фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А сила эта внушает ужас. — Он начал подробно рассказывать, начав с объяснения причины, которая вынудила Макроса пойти на предательство, о попытках убить принца Аруту, о видении Роугена.
— Все это удивительно, -сказал Хочокена, — потому что мы ничего не знаем о существованйии такой силы на Келеване, во всяком случае, я ни о чем подобном не слышал. Одно из достоинств нашей организации заключается в том, что две тысячи лет совместной работы людей в черных одеяниях избавили этот мир от большого количества подобных напастей. Наши предания донесли до нас истории лордов демонов и королей-колдунов, духов темных сил и злых существ, которые все как один пали перед объединенной мощью Ассамблеи.
— Похоже, что одного вы все-таки пропустили, — заметил Мичем, не отрываясь от окна.
Хочокена опешил, услышав, что к нему обращается простолюдин, а потом рассмеялся.
— Может быть, а возможно, этому есть другое объяснение. Я не знаю. Но, — сказал он Пагу, — ты всегда думал о благе народов империи, и я не сомневаюсь — все, что ты сказал мне, правда. Я помогу тебе — постараюсь найти безопасный способ попасть в библиотеку и помогу в поисках. Но пойми, сейчас Ассамблее подрезали крылья — она занимается только своими внутренними делами. Мне кажется, вполне возможно поставить вопрос о том, чтобы отменить тебе смертный приговор. Я займусь этим. Но может оказаться, что не один день пройдет, прежде чем мы сможем открыто обсудить этот вопрос. Скорее всего, мне это удастся. Твое сообщение нельзя замолчать. Я созову Ассамблею как только смогу и сразу приеду за тобой. Только безумец откажется выслушать предупреждение, даже если окажется, что угроза твоему миру исходит не с Келевана. Как минимум, ты получишь допуск в библиотеку и возможность вернуться домой, а может быть и восстановление в правах. Однако тебе придется найти оправдание твоим прежним поступкам.
— У меня они есть, Хочо.
Хочокена, поднявшись, встал перед своим старым другом.
— Может быть, наши народы заключат мир, Миламбер. Если старую рану удастся залечить, мы принесем благо обоим мирам. Я, кстати говоря, был бы рад посетить академию, которую ты строишь, повидать пророка, который предсказывает будущее, и познакомиться с ребенком, который разговаривает мыслями.
— Я готов многим поделиться с тобой, Хочо. Создание управляемых врат
— лишь одна десятая часть того, о чем я готов тебе поведать. Но все это — позднее. Идем.
Паг пошел к двери впереди Хочокены, но его внимание привлекла неестественно застывшая поза Мичема. Доминик очень внимательно слушал разговор чародеев и не заметил, что произошло с охотником.
— Заклятие! — воскликнул Паг. Он бросился к окну и коснулся Мичема, но тот остался неподвижным. К дому бежали люди. Прежде чем Паг успел прочесть заклинаниезащиту, дверь разлетелась на куски.
Перед глазами у него все поплыло, в ушах зазвенело. Пока Паг, покачиваясь, пытался прийти в себя, в дверь влетел шарообразный предмет размером примерно с кулак. Паг сделал еще одну попытку защитить дом заклинанием, но шар вспыхнул ослепительным оранжевым светом, он зажмурился и сбился. Затем начал заклинание сначала, но тут раздался пронзительный визг, который каким-то образом лишил чародея части сил. Паг услышал, как кто-то упал, но не мог понять, был ли это Хочокена, Доминик или Мичем. Он направил против магии летающего шара все свои силы, но был сбит с толку и растерян; спотыкаясь, он пошел к двери, но упал на пороге. Паг стоял на коленях, не понимая — двоится у него в глазах или появился еще один шар. Он успел заметить людей, приближавшихся к нему с другой стороны рыночной площади: на них были белые доспехи личной охраны Имперского Стратега. Их вел человек в черном одеянии. Проваливаясь в темноту, Паг услышал голос чародея, который доносился словно издалека, пробиваясь сквозь звон в ушах:
— Свяжите их.
Глава шестнадцатая. МОРЕЛИН
По ущелью стлался туман. Арута просигналил остановку, Джимми вглядывался в туманную пелену. Рядом с тропой, которая вела в Морелин, шумел водопад. Они уже были в сердце Великих Северных гор — между лесами эльфов и Северными землями. Морелин лежал выше в горах, на скалистом, голом месте, неподалеку от гребня горы. Они ждали, пока Мартин разведает дорогу впереди. Расставшись с эльфами-проводниками, они стали отрядом лазутчиков на враждебной земле. Путники могли доверять талисману Аруты, который скрывал их от Мурмандрамаса, но тот не мог не знать, что рано или поздно они придут в Морелин. Так что всем было понятно — встречи с его прислужниками не избежать, только пока не было известно, когда именно она состоится.
Вернулся Мартин, дав понять, что путь впереди свободен, и тут же снова поднял руку, предлагая остановиться. Проехав мимо Бару и Роальда, он поманил их за собой. Они спешились, а Лори и Джимми взяли поводья их лошадей. Арута оглянулся, раздумывая, что там увидел Мартин, а Джимми продолжал смотреть вперед.
Мартин, Бару и Роальд вернулись, рядом с ними шагал еще один человек. К облегчению Аруты оказалось, что это не человек, а эльф Галейн.
Их так угнетало путешествие, что даже разговаривали они приглушенными голосами, чтобы горное эхо не выдало их. Арута приветствовал эльфа.
— Мы думали, ты не придешь.
— Томас отправил меня вслед за вами, — ответил Галейн, — но вы опередили меня на несколько часов. Гвали Апалла, когда я его разыскал, сказал вот что: во-первых, где-то возле озера обитает свирепый зверь — из описания гвали я не смог представить его наружность. Томас умоляет вас быть осторожными. Во-вторых, есть еще один путь в Морелин. Поэтому военачальник и решил, что меня надо направить вслед за вами, — Галейн улыбнулся. — Кроме, того, я считаю, что будет невредно убедиться, не следят ли за вами.
— Ну и?
— Два лазутчика-моррела напали на ваш след в миле от наших лесов. Они шли за вами, и один уже собирался забежать вперед, чтобы предупредить о вашем приближении к Морелину. Я бы догнал вас и раньше, но мне надо было убедиться, что ни один из них не сможет передать предупреждение. Теперь такой опасности нет. — Мартин кивнул. Он знал, что эльф напал на лазутчиков внезапно и дело обошлось без шума. — Больше ничьих следов я не обнаружил.
— Ты возвращаешься? — спросил Мартин.
— Томас предоставил решать мне. Мало толку теперь возвращаться. Я могу и с вами идти. Мне не позволено пересекать Тропу Отчаявшихся, но до этого места лишний лук может пригодиться.
Мартин сел в седло, а Галейн побежал вперед на разведку. Они быстро двигались вверх, от водопадов веяло холодом, и люди зябли. На таких высотах даже в самые жаркие месяцы лета — а они наступят нескоро — часто шел град или даже снег. Ночью было сыро, хотя все-таки не так, как они опасались: путникам приходилось ночевать, не разжигая огня. Эльфы дали им с собой еды — вяленое мясо, твердые лепешки из ореховой муки и сушеные фрукты, все питательное, но не очень вкусное.
Тропа, проложенная вдоль утесов, вывела на высокогорный луг, за которым расстилалась долина. Сверкающее серебром озерцо, питавшее водопады, мягко плескалось под лучами послеполуденного солнца; тишину нарушало только пение птиц и шелест листьев.
Джимми огляделся:
— Как… как день может быть таким прекрасным, когда впереди нас не ждет ничего, кроме неприятностей?
— Дело в том, — сказал Роальд, — что если ты даже идешь на смерть, совсем не обязательно, чтобы было сыро, холодно и голодно. Радуйся солнышку, парень, — это дар богов.
Они напоили лошадей и после отдыха продолжили путь. Тропа, о которой говорил Калин, начиналась к северу от озера. Они легко ее обнаружили, но продвигаться по ней оказалось нелегко — такой крутой она оказалась.
На закате из разведки вернулся Галейн и сообщил, что нашел впереди пещеру, где можно будет разжечь небольшой костер.
— Она два раза поворачивает, а дым будет уходить через трещины в своде. Мартин, если мы отправимся сейчас же, у нас будет время подстрелить какую-нибудь дичь у озера.
— Не задерживайтесь, — попросил Арута. Сообщите о своем приближении криком ворона — это у вас обоих хорошо получается, — иначе рискуете нарваться на мечи.
Мартин коротко кивнул и передал поводья Джимми.
— Самое позднее — через два часа после заката.
Они с Галейном ушли по тропе обратно к озеру. Роальд и Бару отправились вперед и через пять минут обнаружили пещеру, о которой говорил Галейн. Она была достаточно широкой и свободной от других постояльцев. Джимми с удовлетворением обнаружил, что недалеко от входа она сужается, так что нежданные гости не смогут проникнуть в нее толпой. Лори и Бару собрали дрова, и вскоре запылал костер — первый за несколько дней, хоть и маленький. Путники устроились и стали ждать охотников.
Мартин и Галейн затаились. Из ветвей, собранных в лесу, они соорудили укрытие, ничем не отличающееся от обычного кустарни ка, и поджида ли добычу. Примерно через полчаса, проведенных в полном молчании, они услышали на утесах стук копыт, и приготовили стрелы. На луг по тропе поднялась дюжина всадников, одетых в черное. На каждом был такой же шлем в форме головы дракона, как тот, что Мартин уже видел в Сарте. За ними появился и Мурад. На его щеке краснел свежий шрам — отметка клинка Аруты.
Черные убийцы остановились и, не спешиваясь, напоили лошадей. Мурад был настороже. Минут десять лошади пили, а всадники за все это время не проронили ни слова.
Напоив лошадей, они свернули на тропу, по которой прошел отряд Аруты, и скрылись из виду.
— Должно быть, они проехали между Вабоном и Каменной Горой, чтобы обойти ваши леса, — сказал Мартин. — Тэйтар был прав: они знали, что надо ждать нас у Морелина.
— Немногие вещи тревожат меня в этой жизни, Мартин, и черные убийцы — одна из них, — признался Галейн.
— Ты только сейчас это понял?
— Вам, людям, свойственно переживать из-за мелочей. — Галейн смотрел туда, где скрылись всадники.
— Если этот Мурад умеет читать следы, они найдут пещеру, — сказал Мартин.
Галейн поднялся:
— Будем надеяться, что хадати хорошо знает свое дело. Если нет, в крайнем случае, нападем на них сзади.
Мартин мрачно улыбнулся:
— Очень уютно будет тем, кто в пещере — пятеро против тринадцати, и только один выход.
Не добавив больше ни слова, охотники подхватили луки и отправились по тропе вслед за моррелами.
— Всадники, — сказал Бару.
Джимми мгновенно забросал костер землей, которой они запаслись на такой случай. Огонь погас быстро, без дыма. Лори показал Джимми, чтобы он пошел с ним в дальний угол пещеры и помог успокоить лошадей. Роальд, Бару и Арута прошли к выходу и затаились там.
Сначала вечер показался им непроглядно темным, но вскоре глаза привыкли к сумеркам, и они увидели всадников. Они ехали мимо пещеры. Замыкающий натянул поводья за мгновение до того, как остальные, повинуясь молчаливому приказу, остановились. Он начал оглядываться, словно почуяв что-то. Арута прикоснулся к талисману, в надежде, что моррел просто осторожничает, но не чувствует его присутствия.
Малая луна вышла из-за облака, единственного на всем небосклоне, и площадка перед пещерой осветилась. Бару застыл — он узнал моррела и потянулся к мечу, но Арута схватил его за руку.
— Не сейчас! — выдохнул он в ухо горцу.
Хадати трясло: он разрывался между желанием отплатить за смерть близких и беспокойством за спутников. Роальд, положив руку на плечо Бару, прижался щекой к его щеке, и почти беззвучно прошептал:
— Эти двенадцать в черном нападут на тебя раньше, чем ты доберешься до Мурада. И чего ты добьешься? — Меч Бару скользнул обратно в ножны.
Мурад еще раз оглядел окрестности, его взгляд остановился на горловине пещеры, и Арута даже почувствовал его на себе. Но вот всадники тронулись с места… и уехали.
Арута прополз еще немного, пока совсем не высунулся из пещеры, провожая всадников взглядом.
— Я думал, вас выгнал пещерный медведь.
Арута стремительно повернулся, выхватив рапиру. Перед ним стояли Мартин и Галейн. Он убрал оружие.
— Я чуть не проткнул вас.
— Им бы следовало все здесь облазить, но они, кажется, куда-то торопились, — заметил Галейн. — Так что нам лучше отправиться за ними. Я пойду вперед и отмечу дорогу.
— А что если сзади едет еще один отряд темных братьев? — спросил Арута. — Они не найдут твои отметки?
— Только Мартин может их найти. Ни один горный моррел не умеет читать следы так, как это делают эльфы. — Он повесил лук на плечо, побежал за всадниками и уже исчез в ночной темноте, когда Лори сказал:
— А что если темные братья — лесные жители?
— Значит, мне тоже будет о чем переживать, — донесся из темноты голос Галейна.
— Надеюсь, что он шутил… — пробормотал Мартин, но эльф уже не мог его услышать.
Галейн бегом вернулся по тропе и показал на группу деревьев слева от дороги. Отряд быстро направился туда. Все спешились, лошадей отвели поглубже в заросли.
— Дозор, — прошептал Галейн.
Он, Мартин и Арута поспешно вернулись обратно, туда, где из зарослей можно было наблюдать за дорогой.
Прошло несколько мучительно долгих минут, потом сверху по горной дороге проехала дюжина всадников — смешанная группа моррелов и людей, причем моррелы были явно лесными жителями с юга. Не останавливаясь, они проехали мимо и скрылись из виду.
— Отступники слетаются под знамя Мурмандрамаса, — сказал Мартин. — Не много найдется людей, которых я хотел бы убить, но вот тех, что служат моррелам, убью без колебаний. — Отвращение исказило его красивое лицо.
Когда они вернулись к лошадям, Галейн доложил обстановку:
— В миле отсюда они перегородили дорогу. В этом месте обойти ее очень трудно. Нам придется оставить лошадей здесь или пробиваться напролом.
— Далеко отсюда до озера? — спросил принц.
— Всего несколько миль. Но, миновав засаду, мы вскоре поднимемся на голые скалы — там уже негде будет укрыться, — разве только между камнями, и придется идти очень медленно и лучше ночью. Вокруг много лазутчиков, а мост наверняка охраняется.
— А где второй проход, о котором говорил гвали?
— Если мы правильно поняли, надо спуститься в каньон, на Тропу Отчаявшихся, и там найти пещеру или трещину, которая выведет на плато у самого озера.
Арута подумал.
— Давайте оставим лошадей здесь…
— Мы вполне можем привязать лошадей к деревьям, — сказал Лори, криво улыбаясь. — Если нас схватят, они нам все равно не понадобятся.
— Мой старый капитан очень круто обходился с теми солдатами, которые вздыхали о смерти накануне боя, — заметил ему Роальд.
— Хватит! — воскликнул Арута. Он сделал шаг в сторону и оглянулся. — Я уже не поверну назад, но вы… если хотите, можете уйти. Я не стану возражать. — Он посмотрел на Лори и Джимми, а потом на Бару и Роальда. Они ответили ему молчанием. — Хорошо. Привяжите лошадей и возьмите с собой самое необходимое. Идем.
Моррел наблюдал за тропой — она была хорошо освещена большой и средней луной, малая луна еще только всходила. Он сидел на выступе скалы, спрятавшись за валуном так, чтобы с тропы его не было видно.
Мартин и Галейн прицелились в спину часового, а Джимми змеей скользнул между камнями. Конечно, они все попытаются пробраться незамеченными, но если моррел повернется не в ту сторону, Мартин и Галейн застрелят его прежде, чем он подаст голос. Джимми пошел первым. Потом шел Бару, он крался между выступами скал с легкостью человека, который привык к таким дорогам с рождения. Лори и Роальд продвигались очень медленно. Мартин уже подумал: хватит ли у него сил держать моррела под прицелом целую неделю, пока эти двое наконец минуют опасное место. Потом настала очередь Аруты. Шелест легкого ветра в траве скрыл едва различимый шум раскрошившихся под сапогом камней, когда принц ступил в неглубокую выемку. Он тоже благополучно поравнялся с друзьями вне поля зрения часового. В следующий миг за ним последовал Мартин. Последн им мимо часового прошел Галейн.
Бару знаком показал, что он пойдет замыкающим, и Арута кивнул в ответ. Лори и Роальд пошли впереди. Когда Арута поворачивался, чтобы идти за ними, Джимми сказал ему в самое ухо еле слышным шепотом:
— Первое, что сделаю, когда выберусь отсюда — наорусь до одурения.
Мартин дружески пихнул его в плечо. Арута посмотрел на брата и одними губами беззвучно произнес:
— Я тоже.
Мартин, оглянувшись, последовал за ним.
Они молча лежали в яме у дороги, прячась от проезжавших моррелов за невысоким гребнем скалы. Они даже дышать боялись и замерли, когда услышали, что лошади замедляют шаги. На какой-то мучительный момент Аруте и его спутникам почудилось, что их сейчас обнаружат. И когда уже лежать не шевелясь было невмоготу — каждый мускул требовал движения, — дозор поехал дальше. Со вздохом облегчения Арута откатился в сторону. Кивнув Галейну, он первым ступил на опустевшую тропу. Эльф пошел вперед, а остальные, медленно поднявшись, последовали за ним.
Резкий ночной ветер свистел между утесами. Арута, присев за скалой, смотрел в ту сторону, куда указывал Мартин. Галейн прижимался к противоположной стене расщелины, в которой они схоронились. Им пришлось подняться на гребень с восточной стороны дороги, что конечно, отдаляло их от цели путешествия, но ничего другого не оставалось — уж очень много моррелов сновало по тропе. Теперь наконец их взорам открылся широкий каньон, окружавший высокое плато с маленьким озером в центре. В свете всех трех лун было видно, как тропа поворачивает налево, следуя изгибу каньона, и пропадает за гребнем перевала.
В том месте, где тропа подходила к краю обрыва, были возведены две каменные башни. Еще одна пара башен стояла на другой стороне каньона. Между ними на ветру покачивался узкий подвесной мост. На верхних площадках всех четырех башен горели светильники, пламя колебалось под порывами ветра. Все подходы к мосту и башням тщательно охранялись.
— Морелин… — сказал Арута.
— Да, — отозвался Галейн. — Кажется, они боятся, что ты приведешь с собой армию.
— Была такая мысль, — сказал Мартин.
— Ты был прав, когда вспоминал дорогу в Сарт, — признал Арута. — Здесь было бы примерно то же самое — мы потеряли бы тысячи человек, только чтобы добраться сюда, — если бы нам удалось прорваться так далеко. Но через мост, вытянувшись в одну линию… Это была бы просто бойня.
— Ты видишь черный силуэт на дальнем конце озера? — спросил Мартин.
— Какое-то сооружение, — сказал Галейн. Он казался озадаченным. — Странно видеть здание или любое сооружение в этих местах, хотя валкеру были способны на многое. Это место, где сосредоточена большая сила. Возможно, его построили они, хотя я ни о чем подобном никогда не слышал.
— Где искать терн серебристый? — спросил Арута.
— Предания говорят, что ему нужна вода, так что он растет на берегу. А больше ничего.
— Да, — отозвался Мартин, — стоит только войти…
Галейн сделал знак, чтобы все отодвинулись от края расщелиы и вернулись туда, где их ждали друзья. Эльф опустился на колени и принялся чертить на земле.
— Мы здесь, а мост — здесь. Где-то внизу — маленькая пещера или большая расщелина — гвали могли по ней ходить, так что, полагаю, вы вполне сможете проползти по ней. Может быть, это окажется чем-то типа вертикальной трубы в скалах, где надо будет карабкаться, или же цепочкой пещер. Но Апалла говорил, что гвали провели на плато немало времени. Правда, из-за
они там надолго не остались, но он припомнил достаточно подробностей, чтобы убедить Томаса и Калина, что это место он не перепутал ни с каким другим. Я видел трещину в стене каньона, но с другой стороны. Мы пойдем мимо моста, по краю каньона, пока черный дом не окажется между нами и стражей. Оттуда вы и начнете свой путь. Даже если ущелье будет глубоким, спуститесь на веревках. Потом я их вытяну и спрячу, — предложил Галейн.
— Они нам очень пригодятся, когда надо будет карабкаться обратно, — возразил Джимми.
— Завтра на закате я снова спущу веревки и оставлю их до рассвета. На следующую ночь снова спущу. Думаю, мне удастся спрятаться где-нибудь в расщелине. Наверное, можно будет отлежаться и в кустах, но хотелось бы быть подальше от моррелов. — Голос его звучал не очень уверенно. — Если веревки вам понадобятся раньше, просто крикните, — добавил он, улыбнувшись.
Мартин посмотрел на Аруту:
— Пока моррелы не знают, что мы здесь, — можно попытаться. Они все еще ждут нас с Юга, полагая, что мы гдето между Эльвандаром и Морелином. Если мы не выдадим своего присутствия…
— Хороший план, — сказал Арута, — лучшего и придумать нельзя. Идем.
Они быстро пошли между скалами — им предстояло добраться до дальнего края каньона и до рассвета спуститься на его дно.
Джимми прижимался к склону плато, прячась в тени под мостом. Край плато находился в полутора сотнях футов над ним, но Джимми не хотел быть замеченным. Отсюда ему была видна узкая черная расщелина.
— Ну конечно, она оказалась прямо под мостом, — прошептал он, повернув голову к Лори.
— Будем надеяться, что они не станут смотреть вниз.
Джимми пробрался в тесную щель, однако через десять футов проход расширялся, превращаясь в пещеру. Он повернулся к спутникам:
— Передайте факел и кремень.
Внезапно за спиной он услышал шорох. Прошептав предостережение друзьям, он резко обернулся; рука уже сжимала кинжал. Тусклый свет из-за спины не помогал, ему казалось, что углы пещеры полны просто чернильной темнотой. Джимми закрыл глаза, полагаясь на слух и осязание. Он немного попятился, молясь про себя богу воров.
Над головой раздался скрежет, словно скребли когтями по камню, и медленное, трудное дыхание. Джимми вспомнил, что говорили гвали про
, съевшее кого-то из их племени.
Звук раздался ближе, и Джимми пожалел, что не успел зажечь факел. Он шагнул вправо и услышал, как Лори шепотом позвал его.
— Здесь какой-то зверь, — прошептал мальчик в ответ.
Лори что-то сказал остальным и отошел от входа в расщелину. Кто-то, кажется Роальд, сказал:
— Мартин идет.
Крепко сжимая кинжал, Джимми подумал:
. Он ждал, что в любой момент высокий герцог Крайди окажется рядом с ним, и недоумевал, что могло его так задержать.
Вдруг кто-то бросился на Джимми. Он прыгнул вверх и назад, почти распластавшись по стене. Одну ногу он не успел подтянуть, и что-то ударило в нее. Послышалось щелканье зубов. Джимми подпрыгнул, перевернулся в воздухе и приземлился на что-то мягкое. И тут же, не раздумывая, нанес удар кинжалом, ощутив, как конец клинка вонзился во что-то. Он скатился вниз — пещеру наполнило злобное шипение рептилии. Поднимаясь на ноги, Джимми, крутанув, высвободил кинжал. Зверь развернулся так же быстро, как Джимми, и парень, снова прыгнув, ударился головой о низко нависший камень.
Оглушенный, Джимми повалился на стену, а зверь опять кинулся на него, но промахнулся. У Джимми звенело в ушах, но он выбросил вперед левую руку и понял, что захватил шею невидим ого существа . Как тот человек из легенды, который оседлал тигра, Джимми не ослаблял хватку -пока он держался за шею, зверь не мог на него наброситься. Он поволок мальчишку по пещере, а тот не переставая бил кинжалом по кожистой спине. Джимми ничего не видел и не мог толком замахнуться, поэтому его удары в большинстве своем не достигали цели. Зверь метался, перекидывая мальчишку из стороны на сторону, ударяя его о стены и царапая о камни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике