом черепе. Он сел, глядя на Аруту и его товарищей. Лицо его ничего не выражало, но Аруте показалось, что синие глаза впиваются в его сердце, он почти физически ощутил ненависть темного существа. Он в первый раз увидел своего врага — одного из тех, кто виноват в несчастье с Анитой. Мартин продолжал стрелять в черных воинов, и моррел, молча махнув рукой, увел их в лес.
Мартин подъехал к брату. Арута смотрел, как моррел уходит все дальше в чащу.
— Он меня знает, — сказал принц. — Мы пускались на такие хитрости, а они все время знали, где я.
— Но как? — спросил Джимми. — Столько было разных уловок…
— Черная магия, — ответил Мартин. — Здесь замешаны магические силы, Джимми.
— Поехали, — сказал Арута. — Они от нас не отвяжутся. Мы выиграли совсем немного времени.
Лори показывал путь к дороге, ведущей в Сарт. За их спинами громко потрескивало горящее дерево, но они больше не оборачивались.
Остаток дня они ехали, почти не останавливаясь. Преследователей больше не было видно, но Арута знал, что те где-то близко. Ближе к закату они снова приблизились к морю — здесь дорога, следуя изгибу берега Залива Кораблей, поворачивала на восток. В воздухе начал собираться легкий туман. По словам Лори, сразу после заката они уже должны были добраться до аббатства.
Мартин нагнал Гардана и Аруту, который задумчиво смотрел вперед, рассеянно правя лошадью.
— Вспоминаешь прошлое?
Арута взглянул на брата.
— Тогда было проще, Мартин. Я вспоминаю времена, когда жизнь была проста. Мне не терпится покончить с загадкой терна серебристого и вернуть Аниту. Я готов на что угодно! — страстно сказал он. Вздохнув, он тихо добавил: — Я все думаю: что бы на моем месте стал делать отец?
Мартин посмотрел на Гардана. Капитан сказал:
— То же, что делаешь сейчас ты, Арута. Знавал я милорда Боуррика мальчиком, знавал его и мужем, и должен сказать тебе, что никто так не походит на него характером, как ты. Все вы так или иначе напоминаете его: Мартин — дотошностью, с которой стремится во всем разобраться, Лиам напоминает мне его таким, каким он был во дни веселья, пока не потерял госпожу свою Кэтрин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике